WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«л о г и к у ЖИВОГО. 60 лет биологическому факультету Уральского государственного университета им. А. М. Горького Екатеринбург Издательство Уральского университета ББК ...»

-- [ Страница 3 ] --

Особое внимание при изучении генофонда семейства злако­ вых было уделено низовым злакам - овсянице красной и мятлику луговому. Эти виды являются классическими для использования в качестве газонных и пастбищных культур. На Среднем Урале до последнего времени не было районированных сортов этих ви­ дов, а завозимые сорта теряли свои положительные качества в ме­ стных условиях и были экономически невыгодны. В связи с этим актуальность работ по выведению сортов для Уральского региона была несомненной. И. К. Киршин и его ученица, сотрудница бо­ танического сада Г. С. Стефанович, активно взялись за работу по выведению новых сортов овсяницы красной и мятлика лугово­ го. Они использовали собранный ими огромный фактический ма­ териал по интродукции этих видов. В последние годы в селекци­ онной работе, возглавляемой Г. С. Стефанович, применялись результаты исследований, выполненных научными сотрудниками ботанического сада О. А. Дощенниковой и Н. А. Кутлуниной .

О том, что селекционная работа со злаковыми травами была эффективной и результативной, свидетельствует выведение за пе­ риод 1983-2001 гг. семи сортов: овсяница красная «Свердловская»

(И. К. Киршин, 1983), овсяница красная «Ирбитская» (И. К. Кир­ шин, Г. С. Стефанович, Н. С. Мельник, 1995), мятлик луговой «УрГУ» (И. К. Киршин, Г. С. Стефанович, Н. С. Мельник, 1995), мятлик луговой синтетический сорт «Вагант» (Г. С. Стефанович, О. А. Дощенникова, 2000), овсяница ложнодалматская «Голубая корона» (Г. С. Стефанович, О. А. Дощенникова, 2001), овсяница красная «Галас» (Г. С. Стефанович, JI. А. Салангинас, К. К. Сатубалдин, 2001), мятлик луговой «Исток» (Г. С. Стефанович, JI. А. Са­ лангинас, К. К. Сатубалдин, 2001). Сорта защищены патентами и зарегистрированы в Государственном реестре охраняемых селек­ ционных достижений, не имеют аналогов, районированы по Сверд­ ловской и Челябинской областям и Алтайскому краю .



Селекционная работа проводится в сотрудничестве с крупны­ ми научными учреждениями - УралНИИСХозом, СибНИИСХозом (Тюмень), а также с научно-производственной системой «Элитакомплекс» (Екатеринбург) .

Достижения в области селекции низовых злаков были отмече­ ны двумя бронзовыми медалями ВДНХ СССР (И. К. Киршин, 1985;

Г. С. Стефанович, 1987). Научный руководитель работ профессор И. К. Киршин за большой научный вклад и достижения в селек­ ционной работе в 1987 г. был награжден юбилейной памятной медалью, выпущенной в честь Николая Ивановича Вавилова .

3. Интродукция и охрана редких, исчезающих и интенсивно истребляемых растений Работа по изучению экологии, биологии, жизненной стратегии эндемичных, реликтовых, исчезающих растений Урала в связи с их охраной и рациональным использованием относится к числу важ­ нейших мероприятий во всех ботанических садах. Ранее она ко­ ординировалась научным советом Отделения общей биологии АН СССР, входила в общесоюзную программу фундаментальных ис­ следований АН СССР «Интродукция и акклиматизация растений»

(1989-2000), в комплексную научно-техническую программу «Че­ ловек и окружающая среда», в программу АН СССР «Научные основы сохранения и улучшения окружающей среды и рациональ­ ного использования природных ресурсов». В последние годы ра­ бота выполняется в рамках следующих документов: «Конвенция о биологическом разнообразии» (1992), «Стратегия ботанических садов по охране растений» (1994), «Международная программа ботанических садов по охране растений» (2000), «Методические подходы к проведению работ по переселению растений» (2001), «Стратегия ботанических садов России по сохранению биоразно­ образия растений» (2003), а также программ «Охрана окружаю­ щей среды города Екатеринбурга» (2003) и «Экология и природ­ ные ресурсы Свердловской области на 2003 год» .



По состоянию на 31 декабря 2003 г. в коллекции редких, исче­ зающих и интенсивно истребляемых растений насчитывается 177 видов из 48 семейств, из них 34 эндемичных и 38 реликтовых видов. Около 50 % видов из коллекции внесены в Красные книги разного ранга: 57 видов включены в Красную книгу Среднего Урала, 26 - в Красную книгу России и 15 - в Красную книгу СССР .

Около полутора десятков видов внесены одновременно во все на­ званные издания, т. е. они относятся к числу наиболее уязвимых и требуют особых мер охраны. В настоящее время на основе этой коллекции сформирован «Парк редких растений» (дублирующее название - «Экологическая тропа»), используемый для научной и просветительской деятельности .

По численности культивируемых видов, нуждающихся в охра­ не, Ботанический сад Уральского университета не уступает круп­ ным ботаническим садам. Так, в Главном ботаническом саду РАН (Москва) насчитывается 320 видов, в Ботаническом саду Ботани­ ческого института РАН (Санкт-Петербург) - 300 видов, в Ботани­ ческом саду МГУ - 166 видов, в Ботаническом саду УрО РАН (Ека­ теринбург) - 130 видов .

В соответствии с долгосрочной программой исследования ви­ дов, нуждающихся в охране, у растений в культуре изучаются рит­ мы развития и динамика выживания вида по годам, продолжи­ тельность жизни особей и вида в культуре, экология цветения и опыления, семенная продуктивность и степень реализации по­ тенциальных возможностей семяобразования, биология прораста­ ния семян и др. В результате исследований установлены механиз­ мы адаптации ряда видов к условиям среды обитания, разработаны способы оценки перспективности интродукции, приемы семенного размножения и методические подходы к сохранению видов в ис­ кусственных резерватах, а также к восстановлению их численнос­ ти в природных местообитаниях. Из коллекции выделены декора­ тивные виды для использования в озеленении. Создан устойчивый фонд семян и посадочного материала редких растений для реинт­ родукции .

Первые опыты по перенесению редких растений из коллек­ ционных питомников в естественные условия в пределах бота­ нического сада были проведены в 1984 г. JI. И. Томиловой. С 1994 г .

эта работа выполняется под руководством Г. П. Федосеевой при активном участии В. И. Южакова и доцента кафедры экологии Т. А. Радченко на новом, дополнительно выделенном в 1987 г. уча­ стке с деградированным растительным и почвенным покровом .

Захламленная, «бросовая» территория менее чем за ІОлет пре­ вращена в ландшафтно-пейзажную экспозицию «Парк редких ра­ стений». Первые посадки были произведены в 1996 г., на сегод­ няшний день в экспозиции насчитывается 238 видов деревьев, кустарников и трав: 43 вида занесено в Красные книги разного ранга, 12 - являются эндемичными и 25 - реликтовыми. Все ра­ боты по созданию «Парка редких растений» финансировали ад­ министрация г. Екатеринбурга и правительство Свердловской об­ ласти (министерство природных ресурсов) .





Работы в области охраны редких и исчезающих растений от­ мечены серебряной медалью ВДНХ СССР (1985), малой серебря­ ной медалью Всероссийского общества охраны природы (1984), дипломом II степени на Всероссийской выставке «Комплексное использование природных ресурсов» (1984), дипломами выставки «Уралэкология. Техноген» (1995-2003) .

В последние годы ботанический сад активно внедряет редкие растения в озеленение. В 1999-2003 гг. посадочный материал че­ тырех видов растений, внесенных в Красную книгу России и Крас­ ную книгу Среднего Урала - пион молочноцветковый, пион укло­ няющийся, ирис сибирский и ирис болотный, - был передан для озеленения ООО «Спецэнергострой», а также для создания экс­ позиционных участков в Парке Дворца творчества учащихся, яв­ ляющегося памятником архитектуры XIX века, в Парке Дворца молодежи и на территории национального природного парка «Припышминские боры» Свердловской области .

На протяжении многих лет ботанический сад ведет научноисследовательскую работу по теме «Фотосинтез, рост и продук­ тивность растений». Это направление исследований разрабатыва­ лось совместно с сотрудниками кафедры физиологии растений под руководством профессора А. Т. Мокроносова. Адольф Трофимо­ вич был человеком с неиссякаемым источником интересных науч­ ных идей. Все, кто с ним работал, были влюблены в фотосинтез и Адольфа Трофимовича. Молодой коллектив сотрудников трудил­ ся бескорыстно, увлеченно, без выходных и отпусков. За сравни­ тельно короткое время на базе ботанического сада был выполнен большой цикл работ по изучению эволюционных, филогенетичес­ ких, онтогенетических и экологических аспектов фотосинтеза как основы продукционного процесса, разработан оригинальный ме­ тод комплексного изучения мезоструктуры и функции листа, ко­ торый позволил исследовать работу фотосинтетического аппарата на разных уровнях организации: растение, лист, клетка, хлоропласт, хлорофилл-белковый комплекс .

Начиная с 1975 г. в ботаническом саду проводятся интенсив­ ные исследования физиологических особенностей уральских и инорайонных сортов картофеля при одновременном учете хозяй­ ственно ценных признаков. Изучено около 50 сортов всех групп скороспелости. Впервые получены важные результаты, ориенти­ рованные на разработку теоретических основ селекции, на высо­ кую продуктивность и устойчивость к неблагоприятным факто­ рам среды, в частности к засухе, а также на решение практического вопроса - расширения бедного ассортимента возделываемых в Свердловской области сортов картофеля за счет интродуцированных (инорайонных). Ботанический сад становится одним из ве­ дущих центров по изучению частной физиологии картофеля .

Работа ведется под руководством учеников А. Т. Мокроносова Г. П. Федосеевой и Р. И. Багаутдиновой вместе с молодыми сотруд­ никами Е. П. Артемьевой и В. П. Рымарем .

В итоге интродукционного изучения опытных сортообразцов картофеля по комплексу хозяйственно ценных признаков было выделено пять перспективных сортообразцов белорусской селек­ ции, они рекомендованы для конкурсного сортоиспытания на ГСУ Свердловской области. Один из них - среднеспелый сорт «Гра­ нат», высокоурожайный, фито- и нематодоустойчивый, успешно прошел сортоиспытания и включен в Государственный реестр по Свердловской области в 1993 г. Исследования по проблеме «Фо­ тосинтез, рост и продуктивность сельскохозяйственных растений»

поощрены двумя бронзовыми медалями ВДНХ СССР (Г. П. Федо­ сеева, 1985, 1987) и дипломом Всероссийской выставки «Вклад вузов России в выполнение продовольственной программы»

(А. Т. Мокроносов, Г. П. Федосеева, Р. А. Борзенкова, Р. И. Багаут­ динова, Г. Ф. Некрасова, 1982) .

В ботаническом саду в рамках проблемы «Фотосинтез, рост и продуктивность растений» под руководством старшего научно­ го сотрудника Р. А. Борзенковой эффективно проводятся фундамен­ тальные исследования по теме «Роль гормональной системы в эн­ догенной регуляции целого растения» .

На базе ботанического сада с его большим биологическим раз­ нообразием видов в коллекциях и экспозициях сотрудниками сада совместно с преподавателями учебных заведений постоянно прово­ дятся занятия по разным предметам: морфологии и систематике высших растений, дендрологии, фитоценологии, основам расте­ ниеводства, экологической физиологии, климатологии и метеоро­ логии, ландшафтному дизайну, экологии. Учебная работа включа­ ет руководство курсовыми и дипломными проектами, летнюю полевую практику, экскурсии, лекции, спецпрактикум. В ботани­ ческом саду созданы два видеофильма, слайдфильмы, подготов­ лены компьютерные информационно-образовательные материалы по биоразнообразию .

С Ботаническим садом Уральского университета давно сотруд­ ничают Уральская сельскохозяйственная академия, Уральский ле­ сотехнический университет, Уральский педагогический универси­ тет, Уральский институт подготовки и повышения квалификации кадров лесного комплекса, Свердловский областной фармацевти­ ческий колледж, школы. В настоящее время ботанический сад фактически выполняет функции межвузовского учебного центра .

Ботанический сад принимает активное участие в выставках разного ранга (до 10 раз в год), в 1980-2003 гг. получено в общей сложности более 80 поощрений .

В 2000 г. ботанический сад участвовал в городском конкурсе в области науки по присуждению премии имени В. Н. Татищева и Г. В. де Генина по теме «Научное обоснование введения в куль­ туру новых перспективных растений разного хозяйственного на­ значения на Урале, охрана генофонда, экологическое просвещение и образование». Сотрудникам сада Г. П. Федосеевой, Р. И. Бага­ утдиновой, Г. С. Стефанович, Т. Ф. Оконешниковой была присуж­ дена премия имени В. Н. Татищева и Г. В. де Генина с вручени­ ем медали и диплома лауреата .

К сожалению, экспериментальные лаборатории ботаническо­ го сада слабо оснащены современным оборудованием. Это огра­ ничивает реализацию потенциальных возможностей ботанического сада по многим направлениям научно-исследовательской работы .

Без финансовой поддержки государства - долгосрочной и посто­ янной - ботанические сады не могут существовать, а исчезнут вместе с генофондом растений, который в них сохраняется как национальное достояние России. Каковы последствия этого про­ цесса для человечества? Об этом еще в 1892 г. сказал академик К. А. Тимирязев: «Тесно связано благоденствие русского человека с жизнью растения. Хорошо живется растению - хорошо живется человеку. Плохо живется растению - неминуемое бедствие грозит человечеству» .

К настоящему времени о ботаническом саде университета со­ брано много сведений и фактов, но не все они отражены на стра­ ницах этого сборника. Материалы, представленные в этой статье, являются базовыми для дальнейших исследований по истории сада .

В первую очередь нужна тщательная работа в архивах, особенно кропотливо необходимо изучить документы, имеющие отношение к ботаническому саду периода 1921-1932 гг. Только один день работы в областном архиве показал, что такие документы можно найти. Например, имеется архивная ссылка на наличие переписки с Уральским университетом по организации на его базе курсов пчеловодов. Надеемся, что обобщение всех материалов позволит в дальнейшем создать книгу о нашем ботаническом саде .

УРОВЕНЬ

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО

ВЫСОКИЙ.. .

Академики Российской академии наук — выпускники биологического факультета Уральского университета

АДОЛЬФ ТРОФИМОВИЧ МОКРОНОСОВ

Адольф Трофимович Мокроносов родился 14 июня 1928 г. на выселке Луч Режевского района Свердловской области в семье крестьянина. В 1946 г. окончил среднюю школу № 1 в г. Реже и поступил учиться на биологический факультет Уральского университета. В 1951 г. окон­ чил факультет и был рекомендован в ас­ пирантуру по специальности «Физиология растений». В 1955 г. защитил кандидат­ скую, а в 1966 - докторскую диссертацию .

В 1981 г. избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1987 - действительным членом АН СССР по отде­ лению биохимии, биофизики и химии физиологически активных веществ .

После окончания аспирантуры в течение 30 лет Адольф Трофи­ мович работал в Уральском университете, где прошел путь от асси­ стента до профессора, заведующего кафедрой физиологии растений .

С 1973 по 1977 г. исполнял обязанности проректора по научной работе Уральского университета .

В 1983 г. по приглашению академика A. JI. Курсанова А. Т. Мок­ роносов уехал в Москву, в Институт физиологии растений имени К. А. Тимирязева АН СССР, где занимал должность заместителя директора института по научной работе. С 1987 по 1997 г. - дирек­ тор этого института. Одновременно, с 1984 г., профессор кафедры физиологии растений биологического факультета Московского уни­ верситета, а с 1988 по 1992 г. - заведующий этой кафедрой. По­ следние три года жизни был советником при президиуме Россий­ ской академии наук. Скончался 25 июня 2000 г .

Научные интересы А. Т. Мокроносова формировались под вли­ янием его непосредственного учителя и научного руководителя доктора биологических наук, профессора Г. В. Заблуды и предста­ вителей московской биохимической школы - академиков A. JI. Кур­ санова и А. И. Опарина .

Основные направления исследований Адольфа Трофимовича были связаны с физиологией, биохимией и экологией фотосинтеза .

Им предложена общая концепция эндогенной регуляции фотосин­ теза на уровне организма, исследованы фундаментальные вопро­ сы гормональной регуляции фотосинтеза и донор-акцепторных отношений в растениях, разработана оригинальная методика ком­ плексного изучения мезоструктуры и функции листа растения, получившая мировое признание. Опубликовано около 130 ра­ бот, из них четыре монографии и один учебник (в соавторстве с М. Ф. Гавриленко) - «Фотосинтез: физиолого-биохимические ас­ пекты» (М., 1992) .

Педагогическая деятельность Адольфа Трофимовича была свя­ зана с основными разделами физиологии растений. В разные годы он читал общий курс «Физиология растений», специальные кур­ сы - «Минеральное питание растений», «Фотосинтез», «Избран­ ные главы частной физиологии растений». В период окончатель­ ной ликвидации лысенковской биологии (конец 50-х - начало 60-х гг.) разработал новую учебную программу по генетике и не­ сколько лет читал курс «Генетика с основами селекции» на биоло­ гическом факультете университета .

Адольф Трофимович вел активную научно-организационную работу. Он был председателем двух научных советов РАН - по фо­ тосинтезу и по физиологии и биохимии растений, а также секции физиологии растений научно-методического совета Министерства образования РФ. Являлся одним из учредителей и организаторов Общества физиологов растений России и его первым президентом .

Выполнял обязанности главного редактора журнала «Физиология растений». Состоял членом экспертных советов ВАК и по присуж­ дению Ленинской и Государственной премий. Эксперт по проблеме «Экология» в штаб-квартире ООН в Найроби (Кения). Руководил с советской стороны программой «Фотосинтез» в рамках договора о советско-индийском сотрудничестве. Участвовал в разработке го­ сударственных программ «Биоразнообразие живой природы» и «Гло­ бальные изменения природной среды и климата». Руководил науч­ ным проектом РАН «Роль фотосинтеза в биогенном стоке углерода» .

А. Т. Мокроносов - заслуженный деятель науки РСФСР. На­ гражден орденами «Знак Почета» и Дружбы Народов, медалью «За доблестный труд» .

МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ РОЩ ЕВСКИЙ

Михаил Павлович Рощевский родился 5 марта 1933 г. в г. Пскове. В 1955 г. окон­ чил биологический факультет Уральско­ го университета по специальности «Фи­ зиология животных» и был рекомендован ученым советом университета в аспиран­ туру. Научным руководителем Михаила Павловича был доктор биологических наук, профессор Василий Иванович Пат­ рушев .

После окончания аспирантуры работал в Уральском научно-исследовательском институте сельского хозяйства. Кандидат­ скую диссертацию защитил в 1959 г. В 1960 г. переехал на посто­ янное место жительства в г. Сыктывкар, где начал научную дея­ тельность с должности старшего научного сотрудника в Коми филиале АН СССР. В 1966 г. защитил докторскую диссертацию .

В 1990 г. избран действительным членом АН СССР по отделе­ нию физиологии .

Михаил Павлович является основателем нового направления в физиологии - сравнительной электрокардиографии. Он открыл и впервые в мировой практике описал новые типы активации ми­ окарда, разработал методы электро- и векторкардиографии живот­ ных, оригинальную методику интрамуральной хронотопографии .

Под его руководством изучены особенности адаптации живых орга­ низмов к северным условиям. ’При этом впервые были широко применены радиотелеметрические методы. По его инициативе создана первая в нашей стране автоматизированная система изме­ рения параметров электрического поля сердца. Доказана принци­ пиальная возможность использования картирования электричес­ кого поля сердца для оценки действия биологически активных соединений. Эти работы имеют принципиальное теоретическое значение, открывают широкие перспективы для научных исследо­ ваний и реализации программ лечения сердечных заболеваний .

М. П. Рощевский автор более 300 научных работ .

Михаил Павлович - крупный организатор науки. В 1970 г. он был назначен заместителем председателя президиума Коми фили­ ала АН СССР, а в 1983 г. - председателем .

Под руководством М. П. Рощевского Коми научный центр УрО РАН стал крупнейшим научным учреждением, а г. Сыктывкар одним из крупных центров мировой науки. По инициативе Миха­ ила Павловича в 80-90-е гг. в Сыктывкаре создано три академи­ ческих института - физиологии, химии, социально-экономичес­ ких и энергетических проблем Севера, отдел математики .

Вместе с академиками Г. А. Месяцем и Г. А. Толстиковым М. П. Рощевский является основателем Уральского отделения Рос­ сийской академии наук .

Михаил Павлович - член Международного совета по элект­ рокардиологии, заместитель председателя Объединенного совета по биологическим наукам УрО РАН, член бюро отделения физиоло­ гии РАН, член редколлегий ряда журналов - «Российский физиоло­ гический журнал им. И. М. Сеченова», «Журнал эволюционной био­ химии и физиологии», «Экология» и др. Он избирался депутатом Верховного Совета Коми АССР XI созыва, где был заместителем председателя президиума. С 1990 г. М. П. Рощевский входит в со­ став правительства Республики Коми .

Научные, государственные и общественные заслуги Михаила Павловича отмечены орденами Трудового Красного Знамени, Дружбы Народов, «За заслуги перед Отечеством» IV степени, ме­ далями «За доблестный труд», «В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», а также почетными грамотами Президи­ ума Верховного Совета Российской Федерации и Коми АСССР .

В 1983 г. ему присвоено почетное, звание «Заслуженный деятель науки Коми АССР» .

Владимир Николаевич Большаков родился 21 сентября 1934 г. в г. Мо­ лота Ярославской области. В 1952 г .

