WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 


Pages:   || 2 | 3 |

«исторических наук, автор более 200 научных публикаций, 8 монографий. специализируется по проблеме российской универсалистской трансформации и сепаратизма на северном кавказе во второй ...»

-- [ Страница 1 ] --

УкрАинский кризис 2014 г.: ретроспективное измерение

Матвеев Владимир Александрович – доктор

исторических наук, автор более 200 научных

публикаций, 8 монографий. специализируется по проблеме российской универсалистской

трансформации и сепаратизма на северном

кавказе во второй половине XIX в. – 1917 г. занимается также изучением особенностей государственного обустройства окраин отечественного Востока в имперский период, роли мусульманства в интеграционном процессе и восточнославянского фактора в зонах цивилизационВ.А. Матвеев ных разломов на иноэтнической периферии .

УкрАинский кризис В.А.

Матвеев 2014 г.:

ретроспективное измерение Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Южный федеральный университет»

В.А. МАтВееВ

УкрАинский кризис 2014 г.:

ретроспективное измерение Ростов-на-Дону ООО «Омега-Принт»

ББК 66.3 (4Укр) УДК 32 (с 2) М33 рецензенты:

доктор исторических наук, профессор А.и. Агафонов (Россия);

доктор экономических наук А.и. радзиевский (Украина) Матвеев В.А .

М33 Украинский кризис 2014 г.: ретроспективное измерение (особенности исторической кодификации в восточнославянской этнической среде на юге Российской империи и ее проявление в новейшую эпоху) / В.А. Матвеев. Ростов н/Д: ООО «Омега-Принт», 2015 .

320 с .

ISBN 978-5-91575-048-6 В монографии разностороннему анализу подвергаются исторические обстоятельства и теории, способствовавшие разъединению восточнославянского сообщества и установлению границ «украинского государства», условность которых и проявилась в условиях современного кризиса .

На основе сопоставления общих и субэтнических кодов излагается не встречавшаяся ранее версия о причинах разрушения общерусского единства. Рассматриваются также признаки его проявления в восточнославянской среде в новейшую эпоху. Исследование проведено с применением этнонациологического подхода .

Рассчитано на широкий круг специалистов, научных работников, преподавателей и студентов высших учебных заведений .

ББК 66.3 (4Укр) ISBN 978-5-91575-048-6 © Матвеев В.А., 2015 © Южный федеральный университет, 2015 © Институт истории и международных отношений, 2015 Издание монографии стало возможным при материальной поддержке руководства Группы строительных компаний «ДОН» .

Автор выражает глубокую благодарность всем, кто способствовал реализации данного проекта .

–  –  –

Постановка проблемы. Как неоднократно проясняли трагические события, значение объективных исторических познаний нельзя недооценивать. Они не просто воссоздают панораму минувшего, но несут в себе очертания настоящего и будущего .

Даже на самых ранних стадиях развития этнических сообществ, идеология которых отражалась в легендах и мифологических преданиях, устойчивость этих сообществ во многом зависела от качества передачи знаний о прошлом из поколения в поколение. Такая зависимость в этнонациогенезе сохранялась и на последующих этапах. Контакт поколений и у восточных славян в немалой степени способствовал воспроизводству этничности. Осуществление его обеспечивалось одним и тем же способом, лишь с долей неизбежных местных отличий. Об этом сохранились заимствованные из традиционных практик различные описания передачи познаний о прошлом .

В одном из них отображение, в частности, получило то, какого содержания информация передавалась подрастающим поколениям в восточнославянской среде .





Им сообщалось в том числе следующее: «Злая судьба в течение долгих веков глумилась над… народом. Тяжелые удары подорвали… благосостояние, нищета сломила… свободный, сильный характер, и теперь только смутные воспоминания о прошлом воскрешают перед правнуками более счастливую жизнь предков. И когда порою, старая бабка… начнет рассказывать… внукам о седой c3d старине, о набегах… дети слушают с волнением»1. Передача же информации подобным образом мобилизовывала потенциал отдельных субэтнических групп либо даже сообщества в целом, сообщая устойчивость (пассионарность) к неблагоприятным воздействиям. На это неоднократно обращалось внимание и представителями отечественной исторической науки .

В.О. Ключевский (1841–1911) описанный способ передачи познаний о прошлом в восточнославянской среде с элементами всеобщности передал следующим образом: «Без общих понятий и целей… интересов и стремлений люди не могут составить прочного общества», ибо «чем больше возникает таких связей и чем больше получают они власти над волей соединяемых ими людей, тем общество становится прочнее»2 .

Скрепляя сообщества, эти связи, «устанавливаясь и твердея от времени», превращались в нравы и обычаи. Исторические предания, «действуя из поколение в поколение», закрепляют «наследие новой нравственной связью», превращая его в «наклонности потомков»3 .

По мере усиления государственного сплочения, как показывает не только отечественный, но и зарубежный опыт, такие интегрирующие функции в значительной мере обеспечиваются через систему образования. Между тем и она неспособна полностью заменить традиционный способ передачи информации о прошлом, осуществляющийся в контакте поколений. Ретроспективные восприятия всегда оказывали решающее влияние на формирование «народного самосознания»4. Еще просветители XVIII в. отмечали, что знания о прошлом непосредственно влияют на «активность духа» и обуславливают те или иные перемены5. Нередко связанные с ними процессы обретают 1 См. подробнее: Франко И. Захар Беркут. Картина общественной жизни Карпатской Руси в XIII веке // В кн.: Франко И. Избранные сочинения. Пер. с укр .

Т. IV. Рассказы и повести. Драмы. М., 1950. С. 488 .

2 Ключевский В.О. Сочинения. Т. I. Курс русской истории. Часть 1. М., 1956. С. 22 .

3 Цит. по: Там же .

4 Царинный А. Украинское движение. Краткий исторический очерк, преимущественно по личным воспоминаниям // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник. Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 156 .

5 Иваньо И.В., Шинкарук В.И. Философское наследие Григория Сковороды // В кн.: Сковорода Г. Сочинения. В 2 т. Т. 1. М., 1973. С. 50 .

c4d трансформационный характер, порождая новые качественные состояния. Применяется данный опыт и в преломлении к современности .

Соответственно и в наши дни безопасность любого государства и самого его населения напрямую зависит в немалой степени от состояния дел в исторической науке .

Содержание концепций предопределяет фазы подъема или упадка энергии наций, в том числе и согражданств как их разновидности. В систематизациях должен учитываться эпохальный контекст с наличием различных составляющих. Неразработанность тех или иных проблем и появляющиеся вследствие этого их фальсифицированные трактовки, под какими бы оболочками они ни скрывались, нередко открывают возможность сползания к катастрофам. Данная закономерность находит себе и специальное применение .

Появились связанные с ней новые разновидности разрушительных технологий, среди которых особое место занимает организация исторических знаний с соответствующей направленностью. Это влечет за собой изменение общностей, конституированных на основе выбранных в качестве объекта воздействия типов самосознания6, и соответственно кода этнонационального развития. Возможность таких преобразований подтверждается свершениями прошлого, эпохами смены религий и иных объединительных идеологий. Направленность на разрушение сложившейся исторической кодификации имеет происходившее как на предшествующих этапах, так и не прекратившееся в преломлении к современности концептуальное противоборство с российской историей7. На нем основывалось и насаждение националистических настроений на Украине в постсоветскую эпоху .

Помимо ретроспективных фальсификаций, ставка при осуществлении соответствующей политики делается в том числе на искоренение русского языка и культуры8. Используются широко 6 См. подробнее: Панарин И. Информационная война и геополитика. М., 2006 .

7 Поликарпов В.С. Новые виды оружия и технологии войн // Научная мысль Кавказа. 1997. № 2. С. 17, 20–21 .

8 Козлов Ю.К. Предисловие // Бандеризация Украины – главная угроза для России / Автор-составитель Ю.К. Козлов. М., 2008. С. 9 .

c5d и различного рода оторванные от существовавшей когда-то реальности искажения9. Все они сводятся к утверждению, что «предки… украинцев и белорусов никогда не имели ничего общего с русскими»10. Под воздействием различных неблагоприятных обстоятельств в ХХ в. восточнославянское сообщество неоднократно подвергалось разобщению, что нуждается в объективном разностороннем изучении. Оторванные же от действительности представления не могут играть конструктивной роли ни для одного из государственных образований .

После разъединения восточного славянства в 1991 г. учеными неоднократно в обращениях к соотечественникам по обе стороны границы высказывалось тревожное предостережение, остающееся до сих пор неуслышанным: «Необходимо уважать исторический выбор наших предков!»11, сделанный, необходимо заметить, в непростой обстановке на Московском Земском соборе (1653) и на Переяславской Раде (1654), отразивший настрой в восточнославянском сообществе на восстановление былого единства пространств Руси. Представителями науки обращалось внимание и на опасность растаскивания великого объединенного в евразийскую империю наследия, не исключая и геополитического (пространственного), по национальным уделам .

В постсоветскую эпоху тем не менее произошла актуализация дифференцирующих сообщество отличий. Поднимался и территориальный вопрос. Через средства массовой информации и публикации в прессе излагались так называемые «исторические права» на немалую часть юго-восточных сопредельных российских регионов, исходя из принципа «преобладающей колонизации». В подтверждение же необходимости реализации в полном объеме соответствующей теории, составленной еще М.С. Грушевским (1864–1934) на основе замены сложившихся в контексте эпох понятий12, отображавших кодифицированные срезы реальных процессов, приводились, в частности, впеСм. подробнее: Калашников М., Бунтовский С. Независимая Украина. Крах проекта. М., 2009. С. 7–9 .

10 См. подробнее: Широкорад А.Б. Утерянные земли России. М., 2007. С. 3 .

11 Заявление участников международной научной конференции «340 лет Переяславской Рады»// 340 лет Переяславской Рады. Международная науч. конф .

Тезисы докладов. Вып. 2. Донецк, 1994. С. 52 .

12 См. подробнее: Грушевский М.С. Очерк истории украинского народа. К., 1990 .

c6d чатления от поездок на Юг России. И они, как утверждалось, позволили якобы наблюдать, что «везде там слышна украинская речь, и поэтому не нужно жалеть никаких средств, несмотря на трудности, чтобы у местного населения возродить соответствующий национальный менталитет»13 .

Со ссылками на это делались неоднократные заявления «о душевной боли за Кубань и Таганрожье», допускались и более категоричные утверждения: «Кубань – это Украина!»14 .

Требование «возврата… ее этнических земель» отражено в качестве программного и в современном «бандеровском проекте»15. Можно было бы, конечно, посоветовать тем, кто вынашивает подобные притязания, попытаться для осознания реальности возродить, скажем, у французов менталитет галлов или германцев, у американцев – англичан или каких-нибудь еще европейцев. Над перспективами таких превращений они, видимо, не задумывались. Но прояснение истины требует научной аргументированности, так как перегруппировка или даже разрушение самосознания при помощи концептуальной организации ложных знаний, как уже было отмечено, возможны и в последние годы принимают все большие масштабы .

С аналогичных изложенным позиций, например, стала рассматриваться после распада страны в 1991 г. в школьных и вузовских учебных курсах история Украины, в отрыве от русской и с преувеличением роли украинской колонизации в освоении различных пространств, включавшихся в разные периоды в пределы формировавшегося на протяжении многих веков при солидарном взаимодействии восточных славян в историческом процессе государства. Инакомыслие же по этой проблеме, как впрочем, и по другим, подвергается гонению16 .

Следует заметить, что современный проект «Украина от Карпат 13 См. подробнее: Коваленко В. Крымский вопрос и московская пропаганда // Российский исторический журнал «Родина». 1995. № 3–4. С. 160–161 .

14 Там же. С. 161 .

15 Зазулин Н.В. Вооруженное подавление бандеровского бандитизма // Бандеризация Украины – главная угроза для России / Автор-составитель Ю.К. Козлов .

М., 2008. С. 306 .

16 Радзиевский А.И. Сохранение духовно-культурного единства и выход из экономического кризиса Украины и России // Диалог украинской и русской культур в Украине. Материалы IV Международной научно-практической конференции (9–10 декабря 1999 г., г. Киев). Киев, 2000.С. 236–279 .

c7d до Кавказских гор!» является как раз своего рода отражением уже существовавшего ранее, лишь приспособленного к новым условиям .

После преобразований в советскую эпоху вне его контекста осталась лишь часть, сохранившаяся в качестве ареала Юга России. Дискредитация прежней объединительной идеологии способствовала вместе с тем возобновлению притязаний на реализацию в полном объеме теории М.С. Грушевского. Несмотря на надуманность и отсутствие опоры на источники, ее положения восприняли представители научных и политических кругов на Украине. Недостаток же знаний о прошлом вновь породил и другую опасность. Связана она с предпринимаемыми усилиями, направленными на разрушение унаследованного исторического кода восточнославянской этничности .

Вина за разъединение со сродными западными и южными общностями в XIX в. возлагалась на европейцев. Вытеснение православия и насаждение католицизма создало в их среде условия для «усобиц»17. Такие же усилия предпринимались и по перегруппировке самосознания восточных славян со ставкой на разрушение исторического кода их единства. Для этого задействовались различные технологии, часть из которых используется и в современных условиях. В этой связи особую значимость обретает необходимость изучения обстоятельств и теорий, способствовавших дезинтеграции восточнославянского сообщества. Украинский кризис 2014 г. показал, что проявившиеся угрозы имеют ретроспективную предопределенность .

состояние знаний. Повышенная заинтересованность в насаждении отрицательного образа России в целях ее разрушения как государственного образования наиболее последовательно стала проявляться еще с середины XIX в. В ряде европейских стран через прессу и публицистику проводилась и соответствующая пропаганда. Такое изображение России было необходимо на Западе для достижения неблаговидных целей передела мира. Формирование колониальных империй в тот промежуток времени уже завершилось. Россия являлась государственным образованием иного рода и под такую типоШевченко Т. Кобзарь. Пер. с укр. ОГИЗ. Гослитиздат. М., 1947. С. 215 .

c8d логию не подпадала. Окраины ее имели равноправный статус и сырьевыми придатками не являлись. Интеграционные процессы, происходившие в Российской континентальной империи, способствовали становлению в ее границах согражданства на полиэтнической основе .

Однако в Европе руководствовались в восприятии ее собственным опытом и неоднократно предпринимали попытки по дезинтеграции. Со временем они становились все более изощренными. Но создание отрицательного образа России оставалось неизменным во всех идеологических приемах, значение которых в XIX в. уже осознавалось. О том, какое содержание имели негативные сведения о ней, свидетельствуют путевые заметки А. Дюма, сделанные во время путешествий вскоре после окончания Крымской войны.

Из Европы французский писатель приехал, в частности, с такими представлениями:

«Россия является неуправляемой стихией, она вторгается, чтобы уничтожить. В ее современных завоеваниях есть отголоски варварства скифов, гуннов и татар»18 .

С середины XIX в. у европейских политиков, судя по всему, проявился интерес именно к тем сведениям, которые позволяли возлагать надежду на возможность развала России. Существовало даже мнение, что ее можно расчленить «на четыре территории»19. При этом предполагалось, что на «западе сформируется Польша со столицей в Варшаве»20. Независимость предусматривалась в прежних границах, включавших и восточнославянские земли. При отделении, как считали сторонники данного варианта сегментации евразийского континентального пространства, южная часть «включит в себя» весь Кавказ, а восточная – Сибирь. Как утверждалось в описаниях этого сценария, «подлинной российской государственностью» останется только «северная империя»21 .

Изложенное отнюдь не являлось частным мнением А. Дюма, получившем отражение в путевых заметках о путешествии по России. С сепаратистскими настроениями в ее пределах он 18 См. подробнее: Дюма А. Кавказ. Пер. с фр. Тбилиси, 1988. С.149 .

19 Там же .

20 Там же .

21 Там же .

c9d нигде не сталкивался и соответствующие представления на уровне фантазий привез из Европы, где проекты по расчленению евразийской империи в действительности и в его время обсуждались. На влияние связанных с ними вариантов на размышления писателя указывает хотя бы то, что он во главе Польши видел того, «кого будет поддерживать Франция»22. При распаде же России А. Дюма, с опорой на бытовавшие взгляды в Европе, не исключал образование федеративной республики «от Курска до Тобольска»23. Территория Малороссии оставлялась Польше .

В любом случае, как считал А. Дюма, «Россия вынуждена будет отдать то, чем она сейчас владеет». Если же этому ее руководство попытается препятствовать, «начнется война»24 .

В качестве мягкого варианта предусматривалось навязывание модели европейского национализма, который в условиях формировавшегося российского согражданства способен был сыграть лишь разрушительные функции. Распространялись в Европе и соответствующие теории. Обвинение же в «захвате чужого»25 А. Дюма следовало бы отнести на счет европейских метрополий, создавших к середине XIX в. обширные колониальные империи, как раз и подвергавшие эксплуатации иноэтническую периферию .

В России все окраины были убыточными и перекачка средств в пользу центра из них не производилась. Впоследствии даже те, кто этого не хотел, вынуждены были признавать: «От внешних завоеваний русский народ не богател, как западные народы от их колониальных грабежей»26. В основе формирования Российской империи лежала справедливость, завоевания же не играли сколько-нибудь значительной роли27. Это подтверждалось также реальностью восстановления единства восточных славян и существования их государственной общности на последующих этапах. Отражение ее прослеживается в 22 Цит. по: Там же .

23 Там же .

24 Там же .

25 Там же .

26 Авторханов А. Империя Кремля. Советский тип колониализма. Вильнюс,

1990. С. 199.27 Основы политологии. Курс лекций. (Под ред. В.П. Пугачева). М., 1992. С. 17 .

c 10 d различных вариантах творческого наследия, создававшегося в контексте эпох, в том числе представителями малороссийской интеллигенции. Воплощение тематика единства восточных славян получала и в литературных произведениях Н.В. Гоголя (1809–1852), Т.Г. Шевченко (1814–1861) и И.Я. Франко (1856–1916), анализ которых требует отдельного рассмотрения по ходу исследования .

Оппозиционные же группировки, создававшиеся в Российской империи нередко и при поддержке из-за рубежа, замечали лишь информацию, способствовавшую дискредитации отечественного исторического процесса. Со второй половины XIX в. они вознамерились во чтобы то ни стало «ослабить, расшатать… дезорганизовать силу государства»28. Для достижения этой цели использовались вместе с тем нерешенные проблемы, предполагавшие проведение преобразований в различных сферах. Но эти затруднения в развитии государства, как показывал отечественный и зарубежный опыт, были вполне преодолимы .

Между тем радикалистские вожделения оказывали на определенные слои разлагающее воздействие .

Ограниченность его возможностей сохранялась лишь до поры до времени. Должного противодействия этим попыткам с опорой на объективные знания организовано не было. Отсутствовала и соответствующая контрпропаганда, обретающая особое значение при таких обстоятельствах. Дискредитация России оппозиционными группировками происходила преимущественно через публицистику. В этом как раз и заключалась опасность. Публицистика относится именно к той разновидности творчества, которое не предполагает проверки представляемых версий на объективность. Защита правды о прошлом не была организована должным образом. Тем не менее она производилась. Русским историческим обществом для этого издавался, например, сборник, в котором размещались материалы и подборки документов, отображавших позитивные стороны отечественных реалий имперского периода .

Но издание, осуществлявшееся на частные пожертвования, 28Программы политических партий и организаций России конца ХIХ–ХХ вв .

Ростов н/Д, 1992. С. 11 .

c 11 d испытывало затруднения. Государственной поддержки оно не получало. При обосновании же обозначившейся необходимости «восстановления исторической правды» А.А. Половцев, являвшийся одним из организаторов сборника, в публичном выступлении как-то заметил: «Желающему узнать свое прошлое русскому народу подносилась только неприглядная картина слабостей и недостатков, влиявших на судьбы его; возвышенные, существенные стороны нашей государственной жизненной деятельности, создавшие великую и всем дорогую Россию, в литературе… за редким исключением, силою обстоятельств обходились молчанием, разрушавшим народную веру в себя и в правившие им силы»29 .

Несправедливость в оценках прошлого оставалась неустраненной и негативная информация о России продолжала распространяться, обретая разрушительные свойства. И в то время существовало понимание, что при определенных обстоятельствах слово обретает способность конструировать самосознание масс в том или ином направлении или даже заставляет «опускаться чашу народных весов»30. Решающую роль при этом играла оппозиционная публицистика. Именно через нее насаждался и отрицательный образ России. В критике существовавших проблем выделялись лишь неприглядные срезы действительности. На достижения же внимание не обращалось .

Выставляя «на свет темную сторону русской жизни», А.И. Герцен, к слову, призывал соотечественников освободиться «от прошлого», ибо оно, по его утверждению, «пусто, бедно и ограничено»31. Даже «прибалтийских немцев и замиренных черкесов на Кавказе», становившихся под воздействием проводившейся государственной политики на иноэтнических окраинах русскими патриотами, он называл «любителями рабства»32 .

Не понимая реальности, А.И. Герцен обвинение основывал на том, что они якобы «принимают абсолютизм за единственную 29 Грицков В.В. Из истории Сборника Русского исторического общества // Сборник Русского исторического общества. № 1 (149). М., 1999. С. 11 .

30 Герцен А.И. О развитии революционных идей в России. Собрание сочинений в восьми томах. Т. 3. М., 1975. С. 461 .

31 Там же. С. 460, 464 .

32 Там же. С. 457 .

c 12 d цивилизованную форму правления»33 .

В переписке с писателем Т.Н. Грановский заметил, что его публицистика в России «оскорбила многих»34. Как историк он обратил внимание А.И. Герцена на то, что в ней «часто проскакивают» неверные факты. Объяснение этому Т.Н. Грановский видел в оторванности вследствие длительного проживания за границей от России35. А.И. Герцену принадлежит и изречение, в котором он образно называет ее «тюрьмой народов» .

Н.Г. Чернышевский в освещении прошлого России вообще предпочтение отдавал иноземным источникам36. В его разъяснениях указывается на преобладание в них критических описаний отечественного быта. Н.Г. Чернышевский считал это огромным преимуществом, несмотря даже на обилие неточностей и ошибок37 .

«Коренной славянский смысл» в русском народе, по его мнению, из-за византийского и восточного влияний «совершенно закрывается чисто азиатскою формою»38. Резкой критике Н.Г. Чернышевский подверг и выходившую во Львове газету «Слово», публиковавшую материалы с отображением позитивного образа России и поддерживавшую тем самым существовавший в Галиции настрой на объединение всего восточного славянства в ее границах. По поводу «москвофильства» издания Н.Г. Чернышевский написал специальную статью «Национальная бестактность», в которой осудил в том числе развивавшееся с середины XIX в. весьма влиятельное «политическое течение»39. Вместе с тем Н.Г. Чернышевский высоко оценил труд Н.И. Костомарова о Богдане Хмельницком, отметив, что история «возвращения Малороссии к русскому царству» предТам же .

34 Из писем Т.Н. Грановского // В кн.: Герцен А.И. Собрание сочинений в восьми томах. Т. 3. М., 1975. С. 503 .

35 Там же .

36 Чернышевский Н.Г. Собирание писем царя Алексея Михайловича с приложением «Уложения Сокольничья Пути и проч.», издал Петр Бартенев. Москва. 1856 // В кн.: Чернышевский Н.Г. Полное собрание сочинений. Т. IV. Статьи и рецензии 1856–1857. М., 1948. С. 248 .

37 Там же. С. 250 .

38 Там же. С. 251, 260 .

39 Франко И. Сочинения. В 10 т. Т. 10. Статьи, письма. Пер. с укр. М., 1959 .

С. 707 .

c 13 d ставляет «великий интерес по важности предмета»40 .

В нем признавалась и правомерность избранного гетманом курса на восстановление единства восточных славян .

Это позволяет сделать вывод о противоречивости взглядов Н.Г. Чернышевского, идеализация которых допускалась, как известно, в советский период. Преобладающим в них выступало все же негативное восприятие России. На примере М.А. Бакунина М.П. Драгоманов как представитель отечественной исторической науки второй половины XIX в. отметил общий недостаток в настроениях оппозиционных группировок. По его замечанию, они видели не то, «что было, а то, что хотелось и притом в рисунке схематическом, а вовсе не реальном»41. Поэтому при восприятии российской действительности они запутались «в иллюзиях и мистицизме»42. Специализация же на критике России, по оценке М.П. Драгоманова, «не сопровождалась… сколько-нибудь глубоким изучением истории и политики»43 .

Нередко представители оппозиционных группировок переходили «к крайнему отрицанию действительности» и начинали видеть ее в революционных «абстракциях»44. В этом заключалась немалая опасность. Такие настроения воспринимались и творческой интеллигенцией, оказывавшей, так или иначе, влияние на массы. Следует заметить, что если Н.В. Гоголь к политике «был равнодушен» и считал, что Россия должна оставаться «с царем и… православной церковью»45, то Т.Г. Шевченко и И.Я. Франко находились под влиянием оппозиционных взглядов А.И. Герцена и Н.Г. Чернышевского. Поэтому в их описаниях встречаются критические мотивы. Но Т.Г. Шевченко и И.Я. Франко не ставили под сомнение единство восточных славян. Российская действительность освещалось ими преимущественно с такой направленностью .

40 Чернышевский Н.Г. Из № 2 «Современника». Январь 1857. «Богдан Хмельницкий» Костомарова // В кн.: Чернышевский Н.Г. Полное собрание сочинений .

Т. IV. Статьи и рецензии 1856–1857. М., 1948. С. 702 .

41 Михаил Александрович Бакунин. Критико-биографический очерк М.П. Драгоманова. Дозволено цензурою. Г. Казань,18 ноября 1905 года. Казань, 1906. С. 5 .

42 Цит. по: Там же .

43 Там же .

44 Там же. С. 5, 11 .

45 Гусев Ю.П. Йожеф Этвеш и Николай Гоголь // Славяноведение. 2014. № 6 .

С. 17 .

c 14 d Многие представители Малороссии наряду с ними видели в восстановлении государственного единства восточных славян предопределенность и позитивный исторический смысл .

Профессор П.И. Ковалевский, например, указывал в своих исследованиях на то, что «Малороссия и Белоруссия – та же Россия, только они жили отдельно от своего общего тела и их страдальческая история так же важна для всякого русского, как и история Великороссии»46. Разрывать исторический процесс их развития он считал недопустимым. К «русской державной нации» П.И. Ковалевский относил на равных великороссов, белорусов и малороссов47. П.И. Ковалевский, как видно, признавал реальность складывания восточнославянского сообщества в этнонацию .

Замечание же его о несправедливости сведения консолидационного процесса к «истории Великороссии»48 имело обоснованность. В научных кругах на это своевременно внимания не обратили. Попытки преодоления сложившейся в отечественной исторической науке ситуации между тем предпринимались. В энциклопедическом словаре «Россия», отражавшем ее уровень в конце XIX в., прошлое восточнославянского сообщества рассмотрено в общей связи становления государства49. В качестве совместного истока обозначен и приднепровский период (IX–XII в.)50. Описание территории произведено в общерусском контексте без каких-либо разделений. С таким же обозрением представлены и теории происхождения казачества. Описание событий воссоединения с Малороссией дано в сочетании с оценками роли гетманов в этом процессе, в том числе и тех, кто становился на путь измены51 .

Соответственно дана характеристика правления Хмельницкого, Мазепы и Скоропадского. В качестве позитивных перемен отражено в отдельном фрагменте введение в крае 46 Ковалевский П.И. История Малороссии. С.-Петербург, 1912. С. 5 .

47 Там же .

48 Там же .

49 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб., 1898). Л., 1991. С. 446–450 .

50 Там же .

51 Там же. С. 494–495, 496–498, 499–502, 503–506 .

c 15 d «общерусских порядков» с конца XVIII в.52 Обоснованность замечания П.И. Ковалевского, тем не менее, заметна и по этому изданию. Раздельность с историей Великороссии в нем не была преодолена. Исследования на стыке истории и этнологии в конце XIX – начале XX в. не проводились. Именно такой подход позволил бы восстановить целостность взаимодействия, итоги которого предопределялись, прежде всего, народными массами. Показателем общерусского единства восточнославянского сообщества считалась принадлежность к православию. В изучении кода единства поэтому особо выделялись различные аспекты церковной истории53 .

Образ России как «тюрьмы народов» наиболее активно стал внедряться с возникновением кризисных обстоятельств в начале XX в .

Усилия же к этому прилагали отнюдь не только внутренние оппозиционные группировки. Насаждение негативного восприятия отечественных реалий осуществлялось в том числе через публикации в зарубежной прессе, особенно американской54. Пропаганду против России с использованием формулировки «тюрьма народов» проводили и перебравшиеся за границу депутаты Государственной думы55, лишившиеся не в последнюю очередь из-за таких высказываний внутри страны значительной части мандатов. Во всяком случае, настроения избирателей окраин сыграли в этом определенную роль .

Ограничительные меры против оппозиционно настроенной «национальной интеллигенции»56 явились, на мой взгляд, не единственным фактором, повлиявшим на прохождение в российский парламент третьего созыва .

В отличие от зарубежных стран дискредитирующая отечественные реалии риторика внутри страны не находила широкой поддержки. Распространению представлений о России как «тюрьме народов» способствовал и В.И. Ленин. При формировании программы возглавляемой им партии внимание ее членов он обращал на следующее: «Нам, представителям 52 Там же. С. 508–509 .

53 Там же. С. 807–808 .

54 Ванюков Д.А. Курильские острова. М., 2011. С. 18 .

55 Милюков П.Н. Воспоминания (1859–1917). Т. 2. М., 1990. С. 60 .

56 Там же .

c 16 d великодержавной нации крайнего востока Европы и доброй доли Азии, неприлично было бы забывать о громадном значении национального вопроса, – особенно в такой стране, которую справедливо называют “тюрьмой народов”»57. После возвращения из эмиграции в 1917 г. В.И. Ленин подвергался критике даже со стороны соратников. Им бросалось в глаза, что он не знает российской действительности и навязывает в ряде случаев не соответствующие ей решения .

