WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 ||

«УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕОГРАФИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК  RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES FAR EASTERN BRANCH PACIFIC ...»

-- [ Страница 2 ] --

С другой стороны, можно предположить, что сеть приграничного взаимодействия в каждой стране может иметь свою собственную пространственную модель. В результате этого территориальные структуры двух стран, формирующие трансграничные связи, с административной точки зрения также могут быть ассиметричными. Эту гипотезу подтверждают эмпирические данные, которые показывают, что экономические эффекты от приграничного сотрудничества необходимо искать в парах приграничных районов, таких как Суйфэньхэ (Дуннин) – Владивосток (Уссурийск, Находка, Артем и т.д.), Маньчжоули – Чита (Краснокаменск) и т.д .

Китайская территориальная структура приграничного сотрудничества имела высокую степень концентрации в уездах и городах, непосредственно граничащих с Россией, и сформировалась под влиянием двух основных факторов:

1) Преференциальных институтов на приграничной территории в виде налоговых льгот и административных послаблений во внешней торговле и промышленности, ориентированной на внешний рынок .

2) Состоянием и потенциалом трансграничной инфраструктуры .

В Китае на всей приграничной с Россией полосе наибольшее развитие получили города и уезды, в которых находились наиболее крупные трансграничные транспортные узлы .

Первый фактор, новаторский и одновременно искусственный с точки зрения предшествующего опыта развития территориальной структуры внешнеэкономической активности Китая в приграничье, стал определяющим в закреплении эффектов от экономического сотрудничества с Россией исключительно вблизи государственной границы .



К началу активизации двустороннего обмена в Суйфэньхэ, Хэйхэ и других подобных муниципалитетах не было значимых градообразующих предприятий или хозяйственных комплексов, которые стали бы двигателем торговли или инвестиционного сотрудничества. Преференции в свою очередь позволили привлечь капитал из внутренних районов страны и сформировать две отрасли, которые стали районообразующими для приграничья. Первая из них – мощнейший комплекс посреднической торговли разных видов и уровней (от международной торговли на рынках до крупнооптовой торговли, которая, как ни парадоксально, в официальной таможенной статистике Китая называлась «малой приграничной») .

Вторая отрасль – малые производственные предприятия, ориентированные на производство экспортных товаров в Россию или первичную переработку импортного сырья. Однако за четверть века сотрудничества в этих городах и уездах не сложилось устойчивой сети крупных производственных предприятий. Более того, анализ и сопоставление статистических данных развития территорий различного административного уровня показывает, что социально-экономическое развитие приграничных городов и уездов Китая тесно коррелирует с развитием национальной экономики и лишь в незначительной степени связан с самим приграничным сотрудничеством, не испытывая значительных изменений при взлете и падении внешней торговли и туризма .

Российская пространственная модель приграничного сотрудничества с Китаем сформировалась более естественным путем с центрами в местах концентрации капитала, преимущественно в столицах субъектов федерации или крупных городах. Хозяйствующие субъекты этих территорий во внешней торговле с близлежащими районами Китая выполняли как функцию торгового посредника, так и функцию удовлетворения внутрирегиональных нужд. При отсутствии преференциальной политики наличие относительно развитой транспортной инфраструктуры не сыграло значимой роли в формировании структур трансграничного сотрудничества на непосредственно примыкающем к границе пространстве .



Ввиду особенностей статистического учета в России, а также значительной рассеянности территориальных структур приграничного сотрудничества, на которую указывают исследования, например, экспорта леса в Китай [2], экономический эффект от приграничного сотрудничества крайне сложно или даже, вероятно, невозможно измерить (по крайней мере такую попытку еще никто не предпринимал). Их можно определить лишь абстрактно: если на примере Приморского края представить, что все рынки, реализующие китайскую продукцию, и внешнеторговые компании, отправляющие природные ресурсы в Китай и выполняющие посреднические функции при импорте китайских товаров в Россию, размещались бы не во Владивостоке, Уссурийске, Находке, Арсеньеве и других крупных городах, а в Пограничном и Полтавке, то с большой долей уверенности можно предположить, что в этих приграничных районах сложилась бы совершенно другая модель экономического развития. Безусловно, история не любит сослагательного наклонения (благо география, где планирование и прогнозирование играют важнейшую прикладную роль, более толерантна к нему), но в качестве идеи к размышлению вышеприведенная абстракция вполне уместна .

Выявление территориальной организации трансграничного экономического сотрудничества двух стран позволяет не только четче определить экономические эффекты от приграничного сотрудничества в обеих странах, но и актуализировать анализ поведенческих моделей местных политических элит, принимавших решения, касающихся приграничного сотрудничества, а также их геоэкономических представлений о том, как устроено и должно развиваться трансграничное взаимодействие .

Научный руководитель: директор ИИАЭ ДВО РАН, д.и.н. Ларин В.Л .

литература

1. Бакланов П.Я., Ганзей С.С. Трансграничные территории: проблемы устойчивого природопользования. Владивосток: Дальнаука. 2008. 216 с .

2. Российско-китайская торговля лесом и нелегальная заготовка древесины в Сибири и на Дальнем Востоке. М.: ООО «KMK Scientific Press», 2006. 56 с .

оЦеНКА ориеНТироВАННосТи ЭКоНоМиКи сУбЪеКТоВ ДАльНеГо ВосТоКА НА ВНеШНие рЫНКи

–  –  –

Регионы Дальнего Востока России (ДВР) обладают уникальным географическим положением, располагаясь в контактной зоне крупнейшего материка и крупнейшего океана вблизи Китая, Японии, Республики Корея, КНДР с их весьма значительными на данный исторический период экономическими потенциалами .

 В начале 90-х гг. после распада СССР, в неблагоприятных условиях осуществления внутренних межрайонных связей (значительная удаленность от центральных районов страны, высокие транспортные тарифы и др.) и при отсутствии достаточно «весомого» собственного экономического потенциала, произошла вынужденная переориентация дальневосточных субъектов на внешние рынки АТР, прежде всего, – СевероВосточной Азии. В основе таких кардинальных изменений в географической ориентированности экономических связей, несомненно, лежит произошедшая в этот период переоценка значимости факторов развития территорий .



Наряду с традиционно важными для любого региона собственными потенциалами развития – экономическим, демографическим, природно-ресурсным, – для экономики субъектов ДВР не менее важными теперь становятся возможности развития международного сотрудничества. Мы должны отметить даже некоторую «вынужденность» для регионов ДВР преимущественного осуществления ими международного сотрудничества, возможно, где-то даже в ущерб внутренним межрайонным связям, комплексности развития дальневосточного макрорегиона и страны в целом. В тоже время, территориальная близость субъектов ДВР со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, наоборот, создает благоприятные предпосылки для развития международного сотрудничества .

