WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«БОНДАРЕНКО ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА ФАКТОРЫ РИСКА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ ...»

На правах рукописи

БОНДАРЕНКО ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА

ФАКТОРЫ РИСКА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ

Специальность 23.00.02 - политические институты,

этнополитическая конфликтология,

национальные и политические

процессы и технологии

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата п о л и т и ч е с к и х наук

Ростов-на-Дону - 2006

Работа выполнена на кафедре политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы

Научный руководитель: заслуженный деятель науки РФ, доктор политических наук, профессор Понеделков Александр Васильевич

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор Охотский Евгений Васильевич доктор социологических наук, профессор Бондаренко Сергей Васильевич

Ведущая организация: Ростовский государственный университет

Защита состоится «7» апреля 2006 г. в 12-00 часов на заседа­ нии диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адре­ су: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория №514 .

С диссертацией можно познакомиться в библиотеке СевероКавказской академии государственной службы .



Автореферат разослан « у » марта 2006 года .

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присы­ лать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, к. 304 .

Ученый секретарь диссертационного совета 1\ ^ ' Старостин A.M .

///^ ^ I. О б щ а я характеристика работы Актуальность темы исследования. В течение длительного вре­ мени успехи и неудачи реформирования российского общества связыва­ лись исследователями и политиками в первую очередь со степенью адек­ ватности преобразований западным институциональным моделям. Одна­ ко формирование демократической системы политических институтов в России так и не стало решающим фактором гармонизации отношений общества и власти, основой реальной демократии в стране. Демократиче­ ские институциональные формы превратились в своего рода ширму, при­ крывающую реставрацию авторитаристских тенденций, снижение уровня гласности, равнодушие власти к общественному мнению .

Становится все очевиднее, что роль человеческого потенциала, задействованного в процессах политического управления, качество и характер формирования политической элиты являются не менее опре­ деляющими для развития общества, чем институциональные конфигу­ рации. Российская политическая элитаво многом придает облик обще­ ству, создает его моральный климат, и ее качество является весьма зна­ чимым фактором влияния на ход политических процессов .

Будучи субъектом власти, носителем политических и государст­ венных полномочий, наиболее влиятельным политическим макроакто­ ром, элита призвана определять стратегию социально-политического раз­ вития общества, отвечающую потребностям сохранения национальной безопасности, обеспечивать успешную реализацию реформ, способство­ вать укреплению гласности, развитию начал гражданского самоуправле­ ния. Нарушения и деформации характера деятельности политической элиты оказывают глубокое негативное влияние на жизнь общества, спо­ собствуя его разложению, обесцениванию базовых социальных ценно­ стей, утрате населением идеологических и нравственных ориентиров .



Различные фани этого негативного влияния проявляются в каче­ стве факторов риска, и должны быть исследованы в этом аспекте. Низ­ кий уровень социального прогнозирования, слабость стратегического мышления, отсутствие жизнеспособной идеологии и ценностей, обла­ дающих достаточным мобилизационным потенциалом для всех членов общества, недостаточно коррелируют с потребностями национальной безопасности России и собственно самосохранения россиян как этноса .

• U НАЦИОНАЛЬНАЯ!

•C

БИБЛИОТЕКА

СПе _«::^//^ Принятие политической элитой жестких, «шоковых» решений в соци­ альной сфере обнаруживает ее политическую и социальную недально­ видность. Расцвет коррупции и должностных злоупотреблений, рост объема неправовых политических практик, фактическое господство клановой идеологии и этики элиты, отчетливая эгоистическорасхитительская логика ее социального поведения свидетельствуют о глубоком разложении и формируют своего рода паттерн нигилистическо­ го отношения к обществу и его интересам, который постепенно усваива­ ется акторами всех уровней, превращаясь в универсальную для России норму. Деятельность элиты тем самым способствует деформации всего социокультурного контекста современного российского общества как целостности, превращению его в «общество двойного стандарта» .

Выделение и анализ факторов риска в деятельности российской политической элиты является актуальным и продуктивным, давая воз­ можность перейти к теоретическим обобщениям более высокого уров­ ня. Тем более что рискологическая проблематика в настоящее время выходит на передний план изучения всех социальных наук. Безопас­ ность общества, условия ее поддержания, риски модернизации и демодернизации и степень их осознания обществом и управленческой эли­ той становятся предметом широкого исследования. Это связано с про­ хождением российского общества через фазу глубинной трансформа­ ции, которая сопряжена с повышением уровня риска и социальной не­ определенности. Это обусловлено также растущим освоением отечест­ венной социально-политической мыслью теоретико-методологических конструктов современной зарубежной социальной рискологии и попыт­ ками творческого применения их к изу'1ению и осмыслению изменив­ шейся российской действительности .

В этом контексте ясно, что исследование деятельности современ­ ной российской политической элиты сквозь призму рисков, связанных с ее последствиями, обладает сегодня острой актуальностью. Она опреде­ ляется высокой рискогенностью характера и тенденций деятельности элиты с точки зрения настоящего и прежде всего будущего России .

Степень научной разработанности темы исследования. Про­ блематика, связанная с деятельностью российской правящей элиты, в последнее время находит весьма широкое освещение в научной литературе. Естественно, что в конечном счете любые исследования в области элитологии базируются на принципах теории элит, разработанных из­ вестными зарубежными социологами - Г .



Моской, Р. Михельсом, В. Парето и политологами - Г. Алмоном, С. Вербой, Р. Далем, X. Зиглером, Г. Лассуэлом, Ч.Р. Миллсом, Дж. Сартори, Ф. Хантером. За рубе­ жом существует длительная традиция плодотворного и объективного изучения процессов формирования и деятельности политической элиты, тогда как российская элитология получила возможность развития толь­ ко с началом перестройки. В советский период исследование процессов, происходящих в верхах партийно-номенклатурной среды было под не­ гласным запретом .

Начало демократизации российского общества повлекло за собой бурный всплеск исследовательского интереса к проблемам политиче­ ской элиты, ее качества, управленческой эффективности, роли в обще­ стве, влияния на трансформационные процессы. Глубокие изменения социальной и политической действительности требовали новых подхо­ дов к кадровой политике в области государственного управления, что, в свою очередь, означало потребность в научном осмыслении и оценке действующих механизмов инкорпорации и экскорпорации членов поли­ тической элиты, анализе факторов низкой эффективности ее деятельно­ сти, поиске путей повышения ее качества и т.д. Указанная проблемати­ ка нашла отражение в исследованиях отечественных политологов, со­ циологов, философов, таких как Е.М. Авраамова, М.Н. Афанасьев, Г.К .