В размещенной в газете «Правда» 20 (7) июня 1917 г. статье В.И. Ленин при обозначившейся дестабилизации сложившейся системы государственных отношений Украину и прочие «нерусские земли» объявил «захватом русских царей и капиталистов» и заверил, что с приходом к власти РКП(б), наряду с Польшей, Финляндией, Туркестаном, она насильственно как «колония» удерживаться не будет58. Необходимость свободы отделения объяснялась наличием якобы «в соседних нациях… озлобления и недоверия к великорусам»59. Под идеологическим воздействием после утверждения леворадикальной диктатуры большевистского режима с октября 1917 г. версия, что «до революции Россия была тюрьмой народов», обрела монопольность в отображении прошлого .

Разделение восточнославянского сообщества на национальные сегменты получило официальную поддержку .

Малороссы (украинцы) и белорусы впервые были отнесены к категории «“недержавных” народов»60. «Серьезность» так называемого национального вопроса стала объясняться тем, что «великороссы не составляют абсолютного большинства населения» страны61. Политике «царского правительства»

стало приписываться и проведение «насильственной русификации окраинных народов»62. Данное обвинение дополнялось 57 Ленин В.И. О национальной гордости великороссов // Полн. собр. соч. Т.26 .

С. 106–110 .

58 Ленин В.И. Есть ли путь к справедливому миру? // Полн. собр. соч. Т. 32 .

С. 304–305 .

59 Ленин В.И. К пересмотру партийной программы // Полн. собр. соч. Т. 34. С. 379 .

60 Сталин И.В. Выступления на III Всероссийском съезде Советов Р.,С. и К.Д .

10–18 января 1918 г. // Сталин И.В. Сочинения. Т. 4: ноябрь 1917–1920. ОГИЗ .

Государственное издательство политической литературы. М., 1947. С. 30 .

61 Там же .

62 Там же .

c 17 d утверждением о существовавшем якобы «запрещении родного языка», также не имевшим ничего общего с реальностью. Но оно объявлялось «методом… действий» в проводившейся политике в имперский период, к которому были отнесены вместе с тем «погромы и другие гонения»63 .

Экспедиции же, организовывавшиеся Академией наук в начале XX в., сталкивались с отсутствием знания русского языка на иноэтнической периферии64. Что же касается восточнославянского сообщества, восприятие в его среде общих лингвистических норм обуславливалось процессами происходившей этнической консолидации. Обобщение языкового контента затрагивало и великорусские говоры. Обоснованной критике предпринимавшееся отрицание достижений в предшествующий период развития государства подвергалось лишь представителями имперских управленческих структур и отечественными учеными, оказавшимися в эмиграции .

Примечательны в этой связи воспоминания В.Н. Коковцова, возглавлявшего правительство и министерство финансов в 1911–1914 гг., то есть в период, когда в стране происходил промышленный подъем. Его осведомленность о состоянии дел в государстве была разносторонней и заслуживает доверия .

По словам В.Н. Коковцова, оказавшись у власти, большевики наибольшую заинтересованность проявляли в том, чтобы «замолчать и опорочить все, что было до них», приложив усилия для достижения «цели дискредитирования прежнего управления»65. Философ И.А. Ильин в свою очередь заметил, что новая элита проходила и впоследствии насаждала «школу чужемыслия», веря «в силу лжи», доктрину, направленную «против справедливости»66 .

Воссоединению восточных славян в одном из изданий «Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев» в 1934 г. давалась, например, такая оценка: «Пробивая войнами 63 Там же .

64 См. например: Марр Н.Я. Непочатый источник истории Кавказского мира .

(Из третьей лингвистической поездки в Дагестан, 24 дек. – 12 янв.). // Известия Академии наук. (Бюллетень Академии наук). 1917. Петроград, 1917 .

65 Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Воспоминания 1911–1919. М., 1991 .

С. 314, 426.66 Ильин И.А. Почему мы верим в Россию: Сочинения. М., 2008. С. 18–20 .

c 18 d дорогу русскому торговому капиталу к Черному морю, царизм действовал и по линии торговых интересов украинских помещиков, казачьей старшины, чем и объясняется та легкость, с которой царская Россия приобрела Украину»67. Проявления этнической солидарности сводились также к оторванной от реальности формулировке, в которой отображалось все так, как и было предусмотрено теоретической схемой. В соответствии с ней утверждалось, что к началу XIX в. «сыновья и внуки гордых гетманов и вольных казачьих старшин превратились в верноподданных российских и малороссийских дворян»68. На последующих этапах формулировки претерпели лишь редакционные изменения, теоретические контуры их оставались прежними .

Определяющей стала тем не менее версия о том, что Украина в составе России находилась якобы «под невыносимым гнетом царя и помещиков»69. «Притесняемой колонией» она являлась, как отмечалось нередко в дополнениях к описаниям, «чуть не три столетия»70. Приводились и «свидетельства» о том, что «“малороссийское” подвергалось критике, распространению соответствующих идей оказывалось противодействие»71 .

Содержание таких утверждений не менялось, как можно заметить из сопоставлений, с 20–30-х гг. XX в., формулировки, дискредитировавшие политику Российской империи, оставались одни и те же, конкретными фактами они не подкреплялись. Для иллюстраций задействовались, как правило, сходные сюжеты, возведенные в соответствии с идеологическими установками в ранг «общепринятых». Задействовались они и в пропагандистских целях .

Использовавшиеся в борьбе за власть дискредитирующие прежнюю практику управления государством формулировки в 67 Цит. по: Заславский Д. М.П. Драгоманов. (К истории украинского национализма). Издательство политкаторжан. Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльно-поселенцев. Историко-революционная библиотека. Воспоминания, исследования, документы и другие материалы из истории революционного прошлого России. № 8 (XCVII). М., 1934. С. 7 .

68 Там же .

69 Дейч А.Л. Тарас Шевченко (Биографический очерк) // Шевченко Т. Кобзарь .

Пер. с укр. ОГИЗ. Гослитиздат. М., 1947. С. 4 .

70 См. подробнее: Смолич Ю. Рассказ о непокое. Страницы воспоминаний об украинской литературной жизни минувших лет. М., 1971. С. 101 .

71 Там же. С. 342 .

c 19 d 1938 г. были закреплены в кратком курсе истории ВКП(б). В нем насаждалось, в частности, такое представление: «Царская Россия была тюрьмой народов. Многочисленные нерусские народности царской России были совершенно бесправны, беспрестанно подвергались всяческим унижениям и оскорблениям .

Царское правительство приучало русское население смотреть на коренные народности национальных областей как на низшую расу, называло их официально “инородцами”, воспитывало презрение и ненависть к ним»72. В советской историографии наследие прошлого, как видно, рассматривалось с позиций одномерности .

Между тем с 1953 г. возникала ситуация, при которой возможным становился постепенный отход от прежних представлений. В связи с намечавшимся 300-летним юбилеем воссоединения с Украиной, произошедшего по решениям Переяславской Рады в 1654 г., исследователи получили доступ к архивным материалам по данной проблеме. Выявленные факты показывали, что при объединении с Украиной «своекорыстных расчетов» у России не существовало, напротив, она несла огромные экономические издержки. Соответственно, данная часть государственного пространства, равно как и другие окраины империи, не могла выступать в качестве колонии. Причины воссоединения просматривались по источникам, прежде всего, в этническом родстве и единстве веры, что противоречило официальной концепции .

Тогда же при ЦК КПСС создавалась специальная идеологическая комиссия (отдел) во главе с академиком А.В. Лихолатом, призванная следить, чтобы выявленные в архивах факты не просочились на страницы печати73. В поступавших для публикации по случаю юбилея материалах представители цензуры обнаруживали немало сведений, опровергавших так или иначе 72 История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Краткий курс .

Под ред. ЦК ВКП(б). Одобрен ЦК ВКП(б). 1938 год. ОГИЗ. Госполитиздат. М.,

1945. С. 6 .

73 Матвеев В.А. Международная научная конференция «340 лет Переяславской Раде» (Украина, г. Донецк, март 1994). (Сообщение) // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1994. № 1–2; Он же. Переяславская Рада в исторических судьбах Украины и России // Посев .

1995. № 1. С. 94–100 .

c 20 d официальную концепцию восстановления государственного единства восточных славян в XVII в. О значительном объеме выявленной информации такого рода свидетельствует то, что на складывавшуюся ситуацию обратили внимание на самом высоком уровне и приняли соответствующие меры по ее сокрытию. Созданная для идеологического надзора структура поставила ей надежный заслон .

Академик А.В. Лихолат являлся в то время признанным специалистом в области межнациональных отношений, его труды издавались большими тиражами. Поручение он исполнял со знанием дела, так как хорошо знал параметры дозволенного при оформлении публикаций. Все описания и в этом случае подгонялись под «общепринятое» классовое измерение исторического процесса и каноны марксистско-ленинской теории .

Взгляды А.В. Лихолата как специалиста характеризует, в частности, то, что при обращении в одном из сюжетов к началу Первой мировой войны идею «защиты отечества» он соотнес с «шовинистической»74. По систематизациям можно видеть и умение академика подгонять факты под заранее определенные выводы. Это и было осуществлено возглавляемой им группой в отношении готовившихся для публикации материалов по случаю 300-летнего юбилея воссоединения восточнославянского сообщества, или, по терминологии того периода, «Украины с Россией» .

От неудобных для официальной концепции сведений издаваемые форматы были освобождены. Обозначившийся в историографии поворот оказался сорванным. Вследствие этого получившее ранее распространение представление сохранилось и в последующий период. Допускалась лишь оговорка об отсутствии «религиозного и национального» притеснения, принимавшего в Польше весьма жесткие формы. Сложившиеся в отечественной и зарубежной исторической науке стереотипы о причинах восстановления государственного единства восточных славян в ХVII в., как видно, под сомнение могли быть поставлены еще в начале 50-х гг. XX в. Непредвзятое 74Лихолат А.В. Национализм – враг трудящихся: Анализ исторического опыта борьбы против национализма. М., 1986. С. 59–60 .

c 21 d изучение источников так или иначе подводило ученых к этому переосмыслению .

Между тем в специализированных изданиях и в дальнейшем использовались утверждения о «реакционной политике царского самодержавия… национально-колониальном угнетении» и развивавшемся вследствие этого в имперский период «освободительном движении на Украине»75. Подтверждения же приводились, как правило, сомнительного свойства. В них включались незначительные по численности «организации культурно-просветительного характера», кружки, критически настроенные к власти, но отстаивавшие необходимость сохранения единства восточнославянского сообщества и целостности России. Для доказательства наличия «освободительного движения на Украине» ссылки делались даже на журналы, публиковавшие материалы с такой же направленностью76 .

Обозначавшая контуры восприятия отечественного исторического процесса теоретическая схема получала между тем поддержку и за рубежом. Положения ее всецело разделяла и состоявшая из приверженцев антироссийского сепаратизма националистическая диаспора77 .

Ее представители также придерживались взглядов об обреченности «последней в мире империи», созданной «завоевательными войнами» и превратившейся в «тюрьму народов»78 .

Однако зарубежные ученые при изучении источников выявляли факты, вступавшие в противоречие с такими констатациями .

Не отрицая возможность соотносить расширение территории Российской империи с «аннексией великороссов», английский историк Э. Карр, например, склонялся тем не менее к выводу, что при объединении в различные периоды между тремя «славянскими группами» существовала «подспудно… естественная сплоченность»79, которая его и обуславливала. В отличие от отеСокуренко В.Г. Демократические учения о государстве и праве на Украине во второй половине XIX века. (М. Драгоманов, С. Подолинский, С. Терлецкий) .

Издательство Львовского университета. Львов, 1966. С. 11, 23 .

76 Там же. С. 23 .

77 См. например: Авторханов А. Империя Кремля .

78 Там же. С. 10, 82 .

79 Карр Э. История Советской России. Кн. 1: Т. 1 и 2. Большевистская революция .

1917–1923. Пер. с англ. М., 1990. С. 210, 217 .

c 22 d чественной и зарубежной историографии русской эмиграцией разделялась точка зрения о единстве восточного славянства .

Его имперское объединение рассматривалось как достижение национальной «полноты русского мира»80 .

Версии о национальном единстве восточных славян придерживался, например, П.А. Сорокин, профессор Петербургского университета, высланный из страны в 1922 г. и получивший в Америке признание как основатель «научной социологии», подтверждением чему служит предоставленная ему возможность возглавить первую ассоциацию, объединившую ученых данного направления. Многолетние изыскания позволили ему в 1967 г .

вновь высказать суждение о том, что «русская нация состоит из трех основных ветвей русского народа – великороссов, украинцев и белорусов», и даже дать ее более расширенное толкование. По мнению П.А. Сорокина, в нее необходимо включать заимствовавшие русскую культуру или «ассимилированные этнические группы, входившие в дореволюционную Российскую империю»81. Эта реальность являлась не следствием русификации, которая носила естественный характер и принудительно никогда не проводилась, а отражением исторической памяти, сохранявшейся у восточнославянского населения .

Единство его как этнического сообщества обосновывалось и в теории евразийства, зародившейся в среде белой эмиграции еще в 20-е гг. ХХ в. Формирование ее происходило в трудах П.Н. Савицкого, Н.С. Трубецкого, Э. Хара-Давана и др .

В соответствии с их взглядами, Евразия (Россия) – срединный континент, окруженный азиатской и европейской периферией .

Она предстает как «возглавляемый Россией особый культурный мир», единый и в то же время многообразный, складывавшийся в границах имперского пространства. Государственное его оформление есть не что иное, как «европейско-азиатский», главным образом «русско-мусульманский», синтез82 .

80 Волконский А.М. Историческая правда и украинофильская пропаганда // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник .

Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 79 .

81 Сорокин П. О русской нации. Россия и Америка. Теория национального вопроса. М., 1994. С. 24 .

82 Савицкий П.Н. Географический обзор России – Евразии // Савицкий П.Н. Континент Евразия. М., 1997; Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана // Трубецкой Н.С .

c 23 d В евразийской доктрине прослеживается также соотношение государственного и цивилизационного начал, причем первое выделяется как приоритетное. В объединении народов в российском универсалистском (имперском) проекте показывается вместе с тем роль геополитического фактора83 .

Совпадавшее с существовавшей действительностью освещение проблема единства восточнославянского сообщества получила, на мой взгляд, в описаниях Н.С. Трубецкого. В них отмечено, что формировавшаяся еще в имперский период общерусская культура для всех его частей была своей, а не чужой84. Объединение западной и московской Руси произошло, по его мнению, благодаря единству веры. Православие должно служить, как считал Н.С. Трубецкой, скрепляющим фактором для восточнославянского сообщества и в дальнейшем85. Заимствованной для теоретических философских обобщений автора оказалась лишь классификация «украинская», получившая распространение вследствие произошедших трансформаций в советскую эпоху. Данное определение между тем Н.С. Трубецкой переносит на воспроизведение реалий в более ранние периоды, когда оно не употреблялось .

В его систематизациях, в отличие от представлений, закладывавшихся в советскую модель национальной политики, верно обращено внимание на то, что попытки «оптировать» культуру восточнославянского населения Украины в отрыве от общерусской можно только вследствие предубеждений или стеснения свободы86. Все усилия в этом отношении, по утверждению Н.С. Трубецкого, будут неизбежно обретать «печать мелкого провинциального тщеславия, торжествующей посредственности, трафаретности, мракобесия и, сверх того, дух постоянной История, культура, язык. М., 1995; Хара-Даван Э. Чингис-хан как полководец и его наследие: Культурно-исторический очерк Монгольской империи. 2-е изд .

Элиста, 1991, и др .

83 Лурье С.В. Российская империя как этнокультурный феномен // Цивилизации и культуры. Научный альманах. Вып. 1. М., 1994; Ерасов Б.С. Цивилизационная теория и евразийские исследования // Цивилизации и культуры. Научный альманах. Вып. 3. М., 1996. С. 10–14, 16 .

84 Трубецкой Н. К украинской проблеме // В кн.: Трубецкой Н. Наследие Чингисхана. М., 2007. С. 509 .

85 Там же. С. 519–520 .

86 Там же. С. 513 .

c 24 d подозрительности, вечного страха перед конкуренцией»87 .

Для того чтобы достигнуть разъединения восточных славян, по прогнозу Н.С. Трубецкого, «придется… внушить населению Украины острую и пламенную ненависть ко всему русскому и постоянно поддерживать эту ненависть всеми средствами школы, печати, литературы, искусства, хотя бы ценой лжи, клеветы, отказа от собственного исторического прошлого и попрания собственных национальных святынь»88. В заключительных сюжетах высказано предупреждение, что созданная таким способом «украинская культура… будет из рук вон плоха»

и окажется «не самоцелью, а лишь орудием… злобно-шовинистической и задорно-крикливой политики»89. Во избежание этого «украинская культура», по мнению Н.С. Трубецкого, должна оставаться частью «культуры общерусской»90. Изложенные предостережения со всей очевидностью нашли подтвержденность и в современных событиях .

В исторических исследованиях между тем продолжают использоваться обоснования тождественности «Киевской Руси» и Украины, применявшиеся еще в фальсификациях совместного прошлого восточных славян М.С. Грушевским91. Соответственно в исторических публикациях широкое отображение получила версия об исключительной принадлежности именно ей статуса «правопреемника». Отличия же «малороссов от великороссов»

в языке и культуре рассматриваются в качестве чуждых друг другу, не имеющих этнической совместимости92. Цивилизационный показатель, православие, как правило, ставится в зависимость от надуманных геополитических расчетов. Между тем фактор веры играл в свое время решающее значение. В сложившемся же на Украине за последние 20 лет историографическом наследии производится, по мнению специалистов, 87 Цит. по: Там же .

88 Там же. С. 513 .

89 Цит. по: Там же. С. 513–514 .

90 Там же. С. 515 .

91 См. подробнее: Чернявский В.В. Генезис концепции украинского пограничья и ее влияние на становлении идеологии «европейского выбора» // Границы и пограничье в южнороссийской истории. Материалы Всероссийской научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 26–27 сентября 2014 г.). Ростов н/Д, 2014. С. 587 .

92 Там же. С. 587 .

c 25 d так же как и в трудах М.С. Грушевского, «демаркация… от Российской империи»93 .

Пропаганда, опирающаяся на государственную поддержку, превратила эти оторванные от реальности представления в «идеологический феномен». При помощи его и порождены немыслимые ранее относительно массовые настроения на воссоединение Украины с ее «естественным» европейским контентом94. Доводы ученых (Ю.В. Павленко, В.В. Чернявского и др.) о том, что этот вектор развития не имел в ретроспективном измерении сколько-нибудь существенного значения, не встречают понимания95. Объективность анализа в современной украинской историографии подменяется использованием публицистических штампов. Прослеживается это и по дискурсу, отрицающему существование когда-то в эпоху государственного объединения восточных славян «древнерусской народности»96. Для проведения исследования обратимся к значению важнейших смысловых категорий, что так или иначе дополнит историографический обзор необходимыми теоретическими сведениями .

Анализ концепт. К ним относятся понятия (термины) и емкие определения. Концепции (теории) основываются на развернутых систематизациях, содержание которых представляет те или иные объяснительные версии (технологии понимания) .

Исследование в ретроспективном измерении проблемы восточнославянского единства предполагает так или иначе использование данных этнологии. Различные аспекты соответствующей теории получили отражение в специальных исследованиях Ю.В. Бромлея97, В.И. Козлова98, Н.М. Лебедевой99, В.А. Тишкова100 и др. Ее разработкой в конце советской эпохи занимался и 93 Там же. С. 580–581, 586 .

94 Там же. С. 580 .

95 Там же .

96 Юсова Н. Проблема генезиса концепции древнерусской народности в современной украинской историографии // Южнороссийское обозрение. Вып. 40. Юг России и Украина в геополитическом контексте. Ростов н/Д, 2007. С. 180 .

97 Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983; Он же. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987, и др .

98 Козлов В. Проблема этнического самосознания и ее место в теории этноса // Советская этнография. 1990. № 5 .

99 Лебедева Н.М. «Синдром навязанной этничности» и способы его преодоления // Этнические и культурно-бытовые процессы на Кавказе. М., 1978 .

100 Тишков В. Новые подходы в теории и практике межэтнических отношений // c 26 d Л.Н. Гумилев101. Наследие его, не лишенное спорных моментов, в последнее время все чаще подвергается критике102. Но вклад Л.Н. Гумилева в развитие этнологических знаний несомненен, и вряд ли правомерно умаление его воздействия на последующее их формирование. Полезность предложенной им теории «этноса» для дальнейшего развития научных представлений по различным проблемам отмечается и зарубежными учеными103 .

Применяется она весьма широко вместе с тем в специальных исторических исследованиях. В творчестве Л.Н. Гумилева перспективное продолжение получило и евразийство. Его идеи основаны на совмещеннии данных этнологии с естествознанием. Это натолкнуло ученого на вывод о том, что исторические ритмы Евразии определяли пассионарные толчки (особый вид биосоциальной энергии)104. Ограниченность понятийных обозначений Л.Н. Гумилева объясняется, на мой взгляд, опорой на жесткие марксистско-ленинские схемы, вне которых в его время оказывалось невозможным любое научное творчество. Нельзя не видеть и того, что предлагавшиеся им концепты выбивались за рамки обычных представлений, обеспечивая выход на ряд перспективных решений. И отрицательный результат позволяет устанавливать другие пути в поиске истины, а без него любое подтверждающее ее построение обрекается на односторонность. От ошибок не застрахован ни один исследователь .

С неудобными же идеями, как известно, не удалось справиться даже при помощи инквизиции. Исчерпывающих и не вызывающих возражений понятий в науке не существует. Это, прежде всего, условности, в которых предлагаются емкие характеристики изучаемых явлений и процессов. Каждый ученый вправе иметь свое видение их сути. На ограниченность некоторых терминологических формулировок в трудах Л.Н. Гумилева, с признанием оригинальности предложенных им концептуСоветская этнография. 1989. № 5 .

101 Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. М., 1992, и др .

102 Кореняко В.А. К критике концепции Л.Н. Гумилева // Этнографическое обозрение. 2006. № 3. С. 22–35; Шнирельман В.А. Лев Гумилев: от «пассионарного напряжения» до «несовместимости культур» // Там же. С. 8–21 .

103 Ларюэль М. Теория этноса Льва Гумилева и доктрины западных «новых правых» // Этнографическое обозрение. 2006. № 3. С. 43 .

104 Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М., 1993. С. 10 .

c 27 d альных построений, перспективных для дальнейших научных поисков, уже обращалось внимание в моих публикациях105 .

Сомнению подвергнута в них и правомерность классификации российского сплочения народов как «суперэтнического»106 .

В подтверждение приводилось отсутствие в нем этнической взаимоувязанности и системы, включенных Л.Н. Гумилевым в разряд важнейших типологических признаков107 .

Отмечалась и необходимость уточнения предложенных им этнологических определений. Указывалось на их содержательную узость для описания всего спектра эволюционных преображений в развитии народов. «Устойчивость и консолидированность», выделенные Л.Н. Гумилевым среди прочих характерных признаков этноса, следует учитывать в отборе адекватных анализу конкретизирующих символов, не игнорируя наработок иных категориальных версий. Наиболее употребляемое в современной науке понятие «этничность» также указывает на устойчивые самобытные особенности того или иного сообщества. По В.А. Тишкову, она служит формой «организации культурных различий»108. Изложенные интерпретации не противоречат друг другу и в равной степени могут выполнять функции несущих классификационных конструкций. Однако для проведения исследования они нуждаются в дополнении другими теоретическими сведениями, позволяющими произвести необходимые разъяснения .

При всей неоднозначности трактовок обобщающей условности «этнос» реалиям Российской империи в наибольшей мере, на мой взгляд, соответствует определение С.М. Широкогорова, сформулированное еще в 1921–1922 гг. в лекционном курсе по этнографии, прочитанном в Дальневосточном университете. В монографиях автора, изданных уже в эмиграции, это определение было дополнено. В понимании С.М. Широкогорова под соответствующую классификацию подпадают объединения 105 Матвеев В.А. Отечество не только русских… (Размышления о геополитических, историко-цивилизационных и этнонациональных особенностях российской государственности) // Научная мысль Кавказа. 1998. № 1. С. 37 .

106 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 1994. С. 498 .

107 Матвеев В.А. Указ. соч. С. 37–38 .

108 Тишков В.А. Указ. соч. С. 230; Он же. О феномене этничности // Этнографическое обозрение. 1997. № 3 .

c 28 d людей, «говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традиций и отличаемых… от таковых других групп». При этом этнос характеризовался как «целостное явление», с установившимся «равновесием… компонентов»109 .

Его «динамический эффект», как считал С.М. Широкогоров, выражается и в межэтническом контексте, приспосабливаемость к которому происходит через разные формы сознания .

В такой системе отношений этнос выступает первичной целостностью. В нем ученый выделял и такой немаловажный признак, как «принадлежность к определенной культуре», обеспечивающей сохранность родовых свойств. Становлению этносов присуща противоречивость, в которой сталкиваются разные векторы и аспекты выражения, «совокупность процессуальных состояний». В систематизации С.М. Широкогорова перспектива существования этноса ставится в зависимость от роста численности населения, уровня развития культуры и территории110, также способствующей консолидации общностей. Предпринятый анализ важнейших теоретических наработок позволяет сделать вывод о том, что этничность является показателем формирующегося сообщества или производной величиной от уже сложившегося. Сопутствует ей и особое поле .

По теории Л.Н. Гумилева, оно также состоит из «силовых линий», обладающих притягивающим и отталкивающим эффектом111. Этническое поле формируется не только за счет внутренних факторов, но и подвержено различным внешним воздействиям. Вследствие этого оно ослабевает или обретает силу. В зависимости от обстоятельств в развитии этническое поле меняется. Измерение его воплощается в исторической кодификации. Отражением ее являются язык и самосознание .

В них как раз и фиксировались процессуальные состояния этногенеза, существовавшие в прошлом. Реальность при этом отражает каждое слово, самосознание имеет обобщающий 109 Цит. по: Кузнецов А.М. Теория этноса С.М. Широкогорова // Этнографическое обозрение. 2006. № 3. С. 59, 61–64, 66 .

110 Там же .

111 Гумилев Л.Н. Струна истории. Лекции по этнологии. 5-е изд. М., 2012. С. 179 .

c 29 d идеологический фон, основывающийся в значительной мере на ретроспективном восприятии. Энергия же этнического поля проявляется в пассионарности112 .

Проводя исследования преимущественно только с привлечением этнологических данных, Л.Н. Гумилев смог выйти, несомненно, на ряд перспективных концептуальных решений .

Однако, подвергая анализу национальные процессы, он с опорой на жесткие марксистско-ленинские схемы, основывавшиеся на европейском опыте, не принимал в расчет переходные состояния. Эти пробелы могут быть восполнены только при помощи этнонациологического подхода, который как научное направление остается пока не освоенным. Такой подход должен объединить данные этнологии и нациологии, что позволит различать специфику этнических и национальных фаз в развитии народов, соответствующие им уровни государственных оформлений, выделить при этом разнообразие переходных состояний, определявших во многом картину не только Евразии, но и всего мира. С ними связан и показатель идентичности, также подверженный в зависимости от исторических ситуаций изменениям .

Состояние ее определяется осознанной принадлежностью к тому или иному сообществу. Но наряду с устойчивыми («жесткими») вариантами идентичности встречаются неустойчивые состояния, имевшие в этнической эволюции не завершившийся переходный характер. В теории же европейского национализма фиксировались лишь определившиеся итоги. Отто Бауэр, как один из ее основоположников, суть предполагавшихся перемен выразил в следующей формулировке: «Каждая нация должна образовать одно государство! Каждое государство должно состоять только из одной нации!»113 .

Между тем особой разновидностью общностей выступают территориальные объединения, которые оказывают воздействие на формирование осознания региональной принадлежности и локальных типов тяготения. Идентичность основывается 112Там же. С. 180 .

Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия // Нации и национализм .

Пер. с англ. М., 2002. С. 105 .

c 30 d в том числе на приверженности культуре и религии, языковым нормам, традициям и иным разновидностям образа жизни .

Обобщающую роль при этом играют и сложившиеся представления о «едином происхождении» в прошлом. Как установлено современными исследованиями, «важность каждого из признаков идентичности в их системе подвижна, изменчива как от одной группы к другой, так и от одной исторической ситуации к следующей»114. К специфическим состояниям культурной организации относится между тем субэтничность как часть общего звена национальной консолидированности. Отражается она и в особых вариациях исторической кодификации .

В формировании этничности на каком-то этапе произошло соединение восточнославянского начала с русским. На это указывает сохраняющаяся двойственность, проявляющаяся в том числе в идентичности. До сегментации определение ее нередко сводилось к констатации «мы русские – мы восточные славяне» .

Такие начала прослеживались и при наметившейся после воссоединения национальной консолидации. Восточнославянское этническое поле оставалось единым, несмотря на появление в период разъединения великорусского, малорусского и белорусского ответвлений. Соответственно исходное понятие не должно исключаться из реконструкций, к какому бы периоду они не относились. В противном случае воспроизводимая реальность лишится полноты. Великорусская, малорусская и белорусская восточнославянские субэтничности имели не только отличия, укрепившиеся вследствие разъединения, но и общие аспекты .

Преобладание последних воспроизводило самосознание .