Либерализация внешней торговли в начале 1990-х еще больше простимулировала рост значимости международного сотрудничества для развития Дальнего Востока. С подписанием в 1991 г. указа Президента России о либерализации внешнеэкономической деятельности, монополия на внешнюю торговлю была разрушена, и на прямые связи с деловыми партнерами за рубежом вышло огромное количество предприятий и организаций ДВР. После этого масштабы внешнеэкономических связей здесь стали стремительно развиваться (так, если еще в 2000 г. внешнеторговый оборот ДВР составлял 1840 млн. $ США, то в 2010 г. уже 26300 млн. $ США, то есть его показатели за 10 лет выросли более чем в 14 раз) [1] .

В данной работе нами проведена сравнительная оценка ориентированности экономик субъектов Дальнего Востока на внешние рынки .

В качестве ключевых показателей для оценки ориентированности нами приняты объемы их экспорта и импорта. С учетом этих показателей был рассчитан коэффициент экспортной специализации регионов (kэс – как доля экспорта в валовом региональном продукте) и коэффициент зависимости региональной экономики от импорта (kз) Для расчетов использовались статистические данные за 2010 г. Исходные данные и полученные результаты приведены в таблице .

Как мы видим из полученных данных, наибольшая экспортная ориентированность экономики наблюдается в таких регионах, как Сахалинская область и Республика Саха. Высокие значения показателя экспортной ориентированности по этим территориям свидетельствуют о высокой степени их зависимости от сбыта своих товаров на рынки сопредельных государств. Учитывая преимущественно сырьевую структуру экспорта, стратегически важным становится вопрос: так ли это хорошо для дальнейшего развития этих регионов? Высокая импортная зависимость экономики отмечается в Приморском крае .

–  –  –

ВРП, Экспорт, Импорт, ГрупТерритория млн. млн. млн. kэс Iэ.лок kи.зав Iим.лок па руб. руб. руб .

Хабаровский 351261,3 37218,3 28526,3 10,6 0,4 8,1 0,5 0,5  край Республика 384725,9 98260,14 2753,7 25,6  0,7 0,05 0,5  Саха Чукотский 41974,2 1247,8 3594,6 2,97 0,1 8,6 0,6 0,3  авт. округ Сахалинская 492730,3 357598,3 29977,5 72,6 2,7 6,1 0,4 1,6  область Приморский 464325,2 42862,2 153050,8 9,2 0,3 32,96 2,1 1,2  край Камчатская 101677,1 19196,6 2046,3 18,9 0,7 2,01 0,1 0,4  область Амурская о 179508,7 4821,2 8637,4 2,7 0,1 4,8 0,3 0,2  бласть Еврейская 32537,5 267,2 1141,5 0,8 0,03 3,5 0,2 0,13  авт. об-ть Магаданская 58174,3 3275,8 3913,4 5,6 0,2 6,7 0,4 0,3  область Дальний 2106914,5 564929,8 233641,5 26,8  11,09 0,7 0,9 Восток Россия 44939152,9 12055956 6949404 26,8 - 15,5 - - Для оценки степени ориентированности регионов на внешние рынки нами определялся индекс локализации, который рассчитывался как отношение удельного веса показателя в регионе к удельному весу этого же показателя в целом по стране (I э.лок, I им.лок,) .

За итоговый индекс ориентированности экономики на внешние рынки взята средняя величина индекса экспортной локализации и локализации импортной зависимости (). На основании полученных расчетов нами были выделены 3 группы по уровню ориентированности их экономики на внешние рынки. Таким образов, сильная зависимость от внешней торговли будут в тех районах, в которых сохраняется соотношение 1 (1 группа); при 10,5 в регионе отмечается умеренная внешняя ориентированность (2 группа); в случае 0,5 данный показатель следует считать второстепенным, т.е .

внешняя торговля не имеет определяющего значения в экономике региона (3 группа) .

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить следующее. Сегодня, несмотря на выход страны из затяжного кризиса 90-х гг., в т.ч. и периферийных ее регионов, экономика в ДВР в целом остается «внешнеориентированой», в какой-то степени даже «внешнезависимой» (индекс внешней ориентированности всего Дальнего Востока составляет 0,9). ДВР сегодня не способен самостоятельно обеспечить себя продукцией сельского хозяйства и товарами народного потребления, в это же время для сопредельных азиатских стран он остается источником природных ресурсов .

При сложившемся здесь геополитическом, экономико-географическом положении регионам с низким собственным экономическим потенциалом и слабой внешней ориентированностью сложнее обеспечивать устойчивое развитие. В то же время у регионов со значительной ориентированностью на внешние рынки (Приморский край, Сахалинская область) возникает сильная зависимость от внешнего фактора, что обусловливает для них значительные риски в экстремальных ситуациях (например, при закрытии границы в связи с эпидемией или возникновении политических разногласий между странами). На наш взгляд, при сложившихся обстоятельствах и данной структуре экспорта и импорта более оптимальным является вариант с умеренной внешней ориентированностью субъекта, которая на сегодняшний момент отмечается в двух субъектах Дальнего Востока – в Хабаровском крае и Республике Саха .

литература

1. Внешнеэкономические связи Приморского края 2011: Стат. сб./Приморскстат,

2012. 32 с .

2. О состоянии внешней торговли в 2011 году [электронный ресурс]. Режим доступа – http://www.gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.exe/Stg/d03/33.htm .

соЦиАльНо-ЗНАЧиМЫе ЗАболеВАНиЯ россиЙсКоГо ДАльНеГо ВосТоКА

–  –  –

Актуальность данного исследования определяется тем, что здоровье дальневосточников на протяжении всего периода освоения Российского Дальнего Востока (РДВ) всегда представляло значительную проблему. Однако на протяжении последних двух десятков лет, т.е. с момента вступления России в полосу кардинальных социально-экономических преобразований, эта проблема приобрела еще более острый характер, и ее решение, очевидно, является одной из важнейших и приоритетных задач государственного значения. Более того, уровень здоровья населения РДВ остается весьма низким, приводя к огромным социально-экономическим потерям. Таким образом, состояние общественного здоровья превратилось из чисто медицинской проблемы в проблему национальной безопасности, как в политическом, так и социально-экономическом смысле [1; 6; 7] .

Основной целью данного исследования явился географический (пространственный) анализ современного состояния здоровья населения на примере социально-значимых болезней и интегральная оценка территории РДВ по совокупности этих патологий, составляющих обширную и экономически чрезвычайно важную группу .

Материалом для работы послужили статистические данные по заболеваемости населения, взятые как из официальных центральных источников за последние годы, так и из официальных статистических источников конкретных субъектов ДВФО [2; 3; 4; 5]. Создание карт распространения тех или иных болезней позволяет в наиболее информативном картографическом виде наглядно отразить современную нозогеографическую ситуацию и на следующем этапе провести интегральный пространственно-временной анализ (районирование) различных патологий и их комплексов. Основная трудность в реализации интегрального районирования территории, включающего обширный комплекс патологий, заключается в весьма значительной дифференциации непосредственного их проявления, регистрируемого через количественные различия в уровнях заболеваемости (см. табл.) .

–  –  –

средний уровень заболеваемости всего населения российского Дальнего Востока социально-значимыми патологиями на 100 тыс .