Ашин, Л.В. Бабаева, Д.В. Бадовский, И.М. Бунин, О.В. ГаманГолутвина, В.Я. Гельман, В.Е. Гимпельсон, Г.В. Голосов, Г.Г. Дилигенский, И.С. Дискин, А. Ю. Зудин, А.А. Кара-Мурза, Б.Г. Капустин, Н.К .

Кисовская, И.М. Клямкин, Ю.Г. Коргунюк, Т.П. Коржихина, Ю.В .

Краснов, О.В. Крыштановская, И.В. Куколев, В.В. Лапаева, Ю.А. Лева­ да, А.К. Магомедов, В.М. Межуев, Е.Н. Мощелков, О.Г. Мясников, А.В .

Оболонский, Е.В. Охотский, А.С. Панарин, В.Б. Пастухов, С П. Перегу­ дов, А.В. Понеделков, Ю.А. Пустовойт, A. M. Салмин. A. M. Старостин, Е.Я. Таршис, М.Ю. Урнов, М.Х. Фарукшин, К.Г. Холодковский, В.В .

Черноус, Л.Ф. Шевцова, Е.Б. Шестопал, Н.А. Шматко, Ю.В. Ярмак и др .

Исследование российской политической элиты и ее деятельности в контексте сложившейся кризисной ситуации в обществе и политикоидеологической сфере, анализ деструктивных аспектов и факторов в характере и направленности деятельности элиты, ее ценностных ориентациях и мотивациях в последнее время также широкао представлены в литературе .

Так, развитие неформальных составляющих деятельности рос­ сийской политической элиты, влияние теневой экономики, феномен лоббирования политических решений, теневые процессы в политиче­ ской сфере плодотворно исследуются М.Н. Афанасьевым, С Ю. Барсу­ ковой, В.А. Вороновым, В.П. Воротниковым, О.В. Гаман-Голутвиной, Т.И. Заславской, И.М. Клямкиным, Л.А. Колесниковой, Ю.В. Латовым, А. Макариным, Т.А. Нестиком, В.В. Радаевым, В.Л. Римским, Р.В. Рывкиной, Н.Н. Седовой, A. M. Старостиным, Л.М. Тимофеевым, В.Н. Ти­ товым, М.А. Шабановой .

В работах И.М. Бунина, В.Т. Веденеева, В.Е. Гимпельсона, Л.В .

Дунаевского, А. Ю. Зудина, С.Г. Климовой, А.А. Кравец, С П. Перегудовой, О.В. Перепелкиной, А.В. Понеделкова, К.Г. Холодковского, Л.Ф .

Шевцовой анализируются взаимоотношения и взаимовлияния государ­ ственно-управленческой элиты и бизнес-элиты, процесс их сближения и формирование симбиоза. Проблемы, связанные с коррупцией полити­ ческой элиты и ее сращением с криминальными структурами исследу­ ются такими авторами как В.Н. Бурлакова, Ю.Н. Волкова, М.Б. Гор­ ный, С Ф. Гребениченко, В.П. Давыдов, А.В. Дука, В.В. Лунеев, О .

Митрошенков, Г. Мишин, В.П. Сальникова и др .

Рискогенные факторы деятельности региональных элит и порож­ даемые ею угрозы безопасности российского общества как единой це­ лостности исследуются М.Н. Афанасьевым, В.Я. Гельманом, И.В. Куколевым, В.Н. Лысенко, А.К. Магомедовым, Г.В. Марченко, Е.В. Охот­ ским, А.В. Понеделковым, А.И. Селивановым, Г.И. Смирновой, С. Солником, М.Х. Фарукшиным .

В ряде исследований затрагиваются вопросы профессионального и морально-этического качества российской элиты, ее политической и правовой культуры, управленческих традиций, оцениваются уровень социальной ответственности и социальной рефлексии элиты, ее страте­ гический потенциал в решении задач трансформации общества и поли­ тической системы и сопряженные с этим риски. Среди авторов таких работ следует назвать Л.Н. Васильеву, Г. Голосова, И.Е. Дискина, Т.И .

Заславскую, М.В. Ильина, Б.И. Краснова, О.В. Крыштановскую, М.Ю .

Мартынову, Г.И. Осадчую, А.С. Панарина, В.В. Согрина. Ж.Т. Тощенко, Е.Б. Шестопала, О.Н. Яницкого .

Пути коррекции процессов формирования и деятельности элиты в контексте развития структур гражданского самоуправления рассматри­ ваются в работах Л.М. Алексеевой, Т.Е. Ворожейкиной, А.А. Галкина, В.Я. Гельмана, Г.В. Голосовой, Г.Г. Дилигенского, В.Б. Звоновского, А. Ю. Зудина, В.В. Лапаевой, С П. Перегудова, В.Н. Руденкина, И.С .

Семененко, И.Г. Тарусиной, К.Г. Холодковского, Л.Ф. Шевцовой, О.Н .

Яницкого и др .

Таким образом, различные аспекты деятельности российской по­ литической элиты, содержащие факторы риска для общества и полити­ ческой системы, пол5^или и получают достаточно широкое освещение в отечественных исследованиях. Однако до сих пор не было попыток решить задачу комплексного исследования всей совокупности факторов риска в деятельности элиты, чему и посвящена настоящая диссертация .

Объектом исследования выступает политическая элита совре­ менного российского общества как коллективный макроактор, дейст­ вующий в политическом институциональном поле Предмет исследования составляют тенденции и характеристики деятельности российской политической элиты, объективно выступаю­ щие в качестве факторов риска для общества в целом .

Цель исследования заключается в вьщелении и анализе объек­ тивных факторов риска, содержащихся в деятельности политической элиты современного российского общества .