Одним из важнейших критериев этничности признается и язык. Каждое употребляемое в нем слово отражает какой-либо процесс или явление, существовавшее в прошлом. Поэтому в обобщенном виде лингвистический контент выступает в качестве первичного уровня исторической кодификации. Он также служит источником информации и требует во избежание искажений точности ее передачи. Исследованиями «связующие 114 См. подробнее: Баранов А.В. Методы исследования пограничных сообществ в исторической географии (на материалах Юга России) // Границы и пограничье в южнороссийской истории. Материалы Всероссийской научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 26–27 сентября 2014 г.). Ростов н/Д, 2014. С. 71–72 .

c 31 d узы» выявляются и в лингвистическом контенте всех славянских общностей. Но при этом не прослеживается устойчивой этнической солидарности («взаимности»)115, что свидетельствует о произошедшей сегментации. За счет этого и установились, несмотря на отдаленную обобщенность культуры, национальные различия. Историческая кодификация былой этнической общности вследствие этого для славянства обрела аморфные формы и проявляется в зависимости от ситуаций, чаще всего под давлением экстремальных угроз .

Такое осознание наступало, например, в противопоставлении «германскому миру»116. Но существовавшая когда-то этническая общность вследствие ряда разъединяющих воздействий и в этом случае не избавляется от противоречий. В польской идентичности совместились, к слову, приверженности «католицизму, славянскости и европейскости»117. В зависимости от обстоятельств эти составляющие обретают то или иное проявление. Родственные же начала существуют во всех славянских языках и культурах118. Однако за счет их, как показывает опыт, не достигается единство. Различия на первичном уровне исторической кодификации создают для этого и определенные препятствия. Установление солидарной взаимности между тем происходит на уровне другого показателя исторической кодификации, в качестве которого выступает самосознание .

Формированию его способствуют представления о предшествующих этапах развития. На ранних стадиях этнической консолидации они складываются при помощи преданий. Особую роль при их передаче, как уже отмечалось, играл контакт поколений. В дальнейшем такие функции стали выполнять исторические познания. Сегментация славянства была произведена как раз за счет их искажения и формирования представлений о раздельности. Этническое сходство обрело признаки отдаленности. Организации культурных различий за счет экспансии католицизма придаются иные цивилизационные свойства. Со 115 Лескинен М.В. Славянское единство: от лингво-культурной классификации к политической мифологизации // Славяноведение. 2013. № 6. С. 54–55 .

116 Там же. С. 56 .

117 Там же .

118 Там же. С. 57 .

c 32 d временем различия в славянской среде обрели национальные формы .

Показателями же сохранения субэтнической кодификации являются диалекты (местные говоры, наречия). Они также отражают незавершенность переходных состояний этнической консолидации, для которых характерна видимость «множественной идентичности», отражающейся в особых, имеющих отличия от общего, разновидностях самосознания119. Связанные с ним представления подвержены изменениям. Контроль за их состоянием120 осуществляется организацией передачи информации о прошлом, оформлением соответствующих исторических технологий .

Идеи же как формируют, так и разрушают государства .

При этом созидательные выявляются из хода развития в прошлом, деструктивные – вырываются из его контекста. Именно на таких подходах и конструировались теоретические обоснования необходимости разъединения восточнославянского сообщества. Историческая кодификация в ареалах смешанной колонизации на Юге Российской империи между тем имела свои особенности. В значительной мере они остаются до сих пор не осмысленными. Предпринимаемое исследование имеет нацеленность на устранение данного пробела .

119Тишков В.А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии. М., 2003. С. 115 .

120Там же. С. 116, 123 .

c 33 d Глава I единая русь «разметнулась на полсвета»

§ 1. Века разобщения Различные тенденции в этнонациогенезе восточных славян, как и у других народов, обретали определенность иногда в течение длительного времени. Единство формировалось не без противоречий. В.О. Ключевский заметил, что «к половине XI в. были готовы только этнографические элементы, из которых потом долгим и трудным процессом вырабатывается русская народность»1. Ее становление продолжалось и впоследствии .

Даже в удельные века территория расселения восточных славян именовалась не иначе как «русская земля»2. Такое определение распространялось на пространство от Полоцка и Новгорода на севере до Половецких степей на юге, от Владимира и Суздаля, верховьев Оки на востоке до Галицкого княжества и Карпатских гор на западе3. В данных пределах, как подтверждается и современными исследованиями, существовал народ «с единым языком, письменностью, религией и системой власти»4 .

Общность «славяно-русского этноса» академик Б.А. Рыбаков выделял даже в языческих верованиях5 .

Предпосылки к восстановлению восточнославянского единства не исчезли и в период раздробленности. Неслучайно в «Слове о полку Игореве» главной являлась именно эта идея6 .

Ослабление же этнополитической связанности территорий свойственно было на определенных этапах и для других государств Европы7. Утверждения, что «чуть не с IХ в. существовал особый украинский народ с особым нерусским языком», А.И. Солженицын назвал надуманными и фальшивыми. По его 1 Ключевский В.О. Курс русской истории // Соч. в 9 т. Т. I. (Ч. 1). М., 1987. С. 174 .

2 Слово о полку Игореве. Переводы С. Шервинского и Г. Шторма. М.-Л., 1934 .

С. 92, 94 .

3 См. подробнее: Слово о полку Игореве. Пер. Н. Заболоцкого // В кн.: Древнерусская литература / Сост., предисл. и коммент. М.П. Одесского. М., 2001. С. 242–261 .

4 Широкорад А.Б. Указ. соч. С. 10–11 .

5 См. подробнее: Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. 2-е изд. М., 2014 .

6 См. подробнее: Слово о полку Игореве. Пер. Н. Заболоцкого. С. 242–261 .

7 Широкорад А.Б. Указ. соч. С. 10 .

c 34 d уточнению «народ наш разделился на три ветви лишь по грозной беде монгольского нашествия да польской колонизации»8 .

Отличия в культуре различных восточнославянских обособлений и после этого не обретали свойства иной этничности, оставаясь на уровне переходных состояний, трансформации которых не завершились в период государственного сплочения .

Однако поражение князей при первом столкновении с монголами «на восточных рубежах Руси, в придонских степях… у реки Калки» (1223) воспринималось как общая беда вплоть до Карпатских гор и Сана9 .

После разъединения восточнославянского сообщества в ХIII в. при монгольском нашествии, с которого берет отсчет превращение «Киевщины в Украйну»10, и установления контроля над западными русскими землями со стороны Литвы, а затем и Польши, историческая память о существовавшем когда-то единстве восточных славян под влиянием внешних воздействий ослабевала, претерпевала изменения, но, несмотря ни на что, не исчезла. Не прерывалась и духовная связь, общей была церковная жизнь. В этом отношении полного разрыва «севера и юга» не произошло и в последующие века11. Конкретизация «украина», как показывают этимологические сопоставления, является производной от «окраина» и вбирает «чисто географические свойства, не имеющие ничего общего ни с этнографией, ни с культурой»12 .

Такое обозначение впервые было применено в отношении пограничного Переяславского княжества в 1187 г. и зафиксировано Ипатьевской летописью13. В других сводах домонгольского периода термин «украина» изредка встречается в значении «окраины земли», части Руси14. Это указывает на то, что он не 8 Солженицын А. Как нам обустроить Россию: Посильные соображения. Л.,

1990. С. 10–11 .

9 Франко И. Захар Беркут. Картина общественной жизни Карпатской Руси в XIII веке. С. 525, 533 .

10 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб., 1898). С. 570 .

11 Волконский А.М. Указ. соч. С. 115 .

12 Бутенко И. Что должен знать каждый об украинцах // Свободное слово Карпатской Руси. 1971. № 7–8 (151–152). С. 2 .

13 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 79 .

14 Толочко П. Указ. соч. С. 6 .

c 35 d имел тогда распространения. Название «украина» упоминается в летописях XII–XIII вв. относительно Киевского и Черниговского княжеств15. С XVI в. так стали называть «часть территории к востоку от Днепра» и в Польше16. Однако вплоть до того времени слово «украина» в источниках фиксируется редко .

М.С. Грушевский переносит его в описания из более поздних периодов17. Такое привнесение наименования «украйна» не соответствует существовавшей действительности и является следствием фальсифицированности доказательств .

С помощью совпадавших по смыслу уточнений «окраина, украина», как считает И. Бутенко, обозначали в тот период именно «край, землю». Указания на это содержатся не только в русских летописях, но и в польских хрониках. В актах сформировавшейся позже Московской Руси, например, упоминаются «Слободская… Псковская, Смоленская, Татарская, Мордовская» и иные «украины» государства, составлявшие с ним единое целое и не имевшие обособленности18. Между тем разъединенность восточных славян границами различных государственных образований способствовала сохранению не преодоленных в период единства Руси состояний обособленности в этнической среде. Ослабленными оказались и процессы культурной консолидации .

После Люблинской унии 1569 г., по заключению И.Я. Франко, этим воспользовалось руководство Речи Посполитой для того, чтобы «южную Русь… полностью слить с Польшей, сделать из этих двух стран единое целое»19. Условия для сохранения этничности в Литве, в которую входили до этого западные восточнославянские уделы, были более терпимые20. В них допускалось и состояние компромисса. Изменение исторической кодификации для достижения этой цели первоначально затраРадзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! // Славянская нива .

2002. № 1–2. С. 46. (Пер. цитаты с укр. автора) .

16 Романовский Ю.Д. Украинский сепаратизм и Германия // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник. Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 297 .

17 Волконский А.М. Указ. соч. С. 82 .

18 Бутенко И. Указ. соч. С. 2 .

19 Франко И. Две унии. (Картинка из истории Руси конца XVI столетия) // В кн.:

Франко И. Сочинения. В 10 т. Т. 10. Статьи, письма. Пер. с укр. М., 1959. С. 270.20 Там же .

c 36 d гивало преимущественно сферу языка, в которой происходили наложения на отдельные совпадения смыслов, имевших праславянские основы. Самосознание же, опиравшееся в то время на православие, оказывалось наиболее устойчивым .

По Люблинской унии три сословия, «меньших князей, дворян и земских людей», сложившиеся на Руси, получили равные права с польской шляхтой, а восточнославянское земледельческое население (крестьянство) ставилось в крепостную зависимость21. Попытки взлома исторической кодификации при помощи экономических и социальных мер оказались наиболее результативными. Православная шляхта под влиянием привилегий, предоставлявшихся Люблинской унией, воспринимала, в отличие от простого народа, польскую культуру, школы, книги и т.д. Лишь отдельные ее представители продолжали стоять за Русь22. Производившие обращение в «латинскую веру» иезуиты добились при поддержке королей, Стефана Батория и Сигизмунда III, принятия законов, запрещавших «иноверцам» получать назначения на высокие государственные должности. Для них исключалась даже возможность занимать места воевод23 .

Наряду с православными к переходу в католицизм склоняли также лютеран и кальвинистов. Но в проводившейся политике воздействие, прежде всего, оказывалось на православное русское население. «Польские порядки», насаждавшиеся с 1569 г.24, способствовали разрушению прежней этничности. Линия на разъединение восточных славян выдерживалась весьма последовательно. Прилагались усилия и к целенаправленной замене названия Русь. На то, что это предусматривалось «польским проектом», указывает многое. Запорожские казаки, в частности, обозначение «Украина» использовали в контактах только с представителями Речи Посполитой, политикой которой и осуществлялось его утверждение. В общении же с православным духовенством и представителями Московского государства они по-прежнему употребляли привычное название «Русь»25 .

21 Там же. С. 271 .

22 Там же .

23 Там же. С. 272 .

24 Там же. С. 270 .

25 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 81 .

c 37 d Т.Г. Шевченко в поэтических описаниях, передавая особенности «малороссийского» народного говора, использовал вариации «Украина» и «Украйна»26, отражавшие происходившие в реальности трансформации. Причем первая разновидность названия являлась заимствованием из польского этимологического обихода, вторая – общерусского. Двойственность наименования пространства как раз и отображала происходившие в прошлом влияния при формировании этнической специфики. Примечательно, что в Галиции, где польское влияние было выше, в обиходе встречалось только наименование «Украина»27. Указание же «Украйна» не имело каких-либо отличий от распространенной практики в восточнославянской среде в других частях расселения. Кроме того, во всех случаях Т.Г. Шевченко применял формулировки в таком сочетании: «на Украине» и «на Украйне»28. А это было характерно именно для конкретизаций, обозначавших периферийность положения .

В великорусском говоре В.И. Даль выделил именно этот смысл в обозначении «Украйна». По выявленной им информации так «ныне зовут Малую Русь»29. В сопроводительных разъяснениях толкового словаря указание «украинный» обозначает местоположение «на краю… дальний, пограничный, порубежный, что на крайних пределах государства»30. Противопоставления же «Малая и Великая Русь» стали употребляться, по мнению специалистов, лишь после монгольского нашествия31 .

Самое раннее их отображение выявлено в византийских актах XIV в., составлявшихся по поводу ходатайства, поступившего из Галицко-Волынского княжества. В нем содержалась просьба об учреждении для него отдельной метрополии. В качестве центра для нее предлагался г. Галич. Вся остальная Русь, остававшаяся под управлением прежней метрополии, располагавшейся в 26 Шевченко Т. Кобзарь. С. 42, 43, 80, 88 .

27 Франко И. Украинский театр // В кн.: Франко И. Сочинения. В 10 т. Т. 10. Статьи, письма. Пер. с укр. М., 1959. С. 217, 226 .

28 Шевченко Т. Кобзарь. С. 242, 303 .

29 Толковый словарь живаго великорускаго языка. Владимира Даля. Второе издание, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. Т. 4:

Р–V. Издание книгопродавца-типографа М.О. Вольфа. СПб., М., 1882. С. 484 .

30 Там же .

31 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 79 .

c 38 d г. Владимире-на-Клязьме, получила тогда впервые наименование «Великой»32 .

Указание «Малой» употреблялось и в значении «исконной Руси»33. Его галицко-волынские князья использовали в отношении подвластных им земель. Распространение наименование «Малая Русь» с такой же конкретизирующей привязкой имело и в зарубежных странах. Существует объяснение, что введено оно было в употребление греческими патриархами для отличия Галицко-Волынского удела от превосходившей по размерам Московии34. В противопоставлении отражалась между тем признававшаяся целостность православного восточнославянского населения как народа. Более широкое применение оно получило с середины XVII в., когда произошло его частичное воссоединение. Существуют и другие объяснения появления данных названий .

По одной из версий, противопоставления «Малая и Великая Русь» заимствованы из греческой практики периода колонизации и освоения обширных пространств. Именно тогда употреблялись названия «Малая Греция» как «основная», «подлинная»

часть и «великая», обозначавшая «общую» территорию распространения эллинского мира, то есть все его пределы (владения) .

Однако такое объяснение является всего лишь предположением. В «киевский период» формирования государственности у восточных славян определение «Малая Русь» отсутствовало35 .

В специальных исследованиях вместе с тем высказывалась точка зрения, согласно которой «Великой Русью» первоначально называлась Новгородская земля36. Изучение источников позволило А. Соловьеву в свою очередь сделать вывод, что данное обозначение появилось в XII в. и относилось ко всей восточнославянской территории как «единому целому»37 .

32 Широкорад А.Б. Утерянные земли России. С. 36 .

33 Репников А. Василий Шульгин и «украинский вопрос» // Россия XXI. 2015 .

№ 1. С. 154 .

34 Там же. С. 156 .

35 Примечание ред. к статье: Матвеев В.А. Переяславская Рада в исторических судьбах Украины и России // Посев. 1995. № 1. С. 95 .

36 См. подробнее: Державин Н.С. Происхождение русского народа – великорусского, украинского, белорусского. М., 1944. С. 103 .

37 Соловьев А. Великая, Малая и Белая Русь // История. 1947. № 7. С. 38 .

c 39 d Сравнения по величине обычными являлись и в отношении городов, в частности, Новгорода, Ростова и др. Они в разных частях русской земли также воспринимались как «малые» или «великие» образования38. По версии профессора Кембриджского университета Н.Е. Андреева, изложенной в статье «Переяславский договор» (1953), указание на масштаб объединившихся русских земель и инородных территорий появилось как «результат впечатления», возникшего в связи с «ростом Московской державы, ставшей в XVI в. на самом деле великой» 39. По его утверждению, не только тогда, но и в XVII в. употреблялись «или старые названия “Русь”, “русский”, или, считаясь с фактом роста Московского царства – Великой Руси, Великого Российского царства». Тогда же на постоянной основе в обиход вошло определение «Малая Русь»40. Противопоставления частей страны по размеру территории между тем существовали и у других славянских народов. Польша также, например, делилась на «Малую и Великую»41 .

Однако это вовсе не являлось показателем разобщенности народа. Видный представитель отечественной исторической науки академик О.Н. Трубачев пришел к выводу, что противопоставления возникли в действительности и следствием заимствования чьей-то практики не являются, в том числе и отраженной в документах «византийской канцелярии»42 .

Сомнению ученый подверг и объяснение, согласно которому словесные оппозиции «Малая и Великая Русь» возникли из-за разделения церковной метрополии43. Тем не менее, каноническое общение этих частей с Константинополем, где находился тогда патриарший престол, продолжалось. Однако действительно названия «Белая, Малая и Великая Русь» стали широко использоваться после Брестской унии 1596 г., на что 38 Соловьев А. Указ. соч. С. 27 .

39 Цит. по: Примечание ред. к статье: Матвеев В.А. Переяславская Рада в исторических судьбах Украины и России. С. 95 .

40 Там же .

41 См. подробнее: Широкорад А.Б. Утерянные земли России. С. 36 .

42 Трубачев О.Н. Как рождаются мифы (еще раз о терминах «великая», «малая»

и «белая Русь») // 340 лет Переяславской Рады. Международная науч. конф .

Тезисы докладов. Вып. I. Донецк, 1994. С. 6–7 .

43 Там же. С. 6 .

c 40 d указывает и содержание православной публицистики44 .

Насаждению унии предшествовали идеологические кампании, проводившиеся иезуитами. В ходе них создавались представления, что отличия православных от «латынников»

являются «заблуждениями, проистекающими от темноты и незнания истинной веры Христовой»45. На Церковном соборе, созванном специально для оформления окончательного решения об объединении с католиками, православному духовенству западных русских земель было предложено признание власти Ватикана и главенства папы46. В качестве важнейших обстоятельств (причин), способствовавших принятию унии в западных землях Руси, И.Я. Франко выделяет отсутствие здесь у восточнославянского населения своей системы образования, прежде всего, школ, «грамотных людей», книг на родном языке47, свободном от полонизмов .

«Больше всего вреда», по его словам, принесло введенное в Речи Посполитой в отношении православного духовенства «право патроната». В соответствии с ним епископы утверждались непосредственно королем, священнослужители же приходов – шляхтой (сельскими помещиками). После этого на служение в православные храмы в Польше назначались «не достойнейшие», а те, кто за «номинацию» мог «хорошо заплатить королю и его чиновникам»48. Накануне принятия Брестской унии священниками («праведниками») становились, таким образом, «с помощью тяжкого греха» (симонии). Представители обедневшей православной шляхты, воспитанные на положениях Люблинской унии 1569 г., легко склонялись для собственного обогащения к его совершению. Некоторые из них становились даже митрополитами. В ряде случаев назначенцы, принявшие Брестскую унию, должности православных иерархов получили после возвращения из «латинства»49, став тем самым дважды вероотступниками. Это является показателем 44 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 21, 79 .

45 Франко И. Две унии. С. 273 .

46 Христианство. Энциклопедический словарь. В 3 т. Т 3: Т–Я. Ред. кол.:

С.С. Аверинцев (гл. ред.) и др. М., 1995. С. 51 .

47 Франко И. Указ. соч. С. 273 .

48 Там же .

49 Там же. С. 273, 275–276 .

c 41 d низкого уровня их нравственности .

Распространению порочности в среде православного духовенства под влиянием польских порядков пытался противодействовать константинопольский патриарх. По его распоряжению получавшие сан ставились в зависимость от мнения прихожан .

Возможность надзирать за священнослужителями предоставлялась «простым людям». Намерение константинопольского патриарха восстановить нравственное начало в деятельности православного духовенства в Польше также способствовало появлению у отдельных его представителей стремления «перейти под власть папы римского»50. В 1595 г. «церковная уния» именно такой категорией православных епископов при посещении Рима была принята. При более широком представительстве в 1596 г .

это произошло и на соборе в Бресте51. На нем присутствовали посланцы (экзархи) патриархов александрийского и константинопольского, много епископов, духовенства и мирян. Группировки сохранения приверженности православного выбора Руси и сторонников унии опирались на «грозные ополчения»52 .

Раскол привел к тому, что православный собор отверг унию и проклял ее, униатский ответил тем же в отношении оппонентов. В итоге компромисс между отступниками от православия и католиками был все же достигнут. Уния допускала совмещение православного и католического исповеданий. Произошло подчинение «Восточной церкви» папскому престолу с сохранением ее обрядов, в том числе богослужения на родном языке. Объединение с католиками, не допускавшееся ранее, вследствие этого состоялось. Совмещение привело к утверждению грекокатолической церкви. Насаждение униатства достигалось «путем проповеди и насилия»53. В среде православных оно встречало сопротивление54. Для его преодоления в западных уделах бывшего государственного пространства Руси захватывались храмы, преследованию подвергались представители духовенТам же. С. 276 .

51 Там же .

52 Христианство. Энциклопедический словарь. С. 51 .

53 Там же .

54 Там же. С. 51, 57 .

c 42 d ства восточной разновидности христианства и верующие55. На защиту православия в западных землях Руси поднялось простое население и братства. Но от унии впоследствии отступились лишь владыки «львовский и перемышльский»56 .

К униатству польские власти между тем относились как к «крестьянской» религии. Для них важным являлось то, что в ней совмещение получили некоторые черты католицизма, в том числе подчиненность папскому престолу. Гонения же на православных для окончательного подавления воспроизводившейся русской идентичности являлись составной частью государственной политики в Речи Посполитой57. А это создавало предпосылки для изменения исторически сложившейся кодификации самосознания у восточнославянского населения, принявшего унию. Разъединение тем самым закреплялось и на идеологической основе. Однако значительная часть исповедовавших православие унию с католиками не приняла. Попытки поляков навязать ее с помощью жестких мер не увенчались успехом58. Впоследствии неоднократно происходил при различных обстоятельствах массовый переход униатов Галицкой и Карпатской Руси в православие59 .

Прежняя идентичность не исчезала. Русскими себя признавали открыто не только униатские священники, но и их дети60. Контакт поколений работал именно в этом направлении .

Название «украина», как показывает проведенный анализ, употреблялось для обозначения пограничных земель61. Смысл его, несмотря на различия в произношении, оказался одинаковым как в Речи Посполитой, так и в России. О.Н. Трубачев отметил, что в понятие «малороссы» не вкладывалось унизительное содержание62, присвоенное ему из-за сложившейся 55 Там же .

56 Франко И. Указ. соч. С. 276 .

57 Христианство. Энциклопедический словарь. С. 51 .

58 Радзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! // Славянская нива .

2003. № 1–2. С. 48 .

59 Суляк С.Г. Русины: уроки трагической истории // Русины Карпатской Руси:

Проблемные вопросы истории и современность. Сб. науч. ст. по матер. конф .

Ростов-на-Дону, 19 декабря 2008 г. Новочеркасск, 2010. С. 20–21 .

60 Царинный А. Указ. соч. С. 159 .

61 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 79 .

62 Трубачев О.Н. Указ. соч. С. 7 .

c 43 d идеологической конъюнктуры уже после 1917 г. Впрочем, так же, как и употреблявшимся в условиях Российской империи определениям «туземцы» и «инородцы»63. Именно в советский период наименованию «малороссы» стало придаваться негативное значение, не имевшее ничего общего с исторической реальностью. По утвердившемуся тогда представлению термин использовался «для дискриминации украинцев по национальному признаку» .

На самом же деле конкретизация «Малая Русь» появилась в грамоте галицко-волынских князей еще в 30-е гг. XIV в. В дальнейшем оно было отнесено ко всем землям, воспринимавшимся в том числе и как Украина64. На отсутствие негативного контента указывает и противопоставление «Белая Русь». Такое название одно время соотносилось с северо-восточными землями. Упоминания о «Белой (Суздальской) Руси» содержатся, например, в источниках, отражавших образование в XII в.особой русской митрополии во Владимире-на-Клязьме .

Создавалась она как независимая от Киевской, с правом осуществления самостоятельной конфессиональной политики. Обращаясь по этому поводу к своим боярам, Андрей Боголюбский так объяснил эту необходимость: «Я всю Белую (Суздальскую) Русь городами и селами великими населил и многолюдной учинил»65 .

Впоследствии такое название закрепилось за той частью восточнославянского пространства, которая соотносилась только с западным уделом, рассматривавшимся в свое время в едином ряду с «Великой и Малой Русью»66. Между тем у «Белой Руси» была и своя позиция, соотносившаяся с названиями «Черная и Червонная Русь»67. В XIV–XVI вв. к «Черной Руси»

причисляли земли (северо-восточные княжества), обязанные давать так называемый «черный сбор», установленный налог, 63 См. подробнее: Матвеев В.А. Российская универсалистская трансформация и сепаратизм на Северном Кавказе (вторая половина XIX в. – 1917 г.). Изд. 2-е, испр. и доп. Ростов н/Д, 2012. С. 176–182 .

64 Трубачев О.Н. Указ. соч. С. 8 .

65 Ключевский В.О. Курс русской истории // Соч. в 9 т. Т. I. (Ч. 1). С. 291 .

66 См. подробнее: Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. М., 1966 .

С. 43–47.67 Там же. С. 48–49 .

c 44 d взимавшийся Золотой Ордой. В восточнославянском лингвистическом обиходе «черными» называли тех, кто выполнял различные повинности68 .

К Руси же «червонной» («красной») в Польше относили территорию Галиции, имевшей в соответствии с этим характерное наименование «Воеводство Русское»69. На основе народных преданий в примечании к поэме «Гайдамаки» Т.Г. Шевченко сделал такое пояснение: «Черный шлях начинался от Днепра… и шел… на червонную Русь, к Львову. Черным назван за то, что по нем татары ходили в Польшу и своими табунами вытаптывали траву»70. Его пролегание имело направленность «через степи Запорожские… воеводства Киевское, Подольское и Волынское»71. Так что наименование «червонной Руси»

отложилось и в таком виде в самосознании восточных славян .

В Литве находилась «Белая и Малая Русь». Оторванные с XIII в. от остального восточнославянского сообщества впоследствии они попадали в зависимость от Речи Посполитой и на протяжении длительного времени находились в составе этого государства. В первой половине XVI в. в Московском государстве находилась «Черная Русь» и часть «Белой», с которой соотносились Смоленские и Псковские земли, также составлявшие части единого целого. В одном из географических описаний начала XVII в. сообщалось, в частности, о разделении территории расселения восточных славян «на Руссию Белую, которая входит в состав Великого княжества Литовского, и на Руссию Красную… принадлежащую Польше. Третья же часть… лежащая за Доном и истоками Днепра, называется древними Руссией Черной, в новейшее же время она стала называться повсюду Московией, потому что все это государство, как оно ни пространно, от города и реки Москвы именуется Московией»72 .

В системе применявшихся обозначений белый цвет символизировал запад, черный – север, а красный – юг. Определения же «Белая и Черная Русь» имели частичную совмещенность. ТаКалашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 80 .

69 Там же. С. 31 .

70 Шевченко Т. Кобзарь. С. 158 .

71 Там же .

72 Цит. по: Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 80, 106 .

c 45 d кое же различие прослеживается и в смысловой конкретизации голубой – восточный. По предположению О.Н. Трубачева, так могла называться «Русь Приокская». Подтверждение он видит и в поэтическом наследии С. Есенина73, в котором схватывались из народных преданий, передающихся из поколения в поколение, вариации исторической кодификации. Следует заметить, что конкретизации «Белая, Малая, Червонная и Черная Русь»

распространение имели в среде самого восточнославянского населения. Применяться они стали, как установлено специальными исследованиями, с XIV в.74 Тогда же, как можно судить по надписям на печатях князей, Галицию стали называть Россией75. Сохранялась такая практика даже под «польским владычеством»76, что свидетельствовало об устойчивости восприятия. В западных ареалах этнического сообщества, следовательно, слово «Россия» появилось раньше77, чем в восточных, где его вхождение в оборот происходит лишь в конце XV в. При изучении особенностей восточнославянских говоров, содержавших также срезы формировавшейся когда-то исторической кодификации, В.И. Даль столкнулся с близким по содержанию объяснением. В составленном им толковом словаре приводится, в частности, такое описание зафиксированной информации: «только Польша прозвала нас Россией, россиянами, российскими по правописанию латинскому, а мы переняли это, перенесли в кириллицу свою»78. Наименование «Русь» употреблялось «в значении мир, белсвет»79 .

Признание же, что «московиты» и православное население Речи Посполитой составляют единый народ, разделенный границами вследствие различных трагических событий прошлого, существовало и в зарубежных странах80. В польском государстве оно как «инородное» подвергалось дискриминации .

73 Трубачев О.Н. Указ. соч. С. 8 .

74 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 82 .

75 Волконский А.М. Указ. соч. С. 38 .

76 Там же .

77 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 80 .

78 Толковый словарь живаго великорускаго языка. Владимира Даля. Второе издание, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. Т. 4:

Р–V. С. 114 .

79 Там же .

80 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 80 .

c 46 d Распространенные в нем притеснения «за веру» привели лишь к усилению самоотождествления православного населения с «русской национальностью»81, способствовавшего защите этничности. Имевшие восточнославянское происхождение представители шляхты, принимавшие католицизм, вместе с тем, понимали, что изменение исповедания у народа невозможно, так как достижение этой цели приведет к его уничтожению .

В 1623 г. православное дворянство Речи Посполитой представило по этому поводу разъяснение и в правительственные инстанции. В нем также обращалось внимание на то, что искоренение «восточного христианства» в среде восточнославянского населения означает для него прекращение существования самой Руси. Защита веры вследствие этого обрела широкую поддержку. В разных формах на борьбу поднялись православное духовенство, религиозно-просветительные братства и иные «образованные люди», а также казачество82. Разъединение тем не менее усилило внутреннюю этническую дифференцированность восточнославянского сообщества .