человек в 2004, 2006, 2008 гг .

–  –  –

Так, из представленной таблицы видно, что, например, ряд патологий, характеризуются сотнями случаев заболеваемости в относительных показателях (активный туберкулез, сахарный диабет и др.), другие – десятками (психические расстройства, наркомания), а третьи – единичны (гепатит «С», токсикомания) .

Анализируя данную таблицу можно констатировать значительные различия в случаях заболеваемости активным туберкулезом в отдельных субъектах ДВФО и в целом по России. При этом установленный нами низший ранг соответствует уровню заболеваемости менее 65 случаев, средний – 66-90, высокий – 91-150, очень высокий – более 151 случаев .

Для решения задачи нивелирования количественных уровней заболеваемости нами был использован ранее разработанный метод [5], позволяющий значительную разницу в абсолютных эпидемиологических показателях разных нозоформ свести к унифицированной оценке или, другими словами, уровнять их значимость и сделать сопоставимыми по единой балльной (ранговой) шкале .

В целом, реализованный сравнительный географический анализ социально-значимых болезней населения РДВ выявил весьма напряженную эпидемическую обстановку на данной территории по этой группе патологий. Как показали проведенные исследования, большинство изученных патологий в своем весьма мозаичном распределении по территории не отражают каких-либо географических (природных) закономерностей, что и позволяет, относить их социально-детерминированной группе болезней, Исключение составляют туберкулез, алкоголизм и наркомания, территориальное распределение которых в условиях РДВ, отражает определенную географическую закономерность .

Весьма интересным выявленным фактом является то, что разница в уровнях заболеваемости одними и теми же патологиями на разных территориях весьма существенная, достигая 9,2-10,6 раз (например, наркомания и токсикомания). Исключение составляют злокачественные новообразования, разница в проявлении которых на разных территориях минимальная (1,6 раз) .

Необходимо отметить, что в данной работе фактически не затрагивался чрезвычайно важный научно-практический вопрос, касающийся многолетней динамики анализируемых патологий. В связи с этим, на следующем этапе исследований данный вопрос будет решаться с целью выявления уровня изменчивости (или устойчивости) существующей современной географической картины анализируемых болезней .

Научный руководитель: зав. лаб. ТИГ ДВО РАН, д.б.н Болотин Е.И .

 литература

1. Болотин Е.И., Федорова С.Ю. Пространственно-временная организация инфекционной заболеваемости населения юга Российского Дальнего Востока .

Владивосток: Изд-во Дальнаука, 2008. 223 с .

2. Здравоохранение в России, 2005: Стат. сб. / Росстат. М., 2006. 390 с .

3. Здравоохранение в России, 2007: Стат. сб./ Росстат. М., 2007. 355 с .

4. Здравоохранение в России, 2009: Стат. сб. / Росстат. М., 2009. 365 с .

5. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2009: Стат. сб. / Росстат. М.: 2009. 503 с .

6. Фармакоэкономические исследования в здравоохранении. Владивосток:

Дальнаука, 2002. 271 с .

7. Шаханина И.Л., Осипова Л.А. Экономические потери от инфекционной заболеваемости в России: величины и тенденции // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2005. № 4. С. 19-21 .

ПроблеМЫ иЗУЧеНиЯ ЗеМельНЫХ ресУрсоВ В сельсКиХ сообщесТВАХ ПрибАЙКАльЯ

–  –  –

В таких сложных и многомерных объектах как сельские сообщества, в качестве одного из предметов исследования можно рассматривать земельные ресурсы: их конкурентоспособность и развитие .

Для многих муниципальных образований наличие этих ресурсов является практически единственным источником доходов. Земельные ресурсы наиболее востребованы там, где существует коммерческий интерес их использования. При наличии такого интереса игнорируются даже факты принадлежности земель к категории сельскохозяйственного назначения и к категории особо охраняемых природных территорий. Зачастую продажа соответствующего земельного участка происходит негласно, отсюда появляется проблема исследования реального роста территории поселений. Исследователям приходится искать новые теоретические и методологические подходы к решению данных задач. Некоторые из них представлены в данной публикации, на примере опыта исследований в ряде поселений на побережье оз. Байкал .

В последние годы мировая тенденция к приобретению земель на побережьях, как в престижных местах, значительно усилилась. Темпы  частного и коммерческого строительства возросли в десятки раз. Вследствие этого площадь поселений также увеличивается значительными темпами. Казалось бы, спрос на земли поселений должен выводить сельские сообщества на иной качественный уровень развития, однако, это не так .

Несмотря на высокие цены за земельные участки, которые представители местных администраций продают коммерсантам, уровень жизни в селах остается низким. И без того немногочисленные ресурсы земель, которыми может распоряжаться местное самоуправление, не работают на сообщество. Разобраться, куда уходят доходы с продажи земельных участков и, каким образом наладить эффективность освоения ресурсов сельских сообществ, представляется сегодня довольно сложной исследовательской работой .

В ходе исследования конкурентоспособности ресурсов сельских сообществ, неизбежны столкновения с менталитетом сельского населения, главной особенностью которого является наличие неформальных связей между агентами сельской экономики. Теневые схемы продаж земельных участков позволяют эффективно продавать земли поселений, и даже прилегающие земли сельхозназначения, и земли национальных парков под застройку их туристическими объектами. На сегодняшний день по данным агентства недвижимости «Инвест 38» к продаже предлагается 189 земельных участка на побережье Байкала, из них 152 – земли населенных пунктов, 32 – земли сельскохозяйственного назначения, 3 – земли особо охраняемых природных территорий [1]. Предложения земельных участков на побережье ограничены землями поселений. Этим объясняется особенность байкальского рынка недвижимости – земли на побережье входят в состав особо охраняемых природных территорий и теоретически продаже не подлежат. Однако на практике довольно часто встречаются подобные нарушения территориальных границ. Теневые схемы продажи земельных участков так же сложно отследить, как сложно заполучить генеральный план развития поселений со схемой расширения поселка. Последнее становится очевидным, только после возведения новых строительных объектов на прилегающей территории .

Таким образом, ввиду закрытости информации, количественная оценка земель становится для исследователя-географа трудной задачей, как и картирование новых объектов застройки. Дорогостоящие методы аэрофотосъемки для подобных целей являются, как правило, малодоступными. В этом случае хорошо зарекомендовали себя качественные методы социологии: экспертные и глубинные интервью. Они получили широкое применение в проекте по изучению местного самоуправления  в сельских сообществах Прибайкалья [2]. И хотя такие методы используются чаще всего на начальных этапах исследования для обозначения проблем и выработки гипотез, они также помогают выяснить внутренние экономические и поведенческие связи в сообществах. Именно из частных бесед мы узнаем, в каком месте расширяется территория поселка, и где замечены колышки – признаки разметки нового участка .