Для реализации поставленной цели необходимо решение ряда промежуточных исследовательских задач:

- проанализировать политические аспекты содержания современ­ ных рискологических теорий;

- обосновать роль современной российской политической элиты как субъекта производства рисков;

- исследовать потенциальную рискогенность инициированных элитой изменений в системе политических институтов российского об­ щества;

- выявить стратегические риски политико-идеологаческой сферы, связанные с деятельностью современной российской политической элиты;

- проанализировать как объективный фактор риска рост закрыто­ сти и дистанцированности от общества российской политической эли­ ты, дефицит публичности в управлении;

- вскрыть рискогенность роста участия административно-силовых ресурсов во взаимодействиях элиты и общества;

- исследовать в аспекте рискогенности влияние негативных осо­ бенностей качества, в том числе и культуры, российской политической элиты .

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют работы ведущих отечественных и зарубежных исследователей в области теории элит и социальной рискологии. Используя базовые идеи Г. Моски, Р. Михельса, В. Парето, мы тем не менее делали основной упор на продол­ жение подходов, разрабатываемых применительно к специфике российско­ го пореформенного общества и особенностям его элиты отечественными политологами - М. Афанасьевым, О. Гаман-Голутвиной, О. Крыштановской и др. В то же время заявленная нами тема и цель диссертации требу­ ет и обращения к методологическому арсеналу, предлагаемому совре­ менными рискологическими концепциями. В этой связи в работе исполь­ зовались идеи и концепты теорий «общества риска» (У. Бек, 3. Бауман, Э .

Гидденс, Н. Луман), а также - и преимущественно - идеи отечественных исследователей, придерживающихся этой парадигмы .

Проблемы, связанные с деятельностью политической элиты, очень тесно соприкасаются с проблематикой институциональной струк­ туры и институциональной среды, внутри которых реализуется эта дея­ тельность. В диссертации мы затрагиваем степень влияния деятельно­ сти и состояния элиты как субъекта власти на состояние политических институтов и качество их функционирования. Для этого использовались ключевые моменты неоинституционатьного подхода, с точки зрения которого институты можно рассматривать как субъектно-объектную реальность, значительно зависящую от характера деятельности субъекта и деформирующуюся под его влиянием .

В ходе работы над диссертацией получены результаты, в которых содержатся следующие элементы научной новизны:

- показано, что концепции социальной рискологии включают в себя политические аспекты и, следовательно, могут применяться к ис­ следованию политических процессов в рискогенных социокультурных контекстах, в частности, в современном российском обществе;

- выяснено, что российская политическая элита обладает контрмодернизационным потенциалом и выступает ядром солидарности про­ изводителей риска;

- обоснована политическая рискогенность инициированных со­ временной правящей элитой изменений в системе властных институтов, влекущих за собой рост участия административного ресурса в управле­ нии и закрепление процедурного характера российской демократии;

- выяснено, что стратегическая несостоятельность современной российской политической элиты в отнощении идейно-ценностной инте­ грации населения обладает рискогенным потенциалом, способствуя в масштабах общества утрате созидательного этоса и'политической дес­ табилизации, развитию элементов аномии;

- установлено, что рост силового сектора в повседневных управ­ ленческих практиках отражает ориентацию правящей элиты на тотали­ тарный тип политической мобилизации через «поиск врага» и свиде­ тельствует о наличии риска политической демодернизации;

- показано, что рост закрьггости и конфиденциальности деятель­ ности политической элиты выступает фактором риска для политической системы и общества, поскольку влечет за собой деполитизацию населе­ ния и деформации в функционировании демократических институтов власти;

- исследована и обоснована рискогенная роль низкого культурно­ го потенциала российской политической элиты .

Новизна исследования конкретизирована в следующих полоукениях, выносимых на защиту:

1. Рискологическая парадигма изучения общества включает поли­ тический аспект, связанный с осознанием вовлечения политической сферы в единый социокультурный контекст расширенного генезиса рис­ ков и соответствующими деформациями как в функционировании поли­ тических институтов, так и в характере деятельности правящей элитьг .

Политическое измерение «общества риска» составляет размывание границ политики, рост политического потенциала любых социальных из­ менений. Глобальная тенденция «обществ риска» к сужению круга ре­ альных субъектов политического рещения в российском обществе про­ является в игнорировании элитой общественного мнения, дефиците публичности в принятии решений .

2. Российская правящая элита, функционирующая в контексте модернизации социального и политического пространства, обладает в силу своих объективных качеств, а также влияния долговременных рос­ сийских политических традиций и кратического менталитета, значи­ тельным контрмодернизационным потенвдалом, чем определяется ха­ рактер рисков, связанных с ее деятельностью. Доминирование клановых ориентации и отсутствие адекватного социального контроля со стороны гражданских структур способствуют превращению элиты в структурное ядро солидарности производителей риска при сохранении за ней функ­ ции обеспечения безопасности общества .

3. Инициированные правящей элитой изменения в системе поли­ тических институтов по своему объективному содержанию являются оформлением начавшегося процесса политической демодернизации .

заключающегося в создании и внедрении институциональных форм, воспроизводящих в демократическом контексте паттерны, характерные для тоталитарного институционального порядка. Узловым пунктом ку­ муляции рисков в современном российском обществе является страте­ гическая и идеологическая несостоятельность политической элиты, ее неспособность предложить населению удовлетворительный социальный проект будущего, пути преодоления пореформенного раскола ценно­ стей, единую цель, обладающую потенциалом гражданской мобилиза­ ции. Кланово-эгоистические ориентации элиты определяют ее страте­ гию удержания власти и сохранения политического статус-кво в ущерб ценностям развития и созидания, что выступает важным фактором идеологического и гуманитарного риска, способствует формированию и распространению на все общество потребительски-паразитического паттерна поведения .

4. В результате роста закрытости российской политической элиты и расширения теневой зоны ее повседневных управленческих практик все более снижается реальное политическое значение демократических И институтов власти, их функционирование приобретает формальнопроцедурный характер; увеличивается роль теневого лоббирования по­ литических решений; нарастают отчуждение общества от политической элиты и государства, политико-идеологическая индифферентность и протестная пассивность населения, что дает широкие возможности ма­ нипуляции общественным мнением в частногрупповых интересах. По­ литическая и социальная рискогенность этих процессов заключается в фактическом существенном ограничении реальной демократии и пер­ спектив развития гражданского самоуправления, что означает откат к политической демодернизации .