Данное последствие не оставалось незамеченным. В контексте исследования следует выделить размышления Н.С. Трубецкого. По его заключению, ко второй половине XVII в .

различие в обособленных культурах восточных славян «стало чрезвычайно глубоким». Между тем «сознание общерусского единства», как верно, на мой взгляд, заметил Н.С. Трубецкой, не исчезло. Оно не позволяло воспринимать и культурные различия в качестве независимых друг от друга. Вследствие обособленности и внешних влияний на протяжении нескольких веков они превратились, по заключению Н.С. Трубецкого, всего лишь в редакции Западной и Московской Руси83 .

Представления же об общности восточных славян удерживались исторической памятью. Воспроизводство ее обеспечивалось в преобладающей степени на уровне контакта поколений. Анализ различных источников показывает, что, 81 Богаевский П.М. Присоединение Малороссии к Московскому царству // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник .

Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 125 .

82 Там же .

83 Трубецкой Н. К украинской проблеме. С. 499 .

c 47 d несмотря на усиление этнической дифференциации, работа его происходила именно в направлении общерусского единства. Не прерывалась и духовная связь, общей была церковная жизнь. Конкретизация же «украина» являлась производной от «окраина» и ничего общего с этничностью не имела. Широкого распространения такое противопоставление первоначально не имело. Наименование «украйна» было характерно именно для конкретизаций, обозначавших периферийность положения, удаленность от того или иного центра. В века разъединения восточнославянская идентичность соответствие общему этническому коду не утратила .

§ 2. Восстановление единства Уже вскоре после окончания в России эпохи Смутного времени наметилась тенденция к преодолению разобщения восточных славян. В среде православного населения Речи Посполитой усиливаются настроения на переход «в подданство Московского государства» и соединение «Руси с Русью»84 .

Восстановление единства этнического сообщества носило естественный характер. Затрагивало оно все населенные восточными славянами западные земли. Вследствие этого к Северо-Восточной Руси еще в XVI в. присоединились Гомель, Новгород-Северской, Путивль, Чернигов и другие городские центры бывших уделов с принадлежавшими им территориями .

Не последнюю роль в этом объединительном процессе играло само население, считавшее себя по-прежнему русским и не видевшее отличий от тех, кто проживал в Московии. По мере укрепления ее как государственного образования перспектива этнического объединения возрастала85. Признание этого обстоятельства отмечалось в связи с целым рядом событий в правящих кругах Польши86 .

В ответ предпринимались усилия по насаждению католицизма с направленностью на подавление сложившейся ранее идентичности. Между тем по мере усиления российского гоТам же. С. 126 .

85 Широкорад А.Б. Тайная история Украины. М., 2008. С. 53 .

86 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 27 .

c 48 d сударственного поля возрастала и его притягательность для объединения восточных славян. Важнейшим фактором при этом явилось этническое родство. Обращения со стороны представителей восточнославянских земель, оказавшихся за пределами восстанавливающегося государства, с ходатайствами о подданстве предпринимались неоднократно. Одно из первых в Москву было направлено Киевским митрополитом Иовом Борецким в 1625 г. Из-за непростых обстоятельств руководство России не раз отвечало отказом87. Объединительный процесс в этнической среде восточных славян начинался без ее поддержки, по инициативе снизу, в результате проявления волеизъявления народных масс. Нередко оно находило выражение в открытых восстаниях .

Определяя в 1648 г. цели возглавленного протестного движения, Б. Хмельницкий видел их в следующем: «Освобожу из польской неволи весь народ русский… Вся чернь по Люблин и Краков поможет мне в этом деле… За Вислу загоню ляхов. Не останется у меня и ноги… шляхтича на Украине»88. Следует заметить, что ранее он принимал участие во всех войнах, которые вела Речь Посполитая. А в 1633 г. Б. Хмельницкий получил даже высокую награду от польского короля89. И это неслучайно. Преследуя свои интересы, шляхта, к которой имел принадлежность Б. Хмельницкий, становилась на путь предательства и не раз демонстрировала продажность. Позиции простого народа резко отличались от ее вожделений и были всегда последовательны .

Православие для него являлось способом самосохранения .

По ходу восстаний расправы учинялись и над католическим духовенством (ксендзами)90, проводившим политику обращения в свою веру. При колебаниях в борьбе с Польшей в среде запорожского казачества, от которого зависело избрание гетмана, недовольство обращалось и против него. В 1650 г. Б. Хмельницкий для укрепления своей власти вынужден был издать 87 Там же. С. 44; Волконский А.М. Указ. соч. С. 80 .

88 Цит. по: Острась Э.С. Социально-экономические последствия антифеодальноосвободительной войны украинского народа 1648–1654 гг. // 340 лет Переяславской Рады. Международная науч. конф. Тезисы докладов. Вып. I. Донецк, 1994. С. 4 .

89 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 33 .

90 Там же. С. 35 .

c 49 d указ, согласно которому за участие в мятежах предусматривалась смертная казнь. Однако карательные меры не помогли .

Б. Хмельницкий был воспринят в народе как предатель. Его гетманское правление оказалось под угрозой свержения91 .

Подавить недовольство в Запорожской Сечи, вызванное отклонением от ориентации на Россию, Б. Хмельницкому удалось лишь с опорой на многократный перевес в силах. После этого произошло одно из массовых переселений в ее пределы, преимущественно на пограничные с Польшей территории92, что, безусловно, являлось разновидностью самоопределения .

На каком-то этапе под влиянием различных обстоятельств Б. Хмельницкий стал выразителем настроений на воссоединение с Россией, существовавших в среде восточных славян .

Существует предание, что соответствующие представления ему привил отец рассказами о былом единстве. Отложились в сознании Б. Хмельницкого и теплые отзывы о России, сообщавшиеся весьма широко на Украине в контакте поколений. То же самое происходило во всех бывших землях Руси, оказавшихся в силу неблагоприятных обстоятельств в составе Речи Посполитой93. В советской и современной «националистической»

историографии роль Б. Хмельницкого в «освободительной войне» представлена в идеализированном виде. Вместе с тем то обстоятельство, что гетман, в конце концов, поддержал ее объединительную направленность, необходимо, безусловно, поставить ему в заслугу .

Настроения на воссоединение с Россией особенно усилились в период 1638–1648 гг., вошедший в историю как «черное десятилетие». Гонения на православных приняли тогда наиболее жесткие формы. Священников заставляли даже отрабатывать барщину наряду с крестьянами. Православные храмы открывали только при условии отсутствия задолженностей по налогам, что являлось, по сути, грубым вмешательством в прерогативы веры. Именно таким давлением власти Польши стремились обеспечить переход в католичество и соответствен

<

91 Там же. С. 40, 43.92 Там же. С. 43.93 Франко И. Патриотические порывы. С. 370 .

c 50 d но смену идентичности. В России об этом знали. На Земском соборе в Москве 1 (11) октября 1653 г. при характеристике ситуации на Украине говорилось, прежде всего, о стремлении правящего режима Речи Посполитой искоренить «православную веру»94. Решение о восстановлении единства под впечатлением от этого было принято .

Не воспринимался в качестве чужого («инородного») и народ Украины. Единство веры и этническое родство, как уже отмечалось в историографическом обзоре, явились определяющими факторами в воссоединении. Никаких экономических выгод у России не было, напротив, она должна была нести огромные затраты95. Покрывались они за счет увеличения налоговых сборов с великорусского населения. Между тем цена в этом случае была оправданна. Геополитическая ситуация в Европе менялась после объединения в пользу восточного славянства. Для принятия решения такого масштаба Земский собор 1653 г.96 имел весьма широкое представительство. Присутствовали на нем даже посланцы от южных славян (болгар и сербов), проявлявших заинтересованность в восстановлении единства собратьев на востоке. Это оказывало существенную поддержку в борьбе против Османской империи .

На Московском Земском соборе представители всех русских земель имели единодушный настрой на восстановление государственного единства восточных славян. Данный выбор получил подтверждение и на Переяславской Раде в 1654 г., на которую были собраны посланцы «всех слоев малорусского народа». Они заявили о желании идти «под царя московского». На вопрос «Все ли так соизволите» последовал ответ, отражавший массовые настроения: «Все единодушно!». После этого «навечно» была принесена присяга «Российскому самодержцу»97, как символу восстанавливающегося восточнославянского государства. Вместе со всей Украиной «власть московского царя» признали в 1654 г. и запорожские казаки98. В обращении 94 Радзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! С. 48 .

95 Там же .

96 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 32, 44 .

97 Там же. С. 44–45 .

98 Волконский А.М. Указ. соч. С. 78 .

c 51 d Б. Хмельницкого к народу 8 (21) января 1654 г. в Переяславле обращалось особое внимание на преодоление угрозы смены исторического кода (религии и этнической идентичности): «Бог освободил нас из рук врагов нашего восточного Православия, хотевших искоренить нас так, что и имя русское не упоминалось в нашей земле»99 .

Население Украины и по другим поводам гетман называл не иначе как «народом русским»100. По представительству от «украинских земель» Переяславская Рада имела законные полномочия на принятие судьбоносного решения такого рода .

Еще несколько месяцев «боярин Бутурлин со товарищи» и «казачья старшина» совершали объезды различных местностей, для приведения к присяге всего населения. Тем, кто отказывался, разъясняли, что они в этом выборе «люди вольные» и могут переселиться в пределы Польши101. По пути следования посланцы Москвы везде, как правило, убеждались «в народном сочувствии предположенному делу»102. В объединительном процессе происходили в ряде случаев и отклонения. Вызывались они изменами ряда гетманов. Вследствие одной из них «украинские земли» возвращались в состав Польши, получив тем не менее название «Русское княжество». В нем выделялись воеводства Киевское, Черниговское и Брацлавское103. Такая переориентация имела поверхностный характер и, соответственно, не отражала настроенности масс .

Народ оставался верен решениям Переяславской Рады, отношение к отделению от России в его среде неизменно оказывалось сугубо отрицательным104. Таким же оставалось и восприятие Польши, проводившейся в ее пределах политики в отношении восточных славян. Тяготение к восстановлению единства в западных русских землях оказывалось, несмотря на отклонения, преобладающей тенденцией. Предопределялось оно сохранявшимся этническим самосознанием. Показательно 99 Костомаров Н.И. Исторические произведения. Автобиография. Киев, 1989 .

С. 394 .

100 Волконский А.М. Указ. соч. С. 91 .

101 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 46, 49, 53 .

102 Богаевский П.М. Указ. соч. С. 127 .

103 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 46, 49, 53 .

104 Там же .

c 52 d и установившееся после объединения наименование ряда территорий: левый берег стал восприниматься как «московский», правый определялся по-прежнему в качестве «русского». В управление воссоединившихся земель государственная власть России не вмешивалась. Для защиты населения она ограничивалась размещением лишь гарнизонов в крупных городах105 .

«Дела Украины» они никоим образом не затрагивали и оставались к ним нейтральными. Запорожскому казачеству после Переяславской Рады были сохранены все права, списки на государственную службу увеличены до 60 тыс. в соответствии с его пожеланиями. В Польше возможности попадания в реестр постоянно ограничивались. Налоги оставались в распоряжении гетмана. До начала XVIII в. они в «царскую казну» вообще не поступали. Не производились и наборы для службы в армию, что позитивно сказывалось на демографических показателях .

Шляхте и духовенству в составе России сохранены были бывшие имения, для городов оставлено «магдебургское право» .

Между тем простой народ выражал недовольство гетманским правлением и казачьей старшиной из-за систематических злоупотреблений с их стороны106 .

В присоединенных землях существовало ожидание утверждения русской администрации, действия которой отождествлялись со справедливостью и порядком. Единство же восточных славян выдерживало испытания на прочность при возникновении различных сложных геополитических обстоятельств. Солидарное взаимодействие оказывалось, как правило, ненарушимым. При появлении шведской армии Карла XII в пределах Малороссии в 1709 г. население даже при отсутствии поддержки со стороны России, например, стало создавать партизанские отряды. Они нападали на неприятеля и ослабляли его силы. До подхода Петра I местные жители героически удерживали Полтаву. При появлении русских войск запорожские казаки и крестьяне присоединялись к ним для ведения совместной борьбы107 .

105 Там же. С. 29, 48, 59.106 Там же. С. 46, 48, 59, 67.107 Там же. С. 68, 71, 73 .

c 53 d Правобережье оставалось под властью Польши до конца XVIII в. и было воссоединено с восточнославянским сообществом в составе России по второму (1793) и третьему (1795) ее разделам. Однако «этнические территории» и после этого оказались возвращенными не полностью. Вне объединения оставалась и «Червонная Русь» (Галиция), отошедшая при первом разделе Польши (1772) Австро-Венгерской империи .

После этих событий название «Украина» в российских частях применяется в восточнославянской среде все реже и постепенно вытесняется. Употребление его превращается в явление пережиточное, сохранившись лишь в некоторых документах и литературных произведениях. В «левобережье» конкретизация «Украина» с середины XVII в. постепенно выходит из обихода, и только с включением в состав России «правобережья» вновь получает распространение на сопредельной территории 108 .

Наименования в зависимости от определявшейся административной субъектности претерпевали изменения .

По творчеству философа Г. Сковороды, являвшегося уроженцем Харьковского наместничества, образованного в 1780 г., в частности, прослеживается, что и во второй половине XVIII в .

именно Левобережье чаще всего отождествлялось с Малороссией109. К Украине относили в тот промежуток времени только Правобережье110. Однако все восточнославянские обособления воспринимались в России, в том числе на государственном уровне, в качестве «сродностей». Данный термин применялся в описаниях и Г. Сковородой111. Он как нельзя точно определяет состояния незавершенности этнической консолидации в восточнославянском сообществе. Сохранение же наименования «Украина» за Правобережьем указывает, безусловно, на решающее значение польского влияния в его утверждении. Данное пространство в Речи Посполитой относилось к «исторически принадлежавшей ей территории» .

Восточнославянское население даже после включения ее 108 Там же. С. 81–82 .

109 Сковорода Г. Сочинения. В 2 т. Т. 1. М., 1973. С. 90 .

110 Ковалинский М.И. Жизнь Григория Сковороды. Написанная 1794 года в древнем вкусе // В кн.: Сковорода Г. Сочинения. В 2 т. Т. 2. М., 1973. С. 438, 470 .

111 Сковорода Г. Сочинения. В 2 т. Т. 1. С. 438 .

c 54 d части в состав России продолжало причисляться к разновидности польской нации. Вследствие проводившейся политики в Речи Посполитой «русская элита» превратилась в шляхетство, приняв в ряде случаев католицизм. Организованное противодействие разрушению идентичности оказать было некому .

После разделов Речи Посполитой во второй половине XVIII в .

часть населения с видоизмененной этничностью перешла под юрисдикцию Российской империи. По решениям Венского конгресса в 1815 г. в ее составе оказались и собственно польские территории. Произошло это вопреки намерениям Петербурга, сводившимся и на том этапе лишь к возврату принадлежавшего когда-то Руси восточнославянского этнического пространства .

Отношение к полякам сразу же определилось как к «своим подданным»112, с предоставлением связанных с этим всех прав гражданства .

Образованное ранее Наполеоном «Великое герцогство Варшавское» с включением в состав Российской империи преобразуется в «Царство Польское». Изначально определялся и его автономный статус. Предусматривалось им сохранение вместе с тем прежних социальных привилегий. Через шляхту (польских помещиков), которой в Российской империи были оставлены прежние имения, происходило влияние и на восточнославянское крестьянство, остававшееся в крепостной неволе. Насаждение «украинского проекта» происходило с помощью просвещения, также оставленного в ведении поляков. Предоставлено им было и управление образовательными учреждениями, вплоть до исполнения контролирующих административных функций и составления программ .

Сохранение таких привилегий стало возможным по рекомендациям А. Чарторыйского, занимавшего высокий государственный пост министра иностранных дел и входившего в ближайшее окружение Александра I. Часть «этнических территорий» (Галиции и др.) по решениям Венского конгресса оказалась в составе Австро-Венгерской империи. Польское влияние вследствие сложившихся обстоятельств и здесь, и на «правобережье», находившемся в составе России, продолВитте С.Ю. Избранные воспоминания. 1849–1911 гг. М., 1991. С. 240 .

c 55 d жилось. Несмотря на то, что «Герцогству Варшавскому» была предоставлена Петербургом широкая автономия, вплоть до сохранения в основном прежнего законодательства («Кодекса Наполеона»), собственной денежной системы, самосознание шляхты было уязвлено. Земли, отошедшие к России вследствие разделов в конце XVIII в., она намеревалась рано или поздно присоединить к «Царству Польскому»113 .

Для достижения этого под видом «неопровержимых теорий»

и насаждались представления о существовании якобы в древности «племени укров», об отсутствии у них каких-либо общих корней с великороссами. Этногенез же последних сводился к «финно-монгольским» истокам. Такого рода искажения, предполагавшие разрушение «общерусского единства», появились еще в 1822 г. в сочинениях польского автора графа Т. Чацкого и впоследствии были дополнены католическим священником Ф. Духинским114. Создание теории, направленной на разрушение единства восточных славян, произошло, безусловно, неслучайно. Оно явилось отражением уязвленного национального самосознания. Даже то обстоятельство, что передача по решениям Венского конгресса в состав России «Великого герцогства Варшавского» предотвратила полный раздел Польши между Австрией и Германией, во внимание не принималось .

При трех предшествующих разделах во второй половине XVIII в. Россия, вынужденная под давлением в них ввязаться, намеревалась лишь вернуть «исконные земли», населенные восточными славянами. На независимость Польши она не посягала. На Венском конгрессе в 1815 г. часть этого государства была навязана при поддержке ряда европейских стран, где впоследствии тем не менее распространение получило представление об удовлетворении при принятии решений агрессивных намерений именно России115, что и стало преподноситься общественному мнению. Усилиями ее дипломатии между тем выдерживалась линия на сохранение славянского государства, и именно это являлось определяющим во внешней

113 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 82–83.114 Там же. С. 81.115 Волконский А.М. Указ. соч. С. 38 .

c 56 d политике. Лишение его независимости в расчеты российского руководства не входило. Оказавшаяся же в пределах восточнославянской империи часть Польши сохранила с некоторыми ограничениями свою государственность116 .

Ей предоставляется, как уже отмечалось, широкая автономия. Для «Царства Польского» оставлены кодекс Наполеона и прежняя денежная система117. Включение его в состав России произошло не по воле руководства, намеревавшегося и на том этапе вернуть лишь этнические территории восточных славян .

Но Галицкая и Прикарпатская Русь оказались вопреки ожиданиям в Австро-Венгерской империи. Впоследствии усилия русской дипломатии, вплоть до начала Первой мировой войны, направлялись на восстановление предопределенной прошлым справедливости и не утрачивавшее признаков инородной окраины «Царство Польское» неоднократно предлагалось в обмен на этнические территории восточных славян .

Их отторжение тогда считалось временным. Оно не признавалось и представителями династии Рюриковичей, напоминавшим нередко посланцам из Польши, что «за королем их земли» .

Такие представления, так или иначе совпадали с массовыми настроениями, сохранявшимися на протяжении веков в различных ареалах расселения восточных славян, оказавшихся в зарубежье, вне пределов основного этнического контента .

Известно было: там «народ крепко верит в то, что белый царь опять возвратит Галичину – русской земле»118. И это в том числе принималось во внимание. Однако после Венского конгресса 1815 г. национальные чувства поляков оказались уязвленными, и они всячески пытались взять реванш .

Для этого и создавались теории, направленные на разрушение единства восточных славян. «Прежние фантазии» поляков представители малороссийской интеллигенции даже во второй половине XIX в., когда прилагались наибольшие усилия для утверждения украинства, считали несостоятельными119. ОсКалашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 83 .

117 Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. М., 1992. С. 84 .

118 Заславский Д. Указ. соч. С. 122 .

119 Франко И. Патриотические порывы // В кн.: Франко И. Стихотворения и поэмы .

Рассказы. Борислав смеется. Пер. с укр. М., 1971. С. 370 .

c 57 d нованный на них проект отражал те реалии, которые когда-то по отношению к славянам были достигнуты вследствие распространения католицизма. Украинство же рассматривалось поляками как разновидность их идентичности, и самостоятельного значения ему не придавалось. Насаждение западного варианта христианства в среде славян способствовало смене исторической кодификации и соответственно переориентации этнической идентичности на иной, западноевропейский, цивилизационный вектор притяжения. Так что данная практика была апробирована .

Свои притязания шляхта не оставляла и оказавшись в России, разными способами стремясь поддержать сформированные ранее отклонения в исторической кодификации в восточнославянской этнической среде на территориях, входивших когда-то в состав Речи Посполитой. Для этих целей создавались тайные общества, проводилась на Правобережье специальная пропаганда. Использовалось в ходе нее в том числе не имевшее ничего общего с реальностью утверждение о том, что «русские – не славяне». В направлении этнического разобщения и дискредитации «Московии» действовал, в частности, известный в свое время «польский заговорщик» Вацлав Ржевуский, прилагавший усилия к организации оппозиционно настроенных соотечественников, делавших ставку на сепаратизм. После восстаний 1830–1831 гг. последовали ограничения автономии «Царства Польского». Но они оказались несущественными120 .

Произошедшие изменения в политике на юго-западной окраине Российской империи не предотвратили процессы формирования особого украинского самосознания у восточнославянского населения Правобережья, хотя русская идентичность у него тогда еще сохранялась. Попытки изменения ее, которые предпринимали «представители вельможной шляхты», отмечал и Т.Г. Шевченко в 1860 г. в письме к редактору журнала «Народное чтение», содержавшее вместе с тем автобиографические сведения. Свои намерения, по словам классика, «с чувством просвещенной гордости» они выдавали за покровительство «украинской народности». По утверждениям представителей 120 Там же. С. 83–85 .

c 58 d польской шляхты, переданным не без иронии в автобиографии Т.Г. Шевченко, такой попечительностью якобы «всегда отличались их предки»121. При этом они унижали достоинство местного восточнославянского населения, рассматривая себя в качестве «цивилизаторов заднепровской Украины»122 .

Т.Г. Шевченко такие утверждения не считал объективными, с осуждением воспринимая польское влияние на население Малороссии123. Его будущее он видел только в составе «православного отечества»124. Распространенность русской идентичности у восточнославянского населения подтверждалась различными источниками, в которых в той или иной форме фиксировалось состояние самосознания. При изучении их В.В. Антонович, в частности, отметил, что на «Киевщине… Волыни и… Подолии ополячился и окатоличился только высший… помещичий… класс, а крепостная мужицкая масса всегда оставалась русской и православной, претерпевая тяжкие гонения за веру и народность»125. Складывавшаяся в этих краях до крестьянской реформы 1861 г. ситуация не изменилась и впоследствии .

При насаждении «украинской» идентичности, по словам В.В. Антоновича, поляки «свои притязания на Юго-Западную Россию» подкрепляли «только ложью»126 .

Этническое и национальное единство восточнославянского сообщества, как видно, формировалось не без противоречий .

На уровне не достигших завершенности переходных состояний оставались отличия и в культуре. Тенденция к преодолению разобщения восточных славян наметилась уже вскоре после окончания в России эпохи Смутного времени. По мере укрепления ее как государственного образования перспектива этнического объединения возрастала. Определяющими факторами в воссоединении явились этническое родство и единство веры .

Отношение к отделению от России со стороны присоединенного 121 Автобиография. (Письмо Т.Г. Шевченко к редактору журнала «Народное чтение») // В кн.: Шевченко Т. Дневник. М., 1954. С. 22 .

122 Там же. С. 21–22 .

123 Там же .

124 Шевченко Т. Дневник. С. 34, 50 .

125 Царинный А. Украинское движение. Краткий исторический очерк, преимущественно по личным воспоминаниям. С. 153 .

126 Там же .

c 59 d населения неизменно оказывалось сугубо отрицательным и на последующих этапах. Тяготение к восстановлению единства оказывалось, несмотря на отклонения, преобладающей тенденцией .

Одним из отражений исторической кодификации является сложившееся в восточнославянской среде восприятие пространства, менявшееся во времени. Расширявшуюся в силу стечения тех или иных геополитических обстоятельств в XIX в. протяженность этнического расселения своеобразно зафиксировал Н.В. Гоголь. В его понимании единая и неделимая Русь «разметнулась на полсвета»127. Между тем последствия произошедшего в XIII в. разрыва восточнославянского этнического поля продолжали сказываться. Особенностью общероссийского консолидационного процесса являлось то, что закрепившиеся различия не исчезали. В некоторых из них прослеживалась устойчивость .

Такими свойствами обладала и малороссийская субэтничность .

После восстановления единства восточнославянского сообщества в XVII в. так или иначе это учитывалось .

При разграничении государственного пространства обладавшее спецификой население получило особый административный статус, а занимаемая им территория стала называться Малороссией. Первоначально к ней в «обычном» смысле, основанном на бытовавших представлениях в среде самого населения, относили только Полтавскую и Черниговскую губернии. Но в восприятии Малороссии существовало и более широкое историческое измерение. В соответствии с ним после отхода от Речи Посполитой других восточнославянских земель в данное понятие включался весь «Юго-западный край». В энциклопедическом словаре «Россия» в конце XIX в. в его составе обозначены Киевская, Подольская и Волынская губернии. В описании Малороссии также помечено, что она заходит «порой и в теперешнюю Галицию»128. В историческое измерение в издании лишь частично включалась Бессарабия и Херсонщина .

По реке Днепру «Малороссия делилась на правобережную и левобережную»129 .

127 Гоголь Н.В. Мертвые души. М., 1980. С. 241 .

128 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб., 1898). С. 492 .

129 Там же .

c 60 d С восстановлением государственного единства восточнославянского этнического поля автономное функционирование его частей между тем сохранилось. Наряду с этим проявлялись признаки национального сплочения. Происходило оно в значительной мере стихийно и носило естественный характер. На подпитывавшую субэтничность полонизированность культуры до поры до времени государственная политика в России направленности не имела. Определяющая роль в ней отводилась единству веры. Важнейшим показателем восточнославянской идентичности, принадлежности к русскому народу являлся фактор православия. Геополитическое свершение, связанное с наметившимся в середине XVII в. объединением этнического сообщества предопределялось исторической памятью о совместном прошлом .

§ 3. «От карпат и до камчатки»

На территории бывшей «Червонной Руси» (Галиции) вследствие того, что полонизация в Австро-Венгерской империи продолжалась без каких-либо ограничений130, тенденция разобщения оказалась более сильной. Наряду с этим выдерживался курс на германизацию. Однако для восточнославянской культуры наиболее разрушительным оказывалось воздействие польского фактора, имевшего некоторое сходство в культурном отношении, отражавшем отдаленные совпадения с существовавшей когда-то исторической общеславянской кодификацией .

Соединение с ней из-за перевода на западноевропейский цивилизационный контент порождало иное качество131 .

Разрушению прежней восточнославянской этничности способствовало также насаждение католицизма, всячески поддерживавшееся униатским духовенством. Соответствующий слом общерусского исторического кода обеспечивался и непомерно высокими налогами, взимавшимися в Австро-Венгерской империи с населения Галиции. Влияние на это оказывала и политика в сфере образования. Польский язык при обучении в школах совместно с немецким являлся обязательным. Между тем все 130 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 85, 106–107 .

131 Крыжановский С., Турганов В. Указ. соч. С. 7 .

c 61 d эти меры, применявшиеся в Австро-Венгерской империи в отношении восточнославянского населения Галиции, не смогли подавить существовавшие в его среде симпатии к России132 .

Тяготение к ней, основывавшееся на общем прошлом в «киевский период», в XIX в. не было прервано .

Представления о единстве восточных славян как народа существовали не только в России. Широкое распространение в свое время они имели и за ее пределами. После разделов Польши во второй половине XVIII в. австрийское правительство вынуждено было признавать единство восточнославянского населения своей империи с остальным русским миром. Такая позиция являлась официальной с 1772 по 1848 гг.133. В ней отображалась существовавшая реальность, с которой приходилось считаться. Даже с изменением политики на этом направлении, связанным с попытками насаждения иной идентичности для разъединения с Россией, она продолжала сохраняться .

Так, в 1848 г. галичане называли свой орган местного самоуправления не иначе как «Головна Руска Рада»134. Образованная структура (совет) отражала чаяния восточнославянского населения. Данный центр вместе с тем прилагал усилия к сохранению русской культуры в его среде и занимался соответствующей пропагандистской деятельностью135. Примечательно, что в его создании участие принимало и духовенство греко-католической церкви136, у которого, несмотря на вероисповедные различия, сохранялась, судя по всему, прежняя идентичность .

Во всяком случае, название «русская» оно принимало. Организаторы «Рады» признавали правомерность его соотнесения со всем восточнославянским населением Австрийской империи .

Они рассматривали его как часть народа, отделенного от остального русского мира .

Возможность восстановления государственного единства 132 Там же. С. 7–8 .

133 Волконский А.М. Указ. соч. С. 90 .

134 Освободительные движения народов Австрийской империи. М., 1981 .

С. 202, 206 .

135 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 137 .

136 Федевич К.К. Украинцы и не только. (Особенности национального самосознания украинцев Восточной Галиции в 1920–1930-е годы) // Славяноведение .

2014. № 5. С. 8 .

c 62 d с ним входившие в «Раду» члены не исключали. В противовес этому объединению полонизированная восточнославянская шляхта созвала во Львове «Русский собор». Его название также является показателем сохранявшейся идентичности. Однако, признавая ее русинский контент, идеологи собора отстаивали необходимость ненарушения интеграционных связей с Польшей и Австрийской империей, в которую входила ее немалая часть после разделов137. Назначенный из Вены губернатор Галиции граф Стадион, опираясь на впечатления при знакомстве с ситуацией, рекомендовал австрийскому правительству называть население провинции «рутенами» для разобщения его с восточнославянским сообществом138 .