Прямые вопросы о количестве проданных участков, их назначении, заданные главам сельских администраций не получают, как правило, прямых ответов. Но и по характеру косвенного ответа, можно представить масштабы территориальных изменений. К примеру, в одной из бесед с мэром и его заместителем мы получили разные ответы на вопрос о стоимости земельных участков для приезжих бизнесменов. Разница в цифрах дала повод усомниться в их точности, и впоследствии оказалось, что оба названных показателя существенно занижены. Проверить цифры в этом случае помог опрос местных предпринимателей. Это наиболее открытая категория информантов, если удается установить с ними доверительные отношения. Они более охотно идут на интервью, даже если просят остаться анонимными. Они также более заинтересованы в подобных беседах, поскольку ощущают на себе все тяготы организации частного бизнеса в российских условиях и испытывают потребность ими поделиться .

Не менее сложными, но неизбежными задачами в исследованиях ресурсов сельских сообществ, представляются проблемы местного самоуправления: борьба за власть, клановость, политизация экономических отношений и др. Характерный пример, это непонятные обстоятельства гибели мэра одного из поселений на побережье Байкала. По свидетельствам местных жителей, перед смертью мэр отписал большое количество земельных участков в пользу местных жителей, а не коммерсантов, в которых заинтересована, прежде всего, районная власть .

Многие жители убеждены, что в основе трагедии лежит клановая борьба за ресурсы власти .

Земельные ресурсы, а точнее распоряжение ими зачастую становятся предметом предвыборных спекуляций. Это видно на примерах предвыборных программ кандидатов на пост главы поселений. Основная часть ресурсов для развития региона действительно расположена в сельской местности: минеральные и лесные ресурсы, земельные и рекреационные и др. Поэтому именно в сельских сообществах острее всего ощущается накал борьбы за обладание ресурсами развития территории. Изучение идеологии продвижения кандидатов на пост мэра и их программ по развитию поселений позволяют увидеть те движущие силы, которые стоят за кандидатом и спрогнозировать ожидаемые перспективы .


Однако сценарий развития поселка зачастую видоизменяется с назначением кандидата на пост главы. В большинстве поселений на берегу Байкала интересы местного сообщества подменяются идеями разворачивания туристического бизнеса и строительства объектов туриндустрии. Однако изучение ресурсов сельских сообществ с помощью качественных методов социологии в рамках проектов по изучению местного самоуправления, хорошо себя зарекомендовали и могут быть использованы в исследованиях других территорий .

литература

1. Земельные участки и загородная недвижимость / Электронный ресурс: http:// invest38.ru/search/places. Дата обращения 30.08.2012 .

2. Местное самоуправление: борьба за ресурсы, поиск ресурсов (сельские сообщества Прибайкалья) // Серия «Научные доклады: независимый экономический анализ». №

188. М.: МОНФ; ЦНСИиО, 2007. 167 с .

сеМеЙНАЯ ЭКоНоМиКА В ТУрисТиЧесКоМ сеКТоре ПрибАЙКАльЯ

–  –  –

Увеличение роли частного предпринимательства в рекреации отмечается в большинстве сельских поселений на берегу оз. Байкал. Можно сказать, что сельские сообщества выживают и развиваются благодаря высокой адаптивной способности домашних хозяйств и специфического включения их в рыночную экономику. На фоне постепенного снижения патронажной функции государства в сельской местности – закрытия поселкообразующих предприятий и коллективных хозяйств с конца 80-х гг. прошлого столетия, сельские жители вынуждены были искать новые формы заработка и трудовой деятельности. Кроме того на долю сельской семьи выпали испытания всеобщей пауперизацией населения, безработицей, алкоголизмом и прочими асоциальными явлениями .

В этих условиях поиск новых стратегий выживания стал возможен благодаря такой социальной структуре, как семейная экономика. Ее сильные черты весьма точно обозначили исследователи-социологи Т. Шанин и Р.Э. Прауст [1; 2]. Это трудоемкие работы на нерегулируемых рынках с высокой степенью риска; высокая самоэксплуатация, нехарактерная для наемного труда; мотивация к обеспечению любой занятости, а не стремление максимизировать прибыль и др. Можно сказать, что в целом для семейной экономики характерна работа на перспективу, а не на достижение сиюминутной выгоды. Именно такие принципы оказались эффективными для новых предпринимательских практик, которые впоследствии легли в основу создания сети домашних гостиниц, популярных на байкальском побережье. Таким образом, домашние хозяйства продемонстрировали не только успешные адаптивные стратегии в формировании новых основ экономики поселений, но и способность органично перенять зарубежный опыт по организации сети домашних гостиниц .

Еще одним достоинством семейной экономики можно считать сохранение сельской специфики в ведении натурального хозяйства и производства, а также сферах быта и культуры. Свой ритм жизни, невысокая плотность населения и застройки, относительное спокойствие жизни привлекают к постоянной жизни в деревне даже городских жителей .

Одна из предпринимательниц в пгт. Хужир (поселок на байкальском острове) переехала сюда из областного центра, вышла замуж за местного жителя и организовала семейный подряд. Старшая дочь помогает ей по хозяйству и нянчится с ребенком, муж своими руками построил дом, мастерит мебель. Хотя вначале их отношений у него даже не было своего жилья, пьющие родственники изгнали его из дома, а он жил в вагончике .

Сельские истории довольно часто сочетают элементы семейного неблагополучия и удачных дел, о которых сельчане рассказывают с заметной гордостью. Действительно основать свое дело – свою домашнюю гостиницу без особых инвестиций и капитала, создать хороший имидж и достойную конкуренцию соседям требует огромного трудолюбия и творческого потенциала. При этом необходим широкий круг общения, свободный выход в медийное пространство, что скорее возможно в городе, чем в селе. Но и на этот вопрос семейный подряд находит ответ .

Как правило, основными клиентами (до 90 %) остаются приезжавшие ранее гости и их знакомые. Часто приходится слышать от местных предпринимателей: «Мы не обслуживаем туристов, а принимаем гостей» .

Это ключевая фраза, отражающая всю суть семейного бизнеса – домашней гостиницы. Это основной прием, который компенсирует недостатки неустроенной сельской жизни в России: плохие дороги и связь, отсутствие объектов инфраструктуры и т.д. Не всегда и обслуживание на крупных турбазах является качественным. К примеру, клиенты одного из брендовых мотелей, заплатив за номер 2500 руб. в сутки, жаловались на отсутствие горячей воды и долгое ожидание питания. Такие «особенности национального туризма» часто встречаемое явление, не всегда зависящее от сотрудников турбаз. Здесь ситуацию можно спасти только дружелюбным отношением к клиенту. Душевный прием действительно становится некой необходимой характеристикой качества сервиса .

В короткий, но пиковый летний сезон приемом и размещением туристов занимаются абсолютно все слои населения: от работников администрации и полиции до церковнослужителей. В единственной поселковой церкви в Хужире также есть пристрой для приема туристов, адрес которого зарегистрирован на одном из популярных зарубежных сайтов для путешественников. Вовлеченность в мировую информационную сеть делает возможным расширение географии своих посетителей. Это один из главных критериев успешного функционирования семейного частного предприятия .