5. Расширенная инкорпорация в правящую элиту России предста­ вителей силовых структур, укрепление влияния последних на принятие политических решений свидетельствует об осознании элитой важности проблемы социальной безопасности, понимаемой как статус-кво в сфере власти, и стремлении решать эту проблему средствами политической мобилизации через формируемый страх перед «образом врага», посред­ ством широкого вовлечения административного и силового ресурса .

Рискогенность этого процесса связана с угрозой усиления тоталитари­ стских тенденций в государственном управлении, мифологизацией об­ щественного сознания ангажированными С М И, ростом латентной кон­ фликтности в обществе и социальных фобий .

6. Существенным фактором риска является низкий уровень об­ щей, политической и правовой культуры современной российской пра­ вящей элиты, способствующий генерированию множественных нару­ шений демократических норм, неправовых управленческих практик;

коррупции и криминализации представителей властных структур; ниги­ листическому отношению к запросам и потребностям широких слоев общества и проблемам социального воспроизводства. Недостаток куль­ турной рефлексии у политической элиты сказывается в недооценке воз­ никающих рисков, ставке на неограниченное терпение как элемент тра­ диционной российской ментальности, в стратегической и идейной несо­ стоятельности .

Научно-практическая значимость диссертации определяется острой актуальностью проблем, связанных с ростом социального риска в современном российском обществе и с негативными аспектами и социальными последствиями деятельности политической элиты. Полу­ ченные в ходе исследования результаты способствуют углублению имеющихся теоретических представлений о текущих процессах в рос­ сийском политическом пространстве и о роли в них элиты, а также о качестве последней, являющемся рискогенным фактором по отношению как к перспективе реформ, так и к состоянию социально-политической сферы в целом .

Материалы диссертации могут использоваться в политической и управленческой практике, в процессе подготовки кадров госслужащих, при чтении общих и специальных курсов по политологии, социологии, политической социологии .

Апробация работы осуществлена посредством изложения ее ос­ новных положений в брошюре и двух научных статьях автора .

Кроме того, основные результаты, полученные в ходе исследова­ ния, обсуждались на научных конференциях: «Региональные элиты в процессе современной российской федерализации» (Майкоп, 2001), «Конфликты на Северном Кавказе и пути их разрешения» (Ростов н/Д., 2003), «Актуальные проблемы и ресурсы реформирования государст­ венного и муниципального управления в России» (Ростов н/Д., 2005) .

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре полито­ логии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы .

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав (семи параграфов), заключения и списка литературы, включающего 171 наименование. Объем диссертации составляет 139 страниц

П. Основное содержание работы

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертации, раскрывается степень ее разработанности в научной литературе, кон­ кретизируются объект, предмет, цель и задачи исследования, формули­ руются элементы содержащейся в работе новизны и положения, выно­ симые на защиту .

В главе первой «Понятия риска и безопасности в изучении политических процессов» анализируются политические аспекты соци­ альной рискологии. Социальная рискология представляет собой отрасль теоретической социологии; ее парадигма и методологии являются по существу социологическими, то есть направлены на изучение социаль­ ных и социетальных процессов; ее идеи разрабатываются крупнейшими социологами современности. Тем не менее рискологические концепты, по мнению автора, пригодны и для политологических исследований .

Так, в параграфе 1.1. «Политические аспекты современных рискологических концепций» показывается, что исследование рискогенных процессов в обществе на методологических основах современ­ ной рискологии включает в себя и политологическую составляющую .



Автор подчеркивает, что, хотя исследование социальных рисков состав­ ляет непосредственный предмет теоретической социологии, одним из важных стимулов к развитию рискологических представлений послу­ жило возрастание объективной значимости политических решений как факторов изменения социального и геополитического порядка. Идеи о рискогенности политических процессов современного общества содер­ жатся в работах таких теоретиков социального риска как Н. Луман, У .

Бек, 3. Бауман. Помимо мысли о связи роста социального риска с разви­ тием высокой модернизации, теории «общества риска» предлагают идею о том, что рост риска обусловлен характером конкретного социо­ культурного и политического контекста. Общество риска характеризу­ ется, помимо прочего, особым политическим потенциалом, который следует анализировать на основе рискологической методологии. У. Бек пишет; "Социально осознанный риск политически взрывоопасен: то, что до сих пор рассматривалось, как неполитическое, становится поли­ тическим". Расширение сферы социального риска приводит к опреде­ ленным политическим следствиям: в результате возникают новые поли­ тические движения, происходят соответствующие изменения в системе политических институтов общества. Рискогенный социальный контекст обусловливает рост политической нестабильности, непредсказуемости, недоверия со стороны населения к сложившимся политическим инсти­ тутам как гарантам стабильности и безопасности жизнедеятельности. В то же время, как показывает автор, с ростом социального риска растет общественная значимость научных знаний и дискуссий о рискогенных ^ Вески Risk Society Toward а New Modernity L SAGE, 1992 P24 факторах и путях поддержания безопасности. Речь идет о росте значи­ мости интеллектуальной и политической элиты, клана экспертов, прини­ мающих важнейшие решения. В-третьих, рост рисков приводит к размы­ ванию границ между политическим и неполитическим: все, что может стать фактором социального риска, имеет политический потенциал и зна­ чение. Важнейшим политическим аспектом роста социального риска яв­ ляется повышение рискогенности политических решений, принимаемых узким кругом экспертов и политиков и зачастую лишенных рационально­ го, научного обоснования: автор подчеркивает, что в обществе риска об­ суждением политических проблем занимаются одни - интеллектуальная элита, а решения принимают другие - элита политическая .

Анализируя черты сходства и различия между отечественными и западными реалиями в области рискогенных процессов в политической сфере, автор утверждает, что децизионизм в политике является таким же фактором риска в российском политическом пространстве, как и в западном. При этом истоки рискогенных процессов в российском обще­ стве кроются именно в политической сфере, в тоталитарном характере советской политической системы и функционирования партократии как правящей элиты, где децизионизм господствовал безраздельно, а наси­ лие и риск для одной части общества были основой безопасности и бла­ га другой. Автор полагает, что исследование деятельности российской политической элиты с точки зрения содержащихся в ней факторов риска требует применения рискологической методологии. Элементы рискологии находят себе применение и в политологическом дискурсе, посколь­ ку общий рискогенный социетальный контекст подчиняет себе сферу политики, вызьгеая в ней определенные деформации как институцио­ нального, так и функционально-деятельностного характера. В частно­ сти, автору представляется уместным ставить проблему рискогенности деятельности и кратического поведения современной российской поли­ тической элиты как субъекта принятия решений. Специфический для России вариант рискогенной деформации политической жизни состоит в фактическом игнорировании субъектами политического решения ре­ зультатов обсуждения проблем в публичной сфере, мнения экспертов и ученого сообщества .