Наблюдавшееся на том этапе тяготение к нему являлось еще преобладающим. Введенный австрийский термин «рутены» между тем населением не воспринимался. В Галиции оно по-прежнему отождествляло себя с «русскими или русинами», в Буковине – «русинами, русскими, и малороссами», в Венгрии – «русскими, малороссами и русняками»139. Население этих провинций считалось также восточнославянским. В нем существовали имевшие свою культурную специфику группы. К ним относились верховинцы, гуцулы, лемки, подоляне и др.140 Все они в подавляющем большинстве не отрывали себя от общего этнического (восточнославянского) и национального (русского) контента. Данный тип идентификации являлся тогда устойчивым. Наименование «украинцы», как видно, не имело распространения. В определении восточнославянского населения Галиции как русского австрийские власти не без оснований видели опасность для целостности искусственно созданной империи Габсбургов141 .

Официально ему было предложено считать себя «самостоятельным народом», отказаться «от национального единства»

с теми, кто находился в составе России. Насаждение другой 137 Там же .

138 Смолин М.Б. Украинофильство в России. Идеология раскола // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник. Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 10 .

139 Волконский А.М. Указ. соч. С. 35 .

140 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 46 .

141 Смолин М.Б. Указ. соч. С. 10 .

c 63 d идентификации производилось для того, чтобы «отличаться от русских, живущих за пределами Австрии». При поддержке правительства этой страны возникла и «украинская партия» .

Так или иначе, это укрепляло возможности в реализации польской альтернативы. Сторонников единства восточных славян сажали в тюрьмы, к «государственной измене» причислялось распространение русского языка и написанных на нем книг142 .

В проводившейся политике по отношению к подданным в Австрийской империи применялся принцип «конкордата», при помощи которого предпринимались попытки достичь государственного сплочения. Провинции «в их естественном многообразии» лишались возможности на автономию143. Это касалось и восточнославянского населения .

Некоторая самостоятельность австрийским иноэтническим провинциям стала предоставляться под воздействием революционных событий конца 40-х гг. XIX в.144 Автономные права на самоуправление и сохранение культурной самобытности в Российской империи предоставлялись изначально. В австрийских условиях даже после произошедших перемен в управлении государством определяющим был «диктат венского двора», а немцы по-прежнему стремились не уступать властных привилегий периферии, населенной другими народами145. Франц-Иосиф II, являвшийся одним из основателей империи Габсбургов, об ее обустройстве говорил следующее: «Мои народы чужды один другому: тем лучше… Они не понимают и ненавидят друг друга .

Из их неприязни рождается порядок, из их вражды – общий мир»146. Но сопротивление такой политике не прекращалось и в восточнославянской среде .

Участники «москвофильского» течения (И. Наумович, Д. Зубрицкий и др.), появившегося в 50-х гг. XIX в. в Восточной 142 Там же. С. 10–11 .

143 Лорд Актон. Принцип национального самоопределения // Нации и национализм. Пер. с англ. М., 2002. С. 45 .

144 Шимов Я. Австро-Венгерская империя. М., 2003. С. 267 .

145 Шпрингер Р. Национальная проблема. (Борьба национальностей в Австрии) .

Пер. с нем. СПб., 1909. С. 234, 272 .

146 Цит. по: Крыжановский С., Турганов В. Иван Франко (1856–1916) // В кн.: Франко И. Стихотворения и поэмы. Рассказы. Борислав смеется. Пер. с укр. М., 1971 .

С. 6 .

c 64 d Галиции, отрицали наличие у восточнославянского населения Австрийской империи своей, отдельной от русской, культуры .

В этой ее части в середине ХIХ в. даже официальная переписка продолжала вестись на искаженном русском языке .

Галицийский диалект признавался тогда его разновидностью .

В выпущенной же во Львове в 1857 г. «Народной педагогии»

малороссы и закарпатские русины признавались неотъемлемой составляющей «единого российского народа». Этой версии в конце ХIХ в. придерживался и видный западноукраинский поэтпросветитель А. Павлович147. Ситуация с проявлениями в той или иной форме предпосылок, указывавших на возможность восстановления единства всего восточнославянского сообщества, сохранялась в Галиции еще и в начале XX в .

Прослеживалось это, прежде всего, в сфере культуры. Один из образовавшихся драматических кружков имел, например, название «Русская беседа»148. Такая конкретизация встречалась тогда и в других просветительных обществах. На русском языке в восточнославянских провинциях Австрийской империи осуществлялось в ряде случаев и издание местной периодики .

Причем она имела, как можно судить, широкую востребованность. Форматы различного религиозного содержания, предназначенные для местного населения, также нередко составлялись на русском языке. На этом основании можно сделать вывод, что его понимание в Галиции в тот промежуток времени не вызывало затруднений. Один из выпускавшихся во Львове церковных журналов имел даже название «Русский Сион»149 .

Признаки этнической общности восточных славян проявлялись и в социальной организации, имевшей черты сходства во всех ареалах расселения. Одинаковым общинный уклад был когда-то и оставался впоследствии от Карпатских гор до Новгорода, Пскова, вплоть до самых отдаленных частей русской земли на севере и востоке. Связанное с ним обустройство переносилось и на новые колонизуемые восточными славянами пространства. Общинные порядки под влиянием местных 147 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 137 .

148 Смолич Ю. Указ. соч. С. 370–371 .

149 Пархоменко М. Иван Франко. С. XXII .

c 65 d условий подвергались трансформациям, но, несмотря на это, сохраняли на протяжении веков традиционные для восточных славян устои150. Определяющим в них являлся идеал справедливости. Общинные поля, пастбища, леса и иные хозяйственные ниши принадлежали всем членам. При распределении тем не менее учитывался экономический вклад, что обуславливало внутреннюю социальную дифференциацию. Потерявшим трудоспособность предоставлялась поддержка и поэтому «бедных не было». Восточнославянским общинам присущ был и обычай гостеприимства151 .

Общинные порядки устанавливались и поддерживались сельским сходом (местным вече), которому и принадлежала высшая власть. В обсуждении возникавших вопросов участвовали все, кому полагалось обычаем, «ни один взрослый, будь то мужчина или женщина, не был исключен» из процесса принятия решений. Только обобщение предоставлялось старейшинам, им же принадлежало право решающего голоса152. После этого приговоры обретали силу закона. За несоблюдение постановлений сходов и другие проступки, в том числе воровство, следовало изгнание из общины. Но заключения по этому поводу с опорой на «святые… устои» принимались судом. Между общинами существовала связь, сплачивавшая их в «русский народ»153 .

Такая идентификация преобладала во всех восточнославянских провинциях Австро-Венгерской империи еще и во второй половине XIX – начале XX в .

Община у восточных славян, безусловно, не являлась идеальной организацией. Но в силу климатических и пространственных специфических условий она выступала формой этнического быта. Общинные же традиции в восточнославянском сообществе превратились в цивилизационную составляющую, оказывавшую влияние на характер различных процессов. До определенного рубежа восприятие восточнославянской общности как нераздельного народа между тем имело широкое распроСм. подробнее: Франко И. Захар Беркут. Картина общественной жизни Карпатской Руси в XIII веке. С. 505 .

151 Там же. С. 521, 526 .

152 Там же. С. 517–518 .

153 Там же. 530 .

c 66 d странение. Данную реальность признавал и канцлер Германии Отто фон Бисмарк, предлагавший произвести ее изменение за счет усиления существовавших внутренних этнических особенностей154. Направленная на сегментацию восточнославянского сообщества работа первоначально осуществлялась Австрией и являлась важнейшей составной частью проводившейся ее руководством политики .

Один из вариантов проекта появился еще в начале Крымской войны. Руководство Австрийской империи поддержало тогда Англию и Францию, принимавших в ней участие на стороне Турции, ответив неблагодарностью за спасение от развала в период революции 1848 г. Такая поддержка являлась, безусловно, ошибочной и не соответствовала государственным интересам России. Уже через непродолжительное время в Вене возникли намерения по ее расчленению, прежде всего, за счет сегментации восточнославянского сообщества. В 1854 г .

в Лондоне появилась «пространная записка», предназначавшаяся для правящих кругов Британской империи, в которой «выдвигались требования… расширения Австрии вплоть до Крыма»155. С конца XIX в. проект, судя по всему, претерпел изменения и был расширен «до Кавказских гор» .

По воспоминаниям генерала барона П.Н. Врангеля, неплохо осведомленного в свое время в вопросах подрывной деятельности против России, она велась усиленно на протяжении многих лет и ее «плоды… значительны»156. Руководство Австрии намеревалось под своим протекторатом создать «украинское государство», переорганизовав в своих геополитических интересах пространство «от Карпат и до Кавказа» .

Его «независимость» предусматривалась только от России .

Ставку на разъединение восточных славян для ее ослабления делала и Германия157. А.И. Деникин в анализе связанных с этим наблюдений много лет спустя оставил такую запись: «Желая 154 Голушко Н.М. КГБ Украины. Последний председатель. В 2-х т. Т. 2. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 398 .

155 Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. I. ОГИЗ. Государственное социально-экономическое издательство. М., 1940. С. 80 .

156 Врангель П.Н. Воспоминания. В 2-х ч. Южный фронт. Ч. 1 (ноябрь 1916 г. – ноябрь 1920 г.). М., 1992. С. 101 .

157 ЦГИА РГ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 656. Л. 1 .

c 67 d обессилить русское государство, прежде чем объявить… войну, немцы задолго до 1914 г. стремились разрушить выкованное в тяжелой борьбе единство русского племени»158 .

Такие планы вынашивал и Отто фон Бисмарк, создавший неимоверными усилиями «единое германское отечество»159. В достижении «трудной задачи» в период его канцлерства ускоренными темпами проводилась «ассимиляция вновь присоединенного населения»160. В отношении же восточного славянства с определенного рубежа реализовывалось намерение сорвать происходившие естественные процессы преодоления состояний этнической обособленности и складывания нации. В основе политики Германии в этом направлении, как заметил немецкий историк Шюсслер, было «понимание силы и непобедимости русского народа»161. Отто фон Бисмарк одним из первых, таким образом, осознал «стратегическое значение», которое имели для восточного славянства «широкие пространства», непреодолимые «для иноземной силы»162 .

Предусматривавшаяся им сегментация этнического сообщества на отдельные нации по аналогии с европейской практикой должна была привести к существенному ослаблению этого фактора. Обосновывая такую необходимость, Отто фон Бисмарк приводил следующие доводы: «Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины» .

По его рекомендации восточнославянское сообщество необходимо не только разъединить, но и противопоставить, стравив сохранявшие особенности «части единого народа» 163. Для создания состояния, когда «брат будет убивать брата», Отто фон Бисмарк предлагал «найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет 158 Деникин А.И. Очерки русской смуты: В 3 книгах. Книга 3. Т. 5. Вооруженные силы Юга России. М., 2003. С. 530 .

159 Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. I. С. 7 .

160 Там же. С. 24 .

161 Цит. по: Ерусалимский А. Бисмарк как дипломат (вступительная статья) // В кн.: Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. I. ОГИЗ. Государственное социально-экономическое издательство. М., 1940. С. XLII .

162 Там же .

163 Цит. по: Голушко Н.М. КГБ Украины. Последний председатель. В 2-х т. Т. 2 .

С. 398 .

c 68 d ненавидеть все русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого»164. После установления искусственной национальной сегментации, как считал канцлер, окончательное разъединение «дело времени»165 .

Ставка при этом делалась, как видно, на замену исторической кодификации, сформировавшейся в эпоху единства Руси. С началом формирования военно-политического союза с Германией с 70-х гг. XIX в. политика в отношении восточнославянского населения в Австро-Венгерской империи приняла более жесткие формы. Ее определяющим критерием становится подавление цивилизационного и соответственно государственного притяжения России. Достижения в экономической и культурной сферах в тот промежуток времени способствовали его усилению. Немаловажное значение при этом имел религиозный фактор. Австрийскими властями обращено было внимание на то, что уния мало изменила обрядность «галицкой церкви», облик которой даже внешне оставался православным. Духовенство по-прежнему оставалось главным носителем русской идеи166 .

Вследствие этого австрийским правительством руководство церковной жизнью в восточнославянских провинциях стало возлагаться только на тех его представителей, кто не вызывал сомнений в приверженности католицизму и папскому престолу в Ватикане. В духовных училищах проводилась подготовка кадров, проникнутых ненавистью к православию и соответственно к России. Придерживавшиеся традиционного восточного обряда подвергались преследованию. Все эти меры воздействия на этнополитическую ситуацию в восточнославянских провинциях в австрийской политике реализовывались «упорно и систематически»167 .

Но фаза надлома наступила отнюдь не сразу. Предпринимавшиеся усилия первоначально давали лишь ограниченные результаты, что являлось показателем устойчивости исторической кодификации. Наличие восточнославянской этнической общности подтверждалось опросами населения, особенно на 164 Там же .

165 Там же .

166 Романовский Ю.Д. Украинский сепаратизм и Германия. С. 300 .

167 Там же .

c 69 d территориях, входивших в состав России. В южных ареалах ее государственного пространства, где происходила смешанная восточнославянская колонизация, указания на «украинскую принадлежность» в начале XX в. не фиксировались. Признаки общерусского единства при таких же условиях замечались тогда в Степном крае и Сибири168 .

Преобладание тенденции этнонациональной консолидации характерно было и для собственно «малороссийских губерний», причем даже для тех, которые находились на территориях Правобережья. Примечателен в этой связи один из эпизодов в ходе нарастания революционного кризиса в 1905 г. В наиболее критический момент Николаю II подали петицию с миллионом подписей из Волынской губернии, в которой излагалась обеспокоенность за судьбу России и содержалась просьба «сохранить самодержавную власть и не уступать своих прав Государственной Думе». Кроме того, волынцы с убежденностью заявили в адресе царю, что «они не “украинцы”, а русские» и «любят родину»169 .

Проявлялся этот настрой и в выступлениях представителей Украины в самой Государственной думе. Так, депутат от Полтавской губернии П.И. Коваленко на одном из заседаний заявил: «Россия – наше отечество, Малороссия – наше дорогое, родное гнездо»170. Общность восточных славян выделял в парламенте и Г.В. Скоропадский. Потомок «гетманского рода», обращаясь к прошлому, напоминал присутствующим, что Киев являлся «колыбелью» российского государства. На всех этапах его развития, по признанию Г.В. Скоропадского, малороссы составляли «такой же державный народ, как и великороссы»171 .

В западных восточнославянских частях Российской империи, пребывавших в течение нескольких веков в составе Польши и Австро-Венгрии и, как следствие, находившихся под их сильным влиянием, процессы этнического развития обретали особенности. Некоторые «украинские и белорусские земли» проВолконский А.М. Указ. соч. С. 56–57 .

169 Шульгин В.В. Годы. Дни. 1920 год. М., 1990. С. 96–97, 504, 510 .

170 Цит. по: Митухина И.В. Украинский вопрос в России (конец XIX – начало XX века). М., 2003. С. 57–58 .

171 Там же .

c 70 d должали оставаться в границах последней еще и в начале XX в .

Здесь продолжалась экспансия католицизма, что способствовало перегруппировке этнического самосознания восточнославянского населения, разрушению исторически сложившейся культурной самобытности исповедовавшего православие населения, которое, кроме того, подвергалось экономической и иной дискриминации. Разделенность его на «галицийскую»

и «малороссийскую» части отражалась, к слову, в польских источниках172. Насаждение католицизма происходило и в сопредельно расположенных западных российских губерниях в период, когда их население находилось в составе зарубежных государств .

С. Хантингтон отнес ее к одной из линий цивилизационного разлома, образовавшейся при соприкосновении православного (восточного) и униатского (западного) ареалов173. Там, где это было возможно, главным образом в имевших отмеченную специфику частях в составе Российской империи, проводилась политика, направленная на ослабление последствий влияния католицизма. Это касалось и униатской церкви, деятельность которой была поставлена под контроль174. Однако восточнославянские области, находившиеся в пределах Австро-Венгерской империи, под такое воздействие не попадали. Несмотря на это, в начале XX в. они еще не утратили тяготения к основной части этнонационального поля. Так, по признанию М. Павлык, автора книги «Москвофильство и украинофильство среди австро-русского народа», изданной во Львове в 1906 г., «толчки во всяком движении среди австро-венгерских русинов всегда исходили из России»175. Сторонники ее подвергались преследованию .

Предпринимались и идеологические усилия по разрушению сформировавшегося в прошлом восточнославянского исторического кода, исключения из него общерусского контента. В 1909 г. по предложению М.С. Грушевского на заседании «Галицкой Украинской партии» принимается решение об органиСм. подробнее: Берг Н.В. Записки о польских заговорах и восстаниях 1831–

1862. М, 2008. С. 51, 57 и др .

173 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Пер. с англ. М., 2007. С. 39 .

174 Ферро М. Николай II. Пер. с фр. М., 1991. С. 20 .

175 Освободительные движения народов Австрийской империи. С. 330 .

c 71 d зации и проведении по всему краю праздничных мероприятий «в честь гетмана Мазепы»176. По этому поводу издавались и брошюры, в которых под заданным углом зрения разъяснялось «значение выступления» его «в защиту угнетенных русским правительством казаков»177. Однако пропаганда такого рода не дала тогда ожидавшихся последствий в перегруппировке самосознания населения Галиции, продолжавшего считать себя русским. Курс на сегментацию восточнославянского сообщества в Австро-Венгерской империи между тем продолжался. В 1912 г. правительство Габсбургов своих подданных, так и не отказавшихся от русской идентичности, впервые называет «украинцами»178 .

Это получило отображение в акте императора Франца Иосифа по поводу открытия для них «национального» университета179. Однако немалая часть восточнославянского населения Австро-Венгерской империи, по сохранившимся отзывам современников «наиболее честная и умная», продолжала надеяться на восстановление полного единства русского народа180 .

При обострении международной обстановки на европейском континенте накануне Первой мировой войны она «мечтала о крушении Австрии». Прослеживалось стремление и к возвращению «в лоно Православной Русской Церкви» у тех, кто был связан с униатством. Накануне Первой мировой войны в среде восточнославянского населения Австро-Венгерской империи имело еще распространение и признание русского языка в качестве родного. Носителей таких настроений приверженцы иных взглядов с иронией называли «москвофилами». Сами же себя они склонны были считать «староруссами»181 .

Их партия в Австрийской империи, как отмечали современники, «стоит на дурном счету у правительства, отстранена от всякого участия в областном управлении и подвергается всякого рода насилиям и притеснениям»182. В 1866 г. ее рукоУкраина в XX столетии. Киев, 1997. С. 48. (Пер. с укр. автора) .

177 Там же .

178 Волконский А.М. Указ. соч. С. 91 .

179 Там же .

180 Царинный А. Указ. соч. С. 181 .

181 Там же .

182 Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник .

c 72 d водство, несмотря на это, заявило о признании «национального и литературного единства галичан с остальной Русью»183. Но объединения с такими намерениями не получали какой-либо помощи и опирались на свои собственные силы. На стороне «старорусской партии» был лишь «нравственный перевес» и массовая поддержка населения. Политическая платформа ее имела направленность против формировавшегося «украинства», которое подпитывал, как отмечалось в обосновывавших ее документах, «наскоро придуманный и беспочвенный принцип» конструирования обособленной от остальных восточных славян нации. «Старорусская партия» в Австрийской империи отстаивала, как видно, идею «общерусского национального и культурного единства»184 .

Ее представители небезосновательно утверждали, что такие надежды «глубоко коренятся в сознании простого народа» .

В XIX в. они послужили, как отмечали знавшие ситуацию в крае, «для галицких, буковинских и угорских малорусов лозунгом их национального возрождения». Участники движения за восстановление полного восточнославянского государственного единства к «народному языку» относились с уважением и допускали «широкое употребление его в домашнем обиходе… и литературе». Но в сфере «науки и высшей образованности»

указывали на необходимость использования русского языка .

Проводилась «старорусской партией» и широкая просветительская деятельность, для ее организации создавались культурные общества, производилось издание книг, расходившихся миллионами экземпляров, что свидетельствует о широкой востребованности. Для простого народа открывались читальни185 .

Общие мероприятия во Львове привлекали тысячи «гостей из разных концов Галичины и Буковины». Во время их проведения речи произносились «на общерусском литературном языке». Его использовали при публичных выступлениях «не только представители духовной и светской интеллигенции, но и простые поселяне». Так прошло, например, одно из юбилейных Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 364 .

183 Цит. по: Там же. С. 366 .

184 Там же. С. 364 .

185 Там же. С. 364–365 .

c 73 d торжеств во Львове в 1899 г., собравшее со всего края до четырех тысяч делегатов. Программные установки «старорусской партии» на государственное объединение восточных славян получили у них одобрительный отклик. В одном из выступлений при обращении к «народникам-сепаратистам» дано примечательное разъяснение, за что они «нападают и клевещут» на сторонников осуществления такой перспективы186 .

В нем, в частности, говорилось: «За то, что мы постигли душу народную, за то, что храним заветы предков, за то, что дорожим нашей стариной и следуем ее указаниям, за то, что проповедуем нерасторжимость русской народности от русской Церкви, за то, что не отступили от наших народных прав и бережем народную честь, за то, что любим святую неделимую Русь и желаем ее видеть сильной, славной, могущественной»187 .

А.И. Солженицын правильно, на мой взгляд, поставил вопрос о том, что ученым еще предстоит объяснить, как и когда у восточнославянского населения на «Западной Украине» был разрушен тип самосознания188, сохранявшийся со времен единства Руси .

Видимо, мероприятия с прославлением гетмана Мазепы, равно как и другие, проводившиеся в этой части Австро-Венгерской империи в начале XX в., явились определенным вкладом в достижение такого результата. Осуществлялись в ее пределах перед Первой мировой войной и массовые преследования сторонников единства восточных славян. Русские организации на ее территории независимо от вида деятельности подвергаются разгрому. Распространение получают обвинения в «государственной измене». Даже симпатии к России стали караться как «тягчайшее преступление»189. За них в Австрии подвергались «страшному военному террору»190 .

С приближением восточного фронта к Галиции австровенгерская администрация усилила репрессии. Вводится «сокращенное судопроизводство» при принятии решений и исполнении приговоров. По этому поводу издается специальТам же. С. 365 .

187 Цит. по: Там же .

188 См. подробнее: Солженицын А. Как нам обустроить Россию .

189 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 21–22 .

190 Царинный А. Указ. соч. С. 181 .

c 74 d ное распоряжение военной комендатуры во Львове. Судей обязывали в соответствии с ним быть «лишенными всякой чувствительности». Избавлялись они и «от ненужного формализма» для незамедлительного вынесения приговоров191 .

Подразделения австро-венгерской армии, укомплектованные западными и восточными славянами, отличались ненадежностью. Переход их на русскую сторону по ходу боевых действий принимал массовые размеры. В этом находили объяснение и достигнутым успехам в ряде военных операций192 .

Русины отказывались воевать на Восточном фронте, даже несмотря на угрозу репрессий. При первой возможности они сдавались в плен. Австро-венгерское командование вследствие этого вынуждено было перебросить их на итальянское направление193. В русскую армию при занятии ею территории Карпатского края представители местного населения вступали добровольно. Ее подразделениям оказывалось всяческое содействие. После возвращения в Галицию и в Прикарпатье австро-венгерская администрация возобновила репрессии .

Казни проводились только за то, что местные жители называли себя русскими. Под них попала и немалая часть простого крестьянского населения194. При различных обстоятельствах в ходе военных операций на территории Галиции и в Прикарпатье в период Первой мировой войны, по свидетельству А.А. Брусилова, приходилось сталкиваться с тем, что «взятых под стражу австрийским правительством за русофильство»

обнаруживалось в тюрьмах «очень много»195 .

Такие настроения находили выражение и в попытках найти спасение на востоке. В Россию переместилось немалое количество беженцев из Австро-Венгерской империи, составлявших по неполным подсчетам около 200 тыс.196 Отношение к выходцам из Галиции было как к своим, в качестве чужого населения они не рассматривались. Это касалось не только 191 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 22 .

192 Керенский А.Ф. Россия на историческом повороте: Мемуары: Пер. с англ .

М., 1993. С. 199 .

193 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 22 .

194 Там же. С. 22–23 .

195 Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 2013. С. 90 .

196 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 24 .

c 75 d восточных славян, но и поляков. Впоследствии, в советский период, представители украинской интеллигенции командованию Русской армии в Галиции приписывали намерение «искоренить всех инородцев, и особенно “сепаратистов-мазепинцев”». Предоставление же возможности переместиться в Россию стало рассматриваться не как желание спасти восточнославянское население, а как стремление русифицировать его «среди необъятных… просторов»197 .

Пребывание русской армии в Галиции в свете таких представлений преподносилось как «оккупация»198, хотя она получала поддержку со стороны местного населения, действительно воспринимавшего ее успехи по ходу боевых действий как пролог к освобождению. А он рассматривался немалой частью населения как условие для полного объединения восточных славян. Утверждения об «оккупации» носили, безусловно, налет проводившейся пропаганды по дискредитации прошлого, шли в разрез с тем, что было на самом деле и не отличались объективностью. Тем не менее, они также способствовали формированию чувства «национальной обиды», чем при определенных обстоятельствах пользовались приверженцы разобщения восточнославянского сообщества. На это делалась ставка, как уже отмечалось, и в Австро-Венгерской империи .

Украинский национализм в ее восточнославянских провинциях получает поддержку и становится одной из составляющих государственной политики199 .

В 1914 г. при содействии достаточно высоких правительственных и военных инстанций в Вене организуется «Союз освобождения Украины», целью которого являлось создание независимого государства «от Карпат и до Кавказа»200. Затем его деятельность переносится в Галицию, являвшуюся тогда одной из провинций Австро-Венгерской империи. Предложение от руководства разведки этой страны «об участии в борьбе против России» украинские националисты восприняли как программное. Включилась в организационные мероприятия 197 Цит. по: Смолин М.Б. Указ. соч. С. 246 .

198 Там же .

199 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 23 .

200 Врангель П.Н. Указ. соч. С. 101 .

c 76 d и униатская церковь, иерархи которой призывали «водворить христианский Восток… в лоно апостольского и европейского сообщества»201. Образование «Союза освобождения Украины»

нельзя сводить, как ошибочно считалось, «к полицейской выдумке австрийской власти»202 .

Предпосылки для переорганизации самосознания по субэтническим вариациям исторической кодификации существовали в ряде случаев и в отдельных частях восточнославянского сообщества. Принятие украинской идентичности основывалось на их усилении вследствие различных мер, в том числе и искусственного характера. Немаловажную роль при этом играли фальсификации. Сопоставление различных фактов, между тем, показывает, что возможности для разобщения субэтничностей по критерию национальной организации были выражены и в условиях Первой мировой войны слабее, чем тяга к восстановлению полного общерусского единства. Вследствие этого внешняя поддержка усилий, направленных на сегментацию восточнославянского сообщества, имела определяющее значение .

Неслучайно и отдельные представители украинского движения отстаивали необходимость признания особой исторической роли Австрии «в воссоздании самостоятельности Украинской державы»203. Из Вены поступала и материальная помощь тем, кто становился на путь раскола восточнославянского сообщества. Использовались, таким образом, технологии «простой подкупности»204. На выделяемые средства «Союз освобождения Украины» направлял своих эмиссаров в различные страны Европы и Турцию для получения международного признания .

Совместно с «грузинскими национал-сепаратистами», финансировавшимися из тех же источников, они выступали с призывами «воспользоваться… всемирной войной для освобождения угнетенных наций в России»205 .

Для ее дискредитации так называемый «Украинский клуб»

201 Ткаченко Г.С. Указ. соч. С. 20 .

202 Цит. по: Мельгунов С.П. «Золотой немецкий ключ» к большевистской революции // В кн.: Мельгунов С.П. Как большевики захватили власть. Октябрьский переворот 1917 года. М., 2014. С. 523 .

203 Там же .

204 Там же. С. 522–523 .

205 Там же. С. 522 .

c 77 d в Вене, отнюдь не представлявший мнение населения, рассылал телеграммы во все даже нейтральные страны, содержавшие сообщения «о насилиях, якобы чинимых русскими в Галиции»206. Излагались и резкие протесты «против ареста ни в чем не повинных Шептицкого и Грушевского», пострадавших за «национальную идею». Особое возмущение высказывалось и по поводу конфискаций, хотя обыски с такими последствиями обычная практика. В европейских странах она применялась еще в более жестких формах. У А. Шептицкого при аресте был изъят архив. В телеграммах в этой связи сообщалось об утрате документов, имеющих ценность для «украинской культуры»207 .

Выемке же в интересах следствия подверглись те бумаги, которые проливали свет на то, какую работу проводила Германия в конструировании украинского сепаратизма. А. Шептицкий, возглавлявший греко-католическую церковь в Галиции с 1900 г., так же как и М.С. Грушевский, в условиях Первой мировой войны заметно активизировали свою деятельность по отторжению Малороссии от России, получая поддержку из Вены и Берлина208 .

Оставлять без внимания их усилия было невозможно. Арест явился вполне оправданным средством в сложившейся обстановке по защите российских государственных интересов. На том этапе они совпадали с преобладавшими настроениями на восстановление полного единства восточнославянского сообщества .

Координационный центр «Союза освобождения Украины»

вскоре после создания из Вены был перенесен во Львов. В его деятельности принимала участие и небольшая группа эмигрантов из Российской империи. Существование их также обеспечивалось «на австрийские деньги»209. Одной из целей «Союза» являлось «возбуждение» революционного движения на Украине. Развитие же связанных с ним последующих событий должно было проходить «под флагом освобождения ее австро-венгерскими войсками»210. Над образованным таким способом «украинским государством» Вена намеревалась 206 Цит. по: Романовский Ю.Д. Украинский сепаратизм и Германия. С. 306 .

207 Там же .

208 Там же. С. 306, 415 .

209 Мельгунов С.П. Указ. соч. С. 521 .