Превращение домашнего хозяйства в активное звено сельской экономики при невмешательстве со стороны местных властей все же имеет свои недостатки. Возросший спрос на земельные участки в сельских поселениях на берегу Байкала вызвал массовое строительство крупных и мелких турбаз. Во многих домашних хозяйствах на участках появилось по нескольку домов. Через несколько лет последствия массовой застройки не заставили себя ждать: земли на территории поселений стало не хватать даже молодым сельчанам. Многие студенты, выучившиеся в городах, не могут вернуться в село и получить участок для строительства жилого дома. При этом крупные турбазы на выделенных участках сельских земель оказались нерентабельны и теперь стоят на торгах .

Конкуренция за клиентов возросла и иногда принимает характер нечестной борьбы, многие жалуются на «заказных туристов», которые пожив в домашней гостинице пишут отрицательные отзывы в интернете .

Отстранившись от жизнеобеспечения и социальной политики на селе, государство упустило и еще один важный момент – охраны ресурсов. За 6 лет на Байкале практически полностью искоренили популяцию Маломорского омуля – главный козырь байкальского туризма. Браконьерство достигло невиданных масштабов. Каждое рыбацкое судно ставит до десятка стометровых сетей на протяжении до 1,5 км. Высота байкальских сетей для ловли омуля составляет от 2 до 3 м. Не гнушаются и размером ячеи сетей – ставят самые мелкие, куда попадается даже молодь рыб. В итоге, главное блюдо, которым стремится накормить гостей каждый хозяин домашней гостиницы, стремительно исчезает. За 6 последних лет цена омуля на рынке выросла в 6 раз (сейчас она составляет от 180-200 руб./кг). При этом цены на питание в домашних гостиницах остаются те же, что были в 2006 г.: «Мы будем идти для клиентов даже на невыгодные для нас условия». Частные сельские предприниматели действительно во многих случаях идут на компромисс, но регулятивные функции государства в лице местного самоуправления, несомненно, должны вернуться в сферу охраны ресурсов сельских сообществ, в частности земельных и рыболовных .

литература

1. Шанин Т. Неформальная экономика // Вопросы философии. 1990. № 8. С. 114-128 .

2. Морозова Т.В. Сельские сообщества России в региональном измерении // Серия «Научные доклады: независимый экономический анализ», № 200. М.: Московский общественный научный фонд; Центр социального анализа и реконструкции «СоциоЛогос»; Институт экономики КарНЦ РАН, 2008. 236 с .

–  –  –

Страхование является динамично развивающимся современным видом деятельности и вопросы его информационного обеспечения представляет научный и практический интерес .

Главную роль в обеспечении информацией управленческих структур государства выполняют организации, специально занимающиеся сбором данных (государственные органы статистики, различные ведомственные отделы). В области отечественного страхования задачи сбора, обобщения и распространения информации возложены на Федеральную службу государственной статистики (Росстат). Следует отметить, что в разделе «Финансы» предоставляемая информация носит обобщенный характер и охватывает лишь основные показатели страховых организаций, фондов социального и пенсионного страхования в целом по стране и в разрезе субъектов РФ. Единственные конкретные показатели, которые приведены по 83 субъектам РФ – объем страховых взносов и объем страховых выплат. Информация же региональных представительств Росстата обобщается в тематических справочниках по значительно большему числу позиций, в том числе обязательное и добровольное страхование, ряд дополняющих характеристик. Так, Федеральный орган государственной статистики по Иркутской области с середины 2000-х гг. начал выпуск ежегодного сборника «Страховой рынок Иркутской области». Дополнительно принято решение о тематическом выпуске обзора рынка страхования области по пятилеткам, первый такой сборник опубликован в 2009 г. В Иркутскстат поступают ежегодные отчеты со статистическими данными страховых организаций, но с грифом «для служебного пользования», поэтому они недоступны для научного анализа общего пользования .

Второй доступный современный информационный источник сайт Всероссийского Союза Страховщиков (ВСС), где страховые организации публикуют более полную свою «цеховую» статистику, в том числе общее число агентов и организаций в разрезе регионов. Обобщена характеристика страховой деятельности по федеральным округам. Изучаемая нами Иркутская область занимает 4 место в Сибирском федеральном округе (СФО) по объему страховых премий (13,4% от общего объема), после Красноярского края, Кемеровской и Новосибирской областей. Входит в тройку лидеров в СФО по объему страховых выплат (14,2% от общего объема), где первая позиция по-прежнему, как и по первому показателю, за Красноярским краем, за которым следует Кемеровская область [4] .

В целях актуализации и повышения оперативности обработки страховой информации различные фонды страхового рынка ведут свою статистику фонд социального, пенсионного и обязательного медицинского страхования. Данные о деятельности перечисленных фондов носят общий информационный характер для широкого круга людей. Например, опираясь на указанную ведомственную статотчетность, мы изучили пространственно-временные особенности регионального страхового рынка. Иркутское отделение Фонда социального страхования одно из крупнейших в России по бюджету, который по доходам в 2011 г. вырос до 5,5 млрд. руб. Обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством – одно из основных направлений деятельности данного фонда. Так, в 2011 г. плановые ассигновании составили 5,7 млрд. руб. Второе по значимости направление бюджета указанного Фонда – обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Расходы по данному пункту в 2011 г. составили более 1 млрд. руб .

С 2007 г. за счет средств Федерального бюджета региональное отделение (РО) производит финансирование на выплату отдельных видов пособий лицам, не подлежащим обязательному социальному страхованию через Министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области (расходы в 2011 г. составили около 1,4 млрд. руб.) [2] .

Согласно данным Пенсионного Фонда России, а именно Отделения ПФР по Иркутской области за 2011 г. на учете состоит почти 47 тыс. страхователей ведущих финансово хозяйственную деятельность, значительная доля среди них представители малого бизнеса 98,4 %. На долю среднего бизнеса приходится 409 страхователей (0,87 %), на долю крупного – 329 страхователей (0,71 %). Общий объем начисленных страховых взносов с начала расчетного периода составил 57130,94 млн. руб., в том числе на ОПС – 47697,61 млн. руб., на ОМС – 9433,33 млн. руб. Общий объем выплат на ОПС, начисленных в пользу физических лиц плательщиками Иркутской области за 2011 г. по состоянию на 16 апреля 2012 г. составил 231334,78 млн. руб. [1] .

Более актуальную и общедоступную информацию о количестве и территориальном распространении страховых организаций Иркутской области предоставляет Навигационная система ООО «ДубльГИС» .

Обратившись к данному источнику, мы сделали территориально-количественный анализ участников страхового рынка: страховой сектор представлен 46 страховыми компаниями, среди которых 4 международных и 9 региональных с достаточно разветвленной сетью филиалов (более 270) .

Так в центрах низовых административных районов вблизи областного центра Иркутском, Ангарском, Шелеховском, сосредоточена половина всех страховых организаций. Однако основным фокусом локализации страховых услуг является г. Иркутск (почти треть страхового сектора) .

Современный страховой рынок охватывает 29 из 33 районов области .

Таким образом, 85% ее территории реальный рынок страхования [3] .