В параграфе 1.2. «Российская политическая элита в контексте рискогенных социальных изменений» более подробно рассматрива­ ется место и роль политической элиты как инициатора социальных и политических изменений и носителя объективных тенденций демодернизации политической жизни. Автор полагает, что в противополож­ ность западному обществу, для которого модернизация была собствен­ ной неизбежной логикой развития, российское общество вступило в этот процесс в порядке ответа на вызов запада. Сам модус российской.модернизации был сопряжен с производством и накоплением социаль­ ных и политических рисков, поскольку модернизационные изменения институциональных форм происходили с одновременным формирова­ нием силового социокультурного контекста, возводившего в норму риск и насилие. По мнению автора, социокультурная амбивалентность рос­ сийского общества определяет рискогенный для его структуры характер модернизационных процессов: реагируя на цивилйзационныи вызов Запада, российское общество консервативно и инертно в отношении политических и идеологических стереотипов. Последние же ориенти­ руют население на терпение и пассивность как в отношении трудностей переходного периода, так и в отношении несостоятельности политиче­ ской элиты, ее безответственности и открытых злоупотреблений вла­ стью, а элиту - на некритическое следование традиционным россий­ ским стандартам кратического поведения, допускающим произвол, децизионизм как норму, не противоречащую социальным ожиданиям на­ селения. Это касается стереотипов приоритета исполнительной власти при слабой представительной, ограничения гласности в принятии поли­ тических решений, высокого уровня коррупции и т.д. Автор полагает, что именно неадекватность деятельности политической элиты демокра­ тической модели обусловливает низкую эффективность функциониро­ вания заимствованных у Запада институциональных форм. Кроме того, рискогенным фактором для политических преобразований является не­ развитость структур гражданского общества, которые в странах с демо­ кратическими традициями выступают как необходимое дополнение де­ мократической институциональной системы, тогда как российский по­ литический менталитет допускает как норму неподотчетность вплоть до произвола правящей элиты .

при этом современная российская политическая элита включена в динамические процессы пореформенной социальной среды, пере­ структурирования общества в соответствии с тенденциями расширения производства рисков. В динамике тенденций формирования в россий­ ском пространстве новых фупповых солидарностеи, как представляется автору, политическая элита становится ядром солидарности рискпроизводителей. Этой групповой солидарности присуще доминирова­ ние частноэгоистических, клановых интересов над интересами общест­ ва, его безопасности и развития. Как справедливо отмечает О. Яницкий, «солидарность производителей риска носит агрессивный, экспроприи­ рующий характер уже хотя бы потому, что ее первичный финансовый, социальный, политический и иной капитал были созданы силовым об­ разом, посредством насильственного ограничения удовлетворения по­ требностей населения («шоковая терапия»), криминальной по сути при­ ватизации, использования государственных средств в своих частных целях и т.д.»'. Являясь в значительной степени инициатором модерниационных изменений, российская политическая элита в настоящее время стала носителем тенденций демодернизации в политике, более отве­ чающих ее стремлению к удержанию власти. Возрос контрмодернизационный потенциал элиты .

В результате эффективность политической элиты, ее способность интегрировать общество, стимулировать конструктивную активность населения существенно снизилась. Резко усилившийся социальный раз­ рыв между элитой и массовыми группами, в нормальных условиях со­ ставляющими ее социальную базу, увеличил отчуждение общества от власти, усилил его социальную и политическую инертность, безразли­ чие к общенациональным проблемам, неспособность к мобилизации для решения общих задач. Между тем обеспечение и поддержание на долж­ ном уровне безопасности модернизационных преобразований россий­ ского общества требует, во-первых, последовательных усилий со сторо­ ны политической элиты, и тем самым на повестку дня ставится поиск идей и ценностей, на основе которых могли бы объединиться конструк­ тивные социальные силы. Во-вторых, оно требует продуманной единой стратегии .

' Яницкий о И Социология риска ключевые идеи // Мир России 2003 № 1 Глава вторая «Рискогенные факторы политической страте­ гии российской элиты» посвящена анализу тех рискогенных факторов для общества, которые создаются в результате стратегических ошибок и просчетов элиты, деформаций в системе ценностей и идеологии правя­ щих групп, отчуждения элиты от базовых социальных слоев. Автор подчеркивает, что политическая стратегия - ядро и концептуальная ос­ нова деятельности элиты, критерий ее адекватности запросам общества и вызовам времени. Эффективная стратегия является фактором стаби­ лизации социальной и политической жизни, ущерб от провальной стра­ тегии бывает таков, что угрожает самому существованию общества и его идентичности .

Параграф 2.1. «Рискогенные изменения в системе политиче­ ских институтов» посвящен исследованию в этом ракурсе иницииро­ ванных правящей элитой изменений в системе политических институ­ тов. Институциональная структура представляет собой одну из главных сфер взаимодействия власти и общества. Именно в этой сфере реализу­ ется противоборство властных элит, стремящихся направить деятель­ ность людей в русло, отвечающее интересам общества, и социальными акторами, преследующих свои частные интересы. Результативность это­ го противоборства определяется качеством, адекватностью и эффектив­ ностью политических институтов как правил игры, которые, как под­ черкивает автор, выражают отношения между акторами политических взаимодействий, как рядовых, так и макроакторов в лице организаций, партий и правящей элиты, на политических рынках и в целом в публич­ ной сфере. Функционирование институтов, относящихся к политиче­ скому полю, находится в прямой связи с поведением индивидуальных акторов и корпоративных групп. Несмотря на то. что действия правя­ щей элиты как макроактора, обычно связанные с движением материаль­ ных, финансовых, информационных, человеческих и других ресурсов, могут прямо не инициировать институциональных изменений, все же, подчеркивает автор, связанные с ее деятельностью изменения всегда со временем приобретают институциональное оформление. Таким образом, взаимодействие институциональных структур и постоянной деятельности ' Мартынов А Теоретический аспект исследования постсоциалистической трансформации институциональный подход//Общество и экономика 2002 №8-9 политической элиты как макроактора является фактором, определяющим направленность процессов, изменяющих общее состояние политического поля. В зависимости от этой направленности происходит структуризация институционального порядка политических взаимодействий .