окончил с серебряной медалью сред­ нюю школу № 40 г. Свердловска и по­ ступил учиться на биологический факультет Уральского университе­ та по специальности «Зоология» .

В 1957 г. окончил с отличием факуль­ тет и был направлен на работу в от­ дел особо опасных инфекций Ураль­ ского военного округа. В 1959 г .

поступил в аспирантуру Института биологии УФАН СССР и закончил ее в 1962 г. с представлением кандидатской диссертации. Через шесть лет защитил докторскую диссертацию. В 1978 г. Владимир Николаевич был избран членомкорреспондентом АН СССР, а в 1987 - действительным членом АН СССР по отделению общей биологии. В Институте экологии растений и животных УрО РАН им пройден путь от аспиранта до директора института (1976) .

Основные направления научной работы: популяционная эколо­ гия, эволюционная экология, проблемы микроэволюции и изменчи­ вости млекопитающих, проблемы адаптации, экспериментальная экология, продуктивность и устойчивость экосистем северных и горных районов Урала, экологическая экспертиза и прогнозиро­ вание. В. Н. Большаковым опубликовано более 400 научных работ, в том числе свыше 20 монографий и 12 учебных изданий, вклю­ чающих учебники и пособия для студентов и учителей («Эколо­ гия» - для студентов высших технических учебных заведений, «Региональная экология» - для учителей, «Мир млекопитающих»

и др.) .

С 1964 г. Владимир Николаевич активно сотрудничает с био­ логическим факультетом университета, руководит курсовыми, дип­ ломными, аспирантскими работами, участвует в деятельности го­ сударственной экзаменационной комиссии. Начиная с 1975 г. ве­ дет преподавательскую работу на факультете. Им разработаны за­ ново и модернизированы такие учебные дисциплины, как «Терио­ логия», «Экологические механизмы эволюции», «Экологические проблемы биосферы», «Современные биологические и экологичес­ кие программы», «Популяционное разнообразие» и др. С 1984 по 1986 г. В. Н. Большаков исполнял обязанности заведующего кафед­ рой зоологии (по совместительству), а с 1996 г. руководит вновь созданной кафедрой экологии .

Владимир Николаевич - действительный член Индийской зоологической академии (АГРА), председатель Российского коми­ тета по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера» (МАБ) при президиуме РАН, президент Российского териологического обще­ ства, председатель Объединенного совета по биологическим на­ укам, главный редактор журнала «Экология», член совета Россий­ ского фонда фундаментальных исследований, член Комитета по Государственным премиям РФ при Президенте Российской Фе­ дерации, первый заместитель председателя УрО РАН, председа­ тель совета Уральского отделения Лиги защиты культуры, почет­ ный гражданин г. Екатеринбурга .



За активную и многогранную научную, преподавательскую, просветительскую, организационную работу Владимир Николаевич награжден орденами Трудового Красного Знамени и «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Ему присуждены Государственная премия за серию работ по млекопитающим (1990), Международная премия и медаль им. А. П. Карпинского за работы по экологии животных (1993), премия Правительства РФ за работы по экологи­ ческой безопасности (1996), премия им. академика В. Е. Соколова в области экологии (1999), премия им. А. Н. Северцева за работы по эволюционной и популяционной морфологии млекопитающих (1999), золотая медаль АН СССР им. В. Н. Сукачева за работы по популяционной экологии животных (1986). В 1992 г. Владимир Николаевич стал кавалером международного ордена «Рыцарь бе­ лого креста» (за гуманизм и справедливость). Соросовский про­ фессор (1997) .

ВЛАДИМИР ИЛЬИЧ ИВАНОВ

Владимир Ильич Иванов родился 21 июля 1932 г. в г. Харбине (Ютгай). В 1951 г .

окончил 2-ю Советскую среднюю школу в г. Харбине. В 1954-1955 гг. преподавал химию, физику, биологию, географию во 2-й Советской средней школе г. Харбина .

В 1960 г. с отличием окончил биологичес­ кий факультет Уральского университета .

Специализацию проходил на кафедре фи­ зиологии растений под руководством до­ цента В. В. Юркевича. В 1962 г. получил ученую степень кандидата биологических наук, в 1973 г. защитил докторскую дис­ сертацию. В 1984 г. Владимир Ильич был избран членом-корреспондентом Академии медицинских наук СССР, а в 1995 - действи­ тельным членом Российской академии медицинских наук .

Основные направления научных исследований: радионуклиды в водоемах и других экологических системах, микробиологичес­ кое окисление сульфидных руд, радиобиология и радиационная генетика, генетика развития организма, генетика человека и меди­ цинская генетика, этические вопросы генетических исследований и их приложений. В. И. Ивановым опубликовано более 220 работ, в том числе три монографии, электронный учебник по общей ге­ нетике ( в соавторстве с В. Ю. Хренниковым), СИНГЕН: компью­ терная учебно-диагностическая система по 200 синдромам врож­ денных пороков развития (в соавторстве) .

В 1962-1964 гг. Владимир Ильич заведовал биостанцией «Миассово» лаборатории биофизики Института биологии УФАН СССР .

С 1969 по 1972 г. исполнял обязанности заведующего лаборатори­ ей радиационной генетики Института медицинской радиологии Академии медицинских наук СССР в г. Обнинске Калужской об­ ласти. С 1972 г. по настоящее время заведующий лабораторией генетики развития Медико-генетического научного центра Россий­ ской академии медицинских наук (Москва), а с 1989 г. директор этого центра .

В. И. Иванов - признанный во всем мире авторитет в области генетики. С 1986 г. по настоящее время он является экспертом программы «Генетика человека» Всемирной организации здраво­ охранения (Женева); с 1995 г. член рабочей группы по генетике этического комитета Совета Европы (Страсбург); председатель Московского общества генетиков и селекционеров им. Н. И. Ва­ вилова (1990-2001) .

В 1961-1962 гг. Владимир Ильич читал лекции по микробиоло­ гии в Уральском политехническом институте (Свердловск); с 1974 по 1985 г. преподавал общую биологию и генетику для биофизи­ ков физического факультета Московского университета; исполнял обязанности председателя ГЭК и читал лекции по генетике на био­ логическом факультете Мордовского университета (1975-1982), а также был председателем ГЭК по защите дипломных работ сту­ дентами кафедры биофизики Московского инженерно-физическо­ го института .

В. И. Иванов - профессор по специальности «Генетика». В на­ стоящее время заведует кафедрой генетики медико-биологическо­ го факультета Российского медицинского института (Москва), где читает курс «Генетика». Начиная с 1991 г. по настоящее время он выступает с лекциями и докладами по естественно-научным и эти­ ческим проблемам богословия на конференциях, семинарах, чте­ ниях в Русской православной церкви при Московской патриархии .

Научные и общественные заслуги Владимира Ильича отмечены орденами «Знак Почета», Дружбы Народов, юбилейной медалью АН СССР «К 100-летию академика Н. И. Вавилова», памятной медалью имени профессора Н. В. Тимофеева-Ресовского, медалью «Ветеран труда» .

Юрий Николаевич Журавлев родился 24 февраля 1939 г. в г. Николаевске-на-Амуре .

В 1956 г. окончил среднюю школу в п. Ишим Тюменской области. В 1958 г. поступил учиться на биологический факультет Уральского университета. Специализацию проходил на кафедре физиологии растений под руководством А. Т. Мокроносова. По результатам собственных студенческих ис­ следований опубликовал статью в «Трудах Института биологии УФАН СССР» (1963 .

Вып. 35). После окончания университета в 1963 г. начал свою научную карьеру стажером-исследователем в Биолого-почвенном институте Дальне­ восточного филиала Сибирского отделения АН СССР. В 1967 г .

защитил кандидатскую диссертацию. В 1975 г. стал заведующим лабораторией патофизиологии растений. В 1981 г. защитил доктор­ скую диссертацию, в 1982 - возглавил лабораторию физиологии и биохимии растений, которую в 1992 г. реорганизовал в лабора­ торию биотехнологии. С 1991 г. директор Биолого-почвенного института Дальневосточного отделения РАН. В 1990 г. избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 2000 г. действительным чле­ ном Российской академии наук по специальности «Физиология растений и биотехнология» .

Юрий Николаевич - крупный ученый в области физиологии и биоинженерии растений. Автор более 300 научных работ, в том числе монографий - «Фитовирусы в целом растении и в модель­ ных системах» (1979), «Агаііасеа: женьшень и другие» (1997), а так­ же 12 изобретений и патентов .

Основные работы посвящены использованию модельных сис­ тем в различных областях физиологии растений, для получения биологически активных веществ, ускорения практической селек­ ции и семеноводства сельскохозяйственных культур (риса, сои, картофеля) .

Под руководством Ю. Н. Журавлева проведены широкие ис­ следования по взаимодействию вирус - клетка, вирус - растение .

Работа в модельных условиях изолированных протопластов при­ вела к гипотезе эндоцитозного поглощения вирусных частиц про­ топластами растений, которая сегодня принята большинством фи­ товирусологов мира .

Ю. Н. Журавлев - создатель и лидер направления исследова­ ний по биотехнологии дальневосточной флоры. Под его руковод­ ством начались и постоянно расширяются работы по клеточной инженерии лекарственных и технически ценных растений даль­ невосточной флоры .

Большой цикл исследований посвящен популяционной и эво­ люционной генетике дальневосточных растений, преимуществен­ но генетике редких и ценных видов. На их основе разработана стратегия сохранения генетических ресурсов женьшеня и восста­ новление его численности в местах естественного обитания .

Юрий Николаевич ведет большую научно-организационную и педагогическую работу. Он является членом совета Междуна­ родного общества «Женьшень», членом регламентного комитета Международной программы «Diversitas» в Западной Пацифике и Азии, членом Нью-Йоркской академии наук, членом Международ­ ного географического общества, вице-президентом Всероссийского общества физиологов растений и председателем его Дальневос­ точного отделения, членом редколлегии журнала «Физиология ра­ стений», членом различных диссертационных и ученых советов .

Ю. Н. Журавлев - профессор по специальности «Физиология растений», он преподает на кафедре биохимии и биотехнологии Дальневосточного государственного университета. Среди его уче­ ников два доктора и 11 кандидатов наук .

Под председательством Ю. Н. Журавлева разработана «Долго­ временная программа охраны природы и рационального исполь­ зования природных ресурсов Приморского края». Он редактор международного проекта «Биоразнообразие Сихотэ-Алиня», член ряда комиссий по экологическим проблемам в зоне реки Туманган .

Юрий Николаевич автор нескольких повестей и сборников стихов .

Награжден орденом Дружбы Народов .

Николай Георгиевич Смирнов родился 27 марта 1948 г. в г. Свердловске. В 1966 г .

окончил среднюю школу № 1 г. Свердлов­ ска и поступил учиться на биологический факультет Уральского университета. Спе­ циализацию прошел на кафедре зоологии под руководством доцента А. Г. Малеевой .

После окончания университета в 1971 г .

работал старшим лаборантом, младшим научным сотрудником в лаборатории архе­ ологических исследований исторического факультета Уральского университета .

С 1973 г. Николай Георгиевич сотрудник Института экологии растений и животных УрО РАН, где прошел путь от младшего научного сотрудника до заместителя директора по научной работе, главного научного сотрудника. В 1977 г. защитил кандидатскую диссертацию, а в 1994 - докторскую. В 1997 г. избран членом-корреспондентом РАН по отделению общей биологии. Им опублико­ вано более 130 работ, в том числе пять монографий. Имеет цикл работ научно-популярного характера, а в 2001 г. вышла книга, в ко­ торую включены несколько художественных прозаических произ­ ведений .

Все исследования Н. Г. Смирнова связаны с различными ас­ пектами исторической экологии. Большая часть работ посвяще­ на проблеме реконструкции плейстоценовой биоты и специфики природной зональности в это время (на примере Урала). Доста­ точно подробно изучена история становления основных биомов тундрового, таежного, степного в голоцене. Показана роль в этом процессе закономерностей саморазвития биоты, воздействия гло­ бальных и региональных изменений климата, хозяйственной дея­ тельности человека. Николаем Георгиевичем предложена ориги­ нальная концепция широтного распределения биоты в холодные эпохи плейстоцена, составной частью которой является представ­ ление о «гиперборейской» зоне .

Значительное место в исследованиях занимает рассмотрение закономерностей, направлений, форм, темпов таксономической, морфологической и экологической эволюции у млекопитающих позднего кайнозоя. Разработано представление о специфике про­ текания таких процессов в актуальном, историческом, эволюци­ онном масштабах биологического времени .

Научную работу Николай Георгиевич сочетает с преподаватель­ ской деятельностью в нашем университете. С 1996 г. он препода­ ет на кафедре экологии, где им разработана оригинальная програм­ ма курса «Историческая экология». С 1998 по 2001 г. руководил филиалом кафедры экологии в Институте экологии растений и жи­ вотных УрО РАН. С июня 2001 г. по настоящее время заведует кафедрой зоологии, на которой ведет базовый курс «Зоология по­ звоночных животных», ряд спецкурсов, а также по собственной оригинальной программе общий курс «История и методология биологии». Организовал и возглавляет филиал кафедры зоологии в Институте экологии растений и животных УрО РАН. Руководит курсовыми, дипломными, магистерскими работами .

Н. Г. Смирнов - заместитель председателя Объединенного со­ вета по биологическим наукам при президиуме УрО РАН, член совета по защитам диссертаций, куратор биологического блока программы «Интеграция вузовской и академической науки». В те­ чение ряда лет являлся членом экспертного совета Российского фонда фундаментальных исследований по общей биологии. Член редакционной коллегии журнала «Экология». Участник многих отечественных и международных проектов в кооперации с геоло­ гами, археологами, палеоботаниками из Норвегии, Нидерландов, Германии, США .

с л у ч и л о с ь ТАК, ЧТО Я СТАЛ БИОЛОГОМ.. .

Воспоминания 3 .

Василий Иванович Патрушев Мое время учебы (1946-1951) совпало с печальным периодом в истории биологии - лысенковщиной. В связи с этим невольно вспоминается имя Василия Ивановича Патрушева - ученого, пре­ подавателя и удивительного человека: доброго, внимательного, отзывчивого .

В 1950 г. Василий Иванович руководил практикой студентов по физиологии животных, проходившей на государственных за­ водских конюшнях в Баженовском совхозе. Там же проходила и моя преддипломная практика. Тема работы - «Улучшение сенокосов и пастбищ». Руководителем была 3. И. Тарчевская, но она как-то мало интересовалась, как идет работа по подготовке диплома, ни разу не приехала в Баженово. Василий Иванович всю заботу обо мне взял на себя, хотя совсем не обязан был это делать, так как я специализировалась на другой кафедре. Он договорился в совхозе, чтобы мне все опытные и контрольные участки огородили, выдели­ ли лошадь для объезда этих участков, которые находились довольно далеко друг от друга. В процессе работы интересовался, как идут дела. Как-то в одной из бесед рассказал о работах И. И. Шмальгаузена по онтогенезу, о приспособительных модификациях у рас­ тений в зависимости от факторов внешней среды (освещения, влажности, условий питания) и предложил не только взвешивать укосы на площадках, как я делала, но еще проводить дополни­ тельные измерения, например измерять междоузлия у растений .

Конечно, это делало работу более интёресной и информативной .

Только Василий Иванович мог поговорить со студентами о за­ прещенных в то время работах ученых. Большинство же препода­ вателей старались как можно больше говорить о работах Лысен­ ко. В 1951 г., когда мы заканчивали учебу, каждому выпускнику в качестве подарка от деканата была преподнесена «Агробиоло­ гия» Лысенко в хорошем переплете .

Еще вспоминаю такой случай. В зимние каникулы я как стар­ шая в семье всегда привозила в город своих младших сестру и брата, покупала им билеты то на елку во Дворец пионеров, то в театры. Это было время сессии, и однажды я пришла на кон­ сультацию к Василию Ивановичу вместе со своим десятилетним братишкой. Села в сторонке.

Василий Иванович сразу обратил на него внимание и спросил: «А это кто у нас новенький?» Не ус­ пела я и слова сказать, как братишка вскочил и громко отчеканил:

«Я Михайлов» (моя девичья фамилия Михайлова). В аудитории тишина. В то строгое, «тоталитарное» время не принято было с посторонними приходить на занятия, да еще к профессору .

Я с тревогой ждала, как отреагирует Василий Иванович, а в мыс­ лях пронеслось: «Неужели придется уйти?!» Василий Иванович улыбнулся и сказал: «Это хорошо, что ты пришел на консульта­ цию вместе с сестрой. Посиди, послушай». Брат по приезде до­ мой с гордостью рассказывал, как он познакомился с самим про­ фессором Патрушевым .

Василий Иванович был очень честный, прямой и смелый че­ ловек. Как вспоминает М. П. Рощевский1 в 1953 г. Василий Ива­, нович прямо говорил, что Лысенко жулик, и, несмотря на запре­ ты, старался раскрывать для студентов основы генетики так, что переучиваться им потом не пришлось .

В 1958 г. на Урал приезжал Н. Хрущев. В то время он вся­ чески пропагандировал квадратно-гнездовой способ посадки ку­ курузы во всех районах страны. Экскурсию по УралНИИСХОЗу проводил Василий Иванович и во время нее критически отозвался о квадратно-гнездовом способе посадки кукурузы. Последствия не заставили себя ждать. Василия Ивановича уволили с работы, а лабораторию сельскохозяйственных животных закрыли. Такие вот повороты судьбы приходилось испытывать в жизни талантли­ вым ученым .

В памяти тех, кто знал Василия Ивановича, он навсегда оста­ нется незаурядным ученым, великим тружеником и прекрасным человеком .

1 См.: Лит. газ. 2001. № 38. Мы были оптим истам и.. .

Шел трудный и неспокойный 1953 год. Год смерти Сталина и первого испытания водородной бомбы, год принятия постановле­ ний о дальнейшем развитии сельского хозяйства и год начала нашей учебы в Уральском государственном университете им. А. М. Горько­ го. Что-то нас ожидает в стенах невзрачного на вид здания на углу улиц Белинского и Куйбышева? Что нового внесет в нашу жизнь этот храм науки?

Поступал я в УрГУ после окончания фельдшерско-акушерской школы, которая сейчас превратилась в медицинский колледж .

Я имел диплом с отличием, но какой-то неопределенный страх по­ стоянно сопровождал меня. Родители мои были раскулачены и вы­ сланы на проживание в спецпоселение, где я и появился на свет .

С «прокаженной» отметиной «сын врага народа» я переступал порог этого священного для меня вуза. На курсе об этом никто не знал, и я, естественно, все это скрывал, потому что не знал, что срок спецпоселения уже истек, хотя мы продолжали жить в по­ селке Нагорный Верхнепышминского района Свердловской обла­ сти как на спецпоселении все еще под комендантом. Было мне 19 лет, и я имел огромное желание получить специальность физи­ олога человека .

Первые занятия, первые встречи с новыми друзьями... На кур­ се нас было всего пять юношей, и мы как-то сразу сдружились .

С Владиславом Смирновым нас сблизила частная квартира, где мы еще с двумя «физматовцамй» прожили первый год учебы. В тес­ ной комнатушке вчетвером, уткнувшись в конспекты и учебники, мы осваивали азы большой науки. Иногда спорили как будущие физики и биологи, и, честно говоря, физики были на голову выше нас. Мы пытались с помощью мичуринско-лысенковских представ­ лений разговаривать с «физматовцами», но часто терпели пораже­ ние. Мне казалось, что эти ребята относились с некоторым высо­ комерием к нам .

Со второго курса стали жить в общежитии на ул. Чапаева, 20 .

Какое чудесное наступило время! В одной комнате умещалось семь человек. Здесь были физики и математики, журналисты и биоло­ ги. Когда была картошка, жарили ее на электроплитке, а в основ­ ном питались буфетной едой - кефиром и пирожками или тем, что привозили из дома и что присылали родители. Иногда подра­ батывали на погрузочно-разгрузочных работах на базах и вокза­ лах. За чистотой в комнате следили сами, иногда дежурили на вахте (учет санитарной комиссии был строгим). Выпускали стенгазе­ ты, встречали Новый год. Драк, выпивок и хулиганства не было, по крайней мере я не припоминаю таких случаев. Если выпивали по какому-то важному поводу, то все обходилось песнями, шутка­ ми, розыгрышами .

Но все же главным для нас была учеба: бесконечные лекции, еженедельные семинары, коллоквиумы, практические занятия, за­ четы и экзамены. А сдавать их приходилось в большом количе­ стве: по темам, по разделам, за весь курс и т. д. Только химий нам, биологам, пришлось сдавать пять штук, уже не говоря об обще­ ственных и специальных предметах. Был какой-то сплошной «зубрежный» период. Но мы все это выдержали .

Пожалуй, самым запоминающимся событием в нашей сту­ денческой жизни была летняя практика. Она проходила вдалеке от городского шума и городских соблазнов. Местом проведения практики было то Монзино под Нижним Тагилом, то Черданцево под Сысертью. На старших курсах практика была в экспедициях, в ботанических садах, на колхозных делянках, в зоопарке, в Ураль­ ском филиале Академии наук, во вновь созданном Уральском на­ учно-исследовательском институте сельского хозяйства и во мно­ гих других учреждениях и предприятиях. Это было золотое время нашей подготовки к будущей профессии. Сбор материала для кур­ совых и дипломных работ, ежедневные выходы на природу, ве­ черние костры и песни, влюбленные парочки и многое другое. Тем студентам, что шли после нас, может быть, повезло больше - у них появилась своя биологическая станция. Мы искренне радовались тому, что было предоставлено нам. Мы были в восторге от летней практики, которую вели Николай Алексеевич Олыиванг, Николай Николаевич Данилов, Евгения Яковлевна Ильина, Ревмира Нико­ лаевна Оленева, Александра Васильевна Полухина, Людмила Яков­ левна Топоркова, Александр Лукьянович Дулькин и др .