Подводя итоги особенностям информационного обеспечения страховых услуг Иркутской области, следует отметить разобщенность данных по различным институтам государственного управления. Отсутствие информации страховых показателей муниципальных образований не позволяет полноценно сделать анализ территориальной организации данного вида услуг. Создание сборника с полным перечнем статистических данных вывело бы страховой рынок региона на новый этап развития .

Научный руководитель: зав. лаб. ИГ СО РАН к.г.н. Заборцева Т.И .

литература

1. Анализ показателей по начисленным страховым взносам на выплату страховой и накопительной частей трудовой пенсии, зачисляемых в бюджет ПФР [Электронный ресурс]. http://www.pfrf.ru/ot_irkut/analiz_ctrahov_vznos. Дата обращения 15 июля 2012 .

2. Иркутское областное объединение организаций Профсоюзов Фонд социального страхования отмечает 20-летие со дня образования [Электронный ресурс]. http:// www.irkprof.ru/?rubr=149&doc=1324. Дата обращения 02 февраля 2012 .

3. Навигационная система ООО «ДубльГИС», Иркутск: май 2012 .

–  –  –

Одна из важнейших особенностей современного этапа мирового развития –повышение значимости человеческого фактора. Это обусловлено тем, что населению принадлежит роль субъекта как тех процессов, которые породили стоящие перед человечеством глобальные проблемы, так и тех, с которыми связаны надежды на выход из кризисных ситуаций и будущие перспективы. Поэтому сегодня в концепцию общественного прогресса вводятся новые инструментальные понятия, актуальность, теоретическая и практическая значимость которых признается всеми учеными, но точные дефиниции еще не выработаны. Это относится к таким понятиям как «человеческий капитал», «человеческий потенциал», «качество жизни», «качество населения» [1] .

 Характеризуя демографическую ситуацию регионов Дальнего Востока России, важно указать на неблагоприятные тенденции в естественном воспроизводстве населения. Не менее важной и острой проблемой следует считать почти повсеместное ухудшение качества населения. Особенностью современного социально-экономического развития регионов Дальнего Востока является глубокая территориальная дифференциация экономики и социальной сферы. Сложившиеся резкие различия между регионами по уровню накопленного экономического потенциала, масштабам и интенсивности хозяйственной деятельности, медико-демографической ситуации, а также степени фактического благосостояния населения обуславливают процессы прогрессирующей территориальной поляризации, в том числе на уровне субъектов округа .

Целью исследования является выявление территориальных различий качества населения регионов Дальневосточного федерального округа (ДВФО) .

Качественные характеристики населения – «индикаторы потенциальных возможностей человека как минимум в трех аспектах: здоровье (физического, психического, социального), профессионально-образовательных способностей (интеллектуального потенциала), культурно-нравственных факторов (социо-культурной активности) [2]. Наше понимание категории «качество населения» опирается на основные методологические положения концепции качества населения, разрабатываемой в ИСЭПН РАН .

Основным источником информации для нашего анализа послужили статистические данные Госкомстата РФ по показателям, характеризующим здоровье, образование и культуру населения регионов ДВФО .

Территориальные различия регионов округа и интегральная оценка качества населения за 2010 г. проводились на основе интегральных индексов уровней здоровья (ожидаемой продолжительности жизни (мужчины, женщины, город, село)), младенческой смертности), образования (суммарное число учащихся начальных, средних профессиональных учебных заведений и ВУЗов на 10000 чел.) и культуры (уровня количества убийств и покушений на убийство на 100000 чел.), а также анализа показателей демографической ситуации в регионах с помощью метода линейного масштабирования [3; 4]. В качестве референтных точек при расчете интегрального индекса качества населения брались лучшие/ худшие значение используемых для анализа показателей по Российской Федерации в 2010 г. [5] .

На основе полученных индексов дана типология регионов Дальнего Востока по качеству населения в 2010 г. Выделено два типа регионов  дифференциацией по качеству населения от «среднего» до «выше среднего». Большинство субъектов округа (Чукотский автономный округ, Республика Саха (Якутия), Приморский и Хабаровский края, Амурская, Магаданская и Еврейская автономная области), имеют «средний» уровень качества населения (87% населения округа). Для населения данных регионов характерны «низкий» уровень здоровья, «средний» и «выше среднего» уровни образования и культуры. «Выше среднего» уровень качества населения выявлен в Камчатском крае и Сахалинской области .

Таким образом, можно сделать следующий вывод, что в настоящее время в регионах ДВФО отмечается отсутствие сбалансированности основных качественных характеристик. На сегодняшнем этапе относительно высокий уровень социально-экономического развития региона не обязательно влечет за собой высокое качество населения (что в принципе должно было иметь место). Качество населения как важнейшая составная часть потенциала развития слабо проявляет себя в большинстве регионов ДВФО. Опыт собственного прошлого и динамика изменений качественных характеристик населения в других странах показывают, что без существенных экономических реформ, изменений в региональной политике, значительных вложений в социальную сферу качество населения останется на низком уровне развития .

Работа выполнена при финансовой поддержке Президиума ДВО РАН(12-III-В-09-196) .

литература

1. Жулина М.А. Качество населения регионов Приволжского федерального округа:

Особенности пространственной дифференциации. Дисс. … канд. геогр. наук. Воронеж, 2003. 193 с .

2. Римашевская Н.М. Человеческий потенциал России и проблемы «сбережения нации». М.: ИСЭПН РАН, 2003. 93 с .

3. Зубаревич Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода. Изд. 3-е. М.: Изд-во ЛКИ, 2003. 264 с .

4. Прохоров Б.Б., Горшкова И.В., Шмаков Д.И., Тарасова Е.В. Общественное здоровье и экономика. М.: МАКС Пресс, 2007. 292 с .

5. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011. Стат. сб. Росстат, М., 2011. 972 с. 4. Представительство Всероссийского союза страховщиков в Сибирском федеральном округе [Электронный ресурс].http://www.sib-insur.ru/ statistica.htm. Дата обращения 20 июля 2012 .

–  –  –

В России с середины 2000-х гг. происходят реформы по оптимизации территориального управления, в т.ч. путем сокращения количества субъектов в стране. Данная реформа была направлена для повышения эффективности управления за счет увеличения уровня самодостаточности субъектов РФ. В результате укрупнения предполагалось сократить количество отсталых и «депрессивных» субъектов. Это должно было привести к существенному снижению остроты управленческих проблем центра (в первую очередь, за счет снижения объемов финансовой помощи отстающим и депрессивным регионам со стороны федеральных властей). Для слаборазвитых субъектов, механизм объединения, по замыслу федеральных властей, должен выполнять иную функцию – ускорения социально-экономического развития при помощи экономически развитых регионов, так называемых «материнских» территории. При проведении реформы необходимо учитывать ряд социально-экономических факторов, которые могли повлиять на рост уровня жизни среди населения до и после реформы в виде негативных или позитивных сторон .