Связь, объективно существующая между характером деятельно­ сти правящей элиты и процессами в институциональной структуре, про­ является и в содержании реформаторских инициатив в политическом институциональном поле. Так, в последние годы политической элитой России были инициированы значительные институциональные измене­ ния в сфере государственного управления. Оценивая характер и объек­ тивное содержание этих инициатив, автор подчеркивает, что их пози­ тивная направленность заключалась в необходимости восстановления нарушенной субординации и порядка функционирования властных структур как следствия общего посттрансформационного кризиса госу­ дарства. По мнению О. Крыштановской', институциональные преобра­ зования были направлены на решение следующих задач: институционализацию политического процесса; ресубординацию политической сис­ темы; восстановление функциональной спецификации институтов; вне­ дрение согласительных стратегий принятия решений; возвращение ут­ раченного консенсуса между ветвями власти; стабилизацию политиче­ ских процедур; упорядочение использования государственных ресурсов и контроля центральной власти над ними. Тем не менее реальное со­ держание реформы, полагает автор, имеет не только позитивные, но и негативные, связанные с политическими рисками следствия. Прежде всего, укрепление властной вертикали протекает с направленностью, угрожающей гармоничному развитию ветвей власти. Согласно О. Гаман-Голутвиной, с которой солидаризируется автор, в российском об­ ществе происходит институциональное оформление моноцентрического политического режима с единственным субъектом власти в лице прези­ дента. Соответственно снижается реальная роль парламента и других политических институтов, функционирование которых приобретает формальный, выхолощенный характер и всецело подчинено легитимаКрыштановская О Анатомия российской элиты М, 2005 С 236 ^ См Политическая ситуация в России после выборов Круглый стол // Социологические ис­ следования 2004 № 11 ции проектов, предлагаемых исполнительной властью, которая тем са­ мым приобретает практически полный контроль над парламентом .

Тем самым, подчеркивает автор, выявляется тенденция переструктурирова­ ния политического пространства по аналогии с советским, сопровож­ даемого кризисом системы партийно-политической репрезентации, рос­ том привлечения административного ресурса в электоральный процесс, ограничением партийно-политического спектра. Как пишет Ю. Левада, декларированный политический плюрализм «трансформировался в би­ нарную дихотомическую структуру, не оставляя места для "третьей" или "четвертой" и так далее силы».' Таким образом, заключает автор, реформаторские инициативы современной российской политической элиты в конечном счете направ­ лены на реконструкцию институциональных элементов доперестроеч­ ного периода, соответствующих авторитарному стилю правления, при формальном сохранении общей демократической институциональной канвы. Такая институциональная стратегия является политически рискогенной, поскольку актуализирует риски, связанные с демодернизацией политического пространства .

В парафафе 2.2. «Стратегические риски политико-идеологи­ ческой сферы: кризис социального проекта, целей и ценностей эли­ т ы » рассматриваются риски, возникающие вследствие стратегической несостоятельности правящей элиты и характера ее ценностных ориен­ тации. Автор полагает, что безопасность общества среди других факто­ ров обусловлена характером его нормативного идеала, который облада­ ет не только аксиологическим, но и идеологическим, политикостратегическим значением. Нормативный идеал, базовые ценности со­ ставляют стержень стратегии будущего, основу идеологии, социальной организации и политики. Наличие у правящей элиты жизнеспособной стратегии и социального проекта обладает огромным мобилизационным потенциалом и составляет условие реального социального консенсуса .

Политическая элита также должна предложить обществу общенацио­ нальную солидаризирующую идеологию .

^ Левада Ю А От мнений к пониманию: социологические очерки, 1993-2000 М, 2000 С 89 Современная российская политическая элита, однако, по мнению автора, характеризуется стратегической несостоятельностью. Последняя проявляется в отсутствии единой выверенной стратегии политического и социального развития, как и идеологии, способной стать базой пре­ одоления посттрансформационного кризиса. Идеологемы и стратегиче­ ские концепции, предлагаемые элитой, основаны преимущественно на схемах и формулах, заимствованных из политической и социальной практики демократических государств Запада или из отечественной истории. Элита предпочитает пользоваться готовыми рецептами и без­ ответственно экспериментирует с ними, меняя их в зависимости от раз­ вития социально-политической ситуации. Соответственно предлагае­ мые элитой политические проекты будущего, от либеральнодемократического до авторитарно-тоталитарного, являются лишь заим­ ствованными идейными концептами, мало подходящими для разреше­ ния кризиса. Автор подчеркивает, что отсутствие реальной стратегиче­ ской концепции является фактором риска, препятствует достижению идейной и политической интеграции общества .

Что касается ценностных ориентации самой политической элиты, то, по мнению автора, преобладающими являются установки на реали­ зацию частноэгоистических интересов и потребительская модель пове­ дения. Объективно ценностные ориентации элиты можно расценивать как социально-деструктивные, способствующие разрушению созида­ тельного этоса населения. Риски, обусловленные деформацией системы ценностей российской политической элиты, связаны с обесцениванием идеалов креативного труда и общественного блага в массовом сознании, угрозой духовного разложения и распространения в обществе потреби­ тельской идеологии .

В главе третьей «Рискогенные факторы повседневных поли­ тических практик элиты» анализируются риски, возникающие в связи с повседневной деятельностью последней. Второй аспект рискогенности деятельности политической элиты состоит в прямом негативном влия­ нии характера повседневных политических практик на жизнь общества в целом. В настоящей работе автор выделяет три основных направления исследования факторов риска повседневных практик элиты. Это идущее полным ходом Б современном российском обществе «замыкание» элиты; рост ее закрытости для социального контроля, конфиденциальности принятия основных управленческих решений, могущества теневых, в том числе и криминальных, влияний на легальный политический про­ цесс; сокращение гласности и манипулирование общественным мнени­ ем. Это расширение участия силового фактора в политике, повышение роли и значимости силовых структур в обществе, сопряженный с ними рост тенденций к возврату авторитаризма в управлении. Наконец, это низкое качество российской элиты в плане ее общекультурного, миро­ воззренческого уровня, способности к стратегическому мышлению, со­ циальной рефлексии, ценностных ориентации .

