WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Игнатьев Максим Николаевич СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ НАСЕЛЕНИЯ МОНОГОРОДОВ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ (НА ПРИМЕРЕ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ) ...»

На правах рукописи

Игнатьев Максим Николаевич

СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ НАСЕЛЕНИЯ МОНОГОРОДОВ:

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ (НА ПРИМЕРЕ КЕМЕРОВСКОЙ

ОБЛАСТИ)

Специальность 22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Саранск – 2013

Работа выполнена на кафедре социальной и политической конфликтологии ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет» .

доктор социологических наук профессор

Научный руководитель:

Салагаев Александр Леонидович

Официальные оппоненты: Рассадина Татьяна Анатольевна доктор социологических наук, профессор кафедры связей с общественностью ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет» (г. Ульяновск) Седлецкий Александр Викторович кандидат социологических наук, доцент кафедры менеджмента и маркетинга Пензенского филиала ФГОБУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» (г. Пенза)

Ведущая организация: ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет»

Защита состоится «13» декабря 2013 г. в 10 час. на заседании диссертационного совета Д 212.117.03 при ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева» по адресу: 430005, г. Саранск, ул. Б. Хмельницкого, д. 39 а, 3-й этаж, зал заседаний .



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке имени М.М. Бахтина ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева» .

Автореферат разослан «__» ноября 2013 г .

Ученый секретарь диссертационного совета В.М.Сидоркина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. XX век по праву можно назвать веком урбанизации в нашей стране: на протяжении всего столетия происходило сокращение сельского населения России и увеличение численности городского .

Так, в 1897 г. городское население составляло всего 15 процентов, в 1952 г. – 52 процента1, а в 2010 г. доля горожан составляла уже 73,7 процента общей численности населения2. Урбанизационные процессы, проходящие в нашей стране, были тесно связаны с индустриализацией отечественной экономики, в ходе которой была поставлена и последовательно решена задача концентрации трудовых ресурсов вокруг производственных центров. Именно так возникли населенные пункты, которые мы в настоящее время называем моногородами (раньше для обозначения подобных населенных пунктов использовался термин «город-завод») .

Экономические трансформации 1990-х гг. актуализировали проблему моногородов – населенных пунктов, жители которых как экономически, так и социально связаны с крупными предприятиями, расположенными в этих городах. Градообразующие предприятия моногородов выступают в качестве монополистов с точки зрения предоставления рабочих мест, частичного финансирования объектов социального значения. Данные о численности моногородов в Российской Федерации разнятся. По данным НПФ «Экспертный институт», к монопрофильным поселениям можно отнести 332 поселка городского типа и 467 городов, где совокупно проживает порядка 25 млн .





человек. Минрегионразвития считает, что на начало 2010 года в России было 335 моногородов, на их территории проживало 16 млн. человек (25 % городского населения страны), а совокупный ВРП составлял 40 % валового регионального продукта регионов России. Согласно другим экспертным оценкам, в России от 800 до 1 000 проблемных монопрофильных населённых пунктов3 .

Сильная зависимость жителей моногородов от состояния дел в муниципальной экономике, тесно связанной с деятельностью профилирующих отраслей моногородов, обуславливает проблему социального самочувствия населения подобных населенных пунктов. Специфика этой проблемы заключается в том, что в городах с диверсифицированной экономикой влияние различных экономических катаклизмов отчасти нивелируется, тогда как ухудшение экономической конъюнктуры для моногородов означает практически неизбежный всплеск самых разных социо-экономических проблем, начиная от снижения покупательской способности, роста безработицы и заканчивая ростом преступности, социальной дезорганизации, См.: Барбашин, И.В. Современная демографическая политика: Россия и зарубежный опыт / И.В. Барбашин, Т.А. Федотовская, С.Н. Титов // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2005. - № 25 (277). - С.30Численность городского и сельского населения России [Электронный ресурс] // Официальный веб-портал Всероссийской переписи населения 2010 г. – Режим доступа: www.perepis-2010.ru/gorod-selo.xls, свободный .

См.: Перспективы моногородов в современной России // Информационно-аналитический портал «Memoid». – Режим доступа: http://www.memoid.ru/node/Perspektivy_monogorodov_v_sovremennoj_Rossii, свободный .