Если рассматривать социально-экономические показатели, которые происходили после объединения некоторых субъектов Российской Федерации, то большинство из них носят негативный характер. Особую тревогу вызывает отрицательная динамика показателей, характеризующих состояние социальной инфраструктуры (в т.ч. здравоохранения) и коммунального хозяйства в субъектах РФ и муниципальных образованиях. Например, после процедуры объединения, в Агинском Бурятском АО закрылось 4 из 5 больничных учреждении здравоохранения, число койко-мест сократилось в 6,5 раз, врачей 4,5 раза, медперсонала в 3,5 раза. Другая проблема – резко возросла зависимость муниципальных образований от дотаций, субвенций, субсидий со стороны федерального и регионального бюджета. Следует отметить, что в подавляющем большинстве муниципальных образований доля таких перечислении в структуре формирования доходной части бюджета составляет 85-95% .

После укрупнения субъектов в муниципальных образованиях отмечалось снижение темпов роста среднемесячной заработной платы по отношению к соседствующим субъектам и по стране в целом. Особенно ярко это проявилось в Агинском Бурятском и Корякском автономных округах. Ухудшилось финансовое положение в Агинском и Эвенкийском автономных округах, так как прекратилось действие институционального фактора (в частности, были отменены налоговые льготы для зарегистрированных здесь компаний) .

Стоит отметить, что автономные округа также после объединения, утратили возможность получать значительные дотации и субвенции из федерального бюджета. В результате, они нередко имели более высокую бюджетную обеспеченность, чем «материнские» территории, благодаря разработанной Минфином формуле расчета бюджетных потребностей. Следует отметить, что при объединении политика федерального центра была непоследовательной: в большинстве автономных округов преимущества в бюджетной обеспеченности уменьшались (Коми-Пермяцкий, Таймырский, Эвенкийский, Усть-Ордынский), а для отдельных

– росли (Корякский АО). Процесс объединения может привести к утрате позитивной динамики, из-за потери возможности использовать разные механизмы региональной политики в привлечении финансовых ресурсов, стимулирующих развитие округов для повышения уровня жизни местного населения. Следующая проблема – снижение инвестиционной привлекательности регионов, в первую очередь за счет сокращения объемов информации о территориях. В том числе из-за того, что бывшие автономные округа потеряли статус субъекта РФ и существенно сузили объем статистических показателей, предоставляемых Государственным статистическим службам .

Можно сказать, что до настоящего времени механизм объединения не смог выполнить ни функцию поддержки слабых субъектов, ни функцию мультипликатора роста. Фактически государство при объединении таких регионов перекладывает проблемы слаборазвитых автономных округов «на плечи» столь же проблемных регионов. Подход к решению внутригосударственных общественно-политических проблем эффективен лишь в очень ограниченных пределах, поскольку приводит к появлению «выигравших» и «проигравших». Конфликт не исчезает, а переходит в латентное состояние. Для общества в целом такой проигрыш оборачивается новыми проблемами и значительными потерями в будущем, в том числе и снижением уровня жизни. В условиях, когда объединение регионов трактуется не как «ликвидация» субъектов, а как их территориальная интеграция и вовлечение в процессы развития в соответствии с историей и сложившейся социальной и экономической практикой, проблемы асимметрии федерации и неравномерности территориального развития никак не решаются. Они лишь «спускаются» ниже этажом, перемещаются с регионального на муниципальный уровень .

Экономически слабые субъекты продолжают оставаться такими же слабыми, но уже муниципальными образованиями. Они выпадают из поля зрения федеральных властей, растворяясь в «материнском»

регионе. Соответственно и слабые районы, утратившие субъектность и лоббистские возможности, усиливают свою социально-экономико-политико-культурную периферийность и лишаются надежды хоть когдато выбраться из бедности. Следовательно, по формальным основаниям процесс тотального объединения не выглядит эффективным решением, необходима дифференцированная региональная политика .

Научный руководитель: в.н.с. ТИГ ДВО РАН, д.г.н. Мошков А.В .

литература

1. Артоболевский С.С., Вендина О.И., Гонтмахер Е.Ш. и др. Объединение субъектов Российской Федерации: за и против. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www .

insorrussia.ru/files/Regions_for_againts.pdf. Дата обращения: 25 июля 2011 .

. Ушаков Е.А. Влияние процессов укрупнения субъектов Российской Федерации на уровень жизни населения // Природные, медико-географические и социальноэкономические условия проживания населения в Азиатской России: материалы научно-практической конференции. Владивосток: Дальнаука, 2012. С. 191-197 .

3. Зубаревич Н.В. Объединение автономных округов: преимущества и риски .

[Электронный ресурс]. Режим доступа: www.socpol.ru/atlas/overviews/social_sphere/ ukr.shtml. Дата обращения 28 ноября 2011 .

4. Официальный сайт территориального органа федеральной службы государственной статистики по Забайкальскому краю. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.gks.ru/dbscripts/munst/munst.htm. Дата обращения 06 апреля 2012 .

5. Официальный сайт федеральной службы статистики. [Электронный ресурс] .

Режим доступа www.gsk.ru. Дата обращения 16 марта 2012 .

–  –  –

Предисловие

Секция «ФизичеСкая геограФия, биогеограФия, геоФизика и геохимия ландшаФтов»

белянин П.с. Ландшафтная характеристика о. Ява

босин А.А. Вариации первичной продукции Японского моря в позднем плейстоцене и голоцене

Василенко Ю.П. Изменения ледовых условий восточной части Охотского моря во время последнего олединения по данным изучения содержания материала ледового разноса в колонки LV28-44-4

Ганзей К.с. Особенности формирования ландшафтов Курильских и Командорских островов

Ганзей К.с. Факторы ландшафтной дифференциации Гавайских островов

Дегтерев А.В., рыбин А.В., Мелекесцев и.В., разжигаева Н.Г .

Кальдера вулкана Матуа (Центральные Курилы: морфология, возраст, продукты)

Коробов В.В., сорокин П.с., Крылов и.и. Геоморфологические условия и ограничения использования рекреационных зон побережья залива Петра Великого

лящевская М.с., родникова и.М., Киселева А.Г., Пшеничникова Н.Ф. Развитие растительных сообществ острова Путятина в голоцене (Приморский край)

обрезкова М.с. Распределение диатомовых водорослей в поверхностных осадках Восточно-Сибирского и Чукотского морей

рыбьякова Ю.В. Эстуарная циркуляция вод в северной части Уссурийского залива Японского моря и ее воздействие на биоту

сырбу Н.с. Изотопно-газохимические особенности распределения метана и углекислотного газа на о. Сахалин и прилегающем шельфе Охотского моря

Шекман е.А. Динамика ландшафтов в зоне речной перестройки

Шлык Н.В. Эстуарная циркуляция вод в северной части Уссурийского залива Японского моря и ее воздействие на биоту

Янченко е.А. Изменение ассоциаций радиолярий в центральной части Охотского моря в связи с орбитальными и тысячелетними осцилляциями климата за последние 75000 лет

Секция «геоэкология и рациональное ПриродоПользование»