Курсовые и дипломные работы составляли ядро нашей специ­ ализации. К подготовке их относились самым серьезным образом .

Уходили полностью в тему, выбранную на кафедре. Порой для нас не существовало дня и ночи. Такого энтузиазма, такого увлече­ ния, связанного с поиском литературных источников, с проведе­ нием экспериментов и математической обработкой полученных результатов, пожалуй, никогда, за редким исключением, я не ис­ пытывал в последующей жизни .

Не меньше запомнились выезды, как в то время говорилось, «на картошку». Мне, может быть, было легче, чем другим: всетаки вырос в сельских, поселковых условиях, где подростки рано приобщаются к труду, часто наравне со взрослыми выполняют всю работу в поле, на своем огороде, умеют управлять лошадьми, ко­ сить, заготавливать дрова и т. п. Я все это умел, поэтому часто на сельхозработах за мной закрепляли колхозную клячу и я выво­ зил картофель с поля, скирдовал солому, вывозил зерно на склад .

Приходилось нам, ребятам, быть грузчиками. С Игорем Хохуткиным (ныне профессором), Юрой Малоземовым (ныне доцентом) в Гаёво под Ирбитом весь сезон возили зерно с токов на склад .

Грузили по пятьдесят и более мешков зерна. Юра с Игорем сто­ яли на машине, а мне одному приходилось забрасывать пятидеся­ тикилограммовые мешки. В общем, была работенка что надо .

Возили картошку в корзинах, нагребая ее из куч, разбросанных по всему большому полю. Невзирая на холод, слякоть, тяжелую физическую работу, мы все же были оптимистами. Я не видел среди своих друзей-однокурсников какого-либо уныния, жалоб на невзгоды, отказа от работы. Всегда был какой-то позитивный, понимающий настрой. Конечно, были и исключения, но они не де­ лали погоды .

На кафедре физиологии человека и животных я стал специа­ лизироваться почти с первого курса. При кафедре в то время ра­ ботал кружок по физиологии, на котором демонстрировались фи­ зиологические опыты на кошках, собаках, лягушках и морских свинках. Мы выезжали в некоторые школы Свердловска и пока­ зывали опыты старшим школьникам. В этой работе всегда уча­ ствовали аспиранты профессора Василия Ивановича Патрушева .

Начиная с третьего курса я работал на полставки лаборантом кафедры. Василий Иванович, видимо заметив мое усердие, делал все для того, чтобы я еще более глубоко осваивал профессию фи­ зиолога. Лаборантской работой я занимался или после учебы, или в перерывах между лекциями, помогая проводить лекционные демонстрации и практические занятия по курсу «Физиология че­ ловека и животных». Так незаметно я стал сотрудником кафедры .

В конце 50-х гт. прошлого столетия проходило материальнотехническое переоснащение кафедры. Стали приобретать новое, более современное оборудование. Работы было много: перестраи­ вали помещения, делали новую подводку сетей, изготавливали и оформляли специальную камеру, изолирующую от электромаг­ нитных воздействий. В университете была создана радиобиологи­ ческая лаборатория, одна из первых на Урале, были приобретены счетчики, пересчетные схемы, оборудованы вытяжные шкафы, защитные приспособления для работы с радиоактивными изото­ пами .

В научные исследования студентов, аспирантов и сотрудников кафедры стали широко внедряться методы радиоизотопного конт­ роля, биофизические и электрофизиологические методы, наряду с биохимическими и физиологическими методами. Помимо элект­ рокардиографии, которую широко использовал в своих исследова­ ниях аспирант М. П. Рощевский (ныне академик РАН, признанный мировым сообществом электрокардиографов ведущим специали­ стом по электрокардиографии животных), на кафедре, впервые на Урале, были освоены методы электроретинографии (запись элект­ рической активности глаз), электромиографии (запись электричес­ кой активности работы мышц), электроэнцефалографии (запись биотоков мозга). Василий Иванович, показывая нам работы Экклса, мечтал о том, что когда-нибудь и мы будем работать с токами действия на уровне клетки. К сожалению, преждевременный уход из жизни не дал воплотиться мечте. Но кое-что было сделано в этом отношении аспирантом Василия Ивановича - Игорем Алексееви­ чем Рыбиным (ныне профессором) и студентом Сергеем Василье­ вичем Комовым (ныне профессором) .

Последние годы жизни Василий Иванович посвятил исследо­ ванию физиологических основ некоторых психических процессов, и прежде всего внимания. Исследования проводились на детях и взрослых. На основе материалов исследований нам удалось под­ готовить статью, опубликованную в журнале «Вопросы психологии»

(1962. № 5). В дальнейшем эта статья была переведена на англий­ ский язык и в 1966 г. опубликована в американском журнале «Soviet Psychology and Psychiatry» .

За период работы на кафедре физиологии человека и животных мною было подготовлено несколько десятков статей по электрофизиологическим исследованиям. Большой отклик получили ра­ боты, опубликованные в академических журналах и других изда­ ниях, таких как журналы «Биофизика», «Вопросы психологии», «Научные доклады высшей школы», в книгах «Проблемы нейро­ кибернетики», «20-е совещание по проблемам ВНД», в материа­ лах конференций, в том числе и международных. На эти работы были многочисленные зарубежные и отечественные запросы и ссылки .

Сколько я помню, на кафедре всегда царил дух доброжелатель­ ности, внимательного отношения преподавателей к студентам и сотрудников друг к другу, дух творческого, исследовательского начала. Я застал то время, когда на биофаке учились студенты из стран народной демократии - Венгрии, Болгарии, Румынии, Польши. На кафедре физиологии человека и животных специали­ зировались многие из них. Я, студент младших курсов, с каким-то особым чувством смотрел на них как на инопланетян, на их об­ щение, на их воспитание. С некоторыми из них мне пришлось поработать в кружке при кафедре, участвовать в проведении ис­ следований. На своей родине многие из них стали известными учеными .

При жизни Василия Ивановича на кафедре практиковалось приглашение известных ученых для чтения лекций и проведения встреч со студентами, часто проходили заседания физиологичес­ кого общества .

Я запомнил Василия Ивановича и как активного строителя вивария для биофака, и как основателя многих научных учрежде­ ний на Урале .

Этот неугомонный, пострадавший от гонений на научную ге­ нетику человек всегда остается в моей памяти выдающейся лич­ ностью, ученым и человеком.

В день сорокалетия кончины Васи­ лия Ивановича я написал такие стихи:

Мое горе не скроют года Сорок лет я скорблю и скорблю .

Его образ со мною всегда, О душе благородной молю .

О его бесконечных делах Помню каждою клеткой своей .

Сорок лет возвышающий прах Дарит веру в хороших людей .

Сорок лет без него - как во мгле .

Как живущего в мире другом Меня тоже зароют в земле, Но и там буду помнить о нем!

В. Мы — студенты шестидесятых. Тернии

Биология глазами школьника 1950-х Наша школьная биология 1950-х - начала 1960-х гг. довольно хорошо отражала состояние биологической науки в Советском Союзе. Кажется, с 5-го или 6-го по 8-й или 9-й класс мы изучали поочередно ботанику, зоологию, анатомию и физиологию челове­ ка. В 10-11-м классах биологии не было вообще. Школьного кур­ са общей биологии не было. Слов «генетика» и «экология» мы тогда не знали. Хорошо помню, как все эти годы наша биоло­ гичка временами, чаще всего без всякого повода, но, конечно же, по установке сверху, разражалась гневными тирадами, клей­ мила каких-то совершенно неведомых нам вейсманистов-морганистов и прочих прислужников мирового империализма. Нам это было совершенно непонятно, но - поскольку от нас, в общем, ничего не требовалось - сидели и слушали. Равнодушно верили в то, что настоящая биология - это мичуринская биология, а самый прогрессивный и великий биолог мира (ну, может быть, после Дар­ вина) - Т. Д. Лысенко. В курсе ботаники основным содержанием было изучение опытов И. В. Мичурина. В курсе зоологии проходи­ ли строение некоторых представителей животного мира - амебы, ланцетника, майского жука, лягушки, голубя, кролика... Требовалось знать их строение, а как живут все эти существа - было, в общем, неважно. Но надо было знать, какие животные полезны для на­ родного хозяйства, а какие - вредны .

Отношение к биологии «в народе» было как к чему-то несерь­ езному, неактуальному, примитивному - так, тычинки-пестики, лягушки-бабочки. В моде были «технари»: физики, химики, мате­ матики. Ну и конечно же космонавты! Поступающим на медицин­ ские, педагогические и сельскохозяйственные специальности вы­ ражали официальное одобрение .

Сегодня я могу совершенно честно сказать, что стал биологом несмотря на то, что изучал биологию в школе. Вопреки. Любовь к природе, и к птицам в частности, пришла как-то сама, совсем без связи со школьной биологией. Отчасти это произошло через охоту, которой с азартом занимался мой отец и которую тогда очень популяризировали как особый вид спорта и «лучший способ об­ щения с природой». Любовь-то любовью, но знаний она давала мало - взять их было негде. Я жил тогда в Челябинске. В школь­ ном кружке мы занимались только примитивными опытами с рас­ тениями в теплице, а городской дом пионеров и школьников был на другом конце города, и ездить туда ради каких-нибудь теплиц, только побольше, не хотелось. В повсеместной «тепличной» спе­ циализации юннатской работы я был тогда почему-то уверен не знал иных прецедентов .

Классу к 8-му я перечитал все книги о животных и вообще о природе в школьной и районной библиотеках. Удалось узнать многих промысловых зверей, птиц и рыб, некоторых насекомых .

Птичья мелочь в основном оставалась незнакомой, многим я да­ вал свои, придуманные названия. Определителей с картинками тогда не было, а толстые академические были недоступны. Только уже в выпускном классе, когда я в очередной раз спросил в биб­ лиотеке, не поступало ли чего новенького, женщина на абонементе, которая давно знала меня и мои книжные пристрастия, сказала, что нового нет. «Но вообще-то на полке стоит одна книга про птиц .

Только ты читать ее не будешь», - сказала она уверенно. И принес­ ла полный определитель птиц Дементьева и Гладкова. Я обомлел.. .

Книга была в единственном экземпляре, домой ее не давали .

С тех пор у меня появилось новое занятие: я брал ружье и уходил в лес. А потом приносил убитую птичку в читальный зал, садился за дальний стол лицом в угол и, таясь от всех, определял .

Интересно, что очень похожий путь в орнитологию, через ру­ жье и «непопулярный» определитель, был примерно в те же годы у Н. Зубцовского, с которым мы очень подружились в универси­ тете, особенно после наших первых экспедиций. Еще один мой университетский друг, В. Гурьев, пришел в орнитологию более цивилизованным путем. Он тоже жил в Челябинске, но недалеко от дома культуры, где был среди прочих и зоологический кружок .

Тогда я не знал ни про кружок, ни, конечно, про Володю .

Вообще кружковая, юннатская работа нашего, зоологического профиля существовала в 1950-1960-е гг. лишь в виде редких ост­ ровков в наиболее крупных городах. О популярных фильмах про животных, какими сегодня наполнены телевизионные экраны, не было и речи. Ратовать за охрану природы и животного мира тогда тоже было совсем не модно. Напротив, самым ходовым био­ логическим лозунгом стало известное изречение И. В.

Мичурина:

«Мы не должны ждать милостей от природы, взять их у нее наша задача». Под этим девизом осваивали, покоряли, от горизон­ та до горизонта распахивали целину... Как раз тогда закрывали заповедники, вырубали реликтовые леса... Чтобы проникнуться доброй любовью к природе, к животным, была очень не подходя­ щая обстановка .

Уже были искусственные спутники Земли, был Гагарин, а вот серьезной науки биологии вроде как и не было. И моя уже лю­ бимая, не из школьного учебника, зоология тоже была совсем не на виду. Но она была .

Нашелся справочник для поступающих в вузы - книжонка из газетной бумаги, в тонкой белой обложке. Это был один из са­ мых памятных дней моей молодости: оказалось, что совсем не­ далеко, в Свердловске, есть Уральский университет с кафедрой зоологии. Звучало это как что-то сказочное, гораздо более экзо­ тичное и недостижимое, чем, к примеру, орбита и космонавтика .

Оказалось, что зоологом можно стать вполне естественным, пря­ мым путем, а не через лесотехническое, ветеринарное, охотовед­ ческое или педагогическое образование .

Как мы поступали на биофак Это было страшно сказать как давно - в 1962 г. В холле, где была приемная комиссия УрГУ, на Куйбышева, 48 а (тогда это было главное здание), было многолюдно, но не шумно. Говорили впол­ голоса, осматривались по сторонам, чувствовалось, что все вол­ нуются. Больше всего поразило обилие в этой толпе молодых людей в военной форме. Когда я вышел из комнаты, где выдали экзаменационный лист, поймал на себе внимательные взгляды двух парней, которые сидели в сторонке на подоконнике. Когда списы­ вал расписание экзаменов со щита на стенке холла, оглянулся и опять поймал на себе эти странные взгляды.. .

В общежитии на Чапаева, 16, где я жил «в абитуре» и где меня уже называли сладким словом «биолог» соседи по комнате («небиологи»), вечером в нашу дверь постучался долговязый парень и спросил, не поступает ли кто из нас на биофак. Я отозвался .

И тут узнал его - это был один из тех, на подоконнике. Звали его Андрей Николаев, студент 5-го курса, физиолог. Из нескольких новых «шефов» я более всего запомнил его .

Оказалось, что он и еще несколько студентов-старшекурсников давно уже изучили документы всех поступающих и теперь «прощупывали» тех из нас, кто показался им достойным того, что­ бы их «пасти». Это были патриоты биофака, что-то вроде тайного общества содействия поступающим парням. Дело в том, что в со­ ответствии с тогдашним общественным статусом биологии на фа­ культет поступали и учились на нем почти одни девчонки - «сю­ сюкающая часть советской молодежи». И уж если поступал парень, то это, возможно, был не случайный претендент на место .

А вот как раз с местами было туго .

Я был абитуриентом в категории «школьники», на которых отводилось 20 % приема, т. е. 10 мест. Остальные 40 предназнача­ лись «стажникам», т. е. тем, кто после школы отработал хотя бы два года или отслужил в армии. Андрей объяснил мне, почему среди абитуриентов так много «солдат»: официально это была са­ мая приоритетная категория поступающих.

Им была самая «лафа»:

фактически надо было сдать экзамены на тройки - и поступление было обеспечено. А поступление - это досрочный «дембель», в августе вместо ноября-декабря. Все понимали, что в этих при­ оритетах что-то не так, что на факультет, как и вообще в универ­ ситет, ради дешевой досрочной демобилизации поступает много случайных людей. Но такова была государственная установка .

Разговор с Андреем был приятным, непринужденным, хотя я тогда смотрел на него очень даже снизу вверх - как физически, так и морально. Потом я понял, что это и было для меня первым экзаменом - я успешно прошел первое, неофициальное собеседо­ вание. Таких ребят, которых факультетские старшекурсники взя­ ли под свою опеку, было несколько. Пока сдавали экзамены, мы все перезнакомились и почти подружились, хотя и были конку­ рентами. Особенно мне нравились парни «от Револьда», т. е. быв­ шие юннаты, воспитанники Р. А. Малышева из Дворца пионеров и школьников. Они потрясали своей биологической образованно­ стью, у них уже был опыт настоящих зоологических экспедиций, о которых я только читал книжки и мечтал .

Как-то еще перед экзаменами один из них, Алексей Метелев, повел меня к себе домой. В уютном зеленом дворике на улице 8-е Марта было не по-городскому тихо, пели птицы, которых Алек­ сей знал по голосам, а я - нет. Рядом с дорожкой стоял мальчишка лет шести и что-то рассматривал на ладошке. «Что там у тебя?» спросил Алексей. «Leptura viridis», - не задумываясь бросил тот через плечо и показал жука, которого я, вроде, видел раньше, но названия, конечно, не знал - даже русского. Этот мелкий натура­ лист меня совершенно деморализовал. Если в этом городе чуть ли не грудные дети знают на латыни каждую мелкую тварь... Куда уж мне!.. Алексей, конечно, видел этот эффект и, наверняка, был очень доволен, но не показал виду. Только потом он рассказал мне, что это за двор. Тут, в небольших двухэтажных домиках, среди обычных городских обывателей, жили целые биологические се­ мьи - Подсосовы, Олыиванги. И пацаны, конечно, бегали, так ска­ зать, с биологическим уклоном .

Однако, хотя поступали мы на биофак, биология была упрята­ на за экзаменационный барьер из других наук. Экзамена по био­ логии вообще не было. Профилирующими были физика и химия .

А еще были иностранный и сочинение. Получив пятерку по физи­ ке, я очень вдохновился и был почти уверен в победе, потому что и по химии, и по остальным предметам у меня в школе были уве­ ренные пятерки, все программы для поступающих были мною детально проработаны. Так мне казалось .

Немного, правда, беспокоили предостережения Андрея и дру­ гих наших «шефов». Они время от времени беседовали с нами и неоднократно подчеркивали, что больше всего надо бояться хи­ мии. Но всю серьезность ситуации я понял только на экзамене .

Отвечал я двум «тетенькам», которые выглядели очень благожела­ тельными, одобрительно кивали, когда я объяснял решение задач­ ки и теорию по билету. А потом задали пару дополнительных во­ просов и, так же благожелательно улыбаясь, поставили трояк. Это был почти провал. Как надо было отвечать на те дополнительные вопросы, я понял только потом, из вузовского учебника по химии .

В школе этого не проходили, и в вопросах для поступающих это­ го тоже не было. После этого экзамена ряды абитуриентов сильно поредели .

Ну в общем, в списке зачисленных ни меня, ни парней «от Револьда» не оказалось - из-за недобора баллов. Несколько других ребят отсеялись еще раньше. Поступили человека четыре «с граж­ данки» и около десятка - после армии .

Жизнь, постепенно терявшая приветливость в ходе экзаменов, теперь и вовсе смотрела исподлобья. Прослонявшись в апатии полдня по городу, я направился в приемную комиссию забрать документы. Надо было с позором возвращаться домой .

«Ну где ты ходишь!?» - подбежал ко мне один из «шефов», тех самых пятикурсников, Сергей Комов. - «Пойдем!» - и заша­ гал прямиком в святая святых факультета - в деканат. От его энер­ гичной спины веяло надеждой. В деканате был и Андрей Никола­ ев с одним из «юннатов» - Алексеем. Наши «шефы» продолжали за нас бороться. По обстановке было понятно, что факультетские власти тоже на их, то есть на нашей, стороне. Нас двоих как набравших самые высокие баллы из «не прошедших» постави­ ли в число конкурсантов на заочное отделение. Зачисление на него ожидалось позднее. Вообще-то на «заочку» были и отдельные эк­ замены - тоже позднее. Наши документы взяли на конкурс в виде исключения. Это было почти как воскрешение - последнее, что могли для нас сделать наши опекуны-старшекурсники. Мне ска­ зали, чтобы я ехал домой, устраивался на работу и ждал извеще­ ния. Распрощались .

Ощутил себя студентом-биологом я только на сессии. Чем-то сказочным были практические занятия по ботанике и зоологии .

И даже химия уже не выглядела столь страшной, как прежде: тут спрашивали то, что давали, хотя и строго, но справедливо .

У очников 1-го курса, в число которых мне не довелось по­ пасть, экзамены зимней сессии сдавали только двое парней. Все «дембеля» разбежались в течение семестра, никто из них биоло­ гом становиться и не собирался. Произошло то, чего на факульте­ те ожидали. Студентов, не явившихся на экзамены зимней сессии, отчислили. На освободившиеся места взяли с заочного отделения всех, кто этого желал. В том числе и нас. И началась уже полно­ ценная студенческая жизнь с ее биологическим апогеем - летней практикой на биостанции .

Армия С 1 сентября занятия в вузах в те годы никогда не начинались .

Сентябрь был месяцем «колхозным» .

Было чудесное утро первых дней «бабьего лета». Мы сидели на рюкзаках перед входом в университет, ждали транспорт. Алек­ сей играл на гитаре - это у него получалось здорово. Все парни факультета - всего несколько человек - были тут и дружно пели наши «биостанцевские» песни, но в звонком девчачьем хоре наши голоса безнадежно тонули. Нас провожали пятикурсники. Они тоже собирались уезжать, но не с нами. Им предстояла педагогическая практика, да не просто так, в «модельной» городской школе: они разъезжались по области, чтобы на полгода пополнить неукомп­ лектованные учительские коллективы и преподавать биологию, химию и многое другое - в основном в самых глухих деревнях .

Пришли открытые грузовики с лавками, все полезли в кузова .

Я - не успел. Подошел декан: «Ты - Рябицев?» - «Да». - «Тебе повестка из военкомата»... Машины одна за другой уехали. Кто-то махал руками, что-то кричали, желали на прощанье. Было препро­ тивно. Кто-то сильный и очень нехороший опять наступал на горло моей мечте .

В ту осень в университете военкоматы «подчистили» всех, кого смогли. Остались только те представители мужского пола, кто уже отслужил или имел крупные нелады со здоровьем. На нашем кур­ се остались два парня. Биофак стал еще более «бабьим царством» .

Мы, студенты начала шестидесятых, были «детьми войны» - роди­ лись в военные сороковые, и потому нас было мало. А государствен­ ная военная машина ежегодно нуждалась в очередной порции кад­ ров для срочной службы. Через два десятилетия то же повторилось с нашими сыновьями - «внуками войны». Только они служили не три года, как мы, а два .