которые неизбежно приводят к ухудшению социального самочувствия населения, а в ряде случаев – к социальным взрывам, подобным тем, которые имели место в г. Пикалево в 2009 г .

В 2012 г. Российская Федерация вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО). В этой связи эксперты прогнозируют ухудшение экономической конъюнктуры для моногородов, связанных с целлюлознобумажным производством, легкой промышленностью, машиностроением, угледобычей и рядом других. Можно с уверенностью предполагать, что снижение остроты проблем российских моногородов после экономического кризиса 2008-2009 гг. носит временный характер и в ближайшем будущем мы станем свидетелями ухудшения социального самочувствия населения целого ряда моногородов .

Отметим также, что актуальность социологического изучения социального самочувствия населения моногородов связана и с тем, что вокруг моногородов сложилось довольно большое количество мифов, вызванных, не в последнюю очередь, дефицитом информации о моногородах в т.ч. по причине низкого качества муниципальной статистики («размывание» показателей по моногородам среди иных муниципальных образований, временные лаги между временем статистических наблюдений и официальной публикации данных и пр.) .

Следует сказать и несколько слов о выборе моногородов именно Кемеровской области для социологического анализа социального самочувствия населения. Кемеровская область представляет собой удачный пример эффективного взаимодействия государства в лице региональной власти и бизнеса в лице собственников многочисленных угледобывающих предприятий .

Именно поэтому регион, который в конце 1980 – середине 1990-х гг. был примером очага социальной напряженности, которые выражались в массовых забастовках шахтеров, недовольных качеством своей жизни, в настоящее время трансформировался в один из успешных примеров решения проблемы моногородов и улучшения качества жизни их населения .

Именно поэтому исследование темы социального самочувствия населения моногородов представляется актуальной задачей .

Область исследования: трансформационные социальностратификационные процессы современного российского общества; основные пути формирования новой социальной структуры; социальная динамика и адаптация отдельных групп и слоев в трансформирующемся обществе; наемные работники, их социальная дифференцированность в зависимости от сектора занятости, профессиональной и отраслевой принадлежности, региона проживания; социально-производственные структуры и трансформация социально-структурных отношений .

Объект и предмет исследования. Объектом исследования является население моногородов Российской Федерации. Предметом исследования выступает социальное самочувствие населения моногородов Кемеровской области .

Степень научной разработанности темы исследования. Комплексный характер темы диссертации позволяет выделить в научной литературе два самостоятельных тематических направления .

Первое направление связано с проблематикой социального самочувствия .

Труды по тематике социального самочувствия разнообразны как с точки зрения направлений, так и с точки зрения использования целого многообразия терминов, отражающих социально самочувствие индивида («social well-being», «общественное настроение», «самочувствие личности»). Социопсихологическое направление, например, представлено работами В.М. Бехтерева, П.П. Викторова, Э. Дейнера, Р. Инглхарта, Л.И. Петражицкого, Ф.М. Эндрюса, и целого ряда других зарубежных и отечественных авторов .

Проблемам качества жизни, счастья и социального самочувствия посвящены работы таких ученых-экономистов, как Ф. Т. Джастер, Р. Истерлин, Р. Лаярд, Б.С. Фрей, Дж. Хелливел и др .

Среди социологических работ, посвященных социальному самочувствию и качеству жизни следует отметить работы таких зарубежных исследователей, как Р. Веенховен, Л. Гутман, Ш. Леви, А. Михалос, М. Холлер, М. Хадлер и др .

Отечественные ученые, которые внесли вклад в социологическое осмысление феномена социального самочувствия, это, прежде всего, И.В. Бестужев-Лада, А.А. Кисель, О.В. Лунева, Б.Д. Парыгин, Ж.Т. Тощенко, С.В. Харченко, В.А. Ядов и ряд других .

В числе отечественных социологических работ по социальному самочувствию, выполненных в эмпирическом ключе, можно выделить труды Г.П. Бессокирной, Г.Я. Воронина, Б.В. Дубина, Л.И. Михайловой, Л.А. Орловой, Л.Е. Петровой и др .