Ананьева е.е. Перспективы дальнейшего освоения Приханкайской равнины в условиях новых социально-экономических реформ

Горюхин М.В. Изучение особенностей загрязнения почвенного покрова тяжелыми металлами района разработки месторождения олова

Гуров А.А. Геоэкологическая характеристика техногенных территорий Сихотэ-Алинского биосферного района

Дулатова В.Э. Перспективы использования рекреационных ресурсов прибрежно-морской зоны Южного Приморья

егидарев е.Г. Масштабы нарушенности водотоков в бассейне Амура при добыче рассыпного золота

ивакина е.В. Особенности мезоморфной серии развития растительного покрова на отвалах Павловского месторождения (Приморский край)

Калитина е.Г. Участие микроорганизмов в геохимических циклах элементов в термальных водах Приморья

Козловский Н.В. Источники поступления ТБО в залив Угловой

лысенко е.В. Особенности распределения металлов в система «вода-взвесь-планктон» в озерах Восточного Сихотэ-Алиня

Мишина Н.В. Население бассейна р. Амур в конце XIX – начале XXI вв

Муха Д.Э. Трансграничный перенос кислотных осадков циклонами восточной Азии на юг дальнего востока России

Нестеренко о.е.

Биоиндикация тяжелых металлов в поверхностных водотоках Тернейского района:

возможности перифитона

рыбалочка и.В. Газохимические исследования природных эманаций радона и метана в районе Бирофельдского грабена Еврейской автономной области и Хабаровского края

скирин Ф.В. Современное состояние эпифитной лихенобиоты пихтово-еловых лесов хребта Большой Воробей (Южный Сихоте-Алинь)

сорокин П.с. Оценка использования прибрежной территории для развития пляжной рекреации в г. Владивостоке

Шемякина А.В. О химических элементах нового продукта из дальневосточных видов берез

Секция «моделирование, математичеСкие и диСтанционные методы в геограФичеСких и геоэкологичеСких иССледованиях»

базаров К.Ю. Анализ серии разновременных космогеоизображений трансграничных территорий

Кролевецкая Ю.В. Построение цифровой модели рельефа речного бассейна по данным радарной топографической съемки (SRTM)

Пашинский с.с. Разработка и развертывание средств открытого доступа к пространственным данным посредством геопорталов

Шабаев А.А. Картографирование территории охотугодий Ханкайской общественной организации охотников и рыболовов

Шулькин е.В. Средства доступа к инструментам анализа пространственных данных в распределенных инфраструктурах

Секция «экономичеСкая, Социальная и ПолитичеСкая геограФия»

Андронова о.А. Особенности развития городских систем Дальнего Востока России

Гаева и.В. Транспортная инфраструктура сельской местности Еврейской автономной области и ее трансформация на рубеже ХХ – ХХI вв

Гущина М.В. Становление зарубежной географии туризма

иванов с.А. Территориальная организация экономического сотрудничества на приграничных территориях России и Китая

Корниенко о.с. Оценка ориентированности экономики субъектов Дальнего Востока на внешние рынки

лубова В.А., болотин е.и. Социально-значимые заболевания Российского Дальнего Востока

рогова М.В. Проблемы изучения земельных ресурсов в сельских сообществах Прибайкалья

рогова М.В. Семейная экономика в туристическом секторе Прибайкалья................125 суменкова л.А. Особенности информационного обеспечения в процессе изучения географии страховых услуг

суховеева и.б. Региональные диспропорции в качественных характеристиках населения Дальнего Востока

Ушаков е.А. Изменение социально-экономических характеристик муниципальных образования бывших автономных округов в процессе укрупнения субъектов Российской Федерации

–  –  –

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ

И ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ

ИССЛЕДОВАНИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Материалы XI молодежной конференции с элементами научной школы, Владивосток, 24-26 октября 2012 г .

–  –  –



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«И.Рудаков доктор медицинских наук директор по науке А.Голубков кандидат химических наук главный технолог Е.Аксенова начальник отдела развития БИБЛИОТЕКА ДИСТРИБЬЮТОРА ПРАКТИЧЕСКОЕ РУКОВОДСТВО Биологически активные добавки кПРОДУКЦИИ СПРАВОЧНИК ПО пище (БАД) От авторов За...»

«Словарь экологических терминов Абиотические факторы это все свойства неживой природы (физические, химические, климатические, гидрологические, почвенные, топографические), оказывающие прямое или косвенное влияние на живые организмы. Автотрофные организмы (авто...»

«Памяти неизвестных героев века минувшего посвящается. Андреев Иван Тихонович Г. В. Фуфыгина (Смышляева) А. Н. Фуфыгин Составляя родословную фамилии СМЫШЛЯЕВЫХ (см . Кольский родословец №№ 1-3), много времени пришлось провести в музеях и архивах Хабаровского края, Благовещенска, Николаевска-на-Амуре, ознакомиться с м...»

«Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2010. – Т. 19, № 2. – С. 92-97. УДК 574.5 ДИНАМИКА СТАЦИОНАРНОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ СЛЕДОВ ЛЕСНОЙ КУНИЦЫ (MARTES MARTES L.) ПОД ВЛИЯНИЕМ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ САМАРСКИХ ОКРЕСТНОСТЕЙ © 2010 Э.Д. Владимирова, Д.П. Мо...»

«Т.И.Ульянкина ГУМАНИТАРНЫЙ ФОНД Б.А.БАХМЕТЕВА (США) Ульянкина Татьяна Ивановна — доктор биологических наук, главный научный сотрудник ИИЕТ РАН. Интеллектуальное наследие послеоктябрьской российской эмиграции помимо культурного и научного интереса имеет и большое познавательное значение для современной России. В ча...»

«Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова Биологический факультет Кафедра биохимии Дипломная работа студента 5 курса Матлашова Михаила Егоровича Изучение влияния замен G126A и G126R на физикохимические и фун...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по учебному предмету "Технология" 7 класс Год реализации: 2018-2019 учебный год Составлена на основе программы: Технология: 5-8 классы/ А.Т. Тищенко, Н.В.Синица. – М.: Вентана –Граф, 2015. по направлению "Технологии ведения дома" Технология. 7 класс Пояснительная записка Статус ра...»

«УДК 621.311.22.003.13 СИСТЕМНАЯ ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЭКОЛОГО-ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩИХ ТЕХНОЛОГИЙ СЖИГАНИЯ УГЛЕЙ НА СОВРЕМЕННЫХ ТЭС Дубровский В.А.1), Зубова М.В.1), Потылицын М.Ю . 1), Чернецкая Н.С. 1) 1) Сибирский федеральный университет, г. Красноярс...»

«КОНТРОЛЬНО-КАССОВАЯ ТЕХНИКА УМКА-01-ФА Исполнение STANDART РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Содержание 1. Общие указания 1.1.Взаимодействие с ФНС через ОФД 2 . Основные сведения о ККТ 3. Описание ККТ 4. Маркировка ККТ 5. Комплектность 6. Требования безопасности 7. Настройка ККТ Описание настроек ККТ приведено в докуме...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.