Параграф 3.1. «Закрытость элиты и низкий уровень публич­ ности ее деятельности как источник рисков» посвящен исследова­ нию рискогенных последствий ограничения гласности политики и теневизации элиты. Автор показывает, что теневизация деятельности поли­ тической элиты является интегральной частью контекста теневизации российского общества. Теневые взаимодействия в политике являются продолжением теневых процессов в экономической сфере. Расширение теневого сектора в политике способствует общей дезорганизации во вла­ стных структурах. Принятие важнейших политических решений проис­ ходит закрытым для общества образом и практически недоступно соци­ альному контролю, что обеспечивает возможность их лоббирования в частноэгоистических интересах кланов и групп и становится препятстви­ ем для реализации безопасной политики в интересах общества как цело­ стности. Клановый характер политической деятельности, помимо проче­ го, означает перегруппировку сил во властных структурах и рост проти­ воречий между федеральной властью и региональными элитами В рамках теневого сектора происходит сращение теневых состав­ ляющих экономики и политики, определяющее характерное для совре­ менной России единство власти и капитала. В целях политической леги­ тимации интересов теневых конклавов осуществляется лоббирование парламентских решений. В результате происходит фактическая институционализация теневых взаимодействий в политической сфере и де­ градация легальных форм политической практики, которые превраща­ ются всего лишь в ширму, прикрывающую реальные непубличные практики и решения. Как подчеркивает A. M. Старостин, характеризующая российскую институциональную структуру недостроенность взаимоотношений ветвей и уровней государственной власти, несовер­ шенство законодательной базы и почти полное отсзтствие эффективных институтов гражданского общества «приводят к тому, что публичная власть зачастую становится лишь декорацией для непубличных действий и решений. Именно такого рода действия и принято считать теневыми. Они выстраиваются в систему, которую затем трудно сломать». Эту систему образуют элементы теневых договоренностей в практике функциониро­ вания институтов законодательной и исполнительной власти, правоохра­ нительных и судебных органов, социальных учреждений и т.д .

Автор подчеркивает, что отсюда неизбежно следует рост закры­ тости политической элиты, ее отчуждения от общества и его реальных интересов и даже фактическое противостояние им. В свою очередь, за­ крытость элиты вызывает у широких масс населения развитие полити­ ческой индифферентности, недоверия ко всем политическим деятелям и партиям, пассивного неприятия политики и властей. Индифферентность означает повышение управляемости общественного мнения, «которому теперь можно навязать любой политический проект административны­ ми средствами»^ .

Закрытость элит отражает сложившуюся в пореформенном рос­ сийском обществе деформированную иерархию интересов, когда доми­ нирование эгоистических интересов теневых элит и связанных с ними групп становится угрожающим для национальных интересов и безопас­ ности общества в целом, поскольку теневые полико-экономические конклавы являют собой паразитические, деструктивные образования .

В параграфе 3.2. «Рост силового сектора во взаимодействиях общества и политической элиты как рискогенный фактор» рас­ сматриваются политические риски, обусловленные процессом милита­ ризации политики и роста влияния силовых структур на управление обществом и политические процессы. По данным О. Крыштановской, на сегодняшний день в России каждый четвертый представитель элиты ' Старостин А М Административно-политические элиты России позицирование во власти и управленческая эффективность Ростов н/Д Изд-во С К А Г С, 2003 С 24 ^ Яницкий О Н Социология риска ключевые идеи // Мир России 2003 № I С 3-35 ' Крыштановстя О Анатомия российской элиты С 264

- военный, и их число в политике продолжает возрастать, в связи с чем она справедливо, по мнению автора, задается вопросом о рисках, свя­ занных с милитократией. Вовлечение в широких масштабах военных в политическую деятельность и управление является отражением магист­ ральной тенденции развития российского общества в «общество риска», ориентированное на нормативный идеал безопасности. Российская по­ литическая элита в результате кланового перерождения отождествляет безопасность и политическую стабильность общества с сохранением собственной власти и в стремлении к стабилизации положения пытается закрепить его путем возврата к политическим формам доперестроечно­ го типа, сутью которых было силовое решение возникавших проблем .

Отсюда вытекает повьштенный интерес элиты к силовым структурам и военным как носителям легитимного насилия, с помощью которого можно укрепить сложившийся социальный и политический порядок. По словам О. Яницкого, здесь проявляются характерные особенности реф­ лексии правящей элиты, в частности, ее инструментальная ограничен­ ность, отсутствие внимания к поиску ценностно-этических оснований экономических и политических преобразований, наконец, дефицит стратегического мышления в решении проблемы обретения Россией своего места в системе глобального миропорядка. Соответствующие проценссы идут и в политическом сознании населения. Дискредитация в широких массах демократических идей и институций сопровождается ростом авторитета силовиков. Политическая логика насилия, подчерки­ вает автор, органически вытекает из рискогенной сущности функциони­ рования российской правящей элиты, которая, как говорилось в преды­ дущих параграфах, составляет ядро солидарности производителей рис­ ков. Поиск опоры в среде силовиков и милитаризация власти означают формирование нового типа клановости, основанной на корпоративном духе сотрудников силовых структур. Широкая инкорпорация в правя­ щую элиту силовиков, по мнению автора, - глубоко рискогенное явле­ ние, поскольку авторитарная специфика менталитета военных, в сущно­ сти противоречащая духу демократии, может подчинить себе политиче­ скую сферу .

О начавшемся процессе сворачивания реальной демократии, по мнению автора, свидетельствуют законодательные инициативы, фактически накладывающие опзаничения на многопартийность. С точки зре­ ния многих политических и общественных деятелей и организаций Р Ф, Закон о политических партиях носит явно репрессивный и дискримина­ ционный характер в отношении партий и общественных объединений .

(Крыштан.) Он предусматривает ликвидацию региональных и межре­ гиональных партий, а также небольших по численности партий, запре­ щает членство в партиях юридическим лицам, лишает права другие об­ щественные объединения выдвигать на выборах всех уровней своих кандидатов, включая кандидатов в президенты Р Ф. Партии лишаются права на выдвижение своих кандидатов на выборах, если они не участ­ вуют в выборах два срока подряд. Государственное же финансирование партий представляет собой скрытую форму их политической зависимо­ сти от властей .