210 Там же .

c 78 d установить протекторат, что позволило бы осуществлять контроль на всем пространстве «от Карпат и до Кавказских гор» .

Распространение в период Первой мировой войны получает и представление о Галиции как области «культурно-национального возрождения Украины»211 .

Наряду с этим тогда же в общественном мнении другой более значительной части восточнославянского сообщества наметилось восприятие ее как «очага мазепинщины». Под предлогом «самозащиты» от разрушения украинской культуры в Галиции создается вооруженное формирование212. Между тем приверженцы украинского национализма, так называемые «мазепинцы», оказывались, как проясняла реальность, в меньшинстве. Для войны с Россией из них в Австро-Венгерской империи было сформировано всего несколько легионов213. Для этой же цели под руководством австрийской и германской разведок производилась идеологическая обработка военнопленных малороссов. Для их «украинизации» создавались отдельные лагеря. Работа в них стала проводиться на систематической основе фактически с самого начала Первой мировой войны214 .

Участие в этой деятельности принимал и Д. Донцов, ставший впоследствии одним из создателей националистической доктрины, предполагавшей разрушение государственного единства восточных славян215 .

В лагерях для военнопленных немцы организуют особые шпионские отделения, где специально готовили агентуру для засылки в Россию. После обучения ее переправляли через линию фронта «под видом бежавших из плена». Наряду со сбором информации, представлявшей интерес для разведки, агентам ставилась задача заниматься «украинской пропагандой»216 .

Служба Австро-Венгерской и Германской империям на этом направлении также хорошо оплачивалась. Но по данным русТам же. С. 523 .

212 Там же .

213 Брусилов А.А. Указ. соч. С. 100 .

214 Смолин М.Б. Указ. соч. С. 17 .

215 Ткаченко Г.С. Дмитрий Донцов – основатель украинского фашизма // Бандеризация Украины – главная угроза для России / Автор-составитель Ю.К. Козлов .

М., 2008. С. 60–61 .

216 Романовский Ю.Д. Украинский сепаратизм и Германия. С. 305 .

c 79 d ской разведки, «большинство воспитанников… школ шпионажа шли туда с исключительной целью… вырваться из… плена»217 .

Вернувшись в Россию, возложенные на них поручения они не выполняли, а, напротив, обращались к начальству и «чистосердечно» обо всем рассказывали218 .

Но идеологическая обработка с такой направленностью наталкивалась на другой исторический тип самосознания, сохранивший устойчивость к враждебным воздействиям. В 1915 г .

это, к слову, отметил в брошюре «Психология русской нации»

П.И. Ковалевский. Непосредственные наблюдения позволили ему тогда сделать вывод, что «стремление вытравить русские основные черты у русских Галичины, Буковины и Угорской Руси доныне остаются тщетными и эти несчастные страдальцы доныне остаются коренными русскими»219. Показателен в этом отношении судебный процесс, проведенный в Вене в 1915 г .

и получивший наименование «русский». В «государственной измене» на нем обвиняли депутатов австрийского парламента от восточнославянских провинций .

Выступая с последним словом один из фигурантов уголовного дела, по которому проходило и несколько представителей от простого народа, Д.А. Марков сказал «о неоспоримой силе правды» национальной идеи восточных славян. По утверждению выступавшего, она заключалась в достижении «культурного и национального единства русских племен»220. Казнь обвиняемых была предотвращена только благодаря вмешательству Николая II. Австрийские власти заменили ее на пожизненное заключение221. С 1915 г. при поддержке Вены «Украинское бюро» издает карты, отображавшие границы проектируемого государства. В него включалось пространство от «средней Галиции до Кубани»222 .

Восточнославянские земли, располагавшиеся западнее, в его составе не обозначались. И это имело определенную 217 Цит. по: Там же. С. 305, 422 .

218 Там же. С. 305 .

219 Цит. по: Ковалевский П.И. Психология русской нации. Воспитание молодежи .

Александр III – царь-националист. М., 2005. С. 41 .

220 Суляк С.Г. Указ. соч. С. 23 .

221 Там же .

222 Волконский А.М. Указ. соч. С. 123 .

c 80 d обусловленность. Составление карты производилось по предписаниям Генеральных штабов Австро-Венгерской и Германской империй223. Фальсификация предусматривала сегментацию восточнославянского сообщества, срыв процесса его национальной консолидации. Ставка делалась на ослабление геополитических и цивилизационных позиций России. Для достижения этой цели проводилась работа по созданию «национальной» по составу армии из военнопленных малороссов .

Использование ее предусматривалось совместно с войсками «центральных держав». Пропаганда проводилась под прикрытием обещаний освобождения Украины «от русского гнета»224 .

Активное участие в ней преимущественно принимали выходцы из Галиции. Все они, по сути, являлись австрийской агентурой, выполнявшей задания из Вены225 .

Украинские националистические группы формировались при ее непосредственной поддержке. Австрийское правительство, как заметил историк С.П. Мельгунов, к ним «проявило… великую ласку и внимательность, пополнив приличной суммой крон их кассу»226. Однако все намеченные планы, по его же заключению, «потерпели неудачу». Против пропаганды, направленной на разъединение восточного славянства, оказалось общественное мнение. В нем проявлялось состояние в тот период кодификационного процесса. В соответствии с его объективными результатами население Малороссии «решительно отгородилось» от восприятия идеи «национального государства». Связанная с ним агитация, как проясняла реальность в тот период, «успеха не имела»227. Впоследствии украинские националистические группировки под свое покровительство взяла Германия, приложив дополнительные усилия к активизации их деятельности228 .

Между тем в восточнославянских провинциях Австро-Венгерской империи она продолжала наталкиваться на затрудне

<

223 Там же.224 Мельгунов С.П. Указ. соч. С. 525.225 Там же.226 Цит. по Там же.227 Там же.228 Там же .

c 81 d ния. Еще более устойчивым настрой на единство наблюдался в России. На это, в частности, указывает такой эпизод. При возвращении на родину после Февральской революции в 1917 г .

Г.В. Плеханов столкнулся с группой попутчиков, находившихся в течение ряда лет в плену у немцев. По происхождению все они оказались малороссами. Для Г.В. Плеханова, длительное время находившегося в эмиграции, разговор с ними явился своего рода открытием. От попутчиков он узнал, что им предлагали «войти в организацию пленных малороссов, стоящих за отделение Украины от России», обещая увеличить за это «паек… давать менее изнурительную работу и лучшее вознаграждение». Но они и слышать не хотели «о такой сделке со своей совестью» и с огромным риском для жизни бежали из плена .

При этом они пояснили, что русских считают своими братьями и признают лишь широкую автономию в составе России229 .

На существовавшее когда-то единство восточных славян указывал и архитектурный стиль, сохранявший в начале XX в .

черты сходства в Великороссии и Галиции «после шести веков»

обособленного существования в пределах разных государственных образований. Прослеживалось это, прежде всего, по постройкам церквей. Стиль оказывался одинаковым вплоть до Урала и Сибири, везде, где расселялось восточнославянское население. Перемещавшиеся по территории Галиции русские войска в период Первой мировой войны так или иначе замечали это сходство230. Нельзя сказать, что работа по внедрению украинской национальной идеи не имела последствий. Попадавшие в плен малороссы соответствующей обработке подвергались в австрийских и немецких лагерях с самого начала Первой мировой войны. Возвращаясь на родину, они так или иначе способствовали «украинизации» крестьянских масс231 .

По изложенным фактам становится заметным и существовавшие уже в начале XX в. различия между «галицкой» и «прикарпатской» русинскими частями восточнославянского этнического поля. К восприятию националистических идей в 229 Плеханова Р. Год на Родине. Из воспоминаний // Диалог. 1991. № 8. С. 91 .

230 Волконский А.М. Указ. соч. С. 83 .

231 Там же. С. 91 .

c 82 d наибольшей степени оказалось восприимчивым население Галиции (Червонной Руси), в наибольшей степени подвергшееся польскому влиянию. Сужение претерпевала и распространенность русинской (русской) идентичности. Впоследствии она сохранилась только в Прикарпатье. Восточная часть формирующейся украинской (малороссийской) разновидности восточнославянского этнического поля, территориально и по численности населения более значительная, находилась в государственных пределах России и испытывала сильное тяготение к ней и объединенной ею Евразии .

В процессе консолидации существовало, как показывает анализ, несколько направленностей этнической эволюции .

Завершенности к 1917 г. она не достигла, сохранив состояние переходности. Преобладающей оказывалась тенденция на формирование общерусского единства. В среде населения восточнославянских провинций Австро-Венгерской империи популярностью пользовалась идея полного этнического объединения «от Карпат и до Камчатки» в составе российского государственного пространства232. Между тем существовала и реальность процессуального состояния украинизации, связанного с видоизмененной исторической кодификацией .

Обретавшаяся из-за разъединения восточнославянская этническая специфика получала востребованность. Но перспектива сегментации не находила поддержки у населения .

232 Марчуков А.В. «Не было, нет и быть не может». Проблемы национальнокультурного развития русинов Галиции и Закарпатья в освещении украинской историографии // Русины Карпатской Руси: Проблемные вопросы истории и современность. Сб. науч. ст. по матер. конф. Ростов-на-Дону, 19 декабря 2008 г .

Новочеркасск, 2010. С. 53, 57, 59 .

c 83 d Глава II Особенности этнической консолидации § 1. Преломление в казачестве Особая этничность внутри восточнославянского сообщества существовала, как известно, и у казачества. Ее эволюция имела также некоторое сходство с малороссийской и белорусской. В ней проявлялись как общие, так и отражавшие местную специфику признаки. Самая ранняя фиксация термина «казак»

отражена в русском былинном эпосе, воспроизводившем события рубежа X–XI вв., связанные с укреплением государственной границы при Владимире I.1 Именно тогда для ее охраны стали привлекаться ослабленные тюркские племена, выживаемость которых становилась возможной только при объединении с восточными славянами. В русское общество они вводились, как это было предусмотрено практикой того времени, «через врата православного храма» .

По мнению ученых, тюркский элемент и привнес наименование «казак» в восточнославянскую среду. В эволюции феномена выделялась, во всяком случае, передававшаяся из поколения в поколение настроенность на охрану государственных пределов, что подтверждает изложенную выше версию. Тем не менее она нуждается в пояснении. Сбор былинного эпоса производился преимущественно в первой половине XIX в.2 В его передаче могли получить отражение и более поздние наслоения. Традиция же стоять «за веру, за отечество»3 прослеживается именно со времен, когда защита южных государственных пределов Руси стала производиться на постоянной основе. Тогда же появилась и особая категория стражей, имевших сходство с казачеством .

В нем прослеживалась так или иначе идея общерусского единства, чем, собственно говоря, объясняется, на мой взгляд, привнесение в былины в более поздние эпохи ряда соответствующих сюжетов. Распространенным было представление, что 1 См. подробнее: Былины / Сост., автор предисл. и вводн. текст В.И. Калугин .

М., 1986. С. 31, 42–43 .

2 Калугин В.И. Мир былинного эпоса // Былины / Сост., автор предисл. и вводн .

текст В.И. Калугин. М., 1986. С. 18–19 .

3 Там же. С. 25 .

c 84 d «там, где казачество, там и Русь». Принадлежность его к тем или иным территориальным сообществам значения не имела4. Исключением не являлось и запорожское казачество, пополнение которого происходило преимущественно за счет выходцев из малороссийских (украинских) земель. Незыблемость приграничных рубежей Руси в противовес враждебности сопредельного мира обеспечивалась особой категорией населения и в последующем .

Для этой цели мобилизовывался, как и на предшествующих этапах, потенциал других, в том числе тюркских, народов .

В восточнославянской среде в южных ареалах, во всяком случае, фиксировались воспоминания о том, что казак – это «исторический преемник киевских богатырей, стоявших в степи “на заставах богатырских”». Народная молва выделяла в нем и стремление «постеречь землю Русскую от поганых»5 .

К последним относили всех язычников, кочевавших на сопредельных с ее границами территориях. В.О. Ключевский также при сравнении установил, что для Московской Руси со смутного времени казак «стал ненавистным образом гуляки “вора”»6. В интерпретациях, встречавшихся в южных ареалах расселения восточных славян, прослеживался «полный нравственный контраст северному лесному монаху»7. Безопасность же приграничий на постоянной основе, как показывал опыт, могло обеспечить и поддерживать только казачество как наиболее мобильная в военном отношении и психологически подготовленная к экстремальным ситуациям часть населения .

По мнению В.Д. Сухорукова, стремившегося выдерживать в описаниях точность передачи информации, «слово казак означало отважного наездника, живущего набегами и войною, не привязанного к земле и домовитости»8. Ссылаясь на русские 4 В качестве примера см. повествование В.И. Даля об охране российских рубежей в «яицких степях», которая обеспечивалась на протяжении ряда веков уральским казачеством. Ареалы расселения они называли Русью. (Даль В. Полунощник .

(Уральское предание) // Даль В. Упырь: Страшные легенды, предания и сказки .

СПб., 2009.) .

5 Цит. по: Ключевский В.О. Сочинения. Т. I. Курс русской истории. Часть 1. С. 68 .

6 Там же .

7 Там же .

8 Сухоруков В.Д. Историческое описание Земли Войска Донского. Комментарии, дополнения, вступительная статья Н.С. Коршикова и В.Н. Королева. Ростов н/Д,

2001. С. 29 .

c 85 d летописи, в которых под данной категорией подразумевались «и такие люди, кои… вовсе не составляли стражи, но даже разоряли украйну», он отрицает наличие в наименовании смысла, указывающего на защиту границы9. Между тем подтверждения из источников, что казачество издавна привлекалось в той или иной форме к охране государственных рубежей, отображались в других исследованиях. В.О. Ключевский на основе почерпнутых сведений из описаний в документах считал его, к слову, порождением борьбы «со степным кочевником, половчином, злым татарином», длившейся «с VIII почти до конца XVII в.». Это противостояние, по его наблюдению, оставило «самое тяжелое историческое воспоминание русского народа, особенно глубоко врезавшееся в его памяти и наиболее ярко выразившееся в его былевой поэзии»10 .

Растянувшееся на тысячелетие «враждебное соседство с хищным степным азиатом» и вылилось, по мнению В.О. Ключевского, «в такое обстоятельство, которое одно может покрыть не один европейский недочет в русской исторической жизни» .

Казачество и явилось, по его заключению, «продуктом степи, соответствовавшим ее характеру и значению»11. По общему распространившемуся в восточнославянском сообществе восприятию в самом наименовании выделялся смысл «бездомный и бездольный, “гулящий” человек, не приписанный ни к какому обществу, не имеющий определенных занятий и постоянного места жительства». От этой, судя по всему бытовавшей в центральных частях государственного пространства версии, отличия имела трактовка «по первоначальному и простейшему южно-русскому» пониманию12 .

В соответствии с ним по облику своему казак представлялся как «человек “вольный”, тоже беглец из общества, не признававший никаких общественных связей вне своего “товариства”, удалец, отдавший всего себя борьбе с неверными, мастер все разорить, но не любивший и не умевший ничего построить»13 .

9 Там же.10 Цит. по: Ключевский В.О. Указ. соч. С. 68.11 Там же.12 Там же.13 Там же .

c 86 d Под влиянием соответствующих обстоятельств у казачества складывался военизированный быт, а пограничная служба со временем превратилась в субэтническую традицию. Навыки ее имели широкую практическую востребованность14, обеспечивая выживаемость всего восточнославянского сообщества .

Воплощавшийся в них опыт необходим был в противостоянии набегам15, наносившим огромный экономический и демографический урон .

Казачество формировалось также как явление социальное и субэтническое. Подтверждается это, в частности, тем, что у многих народов Евразии существовали схожие категории населения, получавшие лишь разные наименования. Казачество складывалось и у татар. Существование субэтнических объединений (ватаг) обеспечивалось не только разбоем. «Ордынские казаки», не признавая над собой власти какого-либо государства, тем не менее нанимались на военную службу. Отряды их в русских городах «для охранения своего и… других надобностей» имели при себе монгольские баскаки, размещавшиеся на постой16. Принимали «ордынские казаки» предложения и от христианских правителей. Различия веры для исповедовавших ислам искателей службы за вознаграждение, значения при этом не имели17. Такие же разновидности населения, по данным В.Д. Сухорукова, «были… у чуваш, черемис и мордвы»18 .

В одном из ответов русского правительства на жалобу турецкого султана о разгуле в степи разбойной стихии содержалось, например, такое пояснение, отображавшее реальность:

«На Поле ходят казаки многие: казанцы, азовцы, крымцы… а и наших украйн казаки, с ними смешавшись, ходят, и те люди 14 Тикиджьян Р.Г. Проблемы трансформации донского казачества в системе российского юго-восточного пограничья в XVI–XX вв. // Границы и пограничье в южнороссийской истории. Материалы Всероссийской научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 26 – 27 сентября 2014 г.). Ростов н/Д, 2014. С. 541–542 .

15 Сень Д.В. Османская империя и крымское ханство во второй половине XVII в. – начале XVIII в.: управление пограничными процессами и характер взаимоотношений // Границы и пограничье в южнороссийской истории. Материалы Всероссийской научной конференции (г. Ростов-на-Дону, 26–27 сентября 2014 г.) .

Ростов н/Д, 2014. С. 513 .

16 Сухоруков В.Д. Указ. соч. С. 29 .

17 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 23 .

18 Сухоруков В.Д. Указ. соч. С. 29 .

c 87 d как вам… так и нам… разбойники»19. Под этим пространством подразумевалась отделившаяся «от обиталища татар» степная территория, простиравшаяся «от южных берегов Волги через Дон почти до Днепра»20. В другом документе констатировалось, что в степи «год от году умножались разноплеменные толпы». В их составе замечались преимущественно «татары и русские», вышедшие «на Поле из всех украин»21. Русские историки первой половины XIX в. Н. Карамзин и Н. Броневский называли казаков «разбойниками, бродягами и ленивцами» .

В.Д. Сухоруков выделял их крестьянское происхождение. По его утверждению, донские казаки, например, «берут свое начало» отнюдь «не от бездельников, бежавших на южные окраины России»22 .

Определяющим в их формировании, таким образом, признавались социальные истоки. В энциклопедическом словаре «Россия» обобщались следующие сложившиеся к концу XIX в. теории происхождения казачества. Исследователи так или иначе склонялись к заключению, что казачество есть не что иное, как «исконное землевладельческое и земледельческое туземное южно-русское население, сознающее свою национальную особность и преданное своей вере». Такие взгляды излагали в публикациях, в частности, В.Б. Антонович (1863) и И.М. Каманин (1894). Однако М.К. Любавский подверг их критике. В опубликованной статье в 1895 г. он указал на то, что «история малорусского казачества не представляет процесса, отличного от того, какой представляет история великорусского казачества»23. Уже тогда М.К. Любавский обратил внимание на сходство, свидетельствующее о наличии единого этнического поля .

Среди доказательств особо выделены положения о том, что как в «Великороссии, так и… Малороссии казак является сначала отхожим промышленником, ищущим заработков на 19 Цит. по: Там же. С. 28–29 .

20 Там же. С. 27 .

21 Там же .

22 Там же. С. 15–16 .

23 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб., 1898). С. 493 .

c 88 d стороне, чаще всего на степном приволье», притягивавшим «к себе выходцев из разных местностей Руси, чаще всего из окраинных»24. Для обеспечения самозащиты, по представлению М.К. Любавского, выходцы из восточнославянских земель «группируются в вооруженные товарищества… вокруг отдельных вожаков-атаманов». Однако «с течением времени»

переселенцы в «степном приволье» устраиваются «на постоянное житье». Так появляются «казацкие хутора… слободы… начинается земледелие». Вместе с тем различий в освоении бассейнов Днепра и Дона М.К. Любавский не видел25 .

Казаки, по мнению ученого, предстают не как «остатки каких-то древнеславянских вольных общин на пограничье русской оседлости, а вооруженные артели промышленников, вытянутых из пределов этой оседлости пустотою степей». Но и «внутренние области государства», по замечанию М.К. Любавского, давали для освоения «известный процент». При этом он не исключал вероятности «тюрко-татарского» происхождения слова «казак». На Руси оно стало обозначать в понимании М.К. Любавского «степного промышленника… живущего отхожими промыслами». При анализе феномена восточнославянского казачества он склонялся к тому, что «казацкое землевладение не было исконным фактом», а развивалось постепенно, равно, как не сразу сложилось автономное функционирование создававшихся общин26. По содержавшимся сведениям в русских летописях и венгерских грамотах М.К .

Любавский не исключал вероятность зарождения истоков явления от упоминавшихся в них бродников27 .

По употреблявшимся М.К. Любавским образным сюжетам и понятиям заметно, что они являются следствием заимствований из распространенных в его время приемов научных систематизаций. Во всяком случае, в них прослеживаются наслоения социологизации, направления, обретавшего тогда популярность в среде и отечественных ученых. Отстаивая малороссийскую версию, В.Б. Антонович и И.М. Каманин использовали категоЦит. по: Там же .

25 Там же .

26 Там же .

27 Там же .

c 89 d рии, отражавшие представления, соответствовавшие европейским нациологическим теориям. Существенных же расхождений версии о происхождении казачества, тогда, как можно судить, еще не имели. В конце XIX в. в них признавалось существование великорусского и малорусского взаимосвязанных между собой ответвлений. Рассматривались же они как части единого целого. Научные версии не допускали тогда этнического разрыва .

Между тем польские авторы, касаясь темы, «создали в своей фантазии», как отмечалось в энциклопедическом словаре, «целый народ с именем казаков»28 .

В обзоре теорий происхождения Н. Василенко появление упоминаний о них по польским хроникам отнес к концу XV в. Регулярные же известия в данном источнике отражаются с XVI в.29 Отмеченная же социальная основа выделялась в происхождении и запорожского казачества. Такой точки зрения придерживался, в частности, Д.В. Яворницкий30. Использовалось им и объяснение, по которому становление казачества как устойчивого сообщества другими исследователями увязывалось с бродниками. Сведения о них отложились и в русских летописных сводах (самое раннее упоминание выявлено под 1147 г.) .

Происхождение же самих бродников академик В.В. Мавродин выводил от кочевников тюрок. Наряду с этим он признавал их неоднородность, вызывавшуюся смешанным этническим характером объединявшихся групп31 .

На каком-то этапе сугубо социальное явление стало обретать при солидарных взаимодействиях в контактных ареалах приграничий (фронтир) свойства сплачивать близкие по положению и характеру занятий группы в долговременные союзные корпорации. За ними закрепилось общее название казаки, имевшее распространение в среде тюркских сообществ, что указывает на их некоторое этнодемографическое преобладание на ранних стадиях в этом процессе. Динамика его предопределялась тогда фактором степи, проживавших на ее просторах 28 Там же. С. 492–493 .

29 Там же. С. 493 .

30 Яворницкий Д.И. История запорожских казаков. Т. 1. К., 1990. С. 27 .

31 Мавродин В.В. Очерки истории левобережной Украины. СПб., 2002. С. 348 .

c 90 d этнических групп, а также разбойной вольницы32. Вместе с тем казачество пополнялось и за счет переселенцев славян, преимущественно восточных. В его среду попадали выходцы из Речи Посполитой, а также представители иных этнических сообществ (молдаван и др.)33 .

В целом же в казачьих общинах существовал на первых порах относительный паритет разных этнических групп, не выходивший за параметры социального объединения. Но со временем из-за изменившихся геополитических обстоятельств в Евразии с XVI в. этот паритет был нарушен, и удельный вес восточных славян постепенно становился преобладающим .

Вероятно, эта тенденция намечалась и раньше, но со сменой факторов влияния по мере ослабления Орды для ее усиления сложились более благоприятные условия. Впоследствии она была связана с утверждением крепостнических порядков в России, сопровождавшимся массовым оттоком населения на не освоенные государством периферийные территории, преимущественно на юг, в места формирования казачества, что было своеобразной формой выражения, на мой взгляд, социального протеста. В этом находила выражение наиболее ранняя направленность в развитии явления, с которой оно брало свои истоки. Очевидно, что и в дальнейшем первородную основу оно не утратило, продолжая притягивать «обездоленных» .

Нарушившийся же этнодемографический баланс в формировании казачества с XVI в. предопределил еще одну направленность в его эволюционном преображении. Сосуществование разнородных этнических полей на социальной основе на ранних стадиях под влиянием восточнославянской культуры стали получать обобщение. Отчужденность их прекращается. Наметилась тенденция естественного отбора соответствовавших специфике быта казачества элементов других культур. Происходило поглощение более слабых этнических полей. К XVI в .

неславянский элемент в казачестве существенно сократился, и оно превратилось в преобладающей степени в православное сообщество, функционировавшее на основе специфической

32 Смолин М.Б. Указ. соч. С. 8.33 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 23–24 .

c 91 d разновидности русского языка и культуры. При сложившихся условиях крещение стали принимать и татары34 .

В качественных подвижках по ходу трансформации не последнюю роль играли и количественные показатели, наметившееся демографическое преобладание восточнославянского населения. Это подтверждает то, что сосуществование этнических полей в российском казачестве на сословной основе продолжалось вплоть до 1917 г., примером чему могут служить казаки-калмыки, осетины и другие «инородцы», которые становились казаками, что совершенно очевидно, не по признакам этнической принадлежности, а по духу и психологическому складу.

Это находило выражение и в их самоотождествлении:

«мы казаки – мы представители своих народов», то есть они устойчиво причисляли себя как к войсковому сословию, так и к своим этническим сообществам. В данном случае опять-таки проявилось то, что присутствовало на самых ранних этапах формирования казачества: наложение и сосуществование этнических полей. Эта тенденция в его развитии, как видно, тоже не прерывалась .

Своеобразной разновидностью отражения субэтнической вариации являлись в прошлом реестровые и запорожские казаки, соприкасавшиеся с восточнославянским населением, имевшим, несмотря на длительное нахождение в составе Литвы, а затем и Польши, ярко выраженное двойственное самосознание с наличием как малороссийской, так и общерусской составляющих .

Последняя же направленность эволюции, основанная на давних общих истоках, выступала доминирующей, особенно на более ранних этапах. Запорожское казачество, как правило, изъявляло готовность действовать в интересах Руси. Не прерывалось и его солидарное взаимодействие с другими субэтническими группами восточнославянского населения в различных ее частях и, прежде всего, на сопредельно расположенных с местами традиционного расселения территориях. Это указывает на то, что этническое поле не имело полного разрыва, даже несмотря на разделение государственными границами. В восточнославянском сообществе они воспринимались как искусственные .

34 Там же. С. 23–24, 25 .

c 92 d Солидарному взаимодействию при наступлении экстремальных обстоятельств они не препятствовали. Совместно донские и запорожские казаки, например, участвовали во взятии Азова в 1637 г. В запечатлевшем это событие историческом повествовании сообщалось, что они пошли против «бусурман… за святые божие церкви и за… истинную… православную христианскую веру… за обиду Российского государства»35. Мотивы ратной поддержки друг друга у донцов и запорожцев в этом, как и во многих других случаях, были общие. В Речи Посполитой предпринимались попытки поставить под контроль формировавшееся в приграничных степях на юге казачье сообщество. Но на службу принимались лишь отдельные представители, для чего составлялись ограничительные списки (реестры). В них первоначально включили лишь 300 запорожских казаков, впоследствии состав служилых постепенно разрастался. Попавшие в реестр получали материальное вознаграждение, что в их социальное положение вносило элементы стабильности36 .

Польское правительство взамен присвоило себе право назначать атамана. Составленная в 1638 г. «Ординация Войска Запорожского реестрового, находящегося на службе у Речи Посполитой» превращала его в наемное вспомогательное подразделение, командование которым передавалось всецело польским офицерам. Наряду с этим отменяется выборность старшин и звание гетмана. Представители казачества могли занимать лишь низшие должности. Командование реестровыми казаками вместо гетмана предоставлялось «комиссару», назначаемому непосредственно королем. После подавления недовольства при поддержке казачьей старшины «Ординация»

оказалась принятой. Направленное в Варшаву посольство засвидетельствовало покорность. От посланцев казачества последовала лишь просьба не отнимать земли и сохранить назначенное ранее попадавшим в реестровые списки жалованье .

Это предполагало относительно привилегированное положение 35 Матвеев О.В. Историческая картина мира кубанского казачества (конец XVIII

– начало XX в.): категории воинской ментальности. Краснодар, 2005. С. 370–371 .

36 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 26 .

c 93 d в польском обществе. Реестровое казачество королю взамен обещало верное служение37 .

В Польше оно не рассматривалось в качестве самостоятельного подразделения и в армии этого государства ему придавались вспомогательные функции. В ряде случаев практиковался наем на службу всего Запорожского войска, что также предполагало выплату жалованья. Однако оплачиваемый призыв допускался в порядке исключения, и в обычных условиях казаки могли полагаться только на себя. В XVII в. реестровые запорожцы привлекались неоднократно в составе польской армии для войн с Россией. В период смуты они принимали участие в походах и на Москву. Между тем навязывание католицизма и негативное отношение к православному населению в Польше не раз понуждали даже реестровых запорожских казаков заявлять о желании служить России38 .

За присоединение к ней еще задолго до воссоединения восточных славян они не раз поднимали восстания, в ходе которых избавлялись от назначенных польских командиров .

Тех реестровых казаков, кто сохранял верность правительству Речи Посполитой, предавали суду «за измену русскому народу»39. Казачьи старшины, стремившиеся иметь права польского дворянства, так же, как и шляхта, в вопросе единства восточных славян проявляли непоследовательность и нередко становились на путь предательства. Их позиции в этом случае расходились с устремлениями простого народа40 .

В различных документах «Войска Запорожского» встречались, как правило, выражения «в нашей русской Отчизне». С ней соотносилась «территория… Малой Руси». Восточнославянское сообщество воспринималось и запорожскими казаками не иначе как «народ русский»41. Даже при измене гетмана И. Мазепы в 1709 г. сподвижники его, несмотря на сепаратистские устремления, придерживались прежних понятий «русский 37 Там же. С. 26, 30–31 .