Наряду с этим, социальное самочувствие нередко становилось предметом диссертационных работ, подготовленных в последние годы (Н.Л. Баталова, Р.В. Карамельский, Н.Н. Кобозева, Д.З. Хамдохов и др.) .

Второе направление представляет собой пласт научной литературы по проблематике городских поселений. Среди подобной литературы следует выделить, прежде всего, классические исследования Э. Берджесса, М. Вебера, Л. Вирта, Г. Зиммеля, Р. Парка, Ф. Тенниса и ряда других исследователей. Блок современных исследований городской тематики представлен целым рядом зарубежных (М. Кастельс, Л. Сандеркок, М.П. Смит, Дж. Якобс) и отечественных (Н.А. Аитов, А.В. Баранов, М.В. Борщевский, В.Л. Глазычев, Г.М. Лаппо, Э.А. Орлова, О.И. Шкаратан) ученых, которые исследовали самые разнообразные аспекты городов и городской жизни .

Отдельной строкой выделим исследования по городской тематике, которые были связаны с проблематикой моногородов (В.В. Лопашов, В.А. Любовный, И.В. Манаева, Е.В. Микляева, И.О. Москаленко, Л.В. Пустынникова и пр.). Кроме того, аналитические материалы по проблеме моногородов публикуются в сети Интернет на специализированных сайтах. В частности, моногородам Кемеровской области посвящен веб-портал monogorod.kemobl.ru .

Также отметим, что в настоящее время существует значительное количество работ, посвященных непосредственно социальному самочувствию жителей городов (в т.ч. моногородов), в частности, труды Н.В. Губиной, Н.В. Дулиной, О. Муштука, Н.В. Рудаковой, Е.Н. Бочкановой, И.Н. Яценко и др .

Подводя итоги обзора научной разработанности темы исследования, необходимо отметить, что, несмотря на хорошую научную проработку темы социального самочувствия с одной стороны и темы городов с другой, существующие исследования по социальному самочувствию жителей моногородов пока еще весьма малочисленны. Кроме того, в настоящее время отсутствуют работы, в которых предметом анализа выступают моногорода Кемеровской области, поэтому недостаток работ подобного профиля и обуславливает проблему исследования .

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является социологический анализ феномена социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области.

Для достижения данной цели необходимо решение следующих задач:

- сформулировать методологические основы исследования социального самочувствия населения;

- проанализировать специфику моногородов как среды, влияющей на социальное самочувствие жителей;

- выявить особенности социального самочувствия моногородов Кемеровской области на основе анализа общественного мнения;

- изучить специфику социального самочувствия моногородов Кемеровской области посредством исследования экспертных оценок .

Основная гипотеза исследования: Социальное самочувствие населения моногородов Кемеровской области сильно зависит от ситуации на градообразующих предприятиях, поэтому при неблагоприятной экономической конъюнктуре социальное самочувствие населения будет ухудшаться, а при благоприятной – улучшаться .

Теоретико-методологические основы исследования.

Для формирования теоретико-методологической базы исследования диссертант опирался на научные разработки, лежащие в различных сферах социальногуманитарного знания, в т.ч.:

- подходы к изучению социального самочувствия населения (Э. Аллард, Е.В. Давыдова, Л.Е. Петрова, Ж.Т. Тощенко, А. Сен, Р. Эриксон и др.);

- определения социального самочувствия (Г.П. Бессокирная, В.А. Бурко, Н.В. Дулина, Я.Н. Крупец, В.В. Токарев);

- теорию конструирования социальной реальности (П. Бергер и Т. Лукман);

- структуралистский конструкционизм (П. Бурдье);

- теорию структурации (Э. Гидденс);

- подходы к определению моногородов (Дж. Гарнер, М. Кроуфорд, Р.М. Лотарева, И.В. Манаева, А.Н. Маслова, Е.В. Микляева) и их характерных черт (Е.В. Арсенова, О.Г. Крюкова, И.В. Манаева, И.О. Москаленко);

теории, объясняющие взаимосвязь городской среды и социального самочувствия (Э. Берджесс, Л. Вирт, М. Вебер, Г. Зиммель, Р. Парк) .

Эмпирическая база и методы исследования.