Была ли у нас «хрущевская оттепель»

Оттепель, конечно, была. Только мы ее почти не заметили. Мы были слишком молоды, чтобы почувствовать разницу между кон­ цом пятидесятых и началом шестидесятых. Те, кого сегодня назы­ вают «шестидесятниками», немного постарше нас, они уже кое-что соображали. Для нас же период «потепления» был замаскирован переходом от школьной жизни к студенчеству. А потом многих из нас сразу окунули на три года в армейскую среду с ее очень специфической и в общем довольно душной атмосферой. Полу­ чилось странно: мы почувствовали изменения к лучшему уже тог­ да, когда «оттепель» понемногу сходила на нет .

Мы вернулись в 1966 г. Уже вовсю расцветали КВНы с их неизменными смелыми шутками. На экранах шли новые, не за­ цикленные на строительстве коммунизма, фильмы. Официально не одобряемые Битлы звучали чуть ли не из каждого окна. Моло­ дежь вовсю танцевала незнакомый и странный, «ерзающий» та­ нец - твист, пришлось срочно его осваивать .

Но самое заметное, что произошло на нашем факультете, стало много парней. Биофак стал нормальным, «двуполым» фа­ культетом. Ребят уже не брали в армию со студенческой скамьи .

Мы были последними, кто слушал курс эволюционного учения «близко к Лысенко». Закончив аспирантуру в Питере, на кафедру вернулся А. М. Марвин и привез нам свеженькую, живую генети­ ку. В школьном курсе, в самых старших классах появилась общая биология. Некоторым из нас довелось ее преподавать, подрабаты­ вая на жизнь в городских школах. Экзамен по биологии стали сда­ вать при поступлении на биофак. Биология в нашей стране всего за несколько лет приобрела совсем иное - серьезное и привлека­ тельное лицо .

Военная кафедра Когда мы вернулись на родной биофак после военной службы, родная коммунистическая партия и советское правительство уч­ редили во многих вузах военные кафедры. Потому что доброволь­ но служить офицерами в армии почему-то хотели немногие, а кад­ ры для противостояния с «загнивающим Западом» были нужны .

И нашли довольно простое решение: каждый студент параллель­ но с избранной специальностью должен был приобрести военную профессию и звание офицера. Не хочешь - уходи из вуза .

Вы представляете? Возвращаешься из этого армейского тух­ лого болота на гражданку, только вроде вдохнуть вольного возду­ ха... А тут тебе предлагают раз в неделю снова туда окунаться .

Кое-кто, чтобы, как сегодня говорят, «отмазаться» от военки, принес медицинские справки. Некоторым помогло. У одного мое­ го однокурсника после трех лет службы что-то со здоровьем было не совсем хорошо, но все же для освобождения - маловато. И было полное ощущение попранной справедливости: ты сполна «отдал долг Родине», отдубасил три года. А «они» - опять!.. Нервы у моего товарища не выдержали, и он с отчаянным безрассудством в вы­ данной справке подписал к заключению «годен» две буквы - «не» .

Конечно, подделку без труда раскрыли. «Черные полковники», гарцуя перед примолкшим студенческим строем, со смаком пере­ сказывали историю с «преступной подделкой документов» одним второкурсником с биофака, его фамилию непременно называли, при любом удобном случае его выводили перед строем, чтобы показать всем этакого мерзавца, публично обещали отдать под суд, отчислить и т. п. На комсомольском собрании его тоже бурно об­ суждали, некоторые однокурсники вполне искренне требовали исключить из комсомола и из университета. Военная кафедра поиздевалась всласть, особенно на экзаменах, по несколько раз выгоняя этого однажды провинившегося студента с экзаменов за малейшие неточности в ответе. Но все же под суд не отдали, не исключили, не отчислили. Сегодня тот незадачливый студент давно уже доктор и профессор .

Мы, студенты, и кафедральные офицеры друг друга почти от­ крыто ненавидели. «Они» смаковали каждый наш просчет, к экза­ менам приходилось готовиться серьезно, «шпорить» было крайне опасно. И еще надо было, в меру своего артистизма, демонстри­ ровать смирение или даже усердие в военном деле. Но истинное настроение то и дело прорывалось наружу. С каким смаком мы гыгыкали, прячась за спину сидящего впереди, когда слышали от военных учителей что-то сказанное не так, не верно по смыслу, с неправильным ударением. Особенно когда некоторые препода­ ватели пытались специально демонстрировать свою начитанность, интеллигентность. В курилке мы с особым смаком рассказывали анекдоты про военных .

Конечно, не все офицеры кафедры были тупыми и безграмот­ ными злыднями. Даже наоборот, в большинстве своем они были вовсе не глупее нас, хорошо знали свое дело, были в меру спра­ ведливыми, отлично понимали нас и даже нам сочувствовали. Они были разными, как и мы. Как и везде, лучше всего было тем из нас, студентов, и из них, офицеров, кто доходил до взаимопонимания .

Принцип «как аукнется» действовал: у «добрых» взводных офице­ ров студенты не подводили своих «классных дам», сдавали экза­ мены всегда лучше, чем у «злых» и очень уж требовательных на одной и той же кафедральной экзаменационной комиссии .

Самый большой урон нашему профессионализму от военной кафедры был нанесен после 4-го курса. К 1 июля мы должны были явиться для прохождения двухмесячных военных сборов. За опоз­ дание хотя бы на день грозили, как всегда, исключением из уни­ верситета. Это перед пятым-то курсом! Мы знали, что с нашими вояками лучше не шутить. Некоторые из нас, зоологов, чтобы за­ хватить побольше «поля», решили сдавать экзамены досрочно. Пре­ подаватели охотно шли нам навстречу, сдали успешно почти всё .

Только военная кафедра отказала - не действовали никакие просьбы и аргументы. Пришлось планировать сессию так, чтобы экзамен по военке, который по расписанию был первым, сдавать последним. И быстро уезжать. А возвращаться пришлось в конце июня, оборвав свою преддипломную практику в разгар полевого сезона.. .

На сборах нас учили разным военным умениям. Одним это давалось легче, другим - труднее. Нормативы были одни для всех и кто служил до этого в армии, и кто нет. Большинство студентов на сборах (тогда нас называли курсантами) были без армейской школы и выглядели откровенными новобранцами. Помню очень неприятный эпизод, когда один тощий, нескладный, черноволо­ сый юноша из соседнего взвода опоздал на построение, а наш глав­ ный полковник, начальник сборов, уже что-то нам вещал. Курсан­ ту следовало подойти к полковнику и попросить разрешения встать в строй. Он это и сделал, но сделал так уморительно нескладно, что все засмеялись - и офицеры, и студенты. Полковник заставил неуклюжего курсанта подойти еще раз. Потом еще и еще. Уже никто не смеялся, все понимали, что происходит не что иное, как «избиение младенца», причем к явному удовольствию избиваю­ щего и, кстати, некоторых в строю. Из соседнего взводного строя, где были математики, с каким-то отчаянием прошептали: «Он же самый талантливый у нас на факультете!..» Полковник вряд ли мог слышать это, но снисходительно произнес: «Ладно уж, стано­ витесь» .

Да уж... Кому там был нужен талант этого дистрофичного математика? И кому вообще были нужны наши таланты? В нашем отечестве пушечное мясо всегда ценилось дороже, чем мозги .

Последняя крупная подлость от военных была не всеобщей, адресной. Когда мы закончили университет, получив заодно и зва­ ние офицера, всех, кто не отслужил в свое время срочной службы, направили на два года служить лейтенантами. Словно в качестве издевательства и в наказание за вольнолюбие, почти все они были направлены в «зоны», где командовали надзирателями над заклю­ ченными. Ладно хоть «служивых» не тронули - это было каким-то элементом справедливости .

Конечно, наши контакты с военной машиной государства с окончанием университета не закончились. Регулярно, раз в дватри года, каждого из нас призывали на офицерские сборы - от не­ дели до двух месяцев, это уж кому как везло .

Колхозные осени Такова была практически всеобщая вузовская традиция в нашей стране. Собственно, не только вузовская. Почти весь советский народ каждую осень спасал урожай - вроде как от неожиданной непогоды. С одной стороны, это не так уж плохо - подурачиться в борозде, пошвырять мешки с картошкой в высокий кузов маши­ ны, гарцуя перед девочками, скрюченными над бороздой... В об­ щем, это было бы не так уж плохо, в чем-то даже лучше, чем ло­ мать голову над непослушными науками - если бы не каждый день, от темна до темна, в любую погоду.

Работать приходилось всерьез:

надрывались, простужались, болели. Были случаи, когда после этих колхозных подвигов из-за надорванного здоровья кто-то не мог дальше учиться. А в общем-то, я зря об этом. Дело известное .

В осенней сельскохозяйственной эпопее участвовали многие по­ коления студентов как до нас, так и после. Остается только радо­ ваться, что наш «трудовой семестр» длился относительно недолго всего-то месяц. Известно, что в Средней Азии, бывало, студенты работали на сборе хлопка до Нового года .

Чему нас учили И каких только наук у нас не было! Богатый набор биологи­ ческих и околобиологических и химических курсов, высшая ма­ тематика, физика - это воспринималось как вполне естественное .

Но еще отдельными курсами были растениеводство с методами обработки почвы и животноводство с изучением основ выкармли­ вания разного скота, методов случки и прочее - мы должны были готовиться к труду в сельском хозяйстве. Поскольку профессия преподавателя значилась даже в дипломе, нас учили методикам преподавания, педагогике, психологии учебного процесса. Два полных месяца было отведено на педагогическую практику .

Но более всего государство заботилось о нашем идейном вос­ питании. Два года нам читали гигантские курсы по истории КПСС .

Масса времени потрачена на семинары по этому предмету, а осо­ бенно на подготовку к ним. Мы конспектировали многочисленные труды классиков марксизма-ленинизма, толстые тетради с конспек­ тами преподаватели регулярно проверяли. Сидя на семинарах, мы, старательно прячась за спины товарищей, судорожно пытались вспомнить, на каком из двадцати с лишним партийных съездов и в каком году был провозглашен какой-то там из многочислен­ ных партийных лозунгов, в чем состояла роль КПСС, когда наша армия разгромила фашистов под Сталинградом, что предприни­ мала партия в ходе освоения целины.. .

Потом три года нас пичкали знаниями по политэкономии со­ циализма, марксистско-ленинской философии. Особым предметом был научный коммунизм. А критиковать противников партии мы учились опять-таки конспектируя, конспектируя и конспектируя классиков. Отдельным курсом были основы атеизма. Вообще-то в этих «общественных науках» было много интересного. Но к био­ логии это не имело никакого отношения, а часов отводилось боль­ ше, чем на все зоологические курсы вместе взятые .

Массу времени на первых трех курсах мы тратили на иност­ ранные языки, особенно на перевод «тысяч». К сожалению, обу­ чение это происходило чрезвычайно непродуктивно. Начав в 5-м классе школы, мы к окончанию изучения языка в университете не умели толком ни читать, ни писать, ни говорить. Таковы были методы преподавания. Но самое неправильное было в том, что мы учили на выбор любой язык из трех - английский, немецкий или французский. А надо было всем учить английский, притом так, чтобы активно им пользоваться в качестве важнейшего средства научного международного общения. А уж потом, в качестве до­ полнительного, изучать немецкий, французский, испанский... если надо .

Нам все время казалось, и не напрасно, что для собственно биологических курсов, и зоологии в частности, на факультете вре­ мени отводится явно маловато. Мне, например, было досадно, что спецкурс «Орнитология» был втиснут всего в 20 часов. Но ихтио­ логам было еще обиднее - спецкурса «Ихтиология» вообще не бы­ ло. Раздражало обилие всяких «чужих» предметов и особенно сильный химический крен. Об этом следует сказать особо .

Поскольку выпускной специальностью студентов биофака было записано «Биолог, преподаватель биологии и химии», отчасти это оправдывало непомерно раздутую власть химиков в нашей среде, начинавшуюся со вступительных экзаменов .

На факультете этот уклон одобряли, пожалуй, только биохи­ мики. Биология очень разнородна, разные биологические науки требуют от человека различных способностей. У зоолога и биохи­ мика совсем по-разному работают мозги. Это не просто разные науки, разная специализация - это принципиально разная психо­ логия, разный взгляд на мир, разная душа .

Талант зоолога или ботаника имеет право на существование так же, как талант биохимика или физиолога. Очень хорошо по­ мню однокурсницу, она собиралась стать биохимиком и стала им, притом тогда на биофаке ее очень хвалили. Но она никак не могла запомнить, что кряква, кваква и квакша - не одно и то же. Есть люди - истинные натуралисты. Но натурализм - явление очень многообразное. Многие любители природы с их простеньким любопытством всю жизнь остаются «юными натуралистами» .

А есть высокий талант натуралиста-исследователя, это встречает­ ся совсем не часто. Среди многих студентов, которые работали со мной в поле, таких было всего несколько. Были у меня и школь­ ники с божьим даром зоолога, но, за счастливыми единичными исключениями, нашими студентами и аспирантами они не стали .

У меня так навсегда и остался большой зуб на химиков нашего университета за их корпоративный бандитизм на подступах к на­ шему факультету. Кадры для биофака должны все-таки подбирать биологи, а первыми в этой череде судей были и, слыхал, сегодня остаются химики. Они продолжают хладнокровно и безжалостно отстреливать «химических недоумков», совершенно не глядя на их биологические таланты. Невозможно подсчитать, сколько ценных кадров мы потеряли .

Резюме?

Среди не имеющих биологического образования орнитологовлюбителей есть такие, что знают птиц лучше многих профессио­ налов, да и вообще очень интересные и биологически грамотные люди... Один хорошо знакомый мне энтомолог, бросивший уни­ верситет на 2-м курсе и наотрез отказавшийся в него возвращать­ ся, сегодня публикует на английском языке профессионально вы­ полненные и великолепно иллюстрированные сводки по бабочкам России.. .

Не следует удивляться. Этим людям никто не мешал получать биологические знания и реализовать их биологические таланты .

Нам же запас нашего студенческого времени пришлось тратить большей частью не по прямому назначению, а профессиональные знания приобретать в значительной степени в качестве восполне­ ния прорех в университетском образовании .

Один из важнейших выводов, который напрашивается из на­ шего университетского, да и последующего жизненного опыта, довольно прост: все должны заниматься своим делом и знать его хорошо, профессионально. Пусть крестьяне профессионально выращивают и собирают урожай. Пусть военные всех специаль­ ностей и званий будут профессионалами в своем важном деле .

Пусть политикой занимаются политики. Если серьезно, то любому делу надо учиться хорошо, много, профессионально. Из нас же пытались сделать не только биологов, но и химиков, военных, пе­ дагогов, сельхозработников, воинствующих коммунистов и атеистов .

Кругозор полезен, но все должно быть в меру. Биологи должны учиться в первую очередь биологии. Вообще-то, помехи не всегда вредят делу. Известно, что какие-то препятствия в работе, особен­ но в творческой, полезны. Они бодрят, воспитывают настойчивость, добавляют энтузиазма, азарта. Но всему есть предел .

Меня могут упрекнуть: праздник, юбилей родного факульте­ та, а я наговорил, навспоминал столько плохого. Но ведь я наме­ рен был писать о терниях. Мне уже 60, мы с биофаком ровесни­ ки, и я не знаю, будет ли еще повод поделиться воспоминаниями.. .

Может быть, от тех уроков кому-то будет прок .

На биофаке было в основном, конечно же, хорошо. От воспо­ минаний о тех днях, о биостанции, о наших замечательных пре­ подавателях разливается блаженный бальзам по душе. Биофаком была заложена основа нашего профессионального счастья .

Но ведь верно говорят, что история учит, должна учить. Исто­ рия не только мира или какого-то государства, но и история фа­ культета. Чтобы было лучше .

Сегодня очень многое в нашем отечестве, в университете, на родном биофаке стало, становится лучше, умнее, добрее, раци­ ональнее. Но, увы, далеко не все. Так пожелаем же!.. И примем участие!. .

И. С. Киселева Д р уж ин а п о охране природы

В начале 70-х гг. прошлого века в Советском Союзе в недрах студенчества возникло движение дружин по охране природы (ДОП). Вузовская молодежь как одна из прогрессивных и интеллек­ туальных сил общества не могла не отреагировать на все углубляю­ щиеся экологические проблемы. Кроме того, молодежь стремилась приложить свою энергию и силы к реальным, полезным и насущ­ ным делам, которые чрезвычайно политизированный, исключитель­ но формализованный в то время комсомол ей предложить не мог .

Студенческое движение ДОП возникло как альтернатива комсо­ молу и никогда не становилось его структурной частью, хотя прак­ тически все члены ДОП были комсомольцами. К чести комитетов комсомолов многих вузов они не препятствовали работе дружин и оказывали поддержку этому движению. Ректораты, как правило, также активно поддерживали студентов в их стремлении занимать­ ся природоохранной деятельностью. Дружины стремились активно сотрудничать с отделениями Всесоюзного общества охраны приро­ ды, обществами охотников и рыболовов, охотничьими и рыбными инспекциями. Боевой азарт и бурная энергия молодежи существен­ ным образом активизировали деятельность этих государственных и общественных организаций в деле охраны природы .

Главной целью своей деятельности движение ДОП считало привлечение внимания общественности и государства к экологи­ ческим проблемам страны и участие в реальных мероприятиях, направленных на охрану природы и на экологическое воспитание всех категорий населения .

Летом 1974 г. в Казани прошла конференция студенческих ДОП, в которой впервые в качестве гостей приняли участие пред­ ставители Уральского университета - студенты 4-го курса биоло­ гического факультета Валерий Шамин, Надежда Вылегжанина и Елена Горячая. С тех пор участие Уральского университета в сту­ денческих природоохранных форумах, конференциях, семинарах стало регулярным, что способствовало приобретению бесценного опыта работы .

В начале 1974/75 учебного года В. Шамин и Е. Горячая рас­ сказали биологам о семинаре и всесоюзном студенческом приро­ доохранном движении и обратились к студентам с предложением создать дружину охраны природы на биофаке Уральского универ­ ситета. В работу по организации дружины активно включились первокурсники Сергей Криницын и Филарет Гафуров .

Тогда же выпускник биологического факультета Александр Добров обратился к слушателям рабфака биологического факуль­ тета с предложением принять участие в сборе материалов для орга­ низации первого на Урале и в Свердловской области Среднеураль­ ского национального парка. Идея создания парка была высказана еще в 60-х гг. географом, профессором пединститута Василием Ивановичем Прокаевым и биологом-экологом, профессором Ураль­ ского университета, членом-корреспондентом АН СССР Борисом Павловичем Колесниковым .

Первый семестр 1974/75 учебного года прошел в организаци­ онных хлопотах, а с началом второго семестра началась практи­ ческая работа двух, пока независимых, групп - по борьбе с брако­ ньерством и по сбору материалов для создания парка. Группа студентов-биологов заручилась поддержкой природоохранных ин­ спекций, став общественными инспекторами, и первые рейды по выявлению фактов браконьерства стала проводить в пригород­ ных районах Свердловска, а затем и на территории, прилегающей к биостанции УрГУ. Слушатели подготовительного отделения (раб­ фака) во главе с А. Добровым в апреле 1975 г. впервые выехали на территорию планируемого национального парка для рекогнос­ цировки. Летом ребята организовали и провели при финансовой поддержке Свердловского областного отделения Всесоюзного об­ щества охраны природы первую экспедицию в районе будущего парка. Основными результатами этой экспедиции стали материа­ лы, положенные в основу первого технико-экономического обо­ снования парка. Кроме того, в Нижнесергинском районе был по­ строен стационар, который в течение почти 15 лет служил и домом, и лабораторией для всех дружинников, участвовавших в сборе материалов для организации парка, в создании учебной экологи­ ческой тропы природы, в описании и паспортизации памятников природы на территории будущего парка, в рейдах по борьбе со все­ ми видами браконьерства .

Осенью 1975 г. обе группы объединились в ДОП Уральского университета. Командиром дружины был выбран студент 1-го кур­ са биофака бывший рабфаковец Александр Бородин. Около 30 сту­ дентов стали членами ДОП в первый год ее существования. С этого времени ДОП УрГУ принимала участие во всех общедружинных программах и мероприятиях .

Огромную поддержку дружине оказывали деканат биологичес­ кого факультета (деканы С. В. Комов, Н. Н. Фирсов, В. А. Щепеткин), администрация университета (ректор П. Е. Суетин), комитет комсомола, который помог студентам - членам ДОП создать сту­ денческий специализированный научно-производственный отряд «Серга» для работы в трудовом семестре, помогал организовы­ вать студентов других факультетов университета на массовые ме­ роприятия, проводимые дружиной .

Неоценимой была теоретическая и практическая помощь де­ кана биофака (1976-1979) Сергея Васильевича Комова. Особенно важной была его поддержка дружины в период ее становления .

Он активно рекламировал эту деятельность студентов в админист­ рации университета, помогал во многих организационных делах, например в налаживании связей с другими вузами, обществом охотников и рыболовов, охотинспекцией, отделениями Общества охраны природы, оплачивал командировки студентам - участни­ кам доповских конференций и семинаров. Он привлек к этой дея­ тельности молодого преподавателя биофака А. П. Дьяченко, кото­ рый стал первым куратором дружины биофака УрГУ из числа преподавателей .