38 Там же. С. 26–27, 29, 34, 47 .

39 Там же .

40 Смолин М.Б. Указ. соч. С. 8 .

41 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 73, 75–76, 77 .

c 94 d народ», «территория… Отечества, Малой Руси» и др.42, хотя в ряде их высказываний просматриваются уже оттенки намерений разрыва с остальным восточнославянским сообществом .

Солидарное же взаимодействие запорожских и расселявшихся сопредельно донских казаков никогда не прерывалось. При этом встречались и отдельные разногласия, происходили даже по разным поводам столкновения .

Донские казаки, например, предотвращали нападения («разбой») запорожцев на проезжавших через степь дипломатических посланников России43. Объяснение этому можно найти, на мой взгляд, в отсутствии полной этнической консолидации .

Но запорожские и донские казаки воспринимали друг друга как представителей одного народа, а разъединение границами считали временным. Проявлялось это и во время «российских мятежей». Совместно действовали казаки «против турок и крымцев», освобождали уведенных в рабство православных пленных, осуществляли «общие поиски по Черному морю»44 .

Запорожцы неоднократно выражали намерение присоединить территорию Сечи и всего Северного Причерноморья к Московскому государству, что указывает на их общерусскую самоидентификацию в тот период .

По заключению В.Д. Сухорукова, «служба запорожцев под знаменами польского короля не препятствовала… союзу… и сколько Сигизмунд ни старался… вооружить их противу России, но всегда находились партии, доброхотствовавшие нашему отечеству»45. После заключения с Османской империей Кучук-Кайнарджийского мирного договора в 1774 г. исчезла и потребность в защите от набегов крымских татар рубежей в причерноморских степях. Необходимость пребывания запорожского казачества в этом ареале оказалась утраченной .

Но их опыт был востребован в Российской империи на другом направлении. В 1792 г. вышел указ Екатерины II о переселении казаков из Запорожской Сечи в прикубанское приграничье на юге, где по-прежнему сохранялась угроза набегов со стороны 42 Радзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! С. 46 .

43 Сухоруков В.Д. Указ. соч. С. 117 .

44 Там же. С. 116–117 .

45 Цит. по: Там же. С. 117 .

c 95 d кавказских горцев и вследствие этого ситуация военной экстремальности. Выдана была и жалованная грамота «на вечное владение» землями. Старшину при этом уравняли с российским дворянством46 .

Из переселившихся на Кубань запорожских казаков первоначально было сформировано Черноморское войско, унаследовавшее и прежний «девиз… оберегать русские границы от людей иной, не христианской, веры»47. И на новом месте, как отметил впоследствии краевед Ф.А. Щербина, они «отличались особенною религиозностью и приверженностью к православной религии»48. Всего переселилось в прикубанское приграничье около 25 тыс. запорожских казаков, распределенных по 40 куреням, 38 из них сохранили закрепившиеся ранее названия49 .

Оценивая ликвидацию Сечи, Т.Г. Шевченко осудил переселение за Дунай в пределы Османской империи к «нехристю чужому». Тем же, кто согласился на предложенные российским правительством условия и принял решение и дальше служить отечеству на Кубани, пожелал «божьей помощи»50 .

И в этом случае Т.Г. Шевченко опирался на сохранившиеся в народных массах настроения и с исторической точностью воспроизвел их при описании события. По сюжету о переселении части запорожских казаков на Кубань заметно, что он не руководствовался в своем творчестве «националистической романтикой»51. Т.Г. Шевченко ее приписали биографы в советский период. Между тем в оценке ликвидации Запорожской Сечи так или иначе прослеживается сочувствие тем, кто и далее намеревался защищать российскую границу. Т.Г. Шевченко была присуща, безусловно, любовь к родному краю. Но она не имела ничего общего с явлением украинского национализма, появившегося гораздо позже. В момент же переселения на Северный Кавказ в конце ХVIII в. запорожские казаки считали 46 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 73, 75–76, 77 .

47 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. В 2-х т. Т. 1. (Б/и. Екатеринодар, 1910). Краснодар, 1992. С. 579 .

48 Цит. по: Там же .

49 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 77 .

50 Шевченко Т. Кобзарь. С. 242 .

51 Дейч А.Л. Тарас Шевченко (Биографический очерк). С. 11 .

c 96 d себя русскими52. Такого наименования, как «украинцы» они не знали. На это указывает и надпись на печати гетманов, содержавшая уточнение «Малой России Войска Запорожского»53 .

Однако переселение привело к складыванию представлений об Украине «от Кубани до синего Сана»54, имевших во второй половине XIX в. распространенность, к слову, в восточнославянских провинциях Австрийской империи. В Галиции пользовались популярностью передававшиеся в рассказах «думы о делах и похождениях казаков»55, которые здесь воспринимались, как можно судить, во всяком случае в тот промежуток времени, как часть «украинской общности». Такая версия о запорожском казачестве, приспособленная к соответствующим обоснованиям, играла немаловажную роль, как известно, и в националистической мифологии. Его сравнивали наряду с этим со «средневековыми рыцарскими орденами», объявляют носителем «идеи народовластия… всеобщего равенства… выборности… абсолютной свободы»56 .

Но запорожское казачество являлось составной частью восточнославянского сообщества и способствовало в свою очередь его воссоединению в границах России. Самосознание данной субэтнической группы не отображало определившуюся украинскую идентичность. Эволюция запорожского казачества имела общерусский характер. Несмотря на это, в мифологии национализма все восточнославянское казачество отождествляется с «украинской нацией». Истоки же его выводятся с древнейших времен и традиционного общинного уклада57 .

Общерусский характер самосознания запорожского казачества между тем не изменили ни реестровые ограничения, введенные Речью Посполитой, ни иные воздействия, налагавшие лишь свой отпечаток .

52 Костомаров Н.И. Исторические произведения. Автобиография. С. 351–360 .

53 Савенко А.И. К вопросу о самоопределении населения Южной России // Украинский сепаратизм в России. Идеология национального раскола. Сборник .

Вступительная статья и комментарии М.Б. Смолина. М., 1998. С. 292–293 .

54 Франко И. Собрание сочинений. В 3-х т. Т. 1. Стихотворения и поэмы. Пер. с укр. М., 1990 .

55 Франко И. Две конституции // Франко И. Избранные сочинения. Пер. с укр .

Т. IV. Рассказы и повести. Драмы. М., 1950. С. 447 .

56 Смолин М.Б. Указ. соч. С. 8 .

57 Сокуренко В.Г. Указ. соч. С. 122 .

c 97 d После переселения к концу XVIII в. его представленность в Черноморском войске достигала всего около 30%. Какуюто часть в нем составляли однодворческие переселенцы из различных южнорусских губерний. Смешение населения происходило за счет, в том числе, азовских, донских, линейных кавказских, оренбургских, уральских казаков, так же, как и запорожцы переселявшихся на Кубань для защиты державных рубежей на представлявшем опасность направлении. В формировавшееся региональное восточнославянское сообщество включались государственные крестьяне, нижние чины и офицеры регулярных войск58. Частью его становились западные и южные славяне. В укреплениях Черноморской береговой линии служили солдаты и офицеры поляки59, существовали в крае поселения «чехов и словаков»60 .

Особый кубанский синтез складывался за счет консолидации различных этнических составляющих. Восточнославянская среда являлась для них объединяющим началом. Формировалось и соответствующее региональное самосознание. Уже в XIX в. оно находило выражение в фольклоре и других разновидностях культуры. Кубанская специфика прослеживалась и в делопроизводстве61. Формировались вместе с тем особенности в этничности. В среде складывавшейся региональной общности сохранялось и вобравшее иной языковый контент малороссийское наречие62. В становлении всего казачества русское начало имело, таким образом, еще более существенное значение, чем при сохранении других восточнославянских внутренних различий. Это было характерно для территориальных подразделений казачества по всей империи: Донского, Кубанского, Терского, Уральского, Сибирского, Семиреченского и др .

Однако инородные поля исчезали в нем не бесследно, 58 Матвеев О.В., Ракачев В.Н., Ракачев Д.Н.

Этнические миграции на Кубани:

история и современность. Краснодар, 2003. С. 45, 47 .

59 Матвеев О.В. Поляки в укреплениях Черноморской береговой линии в 30-е – 50-е годы XIX века: история повседневности // Кубанский сборник: сборник научных статей и материалов по истории края. Т. III (24). Краснодар, 2008. С. 37–62 .

60 Пукиш В.С. О словацких переселенцах на Кавказе // Кубанский сборник:

сборник научных статей и материалов по истории края. Т. III (24). Краснодар,

2008. С. 63–72 .

61 Матвеев О.В., Ракачев В.Н., Ракачев Д.Н. Указ. соч. С. 47 .

62 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 78 .

c 98 d оставляя свои наиболее жизнеспособные элементы в языке, культуре и психологическом складе. Все 12 казачьих войск России, формировавшихся как естественным путем, так и по инициативе правительства, в зависимости от этнических ситуаций своих контактных зон, несмотря на общие черты, имели свою этническую специфику и отличались друг от друга .

Их солидарное взаимодействие в основном происходило, как заметно по разным событиям, на общероссийском уровне. Одновременно они сохраняли между собой так и не преодоленную отчужденность. В целостность их связывало государственное (имперское) начало .

Преобладание восточнославянского этнического поля никакими влияниями поколеблено не было. В местах расселения казачества оно получило как бы свое неразрывное и прямое продолжение, но обрело в силу указанных обстоятельств ярко выраженные черты своеобразия, причем в каждом конкретном случае по отдельным казачьим войскам имевшего свои особенности. Происходила ли их трансформация в качественно иные этнические состояния? На мой взгляд, предел этому был положен установлением преобладания восточнославянского этнического поля и наступлением вследствие этого существенного ослабления инородных влияний на него. Формирование своеобразия казачества в различных регионах происходило внутри этого поля и на его основе. По мере интеграции казачества в российскую государственную систему воздействие невосточнославянских этнических полей на его развитие еще больше было подорвано, и далее подвижки в складывании специфики были уже не столь значительны .

Тенденция в этом случае, как видно по эволюции в военнослужилое сословие в XVIII–XIX вв., была к ослаблению, а не к усилению. Несмотря на это, инородные состояния в казачестве не исчезли. В донской субэтнической разновидности их в указанный промежуток времени установилось существенное преобладание восточнославянской православной части. К ней принадлежали, безусловно, и староверы. Представленность же мусульман, к которым ранее относились азовцы, ногайцы, татары и другие группы населения, сократилась, а в ряде случаев c 99 d за счет ассимиляционных процессов и перехода в православие вовсе прерывается. Буддистами по вероисповеданию оставались донские казаки, сформировавшиеся из калмыков63. Среди них православие принять изъявили желание лишь немногие64 .

Формирование особой этничности у казачества имело отличия и от малороссийской части восточнославянского сообщества, на которую польское влияние не прерывалось даже в составе Российской империи, на что внимание в проводившейся политике, как уже отмечалось, было обращено с опозданием .

Рядом законоположений в соответствии со стратегическими потребностями защиты остававшихся наиболее уязвимыми пределов государственного пространства направленность этнической эволюции казачества была постепенно поставлена под мощное воздействие интеграционного процесса и стала обретать, особенно с 1835 г., ярко выраженные черты сословности. Тем самым процесс был взят под государственный контроль и при помощи политических и экономических нововведений поставлен в зависимость от официальной инициативы. Становление военно-служилого сословия вступило в стадию завершения65 .

Хотя возможность вступления в казаки сохранялась вплоть до 1917 г., она была уже существенно ограничена сословными интересами получения паевых наделов в будущем из созданных специально для этого запасных земельных фондов при каждом войске. С 1905 г. это ограничение было даже закреплено в специальном нормативном установлении66. Сосуществование же этнических полей в казачьей среде в XIX – начале XX вв .

имело уже остаточный характер и неуклонно ослабевало по мере истощения запаса свободных войсковых земель, повлекшего за собой значительное сужение масштабов приема в сословие даже представителей восточнославянских народов, рассматривавшихся тогда в качестве единого русского фактора .

63 Тикиджьян Р.Г. Проблемы трансформации донского казачества в системе российского юго-восточного пограничья в XVI–XX вв. С. 542 .

64 История Ставропольской митрополии. Очерк. Ставрополь, 2012. С. 20 .

65 Тикиджьян Р.Г. Расказачивание как понятие, процесс и государственная политика: актуальные проблемы изучения // Казачество России: прошлое и настоящее .

Сб. науч. статей. Вып. 3. Ростов н/Д, 2010. С. 223 .

66 РГВИА. Ф. 1. Оп. 1. Д. 50198. Л. 3-об .

c 100 d Открытость же казачьих общин для попадания иноэтнических элементов, несмотря на это, по-прежнему сохранялась вплоть до 1905 г., когда после первых революционных потрясений было признано, что «пополнять казачье сословие инородческим элементом недопустимо»67, и тенденция этой политической мерой подверглась слому. Тем самым предоставилась дополнительная возможность для обретения однородности .

В результате отмеченных влияний на протяжении нескольких веков казачество обретало культурное своеобразие и особую этничность. Но несмотря на отличительные признаки, оно оставалось также частью восточнославянского сообщества, включавшего в себя и великороссов, и малороссов (украинцев), и белорусов, сохранявших из-за сложившихся исторических обстоятельств и польского влияния внутренние этнические различия. Только в этом смысле казачество правомерно называть субэтносом, а не по принадлежности только к русскому народу .

Это относится ко всем его разновидностям .

Однако как часть этнического сообщества казачество впитало в себя множество компонентов восточных культур и поэтому должно рассматриваться вдобавок ко всему как явление евразийское. Тем не менее, у казачества в рамках единого этнического поля не произошло последующей, в отличие от малороссов (украинцев) и белорусов, организации культурных особенностей в национальные. Объясняется это тем, что, как правило, консолидация этноса в нацию происходит в решающей степени под воздействием государственного сплочения .

Длительное пребывание малороссов и белорусов в чуждых в этом отношении условиях, по всей видимости, и предопределило закрепление этнических особенностей. Не в последнюю очередь на это повлиял и наступивший на весьма длительный промежуток времени с XIII в. разрыв из-за государственных границ этих частей этнического поля и в дальнейшем их относительно слабая связанность, которая была преодолена лишь с середины XVII в. Однако, следует заметить, такие же различия существовали и в среде великороссов .

В пределах родственных восточнославянских этничесРГВИА. Ф. 400. Оп. 19. Д. 154. Л. 35 .

c 101 d ких обособлений за этот период происходили именно такие изменения, в которых зарождались компоненты различий, и их формирование продолжалось даже после воссоединения .

Процесс формирования этнического своеобразия в казачестве в чем-то, безусловно, имел сходство. Но дальше этого он не пошел, так как этнический и государственный (национальный) контакт казачества с Россией никогда не прерывался и со временем даже усиливался благодаря массовому притоку населения из ее пределов в места его расселения, которое из-за открытости казачьих общин большей частью попадало в войсковое сословие. Причем этот контакт казачества (за исключением запорожского до середины XVII в.) в пределах восточнославянского этнического поля с великороссами был намного выше, чем с малороссами или тем более белорусами .

Не прерывался он даже в период так называемой вольницы .

Казаки небезразлично относились ко всему, что происходило в России, активно принимали участие в различных событиях внутри нее, особенно, что весьма показательно, в гражданских конфликтах и отражениях внешних агрессий. Восстание под предводительством К. Булавина в 1707–1709 гг. охватило, к слову, казачьи территории «от Волги до Днепра», в том числе и Запорожскую Сечь68. Экстремальные ситуации смут и военных лихолетий тем самым наглядно обнажали этнонациональные приоритеты в эволюции феномена. Поддерживались они и за счет не прерывавшейся связи казачества с Россией. Поскольку его территории соприкасались с наиболее враждебной и нестабильной периферией, роль государственного фактора для него была даже более значительной, чем для других специфических частей русского народа .

Такое необычное осознание проявляет, на мой взгляд, самую существенную особенность феномена, отличающую его от обычных сословий: в казачестве сословность совместилась с этнокультурной самобытностью. Поэтому его нельзя сравнивать с западноевропейским рыцарством, японскими самураями, маньчжурскими знаменами и т.д., хотя в них, безусловно, и прослеживается нечто общее в социальном отношении. Эти 68 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 68 .

c 102 d сословия складывались в относительно сплоченной этнической среде, формировавшейся в пределах не столь протяженного, как в России, государственного пространства, и не обретали в силу этого аналогичного казачеству своеобразия. По их исчезновению с изменением исторических условий можно сделать вывод, что сословность подвержена разрушению. Этничность же величина более устойчивая .

В российском казачестве сложилась именно восточнославянская особость, вобравшая и инородные компоненты .

Сословность в нем, как в перечисленных разновидностях европейского и азиатского рыцарства, являлась организацией, функционирование которой оказалось возможным лишь в определенных условиях. Этничность, как правило, ни при каких обстоятельствах бесследно не исчезает, она лишь подвержена трансформациям (качественным изменениям), даже если происходит ее интеграция в другие культуры. В этой связи становится очевидным, что казачество сложилось в специфическую восточнославянскую общность, являвшуюся частью русского народа, имевшую свою самобытность. Субэтничность сохранилась при прекращении воздействия фактора сословности как при естественном, так и при насильственном расказачивании .

В казачестве идентификация, таким образом, проявлялась в виде восточнославянской разновидности, отражавшей состояние незавершившейся трансформации. В его составе существовали и иноэтнические группы. Примером могут служить донские казаки-калмыки. Сохраняя обычаи и приверженности буддизму, они пользовались всеми правами войскового сословия, вплоть до наделения землей за службу. Вмешательство в их бытовые распорядки и традиционное управление не допускалось69, что защищало специфику их этнического быта. В таком же положении находились и другие инородные группы, входившие в войсковое сословие. Однако особый статус и в этом случае не являлся препятствием для интеграции. Донские казаки-калмыки, например, принимали участие во всех войнах, 69Омакаева Э.У. Калмыцкое казачество как культурно-исторический феномен // Казачество в социокультурном пространстве России: исторический опыт и перспективы развития. Тезисы Всероссийской науч. конф. (28–29 сентября 2010 г., Ростов-на-Дону). Ростов н/Д, 2010. С. 288 .

c 103 d которые вела Россия70, что свидетельствует о восприятии ее в качестве отечества .

Следует отметить в дополнение к предпринятому анализу еще одну немаловажную особенность. Под влиянием экстремальных обстоятельств ареалов расселения казачеству привились высокий дух патриотизма, любовь к Родине, стремление служить ей «не за страх, а за совесть» и укреплять ее державную мощь. Очевидно, этим объясняются и порывы казачества «спасать Россию», проявлявшиеся в разные драматические периоды ее истории. В.Д. Сухоруков по этому поводу писал, что «казаки привержены к царю и никак не могут сообразить иного порядка вещей»71. Неслучайна и сравнительно массовая поддержка в их среде «единства и неделимости» пространства империи в условиях революционного кризиса, и неприятие «интернационализма» даже тогда, когда эта идея воспринималась и в центре страны, и на иноэтнической периферии .

Вероятно, это обстоятельство склоняло большевистских лидеров рассматривать все российское казачество как «исконное орудие империализма»72. Такое определение впервые дал И.В. Сталин, характеризуя военное положение на юге в условиях гражданской войны. Казачество в составе населения окраин он отнес к прослойке «привилегированных… колонизаторов», подвергавших эксплуатации «нерусские народы»73. Именно эти оценки длительное время отображались в исторических описаниях в советскую эпоху и сформировали несправедливое отношение к российскому казачеству. Их опровержение происходило лишь по мере накопления фактов и развития научных знаний74. На самом же деле в этом типичном для той поры словосочетании и была заключена замечавшаяся в действительности устойчивая привязанность казаков к традиционным государственным устоям .

70 Там же .

71 Сухоруков В.Д. Указ. соч. С. 10 .

72 Сталин И.В. К военному положению на Юге // Сталин И.В. Сочинения. Т. 4:

ноябрь 1917–1920. ОГИЗ. Государственное издательство политической литературы. М., 1947. С. 286 .

73 Там же. С. 285–286 .

74 См. подробнее: Козлов А.И. Каменистыми тропами… Исторический очерк .

Ростов н/Д, 2008. С. 413 .

c 104 d Так что этот своеобразный консерватизм российского казачества имеет не только сословно-классовую подоплеку, но и этнопсихологическую. По проблеме же формирования казачества существуют различные трактовки. Не внесли сколько-нибудь существенных изменений в этом отношении проведенные в 90-е гг. XX в. дискуссии. Расшифровка феномена российского казачества возможна также лишь при анализе процессов, связанных с существовавшими различиями в восточнославянской этнической эволюции. Военно-сословный фактор до 1917 г .

являлся важной и вместе с тем специфической составляющей в системе российской государственности, воплощавший в себе наслоения многих эпох и цивилизационных воздействий .

В начале XX в. правящие круги воспринимали казачество попрежнему как важнейшее звено в государственной системе .

На него и тогда не смотрели как на изжившее себя явление .

В среде российского казачества прослеживались составляющие сословности и этнокультурной самобытности. Итог его развития не позволяет уложить типологию в схемы определившихся в иных практиках категорий «сословие», «этнос» или «нация». Феномен российского казачества нельзя воспринимать однозначно, в каком-то одном его измерении. Он достаточно многослоен и по-разному проявляет себя на всех уровнях этнонациональной идентификации: на этническом – как специфическая часть восточнославянского сообщества (субэтнос), на национальном – как неотъемлемая часть русского народа, на государственном – как составная часть российского полиэтнонационального гражданского сообщества. Переходность процессуального состояния, как видно, не обрела завершенности .

c 105 d § 2. Языковые аспекты Отражением восточнославянских субэтничностей являлись и специфические говоры. В них также проявлялась местная самобытность и происходившие в прошлом влияния. В эпоху этнополитического единства Руси, как установлено специальными исследованиями, диалектные различия не исчезли. Вместе с тем происходило становление и обобщенного языкового контента. Диалекты постепенно утрачивали свои особенности, подвергаясь воздействию интеграционного процесса. Но с распадом Руси на уделы преодоление различий приостановилось .

В дальнейшем развивалось их закрепление75. Особые диалекты в среде восточнославянского населения в западных землях, по мнению исследователей, подвергаются чужеродным изменениям с Брестской унии 1596 г., когда на Церковном соборе православному населению Речи Посполитой было навязано объединение с католиками76. Религиозный фактор выступал условием взлома исторической кодификации. Распространение же католицизма в восточнославянской среде сопровождалось попытками полонизации 77 .

Воздействие оказывалось и на языковые различия. Сохранность диалектов имела между тем естественный характер, так же как и в других частях восточнославянского сообщества. Однако в западных ареалах расселения в них проникали польские слова, порождая иное состояние всего языкового ответвления78. За счет этого и происходило обобщение и ряда диалектов. Оно носило ярко выраженный характер «ополячивания». Русский язык в эпоху этнополитического единства Руси и в последующем формировался при взаимопроникновении (синтезе) восточнославянских наречий. Воздействие польского фактора основывалось на принудительных началах. Изменение религиозных и языковых приоритетов способствовало этническому разобщению, переводу сложившихся исторических 75 См. подробнее: Кондрашов Н.А. Славянские языки. М., 1956. С. 13; Радзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! С. 45 .

76 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 21 .

77 Волконский А.М. Указ. соч. С. 75 .

78 Радзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! // Славянская нива .

2003. № 1–2. С. 44 .

c 106 d кодов в иные цивилизационные измерения. Различия же внутри восточнославянского сообщества были неизмеримо меньше, чем у западных и южных славян .

Однако на общеславянских съездах, созывавшихся в 1838 и 1848 гг. в Праге, при общении, несмотря на политические разногласия, представителями от различных народов отмечались черты сходства в языках. По этому поводу появились даже утверждения, что все они «только разные диалекты одного» лингвистического поля, распространившегося «от берегов Адриатических до границ Белого моря и Сибири»79 .

Складывание этнических обособлений у западных и южных славян после разобщения под влиянием европейских процессов между тем происходило более замкнуто. Из-за этого для каждого отделившегося от целого родственного культурного поля усиление самобытности выступало приоритетной тенденцией в развитии. Предопределялось это именно тем, что историческая кодификация у западных и южных славян ранее из-за экспансии католицизма оказалась в значительной мере видоизмененной. Незавершенность процесса создала состояние цивилизационного разлома, разделившего в ряде случаев на основе религиозных различий этнические общности .

Взаимоувязанность восточнославянских обособлений, в том числе конфессиональная, напротив, была гораздо теснее .

Позже появились и условия к разобщению. Наличие «великорусских, белорусских и малорусских» разделений не прослеживается в Х–ХI вв.80, как и в последующие несколько столетий .

Восточнославянская особость в западных землях стала закрепляться после включения их в состав Речи Посполитой. После восстановления единства в середине ХVII в. восточнославянское сообщество обрело возможность к беспрепятственному солидарному взаимодействию в историческом процессе. Официально и на уровне массового самосознания оно воспринималось как нераздельное, малороссы и белорусы к «инородцам»

79 Воспоминания о Бакунине Адольфа Рейхеля // Приложение в кн.: Михаил Александрович Бакунин. Критико-биографический очерк М.П. Драгоманова .

Дозволено цензурою. Г. Казань,18 ноября 1905 года. Казань, 1906. С. 89 .

80 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб .

1898). С. 565 .

c 107 d не причислялись81. Именно в свете этих представлений они в качестве сопредельных этносов не воспринимались .

Понятие «инородный» употреблялось с противопоставительным значением, отражавшим невосточнославянскую принадлежность. Какая-либо негативная смысловая нагрузка при употреблении в нем отсутствовала. После воссоединения наметилось и преодоление внутренних этнических различий .

Происходило это в том числе за счет «украинизации», как заметил Н.С. Трубецкой, «великорусской духовной культуры»82 .

Тенденция обозначилась еще с рубежа XVII–XVIII вв. Следствием ее усиления явилось искоренение «московской редакции»

общерусской культуры. В дальнейшем переход «от ограниченного, местного, к всеобъемлющему, общенациональному»

продолжался .

Сложившаяся в эпоху, когда «Украина была провинцией Польши», «западнорусская редакция» восточнославянской культуры оказала огромное влияние на процесс этнической консолидации83. При его воздействии устанавливалось и единство в языковой сфере. Взаимовлияние сродных наречий порождало их синтез. В качестве результата лингвистической трансформации он отнюдь не являлся великорусским. Заимствования происходили из всех без исключения восточнославянских разговорных практик. Малороссийское влияние при этом, по утверждению Н.С. Трубецкого, было самым существенным, что и позволило ему сделать вывод о происходившей «украинизации московской редакции» культуры84. Совмещения же носили естественный характер и основывались на отборе принимавшихся в различных частях этнического поля компонентов .

Однако на правобережной Украине процесс полонизации в XIX в. продолжался, затрагивая в какой-то степени и левобережную ее часть. Ослабление его сдерживалось вследствие проводившейся в Российской империи политики. Складывавшиеся внутренние этнические отличия впоследствии использовались для обоснования отсутствия общности восточнославянского 81 Там же. С. 564 .

82 Трубецкой Н. К украинской проблеме. С. 504 .

83 Там же .

84 Там же. С. 505–506 .

c 108 d этнического поля и правомерности его национального разделения. При этом определение границ «украинской территории» вызывало затруднения. К ней причисляли, как правило, пространство правобережья, где, по утверждению теоретиков сепаратизма, «господствовали совсем иные культурные отношения, чем на левом берегу Днепра». Польское влияние даже по их оценкам после перехода края под государственное управление России не прекратилось85 .

За восстановление «старой Речи Посполитой» в ее пределах организуется «национальное движение», распространившее экспансию «как на украинские, так и… белорусские земли»86. После польского восстания 1830–1831 гг. стали создаваться обоснования о наличии отличий внутри славянства87. Нацеленность они имели, прежде всего, на отрыв от русского народа. Состояние восточнославянской субэтничности поддерживалось через систему образования и местного управления, оставшуюся в ведении польских помещиков, за которыми сохранено было право земельной собственности .

Содержание ее также происходило за их счет. Особенность в положении польских помещиков на Украине, создававшей определенные затруднения для интеграции восточного славянства, М.П. Драгоманов как историк усматривал, в частности, в том, что они, в отличие от малороссийских, «упорно держатся за свой язык, за свой быт и связаны с польскими культурными центрами больше, чем с русскими»88. Между тем повсеместно в крае под их руководством просветительскую деятельность продолжали осуществлять прежние учебные заведения, в их числе и «поветовые и базилианские училища»89. Через них происходило распространение польского патриотизма. Оказывалось влияние и на местное восточнославянское население .

Ему внушалось, что оно является разновидностью польского и имеет не русскую, а украинскую идентичность90 .

85 Цит. по: Дорошенко Д.И. «К украинской проблеме». По поводу статьи кн. Н.С. Трубецкого // В кн.: Трубецкой Н. Наследие Чингисхана. М., 2007. С. 534 .

86 Там же .

87 Лескинен М.В. Указ. соч. С. 56 .

88 Заславский Д. М.П. Драгоманов. (К истории украинского национализма). С. 8 .

89 Широкорад А.Б. Тайная история Украины. С. 284 .

90 Там же .

c 109 d Однако прежнее самосознание, отражавшее сложившуюся историческую кодификацию, несмотря на различие в говорах, продолжало сохраняться. Об отсутствии каких-либо «великодержавных расчетов» в непризнании распространенных в пределах восточнославянского сообщества наречий в качестве самостоятельных языков свидетельствует и то, что подобные представления существовали не только в России, но и в зарубежных странах. Распространенность их не исчезла и в среде самого населения. Отображено это, в частности, в циркуляре 1863 г. министра внутренних дел П. Валуева91, принятого под влиянием восстания в Польше .