Эмпирическую базу исследования составили результаты ряда собственных социологических исследований диссертанта, результаты вторичного анализа данных социологических исследований и анализа государственной статистики, в т.ч.:

- социологических опросов населения моногородов Кемеровской области (гг. Ленинск-Кузнецкий, Прокопьевск, Киселевск, Новокузнецк), проведенных участии автора1 в 2009-2012 гг. Выборочная совокупность исследования 2009 г. составила 300 человек, тип выборки – квотнопропорциональный, погрешность – не более 6% по признакам пола, возраста и образования. Выборочная совокупность исследования 2010 г. составила 560 человек, тип выборки – квотно-пропорциональный, погрешность – не более 4% по признакам пола, возраста и образования. Выборочная совокупность исследования 2011 г. составила 400 человек, тип выборки – квотнопропорциональный, погрешность – не более 5% по признакам пола, возраста и образования. Выборочная совокупность исследования 2012 г. составила 950 человек, тип выборки – квотно-пропорциональный, погрешность – не более 2,5% по признакам пола, возраста и образования .

- контент-аналитического исследования СМИ, в ходе которого методом сплошной выборки были проанализированы все выпуски двух региональных газет – «Кузбасс» и «Кузнецкий рабочий» за период с начала мая по начало июня 2012 г. В ходе исследования были отобраны проблемно-ориентированные газетные материалы (публикации, затрагивающие разные социальные проблемы Кемеровской области) и сформулирован тематический репертуар социальных проблем региона («проблемное поле»), репрезентируемый местными СМИ;

- анализа экспертных оценок по проблемам социального самочувствия населения моногородов. В ходе исследования, которое проводилось в 2012 г. по полуформализованной анкете, было опрошено 15 экспертов – государственных служащих (федеральный и региональный уровни), ученых, занимающихся проблематикой моногородов и представителей градообразующих предприятий;

- вторичного анализа результатов ряда социологических исследований социального самочувствия населения в целом и отдельных его категорий, проведенных российскими социологами, в т.ч. Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Аналитическим центром Юрия Левады, Фондом «Общественное мнение», Исследовательской группой «Циркон» и др., в период с 2008 по 2012 гг.;

- анализа данных статистических наблюдений Федеральной службы государственной статистики за период 2008-2012 гг .

Широкое привлечение специальной литературы по теме исследования в сочетании с указанными методами исследования позволило провести комплексный анализ феномена социального самочувствия населения Авторский вклад заключался в разработке инструментария исследования, статистической обработке данных и их интерпретации .

моногородов Кемеровской области. Достоверность результатов исследования достигалась путем привлечения объемного и разнопланового эмпирического материала, опорой на научные методы исследования .

Научная новизна работы определяется как постановкой самой научной проблемы, так и результатами, полученными на теоретическом и эмпирическом уровнях.

Новизна диссертационной работы заключается в следующем:

- выявлены особенности предметных рамок социологии при изучении социального самочувствия;

- в результате систематизации основных подходов к исследованию социального самочувствия, сформулирована авторская типология подходов к изучению данного феномена в рамках социологической науки;

- предложена авторская интерпретация понятия «социальное самочувствие» в качестве разновидности габитуса на основе структуралистского конструкционизма П. Бурдье;

- выявлены наиболее существенные черты моногородов, которые положены в основу авторской дефиниции моногорода;

- посредством теоретического анализа сформулированы основные особенности моногородов, оказывающие влияние на социальное самочувствие их жителей;

- на основе авторских эмпирических исследований охарактеризовано социальное самочувствие населения моногородов Кемеровской области;

- предложены авторские рекомендации по улучшению социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области .

На защиту выносятся следующие положения:

1. Социальное самочувствие является междисциплинарным предметом исследования, расположенным на стыке социальной психологии, экономики и социологии. Особенностями предметных рамок социологии при изучении социального самочувствия являются, во-первых, отказ от редукционизма, т.е .

сведения социального самочувствия к экономическим факторам или особенностям индивидуального восприятия действительности, и, во-вторых, постулирование необходимости анализа социального самочувствия на микро-, мезо- и макро-уровнях .