Параграф 3.3. «Качество и культурный потенциал российской политической элиты как источник рисков» посвящен анатизу рискогенного влияния низкого уровня общей, политической и правовой куль­ туры правящей элиты. Автор полагает, что в значительной степени рискогенность деятельности современной правящей элиты определяется низким уровнем ее общей и политико-правовой культуры. Историческая и социокультурная специфика кратического поведения правящих элит в России (их бесконтрольность, закрытость, сословность, безответствен­ ность) значительно утяжеляет задачу формирования новой политиче­ ской элиты, качества которой соответствовали бы потребностям демо­ кратического политического процесса. Низкий уровень политической и правовой культуры элиты, неразвитость у нее культурной рефлексии, стремление жить на основе заимствованных и формально соблюдаемых принципов, по сути сохраняя за собой возможность почти абсолютного произвола и бесконтрольности коррелирует с долготерпением и нераз­ витостью правосознания у населения. Слабость политической культуры элиты определяется несоответствием ее почти не ограниченных власт­ ных возможностей и уровня сознательной ответственности за результа­ ты своей деятельности. Не лучше обстоит дело и с уровнем ее правовой культуры. Автор полагает, что роль правовой культуры в аспекте ее влияния на политические процессы и в том числе на обеспечение на­ циональной безопасности, сводится к тому, чтобы связать посредством установленных норм политико-правовую организацию общества и по­ ведение его членов. Поэтому уровень правовой культуры элиты, опре­ деляя реальные возможности правового контроля над характером вла­ стных отношений, является важным фактором влияния на степень риска для общества. О рискогенности низкого уровня правовой культуры эли­ ты свидетельствует тот факт, что государство и правовые институты не в состоянии гарантировать защиту прав населения. Согласно опросам, половина респондентов трудоактивного возраста свидетельствуют о нарушении их прав в течение последних лет. При этом в качестве ос­ новного нарушителя прав выступали представители государственной власти или начальники по работе'. По мнению автора, это свидетельст­ вует о сохранении за псевдодемократическим фасадом авторитарной логики кратического поведения, по-прежнему определяющей действия представителей власти. Ее укреплению способствует рост неправовых практик в российском обществе, формирование в нем нигилистического контекста отношения к праву. Распространение неправовых практик в обществе берет начало в правовом нигилизме элиты, что, по мнению Т. Заславской, выступает одним из важных препятствий реализации в России как социал-демократического, так и либерального сценариев преобразований. Низкий уровень правовой культуры российской поли­ тической элиты свидетельствует о серьезном системном поражении об­ щества, которое, как подчеркивает автор, проявляется прежде всего в том, что политическая элита, призванная быть гарантом национальной безопасности, не только не выполняет этой функции, но и в силу своего нигилистического отношения к праву является источником неопреде­ ленности и рисков для населения, которое остается в результате абсо­ лютно незащищенным, и для общества в целом, ресурсы которого она бездумно растрачивает и расхищает. Внося дополнительный элемент риска в жизнь российского общества и функционирование его полити­ ческих институтов, деятельность правящей элиты выступает как сово­ купный рискогенный фактор .

' См Осадчая Г И Социальное знание и социальная практика М, 2003 ^ Заславская Т И Шабанова М А Неправовые трудовые практики и социальные трансформа­ ции в России // Социологические исследования 2002. № 6 В «Заключении» подводятся общие итоги исследования, форму­ лируются основные вьгооды .

Основное содержание диссертации отражено в следующих пуб­ ликациях автора:

1. Бондаренко Е.В. Рискологические концепции в изучении по­ литических элит. Брошюра. - Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2005. - 2,5 п.л .

2. Бондаренко Е.В. Стратегические риски политико-идеологи­ ческой сферы: кризис социального проекта, целей и ценностей элиты // Актуальные проблемы российской политологии и политического управления. - Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2005. - 0,5 п.л .

3. Бондаренко Е.В. Качество и культурный потенциал россий­ ской политической элиты как источник рисков // Государственное и му­ ниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2006. № 1. - 0,7 п.л .

Подписано в печать 28 02 06 Формат 60x84/16. Гарнитура Times New Roman Уел п.л 1.3 Тираж 100 экз Заказ /У/З Ризограф СКАГС. 344002. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70 .

P-48 I I






Похожие работы:

«ЗАЙЦЕВА Татьяна Александровна УПРАВЛЕНИЕ КОНФЛИКТАМИ В СФЕРЕ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ (региональный аспект) Специальность 22.00.08 социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Белгород 2003 Работа выполнена на кафедре социологии Белго...»

«Страхов Максим Владимирович ОПТИМИЗАЦИЯ КОММУНИКАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В УПРАВЛЕНИИ ОРГАНИЗАЦИОННЫМИ ИННОВАЦИЯМИ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ Специальность 22.00.08 – "Социология управления" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степе...»

«Анисимов Никита Сергеевич Нелинейное развитие: онтологический анализ 09.00.01 Онтология и теория познания по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов — 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Сарат...»

«Шевцова Елена Владимировна Молодежная миграционная политика: специфика Новосибирской области 23.00.02 — Политические институты, процессы и технологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Екатеринбург — 2015 Работа выполнена на кафедре политичес...»

«ОРЛОВА Анна Владимировня О Б Е С П Е Ч Е Н И Е ДОСТУПА К ОБРАЗОВАНИЮ ВЫХОДЦАМ ИЗ МНОГОДЕТНЫХ С Е М Е Й В Р Е Г И О Н Е Специальность 22.00.08 Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук //-и Л Кемерово 2006 Работа выполнена на каф...»

«РУСЕЦКИЙ Евгений Александрович ВЛИЯНИЕ КОРРУПЦИИ НА ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС РЕСПУБЛИКИ КОРЕЯ Специальность 23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии АВТОРЕФЕР...»

«& ЧЕРНЯЕВА Алла Леонидовна ПРОБЛЕМЫ ЖАНРА СОВРЕМЕННОЙ СИМФОНИИ НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА Ю.В.ВОРОНЦОВА И А.В.ЧАЙКОВСКОГО Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения 2 0 май 2010...»

«Беглов Павел Игоревич Трансформация политической системы современного российского общества Специальность 23.00.02политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии (по социологическим наукам) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата соц...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.