Работа большинства вузовских ДОП строилась в соответствии с единой схемой: были определены основные направления рабо­ ты - пропаганда природоохранных знаний и агитация населения, экологическое образование школьников, борьба с охотничьим, рыбным и елочным браконьерством, охрана раннецветущих, лекар­ ственных, редких и исчезающих растений, создание особо охра­ няемых территорий. В организационном плане каждая дружина формировала секторы (например,- сектор по борьбе с браконьер­ ством, сектор пропаганды и агитации, сектор «Флора» и т. д.), за­ нимающиеся определенной деятельностью. Руководили дружиной командир и штаб, основу которого составляли командиры секторов .

Для реализации каждого направления работы были разработаны программы, такие как «Факт», «Ель», «Первоцвет», «Заповедник»

и др. Главным делом ДОП УрГУ стало создание Среднеуральско­ го национального парка «Оленьи ручьи». Территория будущего парка стала настоящим полигоном для работы по всем направле­ ниям деятельности ДОП .

Национальные парки, самая распространенная форма особо охраняемых территорий в мире, в Советском Союзе, к сожалению, не получила развития. К середине 70-х гг.

на огромной и богатей­ шей природными ресурсами территории СССР было создано только три национальных парка - и все в прибалтийских республиках:

«Лахемаа» в Эстонии, «Гауя» в Латвии и «Аукштайтия» в Литве .

В РСФСР только-только начиналась работа по созданию в Под­ московье парков «Лосиный остров» и «Русский лес». Тем не ме­ нее, идея создания национальных парков в разных регионах СССР активно обсуждалась, и целый ряд дружин участвовал в работе по сбору материалов для создания парков. Так, ДОП биологичес­ кого факультета МГУ занималась проблемами подмосковных на­ циональных и природных парков, ДОП географического факуль­ тета МГУ работала на Северном Кавказе и на Урале. Студенческие дружины участвовали в создании парка «Самарская лука» и др .

Парк «Оленьи ручьи» планировалось создать на территории трех административных районов Свердловской области: Полевского, Ревдинского и Нижнесергинского общей площадью 120 тыс .

гектаров. Эта территория уникальна прежде всего обилием памят­ ников природы: скалистые берега реки Серги с такими уникаль­ ными объектами, как Дыроватый Камень, Карстов Мост, скала «Лягушка», скала «Писаница» с неолитическими рисунками древ­ него человека (изображение оленя, выполненное древним худож­ ником стало эмблемой, визитной карточкой будущего парка и дало ему название «Оленьи ручьи»); скальные обнажения горы Шунут, горы Азов, урочища «Белый камень»; Митькины озера, пещеры Дружба», «Аракаевская», «Катникова», «Орлова» и многие-мно­ гие другие. Кроме того, эта территория характеризуется большим разнообразием экосистем - темнохвойная тайга и сосновые леса, лиственные леса и леса смешанного типа, живописные долины рек Серги, Бардыма, Ревды и других, водохранилища, озера, боло­ та, скалы с остепненными участками и уникальной петрофильной флорой, богатой реликтами и эндемиками. Туристы традиционно посещали эти места, нанося им, подчас, большой урон. Окрестно­ сти многих памятников природы к середине 70-х гг. были подвер­ гнуты существенным рекреационным нагрузкам и в значительной степени деградировали. Поэтому создание особо охраняемой тер­ ритории здесь представлялось исключительно актуальным и пер­ спективным делом .

Более 15 лет студенты, преподаватели и сотрудники УрГУ, чле­ ны ДОП, изучали и описывали эту территорию. Проводились учеты животных в зимнее и летнее время, в том числе летучих мышей в пещерах, были разработаны меры их защиты и охраны от любо­ пытных туристов, нарушающих их зимнюю спячку, что приводи­ ло ранее к гибели многих животных и резкому снижению их чис­ ленности. В этой работе неоценимую помощь дружине оказывали сотрудники Института экологии растений и животных АН СССР Н. Г. Смирнов, Н. Корытин и А. В. Добров. Настойчивые требования о защите этих животных были услышаны, и при участии админи­ страции г. Михайловского в Аракаевской пещере были установле­ ны специальные защитные решетки. Изучали студенты и беспоз­ воночных животных, в частности редких бабочек, занесенных в Красную книгу РСФСР, таких как адмиралы, махаоны и др .

На протяжении многих лет члены ДОП при участии препода­ вателей биологического факультета (Т. А. Радченко и др.) вели систематические исследования флоры района будущего парка .

Была описана исключительно интересная петрофильная раститель­ ность и флора остепненных участков, выявлены десятки редких и исчезающих, реликтовых и эндемичных растений .

Важной частью деятельности дружины было проведение вос­ становительных работ на антропогенно нарушенных участках .

С этой целью создавали стационарные, оборудованные специаль­ ным образом стоянки для туристов .

Все эти годы идейным вдохновителем и организатором рабо­ ты был Александр Владимирович Добров. Его увлеченность и убежденность в необходимости создания парка была передана огромному числу студентов, школьников, туристов, что позволило в конце концов сформировать соответствующее общественное мне­ ние, и осенью 1999 г. был открыт Природный парк «Оленьи ру­ чьи», а Александр Владимирович по праву стал его первым ди­ ректором .

Большую помощь ДОП УрГУ в деле организации националь­ ного парка оказала дружина географического факультета МГУ .

Вместе со своим куратором, кандидатом географических наук В. П. Чижовой, специалистом в области рекреационной географии, ребята провели две экспедиции на территории будущего парка и собрали ценный материал об антропогенных нагрузках и рекре­ ационных возможностях территории. Дружба уральских и москов­ ских дружинников, вместе работавших в студенческие годы над созданием национального парка, длится по сей день .

В 1977-1978 гг. в ходе работы научно-производственного от­ ряда «Серга» была создана первая в нашей области и на Урале учебная экологическая тропа природы им. Дмитрия Бажукова. Свое название она получила в честь молодого героя Гражданской вой­ ны, жившего на разъезде, с которого брала начало эта тропа. Его имя ныне носит и железнодорожная станция. Экологическая тро­ па представляет собой маршрут, оборудованный стоянками, при­ ютами, противоэрозионными сооружениями, информационными аншлагами. Туристам на такой тропе обеспечена возможность осмотра самых интересных достопримечательностей территории, получения необходимой информации об объектах природы, ком­ фортного отдыха. При желании можно воспользоваться услугами экскурсовода. Сегодня «тропа Бажукова» несколько отличается от той, первоначальной, так как на ней неоднократно происходи­ ла замена отдельных сооружений, но в целом она сохранила свою первоначальную структуру и значение. «Тропа Бажукова» явилась первым маршрутом такого рода на территории Урала и сыграла огромную роль в пропаганде организованного туризма. До сих пор она активно посещается туристами и является основным местом их путешествий по парку «Оленьи ручьи» .

Когда ДОП начинали свою деятельность, в Советском Союзе еще не было отдельной, самостоятельной отрасли экологического права. Конечно, многие нормы, касающиеся использования при­ родных ресурсов, были сформулированы в Лесном, Земельном и Водном кодексах, однако очень часто они жестоко нарушались, а нарушители практически не несли за это никакой ответственно­ сти. Особенно это касалось руководителей предприятий, которые наносили огромный ущерб природе, загрязняя ее отходами произ­ водства. К сожалению, доступ к такого рода материалам студен­ там был закрыт: главный аргумент - секретные сведения. Практи­ чески ничего, кроме статей в прессе и общественного обсуждения этих проблем, дружинники не могли сделать в сфере борьбы с за­ грязнением окружающей среды. Однако и эта работа не прошла бесследно - во многом благодаря активной жизненной позиции студентов эта проблема стала достоянием гласности и постепенно разрешалась .

ДОП работали в трудные «застойные» годы, когда у государ­ ственных и общественных природоохранных инспекций не было больших возможностей осуществлять жесткий контроль за испол­ нением норм права в области охраны природы. Студенты оказа­ лись массовой и чрезвычайно активной силой, которая помогала им в этой работе. Так, программы «Ель» и «Первоцвет» позволи­ ли существенно снизить елочное браконьерство в предновогодние дни и уменьшить вред, наносимый населением популяциям ран­ нецветущих и лекарственных, как правило редких, растений .

В дни проведения операции «Ель» практически все студенты биофака и многие ребята с других факультетов, а также дружинни­ ки из лесотехнического и педагогического институтов организовы­ вали круглосуточные дежурства на всех трактах, идущих в город .

В ходе рейдов студенты проверяли документы на право рубки но­ вогодних елей. Однако работа не ограничивалась только провер­ кой документов: незаконно срубленные ели изымались и переда­ вались в лесничества для дальнейшей реализации через торговую сеть. Кроме того, с нарушителями вели серьезную разъяснитель­ ную работу. Деятельность дружин находила большую поддержку у руководителей управления лесного хозяйства области и леспром­ хозов. За пять лет с начала выполнения этой программы объемы незаконно срубленных елей уменьшились во много раз .

Охрана раннецветущих и лекарственных растений также ста­ ла важной частью деятельности ДОП. Студенты вели разъясни­ тельную работу со сборщиками растений, публиковали в местной прессе статьи по этой проблеме .

Традиционной для всех ДОП являлась работа сектора по борьбе с браконьерством. Являясь общественными инспекторами по охра­ не природы, охот- и рыбинспекторами, доповцы вели большую работу по усилению законности в области ведения охоты и рыб­ ной ловли и пропаганде экологических знаний среди охотников и рыболовов.

Масштабы этой работы были поистине огромны:

во все сезоны еженедельно проводились рейды, были изъяты и сда­ ны в соответствующие инспекции сотни незаконных средств лов­ ли рыбы, охотничье оружие. Корректность поведения студентов, их умение объясниться с нарушителем, как правило, не вызывали агрессии со стороны браконьеров. Со временем охотники и рыбо­ ловы становились более дисциплинированными. Однако эта важ­ ная страница в жизни дружины была омрачена трагедией: 1 сен­ тября 1984 г. браконьером был убит Женя Семухин, студент 4-го курса. Браконьер в упор расстрелял нашего товарища, попросив­ шего предъявить охотничьи документы и путевку. К сожалению, в движении ДОП это был не первый и не последний случай, сту­ денты-дружинники гибли от рук браконьеров. Их имена навсегда вписаны в историю природоохранного движения студенчества и на­ вечно сохранятся в нашей памяти. В 1984 г. ДОП Уральского уни­ верситета было присвоено имя Евгения Семухина .

На протяжении всего времени своего существования дружина выступала в качестве организатора всевозможных массовых при­ родоохранных акций. Одной из традиционных была Майская ак­ ция. На первомайских праздниках, когда в долине реки Серги, на Шунуте и в других районах парка водные, пешие туристы, спе­ леологи и просто отдыхающие заполняли все возможные для сто­ янки, отдыха и развлечений уголки, студенты - члены ДОП и под­ держивающие их преподаватели, друзья и знакомые выезжали в парк для простой, но очень важной работы - очистки террито­ рии от мусора, оголившегося после таяния снега, ремонта соору­ жений для туристов (приютов, лестниц, стационарных кострищ, мостиков и аншлагов). К этой работе всегда удавалось привлечь самих туристов, которые с большой охотой и энтузиазмом помо­ гали студентам. Эти акции, кроме всего прочего, играли огром­ ную роль в экологическом воспитании как самих дружинников, так и туристов .

Одним из наиболее важных направлений работы дружины была пропаганда экологических и природоохранных знаний среди всех категорий населения. Особое значение придавалось работе со школь­ никами. Во всех подшефных школах, где проходили педагогичес­ кую практику студенты биофака УрГУ, где работали учителями выпускники нашего факультета, в пионерских лагерях по сосед­ ству с биостанцией, в школах городов и поселков, примыкающих к территории планируемого национального парка, студенты прово­ дили лекции, беседы, показывали слайды и фильмы об уральской природе, о необходимости бережного к ней отношения. В летнее время, когда шла работа на территории будущего национального парка, дружинники общались с туристами всех возрастов и «мас­ тей». Очень часто удавалось привлечь их внимание к идее созда­ ния национального парка, и туристы становились сторонниками нашей деятельности и здорово помогали в реальных делах по бла­ гоустройству территории. Студентов часто приглашали в учитель­ скую аудиторию для лекций и рассказов об особо охраняемых тер­ риториях области и будущем национальном парке. Огромный профессиональный интерес и энтузиазм Элеоноры Эдуардовны Волковой (выпускницы биофака УрГУ), бывшей в ту пору заведу­ ющей кабинетом биологии Института усовершенствования учи­ телей, способствовал быстрому и эффективному распространению экологических и природоохранных знаний в учительской среде и среди школьников. Неоднократно школьники принимали учас­ тие в совместных со студентами рейдах и экспедициях. Многие из ребят впоследствии стали студентами биофака и активными чле­ нами ДОП .

Пропаганда велась и среди студентов других факультетов УрГУ .

Доповцами становились физики, математики, журналисты, ис­ торики. В период проведения массовых мероприятий, например в предновогодние дни, когда проводилась операция «Ель», студен­ ты всех факультетов активно участвовали в задержании «елочных браконьеров» .

Одним из важных направлений деятельности сектора пропа­ ганды и агитации было выполнение программы «Факт». Суть ее состояла в сборе и анализе всех публикаций в центральной и ме­ стной прессе по вопросам экологии и охраны природы. Сегодня эта тема - одна из самых популярных в СМИ, а в 70-80-х гг. эти проблемы не сильно волновали общество и государство. Каждая дружина, выполняя программу «Факт», создавала банки данных об экологических проблемах страны и своего региона. Эти мате­ риалы были исключительно важны для формирования экологичес­ кого мировоззрения как самих студентов-доповцев, так и тех, с кем они проводили пропагандистско-агитационную работу. Истоки экологического самообразования многих из нас лежат именно в ра­ боте по программе «Факт» .

С первого года своего существования ДОП Уральского уни­ верситета зарекомендовала себя как одна из наиболее активных структур студенческого природоохранного движения. Бесспорным признанием этого стала организация и проведение в 1978 г. Все­ союзного семинара ДОП в Свердловске. Главной особенностью этого семинара было то, что он был выездным, проводился на тер­ ритории планируемого Среднеуральского национального парка в полевых условиях. На семинар приехало более 100 дружинни­ ков из почти 20 дружин из разных республик Советского Союза .

В рамках этой встречи был проведен обмен опытом по всем направлениям деятельности дружин, состояласьучеба по борьбе с браконьерством в форме имитационной игры, где роли наруши­ телей исполняли хозяева семинара, на коллегах были опробованы первые экскурсии по экологической тропе Бажукова. Наша дея­ тельность по сбору материалов для организации национального парка и обустройству части его территории получила самую вы­ сокую оценку студенческой общественности .

Нужно отметить, что проведенный нами семинар не был ни первым, ни последним в истории студенческого природоохранно­ го движения, однако многим доповцам он запомнился как исклю­ чительно динамичный, полезный в практическом отношении и постуденчески веселый форум .

Работу нашей дружины всегда высоко ценили и в университе­ те, и в студенческом природоохранном движении. В 1977 г. двое членов ДОП УрГУ - Сергей Криницын и Ирина Киселева - были избраны в состав координационного совета Всесоюзного студен­ ческого движения ДОП .

В конце 80-х - начале 90-х гг., когда в стране происходили пе­ ремены, наша дружина оказалась в числе тех немногих, которым удалось включиться в программы международного сотрудничества в области экологического образования и просвещения, обмена сту­ дентов. В 1989 г. Сергей Криницын, бывший член ДОП, один из соруководителей Социально-экологического союза, принял участие в американской образовательной программе общественных эколо­ гических организаций. Через год, в 1990 г., С. Криницын, первый командир дружины А. Бородин и ее последний командир А. Звозников участвовали в международной молодежной неправитель­ ственной программе «Face to Face, People to People», которая была реализована в ходе экспедиции в ЮАР и Ботсвану молодых людей из СССР (Москва, Ленинград, Свердловск, Нижний Новгород), Великобритании, США, Швеции, Ботсваны. В ходе этой экспеди­ ции ее участники не только обсуждали насущные экологические проблемы, знакомились с опытом решения экологических проблем в Южной Африке, но и участвовали в практических природо­ охранных делах. В 1991 г. такая же международная команда, в со­ ставе которой было уже пятеро свердловчан - старшие коллеги и наставники (С. Криницын, И. Киселева) и студенты (С. Акимов, А. Звозников и А. Кокотов), работала в России на озере Байкал, в Швеции и Великобритании в рамках все той же программы «Face to Face, People to People». Начиная с 1992 г. на протяжении шести лет английские, американские и канадские студенты приезжали на Урал для прохождения экологических тренингов под руковод­ ством ученых из Института экологии растений и животных УрО РАН и преподавателей биофака. В тренингах принимали участие студенты биофака, последние из членов ДОП. Сначала эти прак­ тики проходили в Нижнесергинском районе, на территории наци­ онального парка, которая всегда была главным и любимым поли­ гоном для ДОП УрГУ. В последующие годы такие международные студенческие команды работали уже в разных районах Урала .

В начале 90-х гг. дружина прекратила свое существование, как и большинство других студенческих дружин Советского Союза .

По мнению многих бывших дружинников и разных экспертов, к этому времени студенческое природоохранное движение выпол­ нило свою основную функцию - возбудило стойкий обществен­ ный интерес к проблемам экологии. Многие выпускники дружин стали профессионально заниматься проблемами охраны окружаю­ щей среды в государственных, научных и общественных учрежде­ ниях. Появились новые возможности для обсуждения и решения экологических проблем на государственном уровне. Да и у сту­ дентов в новых, постперестроечных условиях существенно изме­ нились образ и стиль жизни, да и в целом мировоззрение .

Студентам УрГУ 70-90-х гг., активно работавшим в ДОП, вы­ пало великое счастье чувствовать себя сопричастным решению одной из глобальных и важнейших для дальнейшего развития че­ ловечества проблем - экологической. Работая в ДОП, мы приоб­ рели неоценимый опыт организаторской, реальной практической деятельности в области просвещения, образования, пропаганды и агитации, опыт общения, умение аргументированно доказывать свою точку зрения и правоту, другие полезные навыки. Эта рабо­ та сформировала важные мировоззренческие позиции в сознании каждого из нас. Многие дружинники и сейчас профессионально занимаются проблемами экологии и охраны природы. Так, быв­ ший командир ДОП и командир сектора БСБ Михаил Бокачев (пер­ вый состав ДОП) - заместитель министра Свердловской области по природным ресурсам; Александр Александров, тоже из орга­ низаторов и первых членов ДОП, - ведущий специалист, заведу­ ющий отделом экологической экспертизы областного комитета по экологии, читает лекции для студентов-экологов УрГУ. Огром­ ное число выпускников ДОП занимаются экологией как наукой в стенах Института экологии растений и животных УрО РАН, род­ ного университета, отраслевых институтов. Но и те доповцы, ко­ торые связали свою жизнь с другими профессиональными инте­ ресами, я уверена, являются убежденными экологами. «Думать глобально, действовать локально», - принцип, которым руковод­ ствовались многие дружины в своей работе, он и сегодня не утра­ тил значения, независимо от того, какой деятельностью занима­ ются бывшие доповцы .

Завершая краткий экскурс в историю ДОП хотелось бы назвать всех, кто оставил заметный след в жизни дружины. Однако это, вероятно, сделать невозможно - так много фамилий и имен при­ шлось бы перечислить. Назову лишь организаторов, командиров и кураторов, которые, несомненно, сыграли огромную роль «в на­ шем безнадежном деле», как говорилось в семидесятых, когда еще слабо верилось, что студенчество способно изменить обществен­ ное мнение и государственное отношение к делу охраны приро­ ды. Хотя, конечно, верили, иначе ничего бы не получилось! У ис­ токов стояли: Валерий Шамин, Елена Горячая, Сергей Криницын, Александр Бородин, Михаил Бокачев, Александр Александров, Филарет Гафуров. Командирами дружины в последующие годы были: Татьяна Иванова, Василий Пономарев, Светлана Никулина, Андрей Звозников. Долгие годы дружине помогала куратор Ири­ на Киселева. Нашими идейными вдохновителями, учителями и от­ цами были Сергей Васильевич Комов и Александр Владимирович Добров .

Почти 20-летняя работа дружины охраны природы в нашем университете - важная веха в истории биологического факульте­ та. Она сыграла огромную роль в формировании экологического сознания многих выпускников биофака, в развитии экологичес­ кого образования на факультете и фактом своего существования во многом предопределила создание на факультете нового отделе­ ния и специальности - «Экология» .

А. В. Бородин Роль биофака в судьбе отдельной личности Случилось так - так должно было случиться - что я стал био­ логом .

Сначала (в детстве) человека воспитывает семья, улица и (пред­ полагается) школа, но с определенного момента его формирова­ ние жестко берет в свои руки выбранная им профессия. Именно этот шаг доводит до результата мучительные метания развиваю­ щейся личности между попытками реализации юношеских амби­ ций и соблазнами «светской» жизни в рамках противоречивых, но жестких гласных и негласных правил социума. Как получается у всех по-разному .

Я необдуманно легко дал согласие подготовить небольшую заметку («что-нибудь о том, как было в ваше время») к юбилею биологического факультета Уральского университета, давшего мне право в графе «специальность» писать: «Биолог, преподаватель биологии и химии». Это казалось просто: даты, фамилии одно­ курсников, преподавателей, несколько забавных случаев на лек­ циях и на полевой практике - вот и все. Но, оказывается, с момен­ та защиты диплома и сдачи государственного экзамена по научно­ му коммунизму прошло 24 года. Когда мне было столько лет, я перешел на 5-й курс биофака. Через год закончился студенческий этап моей жизни. Легкомысленное обещание «что-нибудь вспом­ нить» столкнуло меня нос к носу с самоуверенным патлатым двад­ цатипятилетним выпускником биофака 1980-го, разглядывающим корочки синего диплома Уральского университета (пахли они точно так же, как и красные) .