2. Анализ социологических подходов к исследованию социального самочувствия показывает, что большинство из них осуществляют операционализацию понятия «социальное самочувствие» без привязки к социологической методологии. Исходя из того, что большинство как зарубежных, так и отечественных исследователей указывают на амбивалентность, относительность, многофакторность социального самочувствия и его объективно-субъективную природу, существует три основные методологические канвы, которые могут лечь в основу социологической интерпретации концепта «социальное самочувствие»: теория конструирования социальной реальности П. Бергера и Т. Лукмана, структуралистский конструкционизм П. Бурдье и теория структурации Э. Гидденса .

3. Для исследования феномена социального самочувствия наиболее адекватной представляется методологическая рамка структуралистского конструкционизма П. Бурдье. В контексте данного подхода социальное самочувствие рассматривается в качестве разновидности габитуса, который является продуктом социальной действительности с одной стороны («объективная сторона») и механизмом воспроизводства социальных практик («субъективная сторона») с другой. Соответственно, социальное самочувствие должно исследоваться как на индивидуальном микро-уровне субъективных оценок, так и на макро-уровне более широких объективных оценок (в частности, за счет привлечения экспертного знания) .

4. Значимое влияние на социальное самочувствие населения оказывает фактор места проживания, поэтому для исследования социального самочувствия населения, проживающего в моногородах, необходимо понимание особенностей последних. Существенными определяющими признаками моногородов являются, во-первых, низкая диверсификация видов деятельности и сферы занятости, и, во-вторых, сильная зависимость городской экономики и социальной сферы от определенной экономической деятельности .

Именно поэтому специфика социального самочувствия населения в моногородах связана с факторами существенного влияния деятельности градообразующего предприятия на качество жизни; наличия особого, «полусельского» менталитета; более высокого уровня девиантности и общей ограниченности социокультурных и экономических возможностей .

5. Результаты анализа социального самочувствия на микро-уровне показывают, что важнейшее влияние на социальное самочувствие жителей моногородов Кемеровской области оказывают экономические факторы (уровень доходов и трудоустроенность). Об этом свидетельствует более высокая удовлетворенность своей жизнью представителей высокодоходных групп, относительно высокая обеспокоенность населения экономическими проблемами, а также общее улучшение социального самочувствия населения за период с 2009 по 2012 гг., что связано с повышением уровня жизни (рост благосостояния) и со снижением роли потенциально негативных эффектов экономического кризиса 2008-2009 гг. (страх потерять работу и доходы) .

6. Изменение «проблемного поля» моногородов Кемеровской области, которое влияет на социальное самочувствие его жителей, за период с 2009 по 2012 гг., показывает, что актуальность для населения социальных проблем, прежде всего, наркомании и алкоголизма, не снизилась, в отличие от практически двукратного снижения доли респондентов (с 60-70% до 25-35%), акцентирующих внимание на проблемах экономического характера и почти полного исчезновения в местной прессе публикаций о проблемах в экономической сфере. Это свидетельствует, во-первых, о недостатке внимания властных органов к проблемам социального характера, а, во-вторых, показывает, что дальнейшее улучшение социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области возможно только через решение накопившихся проблем социального характера (борьба с социальными девиациями, улучшение качества медицинских и жилищно-коммунальных услуг, решение проблем нехватки детсадов) .

7. Макро-уровень анализа особенностей социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области подтвердил вывод о том, что наиболее существенное влияние на социальное самочувствие оказывают экономические факторы, и имеет место прямая корреляция между социальным самочувствием населения и «экономическим самочувствием» градообразующих предприятий. С другой стороны, эксперты подчеркивают недопустимость игнорирования социальных проблем населения в угоду решения экономических проблем, т.к. это, в конечном счете, не способствует устойчивому развитию моногородов и делает их более уязвимыми перед лицом социо-экономических катаклизмов .

8. Социальное самочувствие населения моногородов Кемеровской области оценивается экспертами как в целом хорошее, чему способствует, наряду с благоприятной конъюнктурой на рынке угля, сравнительно более эффективная работа региональных властей и относительно хорошая обеспеченность моногородов Кемеровской области элементами социальной инфраструктуры .