В нем говорилось, что «самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах… наречия не только не решен, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством малороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародьем, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши;

что общерусский язык так же понятен для малороссов, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами, и в особенности поляками, так называемый украинский язык. Лиц того кружка, который усиливается доказать противное, большинство самих малороссов упрекает в сепаратистских замыслах, враждебных к России и гибельных для Малороссии»92 .

В циркуляре далее указывалось на совпадение попыток искусственной украинизации «с политическими замыслами поляков», от которых и поступает «большая часть малороссийских сочинений». Издание же исторических и художественных произведений на наречии при условии соблюдения русской орфографии разрешалось93. Изложенные в циркуляре 1863 г .

положения воспроизводили лишь существовавшую языковую реальность в Российской империи и по характеру имели реко

<

91 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 100.92 Цит. по: Там же. С. 101.93 Там же. С. 101, 105 .

c 110 d мендательное предназначение. Направленности против «народной культуры» малороссийской части восточных славян они не предусматривали, а ограждали лишь ее от влияния, связанного с преднамеренным насаждением сепаратистских настроений94, и разрушения формировавшегося национального единства этнического сообщества. К тому же на практике предписания чаще всего не соблюдались .

Литература на «малороссийском наречии», по более поздней классификации «украинском языке», имела хождение по всей империи. Попадала она и на самые отдаленные окраины, где из-за состава населения имела востребованность. Произведения Т.Г. Шевченко и других классиков, писавших на малороссийском наречии, встречались в Сибири, Степном крае и даже более отдаленных местах империи95. Завозились они переселенцами из Малороссии, где количество книг на распространенном в ее пределах говоре было значительным. Информация о том, что сочинения Т.Г. Шевченко имеют хождение «на Украине во множестве»96, поступала и высшему руководству Российской империи. Но запрет и в этом случае отсутствовал. В семьях при желании изучали на родном языке также грамоту97 .

Препятствий этому никто не чинил. Такая практика существовала, кстати сказать, и в губерниях центральной России .

Саму же разновидность «языка» (восточнославянского диалекта) и Т.Г. Шевченко называл «малороссийской»98. С его помощью, по мнению поэта, тем не менее невозможно написать, например, повествование о Востоке99. Соответствующего для выразительности набора слов внутренние этнические диалекты для этого не предоставляют. Т.Г. Шевченко в этой связи неоднократно высказывал сожаление о плохом владении «русским стихом»100, что являлось следствием полученного образования .

Между тем оно позволяло читать в оригинале литературу, в 94 Калашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 106 .

95 Голушко Н.М. Моя украинская семья // В кн.: Голушко Н.М. КГБ Украины .

Последний председатель. В 2-х т. Т. 1. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2014. С. 22 .

96 Дейч А.Л. Тарас Шевченко (Биографический очерк). С. 10 .

97 Голушко Н.М. Указ. соч. С. 22 .

98 Шевченко Т. Дневник. С. 43, 68 .

99 Там же. С. 102 .

100 Там же .

c 111 d том числе и научные трактаты, на польском языке101. Такими книгами без каких-либо ограничений пользовался и Т.Г. Шевченко. Находясь на Украине в 40-е гг. XIX в., он даже пытался переводить на «малороссийское наречие» «крамольного» польского поэта А. Мицкевича, предварительно познакомившись с содержанием его стихов102 .

В России он был известен как организатор польских легионов в Крымскую войну для поддержки англо-франко-турецкого альянса103. О предпринимавшихся целенаправленных усилиях, «полонизирующих русских» на Украине, уже, кстати сказать, после издания циркуляра известно было и в Европе. Об этом, в частности, в воспоминаниях писал Отто фон Бисмарк104. С явлением целенаправленной «полонизации» сталкивались и в Германии. Распространение она получала в Познани. По данным официальных отчетов, в этой части Западной Пруссии «целые селения», ранее являвшиеся немецкими, переходили в разряд польских. Смена идентичности происходила, как было известно и в правящих кругах Германии, под воздействием соответствующего воспитания .

Систему же польского образования, через которую оно осуществлялось, своими полномочиями поддерживал католический департамент105. Только Отто фон Бисмарк осознал необходимость в его ликвидации и для прекращения «полонизации» немецкого населения в Познани предложил установить «господство государства над школой»106. Фактор же народного просвещения обладает большими интеграционными возможностями, на что как раз канцлер и обратил внимание, руководствуясь собственным опытом управления страной .

В дальнейшем по его рекомендации система образования в Германии задействовалась для достижения состояния национального сплочения .

Для усиления альтернативы восточнославянского единства 101 Там же. С. 72 .

102 Воспоминания о Тарасе Шевченко. К., 1988. С. 109 .

103 Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II. С. 85 .

104 Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. I. С. 226 .

105 Там же. С. 122 .

106 Цит. по: Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. II. ОГИЗ. Государственное социально-экономическое издательство. М., 1940. С. 125 .

c 112 d в проводившейся политике в Российской империи делалось, видимо, не все. Образовательные учреждения во многих югозападных ее губерниях преимущественно оставались до 1863 г .

в ведении польской шляхты. Запрет же «украинского слова и украинской культуры» в период 60 – начала 80-х гг. XIX в. не устанавливался107. Упоминания о нем в советской историографии фактами не подкреплялись. Уездные служащие, ежедневно общавшиеся непосредственно с сельским населением Левобережной Малороссии, выносили иные впечатления. С простыми людьми они разговаривали так, как это было принято на юге. Не подражая московскому диалекту, они употребляли понятный для всех русский язык. При этом уездные служащие не сталкивались с непониманием, в свою очередь не испытывая каких-либо сложностей в восприятии специфики речи селян108 .

После предпринятых мер со второй половины XIX в. «малороссийский говор» утрачивал «польскую примесь» и приближался все больше к русскому литературному языку. При этом на Левобережье этот процесс происходил быстрее. Замедленность его на Правобережье объяснялась наличием там «крупных польских имений». Администрация их не оставляла намерений изменить общерусскую направленность этнической трансформации в восточнославянской среде. Имения шляхты, как отмечали современники, и в составе Российской империи являлись своеобразными центрами «полонизма». Населению всячески прививалась мысль, что употребляемая им речь не имеет ничего общего с русским языком. Однако уже спустя пятьдесят лет после 1863 г. «говор малорусской деревни коренным образом изменился» за счет вытеснения «польского налета»109. Насаждение «украинства» на основе одной из тенденций этнической эволюции у части восточнославянского сообщества, таким образом, целенаправленно происходило при помощи него .

В руководстве Российской империи на все это не могли не обращать внимание. В противном случае необходимо было

107 Сокуренко В.Г. Указ. соч. С. 7.108 Царинный А. Указ. соч. С. 249.109 Там же .

c 113 d поступиться государственными интересами и оставить значительную часть восточнославянского населения на произвол судьбы. Из поляков преимущественно состояло, кроме того, «украинское освободительное движение»110. В среде простого народа, за редким исключением, существовали иные настроения, и даже представители низших сословий отдавали последнее, чтоб «русской грамоте» учиться111. Именно эта реальность и получала поддержку на официальном уровне. Такая позиция разделялась также значительной частью интеллигенции, имевшей малороссийское происхождение. Ограничительные меры на «использование украинского языка» подтверждались и в указе Александра II в 1876 г .

В нем закреплялись, по сути, положения циркуляра 1863 г .

Какой-либо запрет и в этом случае не устанавливался. Однако в современной публицистике этот указ, как и в советской историографии, подвергается тем не менее критике с позиций «печальной известности»112. Получается, что государственная власть не должна была оказывать противодействие попыткам внедрения проектов, содержавших потенциал разрушения. В одном из них уже в 1854 г. предусматривалось расчленение России с выделением Польши в прежних границах. Достоянием гласности тогда стала направленная в Лондон из Вены записка, в которой в этом отношении делались вполне конкретные предложения113 .

Такая перспектива обсуждалась в правительственных сферах ряда европейских стран и впоследствии. К тому же учитывались притязания мятежников на восточнославянские территории и непростая международная обстановка, связанная с поддержкой в той или иной форме их геополитических замыслов. В ходе восстания 1863 г. провозглашалось в качестве цели восстановление Польши в «исторических границах» от Балтийского до Черного моря. К ней должна была отойти соКалашников М., Бунтовский С. Указ. соч. С. 105 .

111 Шевченко Т. Кобзарь. С. 206 .

112 См. подробнее: Матишов Г.Г. Украина и Россия: книга иллюстраций взаимоотношений и истории (обстоятельства, риски, тенденции). Издательство ЮНЦ РАН. Ростов н/Д, 2014. С. 46 .

113 Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. I. С. 80 .

c 114 d ответственно вся правобережная Украина, входившая в состав Российской империи114. Данный проект находил поддержку в ряде европейских стран. Публикации об «исторических границах» Польши, сужавших российское государственное пространство, появлялись в английской и французской прессе115 .

А это была именно та часть империи, где на предшествующих этапах при помощи экономического давления и сложившейся системы образования, шляхтой усиленно осуществлялась политика полонизации, на что реакция из Петербурга последовала со значительным опозданием .

Известно было и о программе восстановления Польши под протекторатом Австрии, в которой также фигурировали так называемые «исторические границы». Составление и поддержка ее осуществлялись отдельными европейскими дипломатами116 .

Предпринимавшиеся конкретные меры имели направленность на предотвращение дальнейшей полонизации, способствовавшей изменению исторической кодификации у восточнославянского населения Украины. Насаждение специфического языка создавало предпосылки для замены идентичности. При введении ограничений, как уже отмечалось, принимались во внимание в том числе настроения, существовавшие в действительности, стремления «русской грамоте» учиться, имевшие широкое распространение117 .

Осуждающее отношение к этому со стороны некоторых представителей творческой интеллигенции расходилось с объективной реальностью, отражавшей явление массового порядка. Именно оно принималось во внимание в правящих кругах. В условиях не определившейся этнической эволюции и наличии в ней переходных состояний ограничительные меры, на мой взгляд, были необходимы. Однако последовавшая после восстания в 1863–1864 гг. политика по защите формирующейся общерусской национальной общности подтолкнула поляков к отказу от идеи славянской взаимности. В 1867 г. они не послали своих представителей 114 Ерусалимский А. Бисмарк как дипломат. С. XXII .

115 Там же .

116 Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Пер. с нем. Т. I. С. 70–71 .

117 Шевченко Т. Кобзарь. С. 206 .

c 115 d на проходивший в Москве Славянский съезд118 .

Языковая ситуация на Украине в XIX в. весьма точно передана в рецензии, составленной видным представителем отечественного славяноведения А.Н. Пыпиным, на историческое сочинение П.А. Кулиша «Записки о Южной Руси»119. В ней использованы слова и смысловые их сочетания, широко употреблявшиеся в научной среде. В рецензии, в частности, выдержан такой стиль: «Как невозможно дать полного понятия о малорусском языке, не сказавши о целой семье славянских наречий, к которым он принадлежит, так нельзя решить вопроса о малорусской жизни и поэзии, рассматривая их вне связи… с однородными явлениями других племен, особенно великорусского, наиболее близкого к нему»120 .

В принимаемых решениях государственная власть опиралась, таким образом, не только на мнение самого населения .

Учитывались также имевшие преобладание взгляды, распространенные в научных кругах. Миф о запрете «говорить на родном языке»121, существовавшем якобы в Российской империи, между тем до сих пор используется в украинской националистической пропаганде. Вводившиеся же ограничения ничего подобного не подразумевали. К тому же признание, что «украинский язык не разработан», было распространено и в восточнославянских провинциях Австро-Венгерской империи, в том числе и в среде деятелей культуры. Такие взгляды существовали даже в конце XIX в.122 Признавалась и общность этнического поля123. Мнения же о том, что русский язык должен стать для восточных славян общим, придерживались и некоторые представители униатского духовенства. Местные наречия, по существовавшим представлениям в их среде, должны отражаться лишь в литературных произведениях. На таких позициях, в частности, стоял в начале 118 Лескинен М.В. Указ. соч. С. 56 .

119 П-нъ А.Н. [Пыпин А.Н.]. Рецензия на книгу «Записки о Южной Руси». Издал Кулиш. Два тома. СПб. 1856–1857 // Современник. 1857. № 5. Отд. III. С. 24 .

120 Цит. по: Там же .

121 Смолич Ю. Указ. соч. С. 51 .

122 Франко И. Украинский театр. С. 216 .

123 Пыпин А.Н. История русской этнографии. Т. 3. Этнография малорусская .

СПб., 1891 .

c 116 d XX в. имевший отношение к униатскому духовенству известный славист А. Будилович124. Расхождения с текстом циркуляра министра внутренних дел П. Валуева, как видно, не прослеживается и в этом случае .

Настрой в среде восточных славян на утверждение единого русского языка, таким образом, существовал не только в стране, но и за рубежом, в Австро-Венгерской империи. Освобождение же его от «полонизмов» в российских условиях происходило естественным путем, и вмешательство государственной власти в этом процессе не являлось определяющим. Между тем принятые после польских восстаний 1831 и 1863 гг. меры привели к усилению тенденции складывания восточнославянского этнонационального единства, или «обрусения», как ее тогда называли .

Процесс этот затрагивал все больше и правобережье Украины .

Малороссийское население, в отличие от некоторых представителей интеллигенции125, ничего инородного в этом не усматривало. Формирование украинской идентичности, со ставкой на усиление дифференцирующей тенденции, использовалось для разрушения восточнославянского единства. На практике при желании владеть и пользоваться «малороссийским наречием»

можно было без каких-либо препятствий .

Получавшие классическое образование в имперских учебных заведениях (гимназиях и университетах) легко обретали соответствующие познания, доводя в ряде случаев их до совершенства. Поэтому критика «царского режима с его “валуевщеной”» оторвана от того, что было в действительности и носит отпечаток проводившейся когда-то пропаганды126 .

Язык является, безусловно, одним из носителей исторической кодификации. На этом уровне прослеживалась малороссийская (украинская) самобытность, что, кстати говоря, в циркуляре 1863 г. и не отрицалось. Но в формирующейся идентичности данной разновидности восточнославянского сообщества, по 124 См. подробнее: Будилович А. О единстве русского народа // Русский вестник .

1993. № 12. С. 14; Добродомов И.Г. Антон Семенович Будилович (1846–1908) // Русский язык в школе. 1996. № 2. С. 102, 105; Радзиевский А. Как и Бог наш – триедин русский народ! // Славянская нива. 2003. № 1–2. С. 45 .

125 Франко И. Русско-украинский театр. (Исторические очерки) // В кн.: Франко И .

Сочинения. В 10 т. Т. 10. Статьи, письма. Пер. с укр. М., 1959. С. 169.126 Смолич Ю. Указ. соч. С. 98, 119 .

c 117 d которой определялся вектор национальной принадлежности, преобладающими оказывались показатели общерусского единства. Подтверждалось это и научными изысканиями в тот период. На их результаты опирались при выработке политических мер в правящих кругах. Внимание обращалось именно на самосознание населения, являвшееся второй составляющей исторической кодификации .

Однако признаки единства прослеживались и в сплачивавшем восточнославянское сообщество языке. К русским «по говору» П.И. Ковалевский относил великороссов, малороссов и белорусов. Отмечая существовавшие между ними внутренние этнические отличия, он считал, что «это одна нация, один народ, происходящий от одного славянского корня»127. Существовавшие культурные особенности «великороссов, малороссов и белорусов» П.И. Ковалевский вместе с тем рассматривал как «второстепенные». По его мнению, «эти… народности не отдельные нации, а только разновидности одной великой Русской нации со всеми основными свойствами, присущими этой нации». В сохранявшихся различиях П.И. Ковалевский усматривал влияние внешних условий, которые не смогли тем не менее «вытравить из них никаких родовых унаследованных свойств»128. В соответствии с его пониманием реальности начала XX в. «Великороссия… Малороссия… Белоруссия… Червонороссия, Галиция, Буковина и Угорская Русь едино суть

– Великая Россия»129 .

В.М. Кабузан, видный отечественный специалист второй половины XX в. в области демографии, на основе разнообразных статистических источников, вобравших сведения о народах Российской империи, установил, что к категории «инородцев»

причислялось в ней «не русское, украинское или белорусское население»130. Это объяснение содержит отпечаток пониманий, укоренившихся в науке в советский период ее развития. При проведении в 1897 г. переписи в Российской империи малоКовалевский П.И. Указ. соч. С. 37 .

128 Там же. С. 38, 41 .

129 Там же. С. 55 .

130 Кабузан В.М. Народы России в первой половине XIX в.: Численность и этнический состав. М., 1992. С. 8 .

c 118 d россы (украинцы) и белорусы статистически как отдельные общности не выделялись. Существовала лишь общая рубрика «Русские», с подразделением на наречия «великорусское», «малорусское» и «белорусское»131. В них выделялись и более мелкие части, поднаречия, представлявшие, несмотря на особость, некую целостность с наличием общего языкового контента132 .

С учетом этого перепись 1897 г. не подразделяла русский язык на самостоятельные ответвления. Он признавался совокупностью «наречий великорусских, белорусских и малорусских». Сравнительное их изучение показывало наличие в прошлом для этих наречий единой первоосновы, «общей некогда всему русскому народу». Подтверждалось в этой связи существование «общерусской эпохи», когда русский язык был един, несмотря на сохранявшиеся местные внутриэтнические диалекты и «на всем своем протяжении переживал общие явления»133. Даже накопившиеся несоответствия не смогли разрушить этимологическую первооснову по ходу многовековой лингвистической эволюции и указывали, как признавалось тогда, на близость наречий между собой .

Утверждения М.С. Грушевского, появившиеся в начале XX в., об отсутствии единства восточных славян, о наличии в их среде трех обособленных друг от друга общностей, о дискриминации украинцев в Российской империи134 не соответствовали действительности. В данных взглядах отражалась всего лишь одна из тенденций в этнической эволюции, отнюдь не преобладавшая. Ошибочным является отнесение украинцев (малороссов) 131 Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Под ред .

Н.А. Тройницкого. Т. LXX (70). Черноморская губерния. СПб., 1903; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. LXV (65). Кубанская область. СПб., 1905; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. LXVII (67) .

Ставропольская губерния. СПб., 1905 и др .

132 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб .

1898). С. 564 .

133 Там же .

134 Грушевский М. Украинцы // Формы национального движения в современных государствах. Австро-Венгрия. Россия. Германия / под ред. А.И. Кастелянского .

СПб., 1910. С. 307–330 .

c 119 d к «недержавным национальностям»135. Основывалось оно, судя по всему, на впечатлениях М.С. Грушевского от политики, проводившейся в Австро-Венгерской империи. Один из ее основателей Франц-Иосиф II Габсбург выделял в ней следующее: «Мои народы чужды один другому: тем лучше… Они не понимают и ненавидят друг друга. Из их неприязни рождается порядок, из их вражды – общий мир»136 .

Такого разделения в сложившейся отечественной практике не существовало, дискриминация в системе государственных отношений не допускалась. К русскому народу официально относились «известные племена и народности, объединенные общностью нравов, верований, преданий»137, и в свете этих представлений малороссы и белорусы в качестве «инородцев»

не рассматривались. Поэтому при проведении переписи в Российской империи 1897 г. они статистически не выделялись138. К «инородцам» же причисляли тогда всех подданных «неславянского племени». Они пользовались «особым правом управляться и судиться по своим обычаям, своими выборными», имели ряд других льгот и послаблений, в том числе и в исполнении фискальных повинностей139 .

П.И. Ковалевский выделил несхожесть с европейским опытом обустройства империй, прослеживавшуюся прежде всего в отношении к включенным в их состав народов. По его наблюдению, в Российской империи «правительство и в теории и на практике держалось взгляда, что государство должно безразлично относиться ко всем национальностям, какие есть… 135 Там же. С. 306–307 .

136 Цит. по: Крыжановский С., Турганов В. Указ. соч. С. 6 .

137 Россия. Энциклопедический словарь (Б/ и.: Брокгауз Ф.А. и Ефрон И.А. СПб .

1898). С. 564 .

138 Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Под ред .

Н.А. Тройницкого. Т. LXX (70). Черноморская губерния. СПб., 1903; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. LXV (65). Кубанская область. СПб., 1905; Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел. Под ред. Н.А. Тройницкого. Т. LXVII (67) .

Ставропольская губерния. СПб., 1905 и др .

139 Вдовин А.И. Российская нация: Национально-политические проблемы XX в .

и общенациональная российская идея. М., 1995. С. 38 .

c 120 d и отнюдь не отдавать особенного предпочтения – русской»140 .

Вследствие таких подходов неприкосновенными оставались и «все… основные национальные особенности»141. «Всякий инородец», по заключению П.И. Ковалевского, основанному на знании реальности, «пользуется всеми правами русского гражданина… является равным любому члену державной нации и приемлется ею»142. Касаясь отношения восточных славян к такому объединению с другими народами, он отобразил преобладавшее в их среде настроение: «Ведь они тоже наши братья по Родине»143 .

Этническое единство восточнославянского сообщества подтверждалось проводившимися исследованиями при изучении языкового контента. Особое место среди них занимают монографические обобщения Т.Д. Флоринского, профессора Киевского университета, пользовавшегося в научных кругах репутацией «знаменитого филолога-слависта», а также специалиста по истории византийской культуры144. Его заслуги как ученого признаны Петербургской Академией наук, членомкорреспондентом которой он становится с 1898 г. Это явилось откликом в том числе на опубликованные в г. Киеве в 1895– 1897 гг. «Лекции по славянскому языкознанию», разделенные из-за весьма солидного объема на две взаимодополняющие части. А в 1900 г. в Петербурге состоялась публикация книги Т.Д. Флоринского, посвященной проблеме «малорусского наречия» и литературного сепаратизма145 .

В ней на основе сравнительного анализа сделан основополагающий для отечественной лингвистики того периода вывод:

«Факт целости и единства русских наречий в смысле принадлежности их к одной диалектической группе считается в современной науке истиной, не требующей доказательств»146. Не 140 Ковалевский П.И. Указ. соч. С. 118 .

141 Там же. С. 49 .

142 Там же .

143 Там же. С. 179 .

144 Украинский сепаратизм в России. С. 424 .

145 Там же .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«ГОМБОЖАПОВ Александр Дмитриевич КОЧЕВЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ В ТРУДАХ Л.Н. ГУМИЛЕВА http://old.imbt.ru/gomboj.doc Специальность 07.00.09 – историография, источниковедение и мето...»

«1 ГЛАВА Я — не Дэвид Айк Единственный тиран, которого я признаю, это мой внутренний голос. Махатма Ганди. Я прожил странную, а с точки зрения большинства даже очень странную жизнь. С некоторых пор, однако, она мне совсем не кажется странной. Я был респектабельным телеведущим на Би-Би-Си, и вдруг буквально за один де...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВО "Уральский государственный педагогический университет" Исторический факультет Кафедра истории России "Северная война 1700-1721гг. на страницах учебников по истории России и Украины" Выпускная квалификационная работа Квалификационная работа Исполнитель: до...»

«История и политология ИСТОРИЯ И ПОЛИТОЛОГИЯ Рожкова Аза Мусаевна Магистрант Милевский Олег Анатольевич д-р ист. наук, профессор ГОУ ВПО ХМАО – Югры "Сургутский педагогический университет" г. Сургут, ХМАО – Югра ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ОТКРЫТИЯ ЦЕР...»

«О Н Е К О Т О Р Ы Х Д О К У М Е Н Т А Х С Т Р А Н Ы АЗА, СВЯЗАННЫХ С СОЦИАЛЬНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ В УРАРТУ ДМИТРИИ САРКИСЯН Страна А з а локализуется на территории, в которую входят урартские города Аргиштихинили (совр. А р м а в и р, на левом берегу А р а к с а ), Эребуни (совр. Арин-берд, на юге Е р е в а н а ) и Тейшебаини (совр. К а р мир-блу...»

«О. Р. Б у д и н а, М. Н. Ш м е л е в а ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПРАЗДНИКИ В СОВРЕМЕННОМ БЫТУ РУССКОГО ГО Р О Д С К О ГО НАСЕЛЕНИЯ Праздники — сложное социальное и культурно-бытовое явление. Им посвящена значительная научная литература,...»

«МИХАИЛ ГОРБАЧЕВ — ГЕРОЙ ГУМАНИСТИЧЕСКОГО ДЕМОНТАЖА (Попытка социально-исторического портрета) М.Бри БРИ Михаэль, профессор Берлинского университета им.Гумбольдта. Представленные здесь в виде тезисов штрихи к социально-историческому портрету Михаила Горбачева относятся главным образом к периоду с марта 1985 по...»

«М. Б. Пиотровский, Е. Ю. Соломаха ЭРМИТАЖ И БРЕСТСКИЙ МИР (Записка Д. А. Шмидта) В конце авГуста 1917 г. германские войска вошли в Ригу, и Эрмитаж начал готовиться к эвакуации своих коллекций. Среди первых эвакуа­ пии nодлежали картины, куnленные Александром J из Мi'!льмезонской галереи императрицы Жозефины. В Эрмитаже хорошо знали эт...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ИСТОРИИ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ПРОГРАММА ДЕСЯТОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "XVIII ВЕК КАК ЗЕРКАЛО ДРУГИХ ЭПОХ. XVIII ВЕК В ЗЕРКАЛЕ ДРУГИХ ЭПОХ" Регламент конференции: пленарные доклады – 20 мин.; секционные доклады – 15 мин. Убеди...»

«ПРОТОКОЛЫ ЗАСЪДАШЙ СОВЪТА C.-IIЕТЕРБУРГСКАГО УНИВЕРСИТЕТА ЗА П Е Р ВУ Ю ПОЛОВИНУ 1877-1878 АК АДЕМИЧЕСКАГО ГОДА. \ /* № 17. k ' • ft \ v ' \ Г :I V С.-П Е Т Е РБ У P Г Ъ. Типограф]* М. С тас юл" в и чх, Вас; О., 2 л., 7. 1878...»

«челетия н. э. не испытывала значительных изменений, способных привести к отдаленным дивергенциям. Другими словами, этапы большого и длительного по времени миграционного пути на запад через П р и а р а л ь е...»

«Отзыв кандидата философских наук, доцента Бобкова Александра Ивановича о диссертации на тему "Религиозная философия А.С . Хомякова: культурно-исторические смыслы и цивилизационный проект", представленной Рубежанским Сергеем Ивановичем на соискание ученой степени, кандидата философских наук по специальности 24.00.01 – Теория...»

«Академия и Кадм, Господское Обиталище и Храм Знаний в Армении Добродетель это знание (Сократ). Мифы это история об истории, ее мотивы хранят скрытые знания. Их выявление это отражение когнитивного света добродетели. Проф....»

«92 См.: Дмитриева С. И. Географическое распространение. С. 39. Там же. Дмитриева С. И. Фольклор и народное искусство русских Европейского Севера . М., 1988. С. 193. Dissemination of Bylines on the Russian North Two following articles recur to debate on the Russian epic published in "Soviet Ethnograph...»

«Е.Г. Царева КОВРОДЕЛИЕ АРАБОВ ЮЖНЫХ РАЙОНОВ УЗБЕКИСТАНА. КОНЕЦ XIX — НАЧАЛО XXI в. (по коллекциям МАЭ и РЭМ) Бог прекрасен [и] Он любит красоту ВВЕДЕНИЕ Высшей формой народного художественного творчества арабов традиционно считается поэзия. Это не оспаривается, однако специалисты по истории тка...»

«А. Ю. Левковская ИСТОРИЯ НАРОДА АЙНУ И ИХ СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ Введение в историю народа айну Становление айнского народа проходило в рамках определенных исторических закономерностей. Территория расселения айнов некогда охватывала район Тохоку на севере острова Хонсю, Хоккайдо, Сахалин и Курильские острова. В настоящее в...»

«РОМАНЧУК Сергей Игоревич МИРОТВОРЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук Научный руководитель: Лунев Сергей Иванович, докто...»

«О.Г. Басалаева Гуманитарная информатика. 2016. № 11. С. 18–24 УДК 165.19 DOI: 10.17223/23046082/11/3 СПЕЦИФИКА ИНФОРМАЦИОННОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ О.Г. Басалаева Национальный исследовательский Томский государственный университет, Томск, Россия e-mail: Oksana_Basalaeva@mail.ru Выявляются особенности специфического типа мировоззрения – инф...»

«Ар Ас Твац (или об универсальной парадигме когнитивных фреймов в армянском языке) Проф. Г. Ваганян, канд. иск. В. Ваганян “Всё из одного (единого). Из одного (единого) всё” (Гераклит). Азь есмь Бог (Библия) Оглавление Введение и постановк...»

«РУССКАЯ ИДЕЯ А. А. ГОРЕЛОВ РУССКАЯ ИДЕЯ НА ПУТИ К ДУХОВНО-СОЦИАЛЬНОМУ ЕДИНСТВУ "Бесполезный в глазах некоторых, слишком смелый, по мнению других, этот вопрос в действительности является самым важным из всех для русского, да и вне России он...»

«Т ам ара А наньина \^© j W 2c l V o c r ^ 'h. G1 " ТАМАРА АНАНЬИНА Яртёмкины •истории г? 'Къ Стихотворения j аг ' й* IМУ Кондшрая МЦБС ЦентралвГЬи^пюткна |3ал;; / " г ерГ Ы а /р Ш адринск Муниципальное учреждение Кондинская межпоселенческая централизованная библиотечная система ББК 84 Р7-5 А 64 АНАНЬИНА Т. А. Артёмкины истории. С...»

«Автор: Аза Балгазина Год написания: 2015 г. Номинация: "Пьеса" ЗАЧАТАЯ Реальная история из будущего Слава Войс (Вячеслав Семякин) шоумен, певец, лет 50 Ника – его дочь, 17 лет Стелла – администратор Славы Войса, руководитель его танцевальной группы Мария Никол...»







 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.