И тут я понял, что для меня важнее не столько вспомнить, как мы жили в студенческие годы (а это и не забывается), а попытать­ ся разобраться, когда же был сделан тот шаг, когда мое собствен­ ное «Я» оказалось связанным с биологическим факультетом УрГУ .

Почему я выбрал этот факультет? Что привело меня в науку био­ логию?

Может быть, первым шагом был тот, когда я, шестиклассник, только что получивший очередную пару по ботанике, пересилив себя, подошел после урока к своей биологичке (Руине Лазаревне Мулл ер, выпускнице биофака УрГУ) и спросил: «А где можно научиться чучела делать?» Накануне полным фиаско закончилась моя попытка увековечить прекрасное (мертвого свиристеля) в до­ машних условиях по инструкции, изложенной в «Детской энцик­ лопедии» (вся комната усеяна крахмалом, скрюченные лапки, ото­ рванная голова бедной птички, какие-то неаппетитные ошметки внутренностей налипли на ножницы, в воздухе летают перья...) .

Руина Лазаревна привела меня на кафедру зоологии Уральского университета. Полумрак, запах нафталина с примесью форма­ лина, какие-то скелеты, из шкафов таращатся еще необшарпан­ ные чучела, первая дверь по коридору налево - препараторская .

А там Владислав Леонидович Васильевский, попыхивая папиро­ сой: «Нуда не дави ты так скальпелем, нежнее надо...»

Я, гордый и счастливый, притащил в школу чучело голубя, не подозревая, что с этого момента мне уже будет непозволитель­ но приходить на урок биологии не то что неподготовленным, но и не знающим материал хотя бы на урок вперед. Потом был орни­ тологический кружок Дворца пионеров. Руководитель кружка Револьд Андреевич Малышев - выпускник биофака УрГУ. Здесь я понял, что интересно не только делать умерших похожими на жи­ вых, не только узнавать пролетающую мимо тебя птаху и со скры­ тым торжеством небрежно выдавать друзьям ее латинское название, но гораздо интереснее изучать живых птиц в их естественном окру­ жении. Мы должны были быть готовы к жизни в дикой природе .

Р. А. Малышев вывозил нас в «экспедиции» на челябинские озера, в болота Тюменской области и, естественно, «таскал» по окрест­ ностям Свердловска, учил нас стрелять, варить на костре, превоз­ могать усталость, когда сил нет, ноги сбиты, рюкзак готов тебя раздавить, а надо еще идти и идти. Учил наблюдать, записывать, анализировать .

В этот же кружок ходил и Сергей Криницын (впоследствии выпускник биофака УрГУ). Как-то уже в Институте экологии рас­ тений и животных он спрашивает меня: «Бородин, а ты помнишь, что мы с тобой с шестого класса знакомы?» Кто знает, если бы все сложилось по-другому, наверное, не было бы и Международной неправительственной экспедиции «Face to Face, People to People»

в Южную Африку, и я бы так и не побывал в песках Калахари .

Сергей Витальевич Криницын был одним из организаторов этой экспедиции .

Так должно было случиться, чтобы я не поступил с первого раза. Может быть, для того, чтобы подумать в армейских условиях, насколько серьезны мои намерения в выборе профессии, а может быть, для того, чтобы предопределить встречу с Сергеем Василье­ вичем Комовым (профессор С. В. Комов - выпускник биофака УрГУ). ВД974 г. он был деканом рабфака университета, и в один из дней попросил нашу группу задержаться после занятий: «Хочу, чтобы вы встретились с кое-какими людьми. Есть тут одна инте­ ресная идея и нужна ваша помощь». Он познакомил нас с Шурой Добровым (Александр Владимирович - выпускник биофака УрГУ) и его друзьями. Большинство из них были отнюдь не биологи, но все безумно влюбленные в среднеуральские красоты долины реки Серги. Так я оказался вовлечен в реализацию идеи Бориса Павло­ вича Колесникова о создании национального парка в Нижнесергинском районе. Потом это стало основной идеей работы дружи­ ны по охране природы биологического факультета УрГУ. Наша факультетская дружина была одной из самых сильных в Советском Союзе .

Для технико-экономического обоснования планируемого пар­ ка необходимо было описание растительного и животного мира этого района, и для этого регулярно организовывались полевые работы. Учет летучих мышей, обитающих в гротах и пещерах Нижнесергинскош района, проводил младший научный сотрудник Института экологии растений и животных Николай Смирнов (Ни­ колай Георгиевич - выпускник биофака УрГУ). Поскольку мне безумно нравилось лазать по пещерам, я ему помогал. Однажды во время вечернего «трепа» за кружкой чая у догорающего костра он одной фразой перековал меня из орнитолога в палеонтолога .

Я часто цитирую эту фразу своим студентам: «Если собираешься заниматься наукой, то ты должен выбрать достойную научную проблему, для решения которой выбираются подходящие объекты исследования. Птицы - это объект, а не проблема. Когда объект себя исчерпал - выбирают новый, а проблема остается. Ты не хо­ тел бы заняться проблемой эволюции?» Сейчас я работаю в лабо­ ратории исторической экологии Института экологии растений и жи­ вотных. Заведующий лабораторией - член-корреспондент РАН Николай Георгиевич Смирнов. Практически все сотрудники на­ шей лаборатории - выпускники биологического факультета Ураль­ ского университета .

С детства я считал, что должен не любить ботанику. Как это ни парадоксально, но для меня как формирующегося (имеются в виду студенческие годы) потенциального научного работника откровением стали лекции Евгении Яковлевны Ильиной (кафедра ботаники биологического факультета УрГУ), несмотря на то, что первый коллоквиум по анатомии растений я ей сдал, кажется, с третьего раза. Насколько это было неожиданно - осознать, что в анатомии растений (?!) может быть научная проблематика! Если бы не это, я думаю, что был бы не готов осмыслить сентенцию насчет взаимосвязи научной проблемы и объекта исследования .

Понимание того, что преподаватели - это не только те, на чьи лекции нужно ходить, а потом им же на экзаменах и зачетах объяс­ нять то, что они нам говорили, но и люди, у которых могут быть одни с тобой интересы вне учебно-лекционной программы, окрепло благодаря доценту кафедры физиологии и биохимии растений биофака УрГУ Валерию Леонидовичу Умпелеву. С каким энтузи­ азмом проклеивали мы новенькие байдарки, с каким тактом он учил нас на реке Решетке управлять этим вертким суденышком, какие замечательные (пусть и не очень сложные) сплавы он нам организовывал. Во время двух таких сплавов мы провели описа­ ние скал в долинах Бардыма и Серги (для технико-экономическо­ го обоснования планируемого национального парка), и непонят­ но, что было тогда важнее - просто сплавиться по большой воде или нанести на карту потенциальные памятники природы .

Но ведь кроме интеллектуального состязания с преподавате­ лями и суетой вокруг природоохранного движения было много всего другого, что называется просто жизнь. Насыщенная студен­ ческая Жизнь - на биологическом факультете Уральского универси­ тета. Были колхозы, и грязные «браздарки» (студентки, собирающие выкопанную картошку в ведра для последующего пересыпания в мешки или просто кучи посреди поля) ожесточенно спорили с конкурирующей бригадой по поводу неубранных рядков; «груз­ чики» в напяленных разрисованных мешках изо всех сил стара­ лись нагрузить машины так, чтобы рессоры в обратную сторону выгнулись, а потом в столовой, сидя за отдельным столом, неин­ теллигентно орали: «Жрать давай!» Была факультетская стенная газета «Нейрон», выходившая на восьми ватманских листах каж­ дый месяц. Была биостанция! Что это такое - может знать только посвященный. Были «рок-оперы»: «Сноумен» - про студента-биолога, сбежавшего с военной кафедры университета; «Мамонт» об экспедиции на реку Пелым профессора Анны Георгиевны Ма­ леевой (кафедра зоологии биофака УрГУ) со студентами за скеле­ том мамонта: «Сельскому хозяйству у нас почет, и ему на помощь мамонт идет, и хоть это сделать нам нелегко - даст нам мамонт мясо и даст молоко!»; «Тайна Бородинского поля» - про перевоспи­ тание в студенческом колхозном отряде американского диверсанта, заброшенного с целью погубить урожай посредством колорадско­ го жука; «Страшная тайна биофака» - о разоблачении ботаником Андрюшей (образ собирательный) злого колдуна (образ вымыш­ ленный), окопавшегося на кафедре физиологии человека, превра­ щавшего студенток в цветы, которые он под видом горца Зураба продавал на рынке: «...рубль цветок - пять рублей весь букет...» .

Феликс Бляхман (профессор Феликс Абрамович Бляхман - заведу­ ющий лабораторией биофизики физфака УрГУ, выпускник биологи­ ческого факультета УрГУ) играл у нас «на басу» и пел за Зураба .

Либретто к трем из этих «эпохальных произведений» написано Игорем Скулкиным (ныне доцент педагогического университета, выпускник биофака УрГУ). «Страшную тайну биофака» постави­ ли на большой сцене - в актовом зале на седьмом этаже. Для аран­ жировки мы даже трех девчушек из музыкального училища при­ гласили. В финале звучал жизнеутверждающий гимн: «Поступайте к нам и поймете там все, что ясно давно нам, ботаникам!»

Наверное, коллеги, закончившие биологический факультет УрГУ на 24 года раньше меня, скажут: «У нас все было по-друго­ му». А может быть, не скажут. Студенты остаются студентами, пусть немного другими. «Same, same, but - different», - так отвечал один гонконгский торговец джинсами на вопрос о соответствии «лейблы» на заднем кармане продаваемых им штанов фирме-производителю. Типа - то же самое, но другое. Мы на биостанции жили в палатках, но это уже были польские автомобильные па­ латки, внутри которых стояли кровати. У нас не было водопрово­ да и электрифицированной столовой, но была кухня и дощатый навес над столами. Печь на кухне топили дровами, а воду брали из колодца. В баню мы изредка ходили в Двуреченск. В этом году на биостанции сделали душевой павильон с горячей водой. Сту­ денты начала двадцать первого века более требовательны к ком­ форту, чем мы. Кажется, мы были в чем-то наивней (или совре­ менные студенты более рациональны?). Но это не вина факультета .

Он (факультет) тоже живет и трансформируется в соответствии с тем, что его окружает и что его подпитывает .

Главное, что нас объединяет, это то, что в какой-то момент биологический факультет Уральского университета стал для нас, тех, кто там учился, этапом становления, неотъемлемой частью жизни. И если кто-то из нас, выпускников, ворчит иногда по по­ воду родного факультета, то, надеюсь, любя: это ворчание детей на родителей .

А как и когда он стал частью нашей жизни, наверное, не важ­ но. Так должно было случиться .

С А. Зимницкая, Е. Б. Амирова, О. А. Некрасова Биологический факультет, восьмидесятые «Лекции в лесу, запахи полей и латынь на зорьке ранней» эти слова из студенческого гимна биофака восьмидесятых как нельзя лучше передают романтику биологии и наше отношение к этой науке в то время. С одной стороны, биология бурно и раз­ носторонне развивалась, с другой - потихоньку открывалась ин­ формация о трагических событиях в советской биологии 30-50-х гг .

Все это очень привлекало молодежь, и конкурс на факультет был высокий - четыре-пять человек на место (выше тогда конкурс был только у историков). Н. Н. Фирсов, который и в восьмидесятых был деканом, замечал, что как только по телевидению в очеред­ ной раз показывали «Открытую книгу» - конкурс на факультет возрастал .

Вступительные экзамены проходили в августе и продолжались больше месяца, сначала принимали на дневное, а затем - на заоч­ ное отделение. Атмосфера была строгой, но доброжелательной .

Уже на экзаменах было ясно, что в университете нас ждет встреча с интеллигентными, увлеченными преподавателями, и позднее это ожидание полностью подтверждалось. Сдавали три устных эк­ замена - биологию, математику и химию и один письменный сочинение. Большое значение имели заслуги в школьной научной деятельности, но в целом школьникам поступить было непросто, так как имелись определенные льготы для тех, например, кто уже работал по специальности. Помнится, большую часть студентов заочного отделения составляли сотрудники клинических лабора­ торий разных медицинских учреждений .

Абитуриенты были очень разными, многие поступали на фа­ культет в течение нескольких лет. В результате на одном курсе учились и те, кто закончил рабфак или медицинское училище, отслужил в армии или проработал несколько лет, и совсем птен­ цы, только что закончившие школу. Что объединяло разновозраст­ ных, с разными интересами и жизненным опытом людей? Факуль­ тет. Общая атмосфера была очень благоприятной для дружеских отношений, которые связывают нас и по сей день. Дружба начи­ налась и на подготовительных курсах, и во время вступительных экзаменов, где мы умудрялись подсказывать друг другу, и, конеч­ но, в колхозе .

Для студенчества восьмидесятых по уже установленной тра­ диции учеба начиналась с колхоза. Университет должен был уби­ рать урожай под Красноуфимском. Невероятно, но начало учебы тогда зависело от окончания уборки. А поэтому - быстрее, быст­ рее, быстрее. Описать все чувства и мысли, которые переживает человек в борозде, - невозможно. Было невероятно трудно, и «бо­ розда», порой, с некоторой завистью поглядывала на грузчиков .

Но когда все заканчивалось, появлялась гордость - мы это сдела­ ли! Кто не был в колхозе, тот не настоящий студент! Были случаи, когда будучи уже студентами старших курсов «старые колхозни­ ки» ехали с абитурой в колхоз уже по собственному желанию, в ущерб каникулам или учебе .

И вот проверенный ветрами и дождями коллектив приходил на факультет, где все было не так как в шкоііе, где его ждали лек­ ции, семинары, коллоквиумы и практика, практика, практика.. .

Вспоминая все многообразие лабораторных работ, можно сейчас с полной уверенностью сказать, что нас учили хорошо! Первыми нас встречали на факультете Е. Я. Ильина, JI. Я. Топоркова, Ю. А .

и JI. А. Малоземовы. Анатомия растений в исполнении Евгении Яковлевны переставала быть сухой наукой. Разве можно забыть ее рассказы об апикальных меристемах или муляжи сосудов кси­ лемы! А как мы препарировали тараканов и аскарид на занятиях по зоологии беспозвоночных - визги, охи, вздохи! Подобные эмо­ ции сопровождали нас и позднее, на лабораторных по зоологии позвоночных и физиологии человека (вспоминаются строгие взоры М. И. Брауде и А. Г. Малеевой и насмешливые взгляды А. Н. Серге­ евой и В. И. Лупандина), когда нужно было препарировать мышей и лягушек или брать друг у друга кровь. Осторожно и очень про­ фессионально наши преподаватели помогали нам осваивать азы микробиологии, физиологии растений, ботаники, почвоведения, генетики, экологии, общаясь с каждым из нас так, как будто мы уже что-то значили в науке .

Именно в то время на факультете кардинальным образом на­ чал меняться учебный план, поэтому многие предметы проходили одновременно студенты с разных курсов, что еще сильнее сбли­ жало нас. С 1983 г. наших ребят стали забирать в армию. Когда они возвращались, возмужавшие, изменившиеся, но по-прежнему свои, то оказывались на два, а то и на три курса младше. Это окон­ чательно запутало факультет, порой трудно было понять, кто на ка­ ком курсе учится, а уж кто когда университет заканчивал - сейчас можно выяснить, наверное, только в архиве .

К сожалению, в эти годы с факультета стали уходить на заслу­ женный отдых преподаватели-ветераны. Студенты, пришедшие после нас, уже не могли слушать лекции Е. Я. Ильиной, JI. Я. То­ порковой, Т. П. Главацкой, В. П. Серой, Ф. М. Шубина, А. В. Тюменцевой, И. JI. Козьминой. На их место пришли молодые препо­ даватели. Свою педагогическую работу начало новое поколение выпускников факультета: Т. А. Радченко, В. А. Коровин, В. И. Пьянков, И. С. Киселева, А. В. Мальцев. Они и сейчас много значат для факультета. Незадолго до того в Москву уехал А. Т. Мокроносов, но он часто навещал родную кафедру, биостанцию и ботсад .

Студенты, специализирующиеся по кафедре физиологии растений, страшно гордились, когда к ним на биостанцию во время прак­ тики приезжал свой академик. Во второй половине восьмидеся­ тых на кафедру ботаники был приглашен читать лекции Виктор Андреевич Мухин (выпускник факультета), на кафедру физиоло­ гии человека и животных - Владислав Афанасьевич Щепеткин, а на кафедру зоологии - Юрий Иванович Новоженов (выпускник факультета) .

Кроме биологических дисциплин не менее важными были физика, математика, химия. У кого не вздрогнет сердце при воспо­ минании о физколлоидной химии! Зато с какой гордостью можно было сказать, что сдал В. М. Андреевой зачет с первого раза. Очень эффективными и душевными - другое слово трудно подобрать были занятия по иностранному языку, спасибо А. П. Зарубиной и И. В. Беляевой. Кроме того, в нашем воспитании активно уча­ ствовали преподаватели истории КПСС, философии, политичес­ кой экономии, исторического материализма, научного коммуниз­ ма и основ научного атеизма. Дух перемен, дух девяностых тогда был еще в зачаточном состоянии .

Особая для каждого биолога тема - полевые и производствен­ ные практики... Биостанция - это тема для отдельного рассказа, но и кроме биостанции в восьмидесятые были интереснейшие практики. География поездок почвоведов простиралась от Карпинска до южных границ Свердловской области. Те, кто специализи­ ровался на рекультивации нарушенных земель, ездили в Коркино (Челябинская область) и в Мирный (Якутия). Зоологи проходили свою практику в Талице, на Ямале и на Дальнем Востоке. Ботани­ ки уезжали в Ленинград и Саратов, на Полярный и Южный Урал .

Физиологи растений - в Москву, Пущино, Омутнинск, Владивос­ ток, Таджикистан и Монголию .

С 1984 г. ботаники, экологи и примкнувшие к ним физиологи растений стали ездить на зональную практику в Никитский бота­ нический сад. Благодаря заботам И. А. Уткиной и Т. А. Радченко, все было хорошо организовано. Мы, например, даже получили командировочные и в феврале месяце 1984 г., во время зимних каникул, сели в поезд «Свердловск - Симферополь». Уезжали мы дружной командой, возвращались почти родными людьми. Прак­ тика была яркой и запоминающейся. Теплая погода, экзотические растения, цветущие галантусы, лекции в Никитском саду, экскур­ сии на мыс Мартьян и в Артек, поездки на Грушевую поляну и в парк Воронцовского дворца... В Алуште на местном кладбище, расположенном в горах, мы посетили могилу Б. П. Колесникова .

По вечерам мы совершали самостоятельные путешествия по Ялте и Гурзуфу, улочкам и паркам, которые поражали разнооб­ разием растительности, но закрывались, к сожалению, раньше, чем мы успевали их покинуть. С тех пор большинство из нас неплохо знает растительность Крыма, мы сохранили любовь к этому уди­ вительному краю. Уезжали мы из Крыма занесенного снегом пальмы в снегу и замерзшие банановые рощицы .

Помимо учебы студенческая жизнь была заполнена разнооб­ разными общественными мероприятиями. Самыми важными для нас были День первокурсника и День биолога. Старшие курсы, действительно, очень старались, готовили выступления, конкур­ сы, украшали зал и продумывали церемонию посвящения. Звучал «Гаудеамус», горели свечи, все было очень торжественно и кра­ сиво. Во время концерта показывали пародии на преподавате­ лей и на самих себя. На День биолога уезжали на биостанцию, где испытывали первокурсников на прочность, в основном пого­ дой, смешными страшилками и песнями до утра. В рамках Дня биолога на факультете проводилась студенческая научная конфе­ ренция .

Атмосфера на факультете в те годы была очень творческой .

Писали стихи, музыку, рисовали, через одного пытались научить­ ся играть на гитаре, занимались фотографией. Конечно, позже большинство из нас оставили эти занятия, но, как показало время, для некоторых это стало профессией, и сейчас среди наших журналисты, издатели, галерейщики, фотографы, дизайнеры .

В 1986 г. впервые проводился конкурс «Мисс Уральского уни­ верситета», и первой это звание получила студентка биофака Оля Красовская. Дефиле в купальниках тогда не входило в программы подобных мероприятий. Девушки состязались в музыкальном, танцевальном, театральном и кулинарном конкурсах .

Кроме того, были новогодние праздники и многочисленные дискотеки по разным поводам, которые проводили вместе с физи­ ками, ввиду нехватки у последних девушек на факультете .

В 1983 г. девчонки биологического факультета организовали педагогический отряд «Весняна», выезжали в пионерские лагеря, работали с детьми, пытались сеять разумное, доброе, вечное. Этот опыт потом очень пригодился на педагогической практике, а для некоторых и при работе в школе .

В 80-е гг. очень популярна была «Школа юного биолога». Ра­ ботали в ней в основном преподаватели, но отдельные занятия проводили старшекурсники. Это было очень ответственно. Мы впервые начинали читать лекции по актуальным научным пробле­ мам. Для школьников же эти занятия становились началом долго­ го и интересного пути на биологический факультет и в биологию .

Кроме биостанции, у студентов восьмидесятых было еще одно место паломничества - река Серга. Одни ездили туда по делам дружины по охране природы, другие - отмечать праздники, тре­ тьи - побыть наедине с природой, если навалились неприятности .

Часто бывало так, что не сговариваясь на базу приезжали выпуск­ ники разных лет, раньше друг с другом не знакомые, но с этих случайных встреч начиналась многолетняя дружба .