9. На основе проведенных исследований для улучшения социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области можно рекомендовать: 1) снижать степень зависимости моногородов от ситуации в градообразующих предприятиях; 2) повышать экономическую эффективность муниципальных бюджетов; 3) активно решать наиболее острые социоэкономические проблемы моногородов и 4) развивать дорожно-транспортную инфраструктуру для улучшения региональной трудовой мобильности .

Теоретическая значимость исследования определяется актуальностью исследования феномена социального самочувствия в социологии .

Диссертационная работа вносит вклад в приращение знания в таких областях науки как социология социальных процессов, экономическая социология и социология управления. Эвристический потенциал содержит авторская идея о возможности рассмотрения социального самочувствия в качестве габитуса .

Отдельные положения и выводы диссертации могут положить начало специальным исследованиям по проблематике социального самочувствия населения .

Практическая значимость исследования обусловлена тем, что выводы и положения диссертации были частично использованы для разработки Перечня мер, направленных на обеспечение стабильного развития монопрофильных населенных пунктов (моногородов) на 2013 - 2018 годы (утв. 28 февраля 2013 г .

№ 1062п-П16). Результаты диссертационной работы могут быть использованы в учебных заведениях для дополнения учебных курсов по социологии, социологии управления, экономической социологии, методам социологических исследований. Кроме того, полученные результаты могут представлять интерес для специалистов, работающих в смежных отраслях (политологов, экономистов, урбанистов и др.) .

Апробация исследования. Результаты диссертационного исследования изложены на конференциях различного уровня, в том числе международной научной конференции «Политика как фактор инновационного развития»

(Санкт-Петербург, 2010 г.), IX и X общероссийских форумах «Стратегическое планирование в регионах и городах России» (Санкт-Петербург, 2010 и 2011 гг.), ХXIV международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества» (Новосибирск, 2012 г.) и опубликованы в виде тезисов выступлений .

Содержание диссертационного исследования нашло отражение в 8 научных публикациях автора общим объемом 3,6 п.л., в т.ч. двух статьях в научных журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК РФ и одной коллективной монографии .

Диссертационная работа была обсуждена на методологическом семинаре кафедры социальной и политической конфликтологии ФГБОУ ВПО «Казанский национальный исследовательский технологический университет» и рекомендована к защите .

Общий объем диссертации составляет 157 страниц, список использованных источников и литературы включает 189 наименований (в т.ч .

на иностранном языке – 68 наименований) .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается актуальность проблемы исследования, формулируются цель и задачи, объект и предмет исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, определяются научная и практическая значимость и апробация результатов исследования, раскрываются методология и научная новизна работы .

В первой главе «ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ НАСЕЛЕНИЯ

МОНОГОРОДОВ» рассматриваются предметные и методологические рамки исследования социального самочувствия, уточняется понятие «моногород» и выделяются основные особенности городов в целом и моногородов в частности, влияющие на социальное самочувствие населения .

В первом параграфе «Социальное самочувствие населения:

методологические подходы» посредством теоретического анализа изучаются основные методологические подходы к социальному самочувствию населения .

Многогранность феномена социального самочувствия выражается, вопервых, в том, что социальное самочувствие является предметом исследования целого ряда социальных наук, и, во-вторых, в наличии множества подходов к исследованию данного явления. В рамках психологии социальное самочувствие изучается, прежде всего, как индивидуальный феномен, а внешние факторы трактуются не столько как объективные реалии, а скорее как антураж / пространство, в котором действует индивид и которое, через личное восприятие индивидов, оказывает влияние на его социальное самочувствие. В рамках экономической науки социальное самочувствие рассматривается во взаимосвязи с различными экономическими показателями / явлениями и анализируется в утилитарном (практическом) ключе .

В отличие от психологической и экономической рамок понимания социального самочувствия, характерными чертами анализа проблематики социального самочувствия социологами является отказ от его сведения к экономическим факторам или индивидуальному восприятию, а также постулирование необходимости анализа социального самочувствия на микро-, мезо- и макро-уровнях, с точки зрения социальных институтов и интеракций на межличностном и групповом уровнях .