Мы учились, приобретали специальность и еще не знали, что нас ждет впереди. Нам очень хотелось быть нужными и занимать­ ся любимым делом - биологией. По большому счету мы были счастливы. Не все наши однокурсники остались в профессии, но полученное образование позволило легко занять разнообразные «экологические ниши» в столь стремительно изменившейся стра­ не. Отсутствие догматизма, всеобщая увлеченность, свобода вы­ бора, умение работать в коллективе - все это влияло на наше ста­ новление. Чем больше проходит времени, тем больше появляется у нас поводов гордиться своим факультетом и друг другом .

Биофак двадцать лет назад. Каким он был - лучше или хуже современного? Он просто был другим, в другое время, но таким же молодым и увлеченным своим делом .

–  –  –

Как мы учились Нас сорок с небольшим человек. Мы очень разные - во всех смыслах. Кто-то коренной свердловчанин, кто-то из глухой дере­ вушки, из обеспеченных и из бедных семей, умницы и балбесы, «отвязные» и робкие - все мы чувствуем нашу удивительную общ­ ность. Какое-то тайное родство душ собрало нас, таких непохожих, в этом месте. Так в природе, повинуясь невидимому знаку, живые существа устремляются в незнакомые доселе места и по едва замет­ ным признакам находят себе подобных. К счастью, наша специаль­ ность не является ни «престижной», ни «денежной», и поэтому слу­ чайных людей здесь почти нет. Выражаясь языком систематики, все мы принадлежим к одной таксономической категории .

В нашем распоряжении четвертый этаж старого корпуса на Куй­ бышева. В аудиториях полно зелени, звенят пробирки, тихонько басят вытяжные шкафы, что-то булькает. С кафедры зоологии, где стоят здоровенные шкафы с чучелами и скелетами, тянет сладко­ ватым нафталином. Работать руками приходится не меньше, чем головой: мы знакомы и с аналитическими весами, и с микрото­ мом, и с бинокулярной лупой. Постоянно измеряем, режем, чи­ ним, фильтруем, титруем... На практикумах по цитологии умуд­ рялись делать постоянные препараты не имея всех необходимых для этого реактивов. Что-то заменили, что-то пропустили - и ми­ тоз в корешках лука получился хоть куда. Наверняка, и сейчас хранится на кафедре .

Наше образование ценно не только и не столько знаниями, которые мы черпаем на лекциях и в учебниках. Ежедневно видеть и осязать живую плоть - свежую и засушенную, в срезах и отпе­ чатках, в препаратах и вытяжках, на всех уровнях организации и во всем функциональном многообразии - вот наша основная шко­ ла. Рассматривая, препарируя, зарисовывая, считая, мы постигаем логику живого, его целесообразность, красоту и мудрость - все то, чего не может дать ни один учебник. И у тех, кто был внимателен, кто умел видеть и слышать, формируется особенный тип мышле­ ния. Точнее, это особенный взгляд на мир, в котором сочетаются алгебра Сальери и гармония Моцарта. Биофак - излюбленное оби­ талище поэтов и художников; похоже, каждый второй поэт в Екате­ ринбурге либо учился на биологическом, либо имеет там друзей .

Люди, окончившие биофак, удивительно легко осваивают любые специальности, казалось бы бесконечно далекие от биологии. Сей­ час я нахожу своих однокашников в самых неожиданных местах в самых неожиданных ипостасях - и не удивляюсь этому. Ведь мы-то знаем, что «био» и есть жизнь в бесконечном многообразии ее проявлений .

Летняя полевая практика Начало нашей учебы пришлось на смутное время, связанное с нехваткой финансирования и прочими неурядицами. Целый год мы терзались неизвестностью, будет ли у нас практика на био­ станции или нам предстоит кочевать с сачками и гербарными папками по берегу Шарташа. Наконец вопрос решен, и мы с рюк­ заками, спальниками и радостными предчувствиями едем на био­ станцию .

Летняя полевая практика!.. Зычный глас дяди Жени по утрам («Эй, орлы, кто там курит на крылечке? Барак горит ровно пят­ надцать минут!»); экскурсии по окрестностям реки Сысерти, гарь с клещами и вкуснейшей земляникой, сотни латинских слов наи­ зусть; неизменная лапша с тушенкой и чай в огромной алюмини­ евой кастрюле (черпаешь сам). Недостаток витаминов с лихвой компенсируется лесными дарами, благо они здесь всегда в изоби­ лии. Наиболее домовитые умудряются даже пожарить в столовой грибы, разнообразив таким образом наш небогатый рацион .

В лаборатории - букеты цветов в пивных банках, увесистый Маевский, уже растрепанный по страничкам; ватные «матрасы»

с неопределяемыми жуками; пакетик с чипсами рядом с мыши­ ной тушкой в процессе обработки. Между прочим, «мокрые дела»

у нас не в чести: помню, как на практикуме по физиологии - еще зимой - ни один человек из нашей группы так и не стал умерщв­ лять лягушку для опыта, несмотря на уговоры преподавателя. Что еще? Отчаянная попытка встать в шесть утра, после того как легла в три ночи; ужасно холодная роса; жуткий птичий галдеж, В. А. Коровин, который учит нас, сонных, распознавать в этом хоре отдельные голоса; ночное бдение в ожидании бекасов - под руко­ водством того же Коровина - и угрюмо-злобное комарье, лезущее под надвинутый на брови капюшон .

Солнце в зените, тридцатиградусная жара, Сысертское водо­ хранилище, традиционное ворчание в адрес «гражданских лиц» понаедут, дескать, в выходные, так и не искупаешься толком. Но у нас с девчатами присмотрено замечательное местечко, «русало­ чий омут». Он огорожен скалами, и там можно спокойно купаться и загорать в любое время суток. Походы в двуреченские магазины и в баню, где нашу сестру узнают даже без кед и штормовки («Эй, Оля! Тут студентки мыться пришли»). Двуреченск с провинциаль­ ным упорством «косит» под город; особенно умиляет огромная пересохшая лужа поперек улицы с многочисленными отпечатка­ ми каблучков-шпилек. В магазине мы покупаем консервы и пече­ нье, а иногда и бутылочку вина, которую культурно распиваем вечерком .

Сколько приключений! На экскурсии в поле нашли сурчонка он прижался к земле и зажмурился; мы окружили его кольцом, рассмотрели хорошенько и отошли в сторонку. Зверек, забавно вскидывая зад, пустился наутек по бурым незасеянным кочкам .

У кого-то в давилку попалась птичка вместо мышки. Кому-то в лоб с размаху влетел огромный жук и свалился в миску с супом, стоящую на коленях. Кто-то со смехом рассказывает про встречу с приезжими горожанами: «A-а, ботаники, значит... Бабочек, зна­ чит, ловите...»

По вечерам - волейбол и теннисные баталии. Стол для тенни­ са расписан на несколько партий вперед; на крылечке лаборато­ рии и на лавочке собирается азартная группа болельщиков. Иног­ да наш матч почтит своим участием сам директор биостанции, дядя Женя, а уж он-то умеет держать ракетку в руках. Одному из проигравших пришлось, согласно условиям пари, побриться на­ голо - и в этом виде он сфотографировался с победителем, чья курчавая шевелюра ничуть не пострадала. Когда стемнеет, начи­ наются ночные походы на водохранилище, песни под гитару возле костерка и заседания в лаборатории с традиционной игрой в «Ма­ фию», мефистофельскими раскатами хохота и шуршанием здоро­ венных бурых бражников, слетевшихся к люминесцентной лампе .

Иногда - дискотеки в столовой, и тогда вся биостанция до по­ здней ночи подпрыгивает в такт музыке .

Полтора месяца, такие насыщенные и яркие, проходят момен­ тально. Воистину, «лето - это маленькая жизнь», и эта жизнь одна из лучших .

Как мы издавали газету Где-то на 2-м курсе мне пришла в голову мысль возродить ста­ рую добрую традицию стенгазеты. С моей подругой Мариной Шереметьевой обдумали концепцию будущего издания; на лис­ точке появился набросок усатого таракана с ослепительной улыб­ кой. Поскольку тараканов часто зовут «жоржиками», наш герой получил то же имя, а в придачу к нему - канотье набекрень и гал­ стук-бабочку. Так появилась газета «У Жоржа». Этот виртуальный таракан жил на кафедре зоологии за шкафом; он проходил курс обучения вместе со студентами и даже имел научного руководите­ ля, тоже таракана, по имени Иван Юрьевич (все аналогии просим считать случайными). В каждом номере стенгазеты Жорж появ­ лялся со вступительным словом, где комментировал текущие со­ бытия. Он публиковал прозу и поэзию, кроссворды и чайнворды, но коронной рубрикой была подборка преподавательских выска­ зываний, для коих я специально отводила последнюю страничку каждого конспекта. Рядом вешался карандаш на веревочке, и сту­ денты отмечали галочками наиболее понравившиеся им перлы;

по результатам голосования проводилось виртуальное награжде­ ние. Для самих преподавателей их высказывания были не мень­ шим сюрпризом, чем для нас .

Газета издавалась коллективно. Первое время, когда доступ к компьютеру был затруднен, Марина печатала все материалы дома на машинке. Номер верстали или в общежитии, или на дому. Вме­ сте с однокурсницами мы разноцветной акварелью вырисовывали заголовок, рисовали и клеили картинки, делали праздничное офор­ мление. Были полевые выпуски, новогодние выпуски; был даже номер, посвященный сессии, весь увешанный шпаргалками с под­ робными инструкциями по применению... Были «Гимн биолога», «Песня почвоведа», частушки, хайку... Была даже целая поэма «Евгений Лягушкин» - неоконченная, правда... Наши труды пользовались бешеным успехом, нас цитировали; приходили по­ читать даже с других факультетов. В коридоре меня часто тереби­ ли за рукав: «Ну когда будет следующий Жоржик?»

Стенгазета «У Жоржа» просуществовала четыре года - до на­ шего выпуска .

Наши преподаватели Преподают на биофаке тоже нестандартно. «Сегодня мы с вами начинаем изучать генетику пола. Что такое генетика пола?

Я не знаю, что такое генетика пола! И никто не знает! Я могу лишь рассказать вам то, что известно по этому вопросу на сегод­ няшний день» - так начинает свою лекцию Александр Михайло­ вич Марвин. День за днем мы постигаем гениально простое и не­ вероятно сложное устройство генома, который неповторим для каждой отдельной особи - и специфичен для вида в целом; пре­ доставляет безбрежные возможности для селекции - и смеется над любыми попытками евгеники. Пожалуй, Марвин как никто дру­ гой дал нам понять, какие мы все-таки дети перед лицом поро­ дившей нас Природы. У него удивительно мягкая и доброжела­ тельная манера общения, в которой проглядывает внутренний аристократизм .

У Юрия Ивановича Новоженова свой взгляд на вопросы эво­ люции; тайны филогенетического древа человека в его изложе­ нии приобретают особый окрас. Кто-то слушает раскрыв рот, кто-то глядит скептически, а кто и ухмыляется - но всем интересно .

Как-то на биостанции Новоженов вел у нас практикум по насеко­ мым; мы сбились с ног набирая необходимые для зачета по зооло­ гии две сотни видов: лето было дождливое, и насекомые предпочи­ тали «сидеть по домам». Но неожиданно природа смилостивилась надо мной, причем весьма оригинальным образом. В волосах у ме­ ня запутался огромный пилильщик, страшный и полосатый, как тигр. Мне было не до смеха: зверюга копошилась возле самого лица. Но оказавшийся неподалеку сокурсник был очень обрадо­ ван - он пинцетом выудил урчащего монстра из моей косы и по­ нес его Юрию Ивановичу. Лучший подарок для страстного энто­ молога трудно было придумать, и зачет прошел благополучно .

Наш декан, Владислав Афанасьевич Щепеткин, медик по обра­ зованию. Он считает, что самые важные предметы - физиология человека, гистология и цитология, что бы там биологи ни думали .

В моей памяти навеки запечатлелась картина зачета по гистоло­ гии; и теперь я слышу щелчок фиксатора на предметном столике микроскопа и четкий, резковатый голос: «Ткань?» - «Кость...» Клетка?» - «Остеокласт». - «Неверно». В тетради с символичес­ кой черной обложкой появляется первый минус... Помню, как я разревелась у него на зачете (перед этим были лабораторные по органической химии, где я надышалась какой-то дрянью и со­ всем перестала соображать). Грозный Владислав Афанасьевич неожиданно ласково утешил меня и, провожая, по-джентльменски подал шубку .

Надежда Сергеевна Мельник похожа на добрую фею из сказ­ ки. Она достает ламинарию из пакета и разматывает ее, как гир­ лянду, жестом заправского фокусника. А затем проносит это чудо по рядам, чтобы мы не только посмотрели на него, но и потрога­ ли (я, каюсь, даже попробовала на зуб). Ее восхищение перед каж­ дым объектом, будь это плесень-пенициллюм, колония диатомей или помахивающая хвостиком осциллятория, невольно передает­ ся и нам; мы с азартом бросаемся на поиски новых для нас форм жизни в капле речной воды. Правда, не все низшие растения от­ носятся к нам благосклонно: один из практикумов, по плесневым грибам, закончился отчаянной аллергией у всей группы, и мы покинули аудиторию в слезах, непрестанно чихая. Впрочем, это не отбило у нас охоты к лабораторным занятиям .

Самый загадочный преподаватель биофака - Валентин Ванифатьевич Корона. Он всегда живет как бы вне пространства, в от­ дельном и не для всех доступном мире. Подобно летучему гол­ ландцу, он медленно проплывает по коридору, привлекая наши любопытствующие взгляды. Валентин Ванифатьевич полностью соответствует своей греческой фамилии: в сказках ворон (греч .

коронас) - хранитель мудрости и тайных знаний, к которому при­ ходят за советом или помощью. Те, кто близко знакомы с Коро­ ной, знают, что у него потрясающая интуиция, на грани мистики, и мне самой довелось в этом убедиться не единожды. Он не умеет активно привлекать к себе внимание; к нему идут те, кто любит общаться в небольшом, почти домашнем кругу. Его основные ин­ тересы лежат далеко за пределами вузовской программы, и жела­ ющим он расскажет такое, чего не найдешь ни в учебниках, ни в конспектах. Валентин Ванифатьевич всегда за работой, но для гостей обязательно находит полчаса-час, в какое бы время нам ни вздумалось зайти к нему. Он потихонечку опекает нас: следит за успехами в учебе, дает рекомендации, помогает принимать важ­ ные решения .

Мое общение с Короной продолжилось и после того, как я окончила учебу. Мне довелось быть его частым собеседником и по­ мощником, присутствовать при рождении удивительных работ в области морфологии и структурализма, которые нам еще пред­ стоит оценить по достоинству .

О многих хотелось бы рассказать. О тех, кто читал нам лек­ ции, водил по лесам, учил обращаться с микроскопом, выписывал справки и квитки, ругал, хвалил, помогал... О всех, благодаря кому мы стали такими, какие мы есть. Одни из них ничуть не измени­ лись, и я радуюсь, видя их такими же, как и в пору моего студен­ чества. Иных уж нет, а те далече - на их месте мои товарищи по курсу. И когда я сама стою за кафедрой и вижу перед собой любопытные глазенки студентов, я снова вспоминаю вас, моих учи­ телей .

ВМЕСТЕ С БИОФАКОМ

Юбилеи С. В. Комов С. С. ШВАРЦ

И УРАЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

(К 85-летию со дня р о ж ден и я ) Биологический факультет Уральского го­ сударственного университета им. А. М. Горь­ кого и Институт экологии растений и живот­ ных УрО РАН отмечают в этом году свой 60-летний юбилей. Он совпал с 85-летием доктора биологических наук, профессора, академика АН СССР Станислава Семенови­ ча Шварца, чей вклад в развитие биологи­ ческой науки на Урале трудно переоценить .

Его влияние обусловлено не только раз­ рабатываемыми научными проблемами, но и необъяснимым обаянием прекрасной че­ ловеческой личности .

Сотрудничество Станислава Семеновича с Уральским универ­ ситетом началось с 1947/48 учебного года. К этому времени пер­ вый набор студентов достиг 3-го курса и пришла пора начинать изучать специальные научные дисциплины. Вспоминает JI. Я. То­ поркова, бывшая студентка первого приема на факультет: «В 1948 г .

в начале 2-го семестра на биофаке, в группе зоологов, в аудито­ рию вошел высокий мужчина, несколько нескладный, в солдатской гимнастерке, с сияющими глазами. Он представился: Станислав Семенович Шварц, буду читать экологию животных. Лекция была интересной, и мы с нетерпением стали ждать следующих» .

С этого времени и до последних дней жизни Станислав Семе­ нович был связан с университетом. Его влияние не ограничива­ лось биологическим факультетом. Слушатели института повыше­ ния квалификации преподавателей общественных наук, философы на протяжении 60-70-х гг. были свидетелями его лекторского мас­ терства и личного обаяния .

Лекции Станислава Семеновича я прослушал когда уже закон­ чил университет и работал на кафедре у А. Т. Мокроносова. Могу только еще раз подтвердить, что уровень его лекторского мастер­ ства исключительно высокий .

По долгу службы в 70-е гг. мне пришлось дважды встречаться со Станиславом Семеновичем для решения факультетских про­ блем - кадровой и учебной. В начале 70-х гг. на факультете воз­ никла проблема с заведованием кафедрой зоологии. Выбор был сделан из сотрудников Института экологии растений и животных .

Наметив кандидатуру и согласовав ее с парткомом университета (тогда все кадровые вопросы решались только через партком), Л. Я. Топоркова, А. Т. Мокроносов и я как уполномоченные от фа­ культета отправились на прием к директору института .

Станислав Семенович принял нас незамедлительно, и сразу же начались неожиданности. Узнав с какой целью явилась делегация, он не задал нам, казалось бы, такой естественный вопрос - кого из сотрудников института мы хотели бы видеть заведующим ка­ федрой зоологии, а сказал: «Давайте посмотрим, кто мог бы из на­ ших докторов и перспективных кандидатов работать в универси­ тете», и сам начал называть фамилии и давать оценки. Поражало то, как хорошо он знает своих людей, их научный и педагогичес­ кий потенциал. Обсудив всех, кроме одного, Станислав Семено­ вич сказал: выбирайте. Ответом было наше молчание. Очередной раз закурив, он улыбнулся и сказал: «Знаю, за кем вы пришли, и выбор ваш абсолютно точен. Но поймите и меня тоже. Я хочу видеть своего ученика академиком и потому не могу его отпус­ тить из института. Договоримся так. Он будет на кафедре и одно­ временно останется в институте. Если вас это устраивает, то я сей­ час же звоню в отдел науки обкома партии и согласовываю этот вопрос». Конечно, мы согласились. Речь шла о докторе биологи­ ческих наук, профессоре Владимире Николаевиче Большакове .

Другая встреча состоялась за несколько месяцев до кончины С. С. Шварца. Получив полномочия декана биологического факуль­ тета, я решил, что надо, чтобы Станислав Семенович читал об­ щий курс экологии, а не только спецкурс на кафедре зоологии .

Продумав все возможные причины отказа и найдя пути их нейт­ рализации, отправился в институт. Зашел посоветоваться с Нико­ лаем Николаевичем Даниловым. Выслушав меня, он сказал: «По­ пробуй, может и согласится». Станислав Семенович, прослушав мой монолог о том, как важно чтобы именно академик читал общий курс, ответил: «Я не могу читать общий курс экологии» .

Ответ оказался настолько для меня неожиданным, что я даже не­ сколько растерялся. Как же так, академик, эколог - и не может читать общий курс экологии. Видя мое замешательство, Станис­ лав Семенович сказал: «Ну не в том смысле, что не могу, а в том, что я не должен его читать. Общие курсы - это обязанность уни­ верситетских профессоров, а я должен читать специальные кур­ сы, то, чем я сам занимаюсь». Порассуждав еще немного на эту тему, он сказал: «Надо бы нам теснее контактировать с факульте­ том. Польза обоюдная» .

Всю важность мысли Станислава Семеновича о том, кто и ка­ кие курсы должен читать в университете, я осознал через несколько лет, когда жизнь заставила заниматься проблемами содержания образования .

Несомненно, Станислав Семенович мог бы прочитать общий курс так же блестяще, как и свой любимый спецкурс по экологии животных. Таких людей природа щедро одаривает. Для них не тре­ буется даже понимания различий между учебной, воспитатель­ ной и научной системой знаний. Единство их задается им от Бога .

В этом, наверное, и заключается феномен С. С. Шварца .

А. Радченко Б. П. КОЛЕСНИКОВ .

УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ПЕРИОД

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(К 95-летию со дня рождения) Тринадцать лет работы (1963-1976) Бори­ са Павловича Колесникова в Уральском госу­ дарственном университете им. А. М. Горького отчетливо разделяются на два периода:

1963-1968 гг. - исполнение обязанностей ректора университета; 1969-1976 гг. - орга­ низация и руководство кафедрой геобота­ ники и почвоведения на биологическом факультете .

В первый период деятельности Б. П. Ко­ лесникова в университете произошли зна­ менательные события - передача универси­ тету здания по ул. Ленина, 51, строительство учебного корпуса на ул. Тургенева и студенческого общежития на ул. Большакова, 79, выделение из состава университета экономического факультета и организация на его основе Свердловского института народного хозяйства. Административные перегрузки, связанные с этими про­ цессами, не остановили интенсивной научной и педагогической деятельности Бориса Павловича. Тавдинский и северные районы Свердловской области, Красновишерский район Пермской области, Приобье (трасса «Ивдель - Обь»), Сихотэ-Алинь, Таджикистан, Киргизстан - места его научных экспедиций в это время. В 1966 г .

Борис Павлович - делегат от Советского Союза на VI Мировом лесном, конгрессе в Испании, где он выступил с докладом «О кед­ ровых лесах СССР». На биологическом факультете он читал спец­ курсы по своим оригинальным учебным программам, разработал программу нового общего курса «Охрана природы» для студентов биологического факультета и начал его реализацию .

Осенью 1968 г. Борис Павлович передал руководство универ­ ситетом доктору химических наук, профессору В. А. Кузнецову и начал заниматься организацией новой для биологического фа­ культета кафедры геоботаники и почвоведения. Научные направ­ ления кафедры, в рамках которых планировалось осуществлять специализацию студентов, определялись интересами самого Бо­ риса Павловича (горные леса СССР) и Виталия Владиславовича Тарчевского (проблемы биологической рекультивации нарушенных промышленностью земель). Висимский государственный запо­ ведник, в организации которого Борис Павлович принимал самое непосредственное участие, становится основной базой для иссле­ дований по теме «Горные леса СССР». Приглашенный из Воло­ годского педагогического института кандидат биологических наук, доцент В. Г. Турков под руководством Б. П. Колесникова органи­ зует на территории заповедника Среднеуральский горно-лесной биогеоценотический стационар, на котором ежегодно работает 30-50 человек сотрудников и студентов биологического факульте­ та УрГУ и других вузов страны, а также сотрудников Института экологии растений и животных УНЦ АН СССР .

В 1969 г., после неожиданной смерти доктора биологических наук В. В. Тарчевского, Борис Павлович взял на себя научное ру­ ководство лабораторией промышленной ботаники. Он не только поддерживал данное направление, но и сам начал активно его разрабатывать, и прежде всего теоретические аспекты. Огром­ ная эрудиция и работоспособность позволили ему быстро по­ нять проблемы нового для него научного направления. Пригла­ шенная на кафедру из Института экологии растений и животных кандидат биологических наук Г. И. Махонина начинает разраба­ тывать тему «Начальные этапы почвообразования на нарушенных промышленностью землях» .

Университетский период работы Бориса Павловича характе­ ризуется и активным участием его во всевозможных совещаниях, конференциях, семинарах, симпозиумах. На I Всесоюзном совеща­ нии по охране растительных объектов Борис Павлович сделал два доклада и сразу же был признан одним из ведущих специалистов в этой области. В 1973 г. на V делегатском съезде Всесоюзного ботанического общества впервые работала отдельная секция «Охрана растительного мира», организованная Б. П. Колеснико­ вым. В своем докладе на этой секции он сформулировал три ге­ неральных направления деятельности в области охраны расти­ тельного мира. На пленарном заседании XII Международного ботанического конгресса Борис Павлович выступил с докладом «Проблемы охраны растительного мира» и стал признанным гла­ вой советских ботаников в этой области научных исследований .

Избранный в 1970 г. членом-корреспондентом АН СССР он орга­ низует и возглавляет отдельную, постоянно действующую секцию «Научные основы охраны растительного мира» в научном совете АН СССР «Биологические основы рационального использования и охраны растительного мира» .

Деятельность Бориса Павловича давала возможность сотруд­ никам, аспирантам и студентам сразу же выходить на передний край этой области знаний. Поэтому приказ министра В и ССО СССР «О введении на всех факультетах учебного курса “Охрана природы”» (1969) в Уральском университете был сразу же реали­ зован по учебной программе, составленной Борисом Павловичем .

По инициативе Б. П. Колесникова на биологическом факуль­ тете, впервые в стране, Г. И. Махониной был разработан и читал­ ся оригинальный курс «Учение о биосфере» .

Несмотря на большую занятость, Борис Павлович никогда не отказывался от выступлений на учительских конференциях и курсах повышения квалификации. Его лекции, насыщенные све­ жей информацией, запоминались надолго .

В 1976 г. Б. П. Колесников вынужден был переехать в Крым, в Алушту, где стал работать в Симферопольском государственном университете на кафедре общей биологии .

Наши авторы Амирова Елена Борисовна (р. 1964). Окончила с отличием биоло­ гический факультет УрГУ (1987), кандидат педагогических наук, доцент кафедры экологии биологического факультета УрГУ. Научные интересы проблемы экологического образования .

Борзенкова Раиса Антоновна (р. 1941). Окончила биологический факультет УрГУ (1965), кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ботанического сада университета, доцент кафедры физиоло­ гии растений. Сфера научных интересов - гормональная регуляция фи­ зиологических процессов в растении .

Большаков Владимир Николаевич (р. 1934). Окончил с отличием биологический факультет УрГУ (1957), доктор биологических наук, про­ фессор, заведующий кафедрой экологии биологической) факультета УрГУ, директор Института экологии растений и животных УрО РАН, академик РАН. Научные интересы - экологические основы изменчивости живот­ ных и вопросы биоразнообразия .

Бородин Александр Владимирович (р. 1954). Окончил биологичес­ кий факультет УрГУ (1979), кандидат биологических наук, старший на­ учный сотрудник лаборатории исторической экологии Института эколо­ гии растений и животных УрО РАН. Научные интересы - палеонтология .

Волкова Элеонора Эдуардовна (р. 1931). Окончила биологический факультет УрГУ (1954), заведующая кабинетом биологии областного Института усовершенствования учителей (1970— 1991), учитель биологии гимназии «Менталитет» .

Жуков Виктор Григорьевич (р. 1934). Окончил биологический фа­ культет УрГУ (1958), кандидат биологических наук, доцент. Научные ин­ тересы - физиология высшей нервной деятельности, физиология труда .

Жуковский Владимир Михайлович (р. 1931). Окончил физико-тех­ нический факультет У ПИ (1955), доктор химических наук, профессор кафедры аналитической химии УрГУ. Научные интересы - химия твер­ дого тела, концепции современного естествознания, охрана окружающей среды .

Заблуда Григорий Васильевич (1902-1984). Окончил Эрастовский сельскохозяйственный институт (1927), доктор биологических наук, про­ фессор, заведующий кафедрой физиологии растений (1944— 1958), декан биологического факультета УрГУ (1944-1956), проректор по научной работе УрГУ (1945, 1956-1958). Научные интересы - физиология рас­ тений .

Зимницкая Светлана Анатольевна (р. 1965). Окончила биологичес­ кий факультет УрГУ (1988), кандидат биологических наук, доцент кафедры ботаники биологического факультета УрГУ. Научные интересы - цито­ эмбриология .

Киселева Ирина Сергеевна (р. 1957). Окончила с отличием биоло­ гический факультет УрГУ (1979), кандидат биологических наук, доцент кафедры физиологии растений УрГУ. Научные интересы - физиология растений .

Комов Сергей Васильевич (р. 1937). Окончил биологический фа­ культет УрГУ (1963), кандидат биологических наук, профессор кафедры экологии биологического факультета УрГУ. Научные интересы - пробле­ мы содержания образования .

Махонина Галина Ивановна (р. 1935). Окончила биолого-почвенный факультет МГУ по кафедре общего почвоведения. Доктор биологических наук, доцент кафедры экологии биологического факультета УрГУ. Науч­ ные интересы - проблемы взаимодействия природы и человека, скорость восстановления почвенного покрова на техногенно и антропогенно на­ рушенных территориях, генезис и эволюция почв .

Мухин Виктор Андреевич (р. 1949). Окончил биологический фа­ культет УрГУ (1972), доктор биологических наук, профессор, заведующий кафедрой ботаники биологического факультета УрГУ, заведующий лабо­ раторией фитомониторинга и охраны растительного мира Института эко­ логии растений и животных УрО РАН. Научные интересы - микология .

Некрасова Галина Федоровна (р. 1939). Окончила биологический факультет УрГУ (1964), кандидат биологических наук, доцент кафедры физиологии растений биологического факультета УрГУ. Научные инте­ ресы - проблемы фотосинтеза .

Некрасова О льга Анатольевна (р. 1965). Окончила с отличием био­ логический факультет УрГУ (1987), кандидат биологических наук, до­ цент кафедры экологии биологического факультета УрГУ. Научные инте­ ресы - археологическое почвоведение .

Пасынкова М аргарита Васильевна (р. 1936). Окончила Свердлов­ ский сельскохозяйственный институт (1959), старший научный сотруд­ ник лаборатории промышленной ботаники УрГУ. Научные интересы биологическая рекультивация нарушенных промышленностью земель .

Прудникова Л ариса Ю рьевна (р. 1976). Окончила биологический факультет УрГУ (1998), преподаватель Уральского государственного ле­ сотехнического университета. Научные интересы - бриология .

Радченко Татьяна Александровна (р. 1948). Окончила биологичес­ кий факультет УрГУ (1972), кандидат биологических наук, доцент, заме­ ститель заведующего кафедрой экологии и заместитель декана биологи­ ческого факультета УрГУ по специальности «Экология». Сфера научных интересов - геоботаника .

Рябицев Вадим Константинович (р. 1944). Окончил биологический факультет УрГУ (1970), доктор биологических наук, заведующий лабо­ раторией Института экологии растений и животных УрО РАН. Председа­ тель Уральского отделения Орнитологического общества России. Науч­ ные интересы - орнитология, экология, этология .

Сергеева Алевтина Николаевна (р. 1939). Окончила биологичес­ кий факультет УрГУ (1962), кандидат биологических наук, доцент кафедры физиологии человека и животных биологического факультета УрГУ. На­ учные интересы - психофизиология восприятия .

Смирнов Николай Георгиевич (р. 1948). Окончил биологический факультет УрГУ (1971), доктор биологических наук, профессор, член-кор­ респондент РАН, заведующий кафедрой зоологии биологического факуль­ тета УрГУ. Научные интересы - исследование истории современных эко­ систем и микроэволюционных процессов .

Федосеева Галина Петровна (р. 1940). Окончила биологический фа­ культет Саратовского университета (1965), кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, директор Ботанического сада УрГУ. Науч­ ные интересы - интродукция новых видов .

Фирсов Николай Николаевич (р. 1942). Окончил с отличием ка­ федру физиологии растений биологического факультета УрГУ (1969), кандидат биологических наук, профессор, заведующий кафедрой физио­ логии растений, декан биологического факультета УрГУ. Научные инте­ ресы - микробиология .

Чибрик Тамара Семеновна (р. 1937). Окончила с отличием биоло­ гический факультет УрГУ (1960), кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, заведующий проблемной лабораторией антропоген­ ной динамики экосистем и биологической рекультивации УрГУ. Научные интересы - биологическая рекультивация .

Щ енникова Зоя Григорьевна (р. 1928). Окончила биологический фа­ культет УрГУ (1951), кандидат биологических наук, доцент Уральского государственного педагогического университета. Научные интересы фенология .

Ю шков Борис Германович (р. 1947). Окончил Свердловский госу­ дарственный медицинский институт (1972), доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой физиологии человека и животных био­ логического факультета УрГУ. Научные интересы - экологическая физио­ логия .

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

УРАЛЬСКАЯ Ш КОЛА БИОЛОГОВ:

СО ЗДА Н И Е И СТАНОВЛЕНИЕ

Григорий Васильевич Заблуда - организатор и первый декан биологического факультета

Автобиография

Г. В. Заблуда: что мне дала советская власть

Список научных работ Г. В. Заблуды (1938-1956)

Дополнительные Сведения к биографии Г. В. Заблуды

Начало: К истории биологического факультета

Комов С. В. Биологический факультет: 1944-1985

Жуковский В. М. Биологическая наука и университетское образование...............55 Волкова Э. Э. Роль биологического факультета в повышении квалификации учителей биологии Свердловской области

Фирсов Я. Я. Биологический факультет сегодня

КА Ф ЕДРЫ И ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ

БИ О ЛО ГИ Ч ЕСКО ГО ФАКУЛЬТЕТА

Мухин В. А. Кафедра ботаники: первая на факультете

Смирнов Я. Г. Кафедра зоологии и развитие биологической науки на Урале..... 95 Фирсов Я. Н., Некрасова Г. Ф. Кафедра физиологии растений: храним традиции корифеев

Борзенкова Р. А. Уральская школа физиологов растений

Юшков Б. Г., Сергеева А. Н. Кафедра физиологии человека и животных:

история и современное состояние

Большаков В. Н., Комов С. В., Радченко Т. А. Кафедра экологии: готова ответить на вызов времени

Махонина Г. И. Вклад почвоведения в подготовку специалистов-экологов.......184 Пасынкова М. В. Лаборатория промышленной ботаники: 45 лет работы..........188 Чибрик Т. С. Проблема биологической рекультивации нарушенных промышленностью земель и ее значение в подготовке специалистов-экологов

Федосеева Г. П. Ботанический сад Уральского университета: научный, учебный и просветительский цен тр

УРОВЕНЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО высокий.. .

Академики Российской академии наук - выпускники биологического факультета Уральского университета Адольф Трофимович Мокроносов

Михаил Павлович Рощевский

Владимир Николаевич Большаков

Владимир Ильич Иванов

Юрий Николаевич Журавлев

Николай Георгиевич Смирнов

СЛУЧИЛОСЬ ТАК, ЧТО Я СТАЛ БИОЛОГОМ.. .

Воспоминания Щенникова 3. Г. Василий Иванович Патрушев

Жуков В. Г. Мы были оптимистами

Рябицев В. К Мы - студенты шестидесятых. Тернии

Киселева И. С. Дружина по охране природы

Бородин А. В. Роль биофака в судьбе отдельной личности

Зимницкая С. А., Амирова Е. Б., Некрасова О. А. Биологический факультет, восьмидесятые

Прудникова Л. Ю. Студенты девяностых: все мы принадлежим к одной таксономической категории

–  –  –

Лицензия ИД № 05974 от 03.10.2001. Темплан 2004 г., поз. 142 .

Подписано в печать 20.09.2004. Формат 6084 '/|6. Бумага офсетная .

Гарнитура Times. Уч.-изд. л. 18,4. Уел. печ. л. 18,6. Тираж 500 экз. Заказ 32 8 Издательство Уральского университета. 620083, Екатеринбург, пр. Ленина, 51 .

Отпечатано в ИПЦ «Издательство УрГУ». 620083, Екатеринбург, ул. Тургенева, 4 .



Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«МИОЛОГИЯ – УЧЕНИЕ О МЫШЦАХ При изучении миологии необходимо постоянно обращаться к предыдущим разделам анатомии – остеологии и артросиндесмологии. При этом рекомендуется повторять костные образования, связанные с местами начала и прикрепления мышц, и...»

«Группа трансгендерных людей является довольно немногочисленной. Этот факт во многом объясняет отсутствие какой-либо информации об их трудоустройстве и адаптации на рабочих местах. Однако трансгендерные люди испытывают, пожалуй, самые серьезные сложности с трудоустройством по с...»

«ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ ЗА 1998—2002 гг. Губанов И.А., Калиниченко И.М., Щербаков А.В.1. Абрамов Н.В. Метод конкретных флор А.И.Толмачева в изучении флоры Республики Марий Эл // Изучение биологического разнообразия методами сравнительной флористики: Материалы IV рабочего совещ. по сравнит. ф...»

«Самарская Лука. 2008. – Т. 17, № 3(25). – С. 650-000. © 2008 А.Н. Дзюбан, Л.А. Выхристюк, Е.П. Романова НИНА НИКОЛАЕВНА ГУСЕВА (1913-1995) Dzuban A.N., Vychristuk L.A., Romanova E.P. Nina Nikolaevna Guseva (1913-1995) Нин...»

«Номер: KZ67VDC00051827 Дата: 16.08.2016 ПАВЛОДАР ОБЛЫСЫНЫ КІМДІГІ АКИМАТ ПАВЛОДАРСКОЙ ОБЛАСТИ “ПАВЛОДАР ОБЛЫСЫНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЖЕР ОЙНАУЫН ПАЙДАЛАНУ, ОРШААН “УПРАВЛЕНИЕ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ, ОРТА ЖНЕ СУ РЕСУРСТАР БАСАРМАСЫ” ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ И ВОДНЫХ РЕСУРСОВ МЕМЛЕКЕТТІ...»

«УДК 551.465 Расчет средних характеристик стратификации водной среды © 2015 А.Е. Погребной Морской гидрофизический институт РАН, Севастополь, Россия E-mail: pogrebok57@mail.ru Поступила в редакцию 03.04.2014 г. После доработки 30.09.2014 г. Проводится анализ проблем, возникающих при использовании традиционной процедуры осреднения...»

«Секция "ОПАСНЫЕ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ И ПРОЦЕССЫ" информационные технологии в гидрометеорологии и смежных с ней областях : тез. докл. Второй науч.-практ. конф. (21–23 нояб. 2017 г.). Обнинск, 2017. 2017. С. 53–54.2. Лощенко К. А., Латышева И. В. Региональн...»

«ПАРАЗИТОЛОГИЯ, XI, 4, 1977 УДК 576.895.122 : 597(267.265/266 ) МОНОГЕНЕИ ДВУХ ВИДОВ РЫБ ОТРЯДА САРГАНООБРАЗНЫХ (BELONIFORMES) ИЗ ИНДИЙСКОГО И ТИХОГО ОКЕАНОВ JI. А . Гиченок Московский государственный университет Обследовано 2 вида рыб — океанический полурыл и сайра. У океанического по...»

«1 Наука среди нас 3 (3) 2017 nauka-sn.ru УДК 639 ФЕФЕЛОВ ВИКТОР ВЛАДИМИРОВИЧ магистр наук по биологии, заведующий лабораторией СФ ТОО "Казахский научноисследовательский институт рыбного хозяйства", Республика Казахстан г. Петропавловск КУРЖЫКАЕВ ЖУМАГАЗЫ канд. с/х наук, директор СФ ТОО "Казахский научно-исс...»

«117587, Москва, Варшавское ш., д.125ж, корп.6 Тел./факс +7 (495) 640-17-71 Служба клиентской поддержки: 8 (800) 200-75-15 (звонок по России бесплатный) E-mail: hotline@dna-technology.ru, www...»

«СО РАН и 70-летию образования Красноярского края, 1-3 сентября 2004 г., г. Красноярск. Красноярск, 2004. С. 131 133. Денисов, Н.И. Деревянистые лианы российского Дальнего Востока. [Текст] / Н.И. Денисов. Владивосток: Дальнаука, 2003. 348 с. Популяционная орг...»

«О НЕКОТОРЫХ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ ГИДРОХИМИИ И ГИДРОЭКОЛОГИИ В СВЕТЕ РЕАЛИЗАЦИИ ВОДНОЙ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ПЕРИОД ДО 2020 ГОДА Никаноров А.М. Институт водных проблем РАН, Гидрохимический отдел, г. Ростов-на-Дону ghi8@aaanet.ru В июле 2014 года был прин...»

«Т.И.Ульянкина ГУМАНИТАРНЫЙ ФОНД Б.А.БАХМЕТЕВА (США) Ульянкина Татьяна Ивановна — доктор биологических наук, главный научный сотрудник ИИЕТ РАН . Интеллектуальное наследие послеоктябрьской российской эмиграции помимо культурного и научного интереса имеет и большое познавательное значение дл...»

«Электронный архив УГЛТУ ЭКО-ПОТЕНЦИАЛ № 2 (14), 2016 22 БИОЛОГИЯ УДК 582.475:631.523 В.А. Драгавцев Агрофизический институт ФАНО, г. Санкт-Петербург О ВОЗМОЖНОСТИ БЫСТРОЙ ОЦЕНКИ АДАПТИВНОГО ПОЛИМОРФИЗМА В ЕСТЕСТВЕННЫХ ПОПУЛЯЦИЯХ МОНОПОДИАЛЬНЫХ ХВОЙНЫХ ДЕРЕВЬЕВ "Главные проблемы биологии связаны с системами и их организа...»

«СОРОКИНА МАРИЯ ВЯЧЕСЛАВОВНА КОМПЛЕКСНЫЙ АНАЛИЗ ПОЛИМОРФИЗМА ГЕНОВ ФАКТОРОВ РОСТА И АПОПТОЗА И ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ С ОСОБЕННОСТЯМИ КЛИНИЧЕСКОГО ПРОЯВЛЕНИЯ И ТЕЧЕНИЯ МИОМЫ МАТКИ 03.02.07 – генетика Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители: заслуженный...»

«Journal of Siberian Federal University. Biology 2 (2009 2) 145-156 ~~~ УДК 145 Ультраструктурные особенности поражения эпителия бронхов мышей при заражении разными штаммами вируса гриппа А/H5N1 О.С....»

«Приложение к свидетельству № 44358 Лист № 1 об утверждении типа средств измерений всего листов 6 ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВА ИЗМЕРЕНИЙ Спектрометры микрорентгенофлуоресцентные M1 ORA и M1 MISTRAL Назначение средства измерения Спектрометры микрорентгеноф...»

«1. Вопрос: "Оформление стелы АЗС" Согласно письму ФАС России от 30.05.2016 N АК/36040/16 "Об отнесении информации к рекламе", автозаправочные станции являются объектами сервиса автомобильных дорог и информирование водителей о приближении к ним путем...»

«Problemy istorii, lologii, kul’tury Проблемы истории, филологии, культуры 2 (2016), 356–363 2 (2016), 356–363 © The Author(s) 2016 ©Автор(ы) 2016 ВАРИАТИВНОСТЬ СВЯЗИ "КУКЛА РОК" В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ Н.М. Солнцева Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, Москва, natashasolnceva@yandex.ru Аннотация. Лексема "куколка"...»

«РОССИЙСКИЙ М ОРСКОЙ РЕГИС ТР СУД ОХОД СТВА Электронный аналог печатного издания, утвержденного 03.10.17 ПРАВИЛА КЛАССИФИКАЦИИ И ПОСТРОЙКИ МОРСКИХ СУДОВ Часть IX М ЕХАНИЗМ Ы НД № 2-020101-104 Санкт-Петербург украшения для одежды Правила классификации и постройки морских судов Р...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.