В настоящее время в социологии существует несколько групп подходов к исследованию социального самочувствия. Подход, представленный в работах Е.В. Давыдовой, Л.А. Орловой и др., определяет социальное самочувствие на основе исследования удовлетворенности человека различными сторонами жизни (деятельностью в семейной, бытовой, досуговой, трудовой и др. сферах), при этом рассматривая его как отражение образа жизни. Подход, предложенный Л.Е. Петровой, делает акцент на взаимосвязи между уровнем притязаний и степенью удовлетворения смысложизненных потребностей, реализованности жизненной стратегии .

Концепция социального настроения (Ж.Т. Тощенко, С.В. Харченко) рассматривает социальное самочувствие как основу социального настроения, его эмоциональный фон, обусловленный оценкой и самооценкой социального статуса и социального положения. Синтетическая модель (Л.И. Михайлова) рассматривает социальное самочувствие в виде многофакторной системы, включающей как социальные (обустроенность быта, качество жизни и др.), так и психо-эмоциональные аспекты (степень удовлетворенности социальными благами и пр.) .

Особое положение занимают трактовки социального самочувствия в рамках теории качества жизни (типология Р.М. и М.А. Нугаевых). Теории идеалов считают, что качество жизни (и социальное самочувствие) включает реализацию определенных идеалов (М. Нуссбаум, А. Сен). Персональноутилитарные теории в качестве критерия оперируют понятиями индивидуального счастья, удовольствия и исполнения желаний, а теории изобилия постулируют связь между социальным самочувствием и экономическими показателями (прежде всего, достатком). Согласно теории базовых потребностей Э.

Алларда, хорошее социальное самочувствие достигается за счет удовлетворения трех систем базовых потребностей:

«иметь», «любить» и «быть». Деятельностный подход (М.Дж. Сирджи, А.Дж. Шамлы и М. Мидоу), выделяет следующие измерения качества жизни / социального самочувствия: взаимное соответствие целей и способов их достижения; различия между долговременными и краткосрочными результатами; реализация социального потенциала на различных уровнях .

Согласно типологии П. Весана и Дж. Бизотто выделяются три подхода к исследованию качества жизни / социального самочувствия. Первый подход определяет качество жизни с точки зрения доступности материальных и нематериальных ресурсов для индивидов (Р. Эриксон, Х. Ууситало, П .

Таунсенд). Второй подход постулирует, что качество жизни определяется субъективным социальным самочувствием индивидов и возможностью удовлетворять свои потребности (Б. Фрай, Р. Истерлин, А. Кларк.). Третий подход рассматривает качество жизни в терминах индивидуальных возможностей для удовлетворения тех потребностей, которым приписывается ценность в рамках индивидуального мироощущения (А. Сен) .

Для определения социального самочувствия нередко используется способ «от противного», через введение в оборот термина «социальная напряженность» (Н.С. Данакин, П.Д. Чорнобай) и противопоставления «позитивных» и «негативных» эмоций (Э. Дейнер). Особое значение этот способ имеет для эмпирических исследований, позволяя выявить «проблемное поле», негативно влияющее на социальное самочувствие .

Общий анализ подходов к исследованию социального самочувствия, а также различных определений, предложенных российскими исследователями (В.А. Бурко, Н.В. Дулина и В.В. Токарев, Г.П. Бессокирная, Я.Н. Крупец и пр.) показывает, что характеристиками социального самочувствия являются амбивалентность, относительность, многофакторность и наличие объективносубъективной природы. Общим же недостатком рассмотренных подходов к изучению социального самочувствия является отсутствие их привязки к социологической методологии. Исходя из этого были рассмотрены три методологические канвы, позволяющие объяснить специфическую природу социального самочувствия: теория конструирования социальной реальности (П. Бергер и Т. Лукман), структуралистский конструкционизм (П. Бурдье) и теория структурации (Э. Гидденс) .

Теория конструирования социальной реальности рассматривает социальное самочувствие как социальный конструкт, который формируется под воздействием культуры, механизмов социального сравнения и «отраженной оценки». В рамках структуралистского конструкционизма социальное самочувствие трактуется как габитус – внеиндивидуальная «структурирующая структура», которая ограничивает, определяет и обуславливает индивидуальные практики во взаимосвязи с социальными структурами .

Согласно теории структурации, размышление о себе с оглядкой на других социальных агентов дает основу социального самочувствия, которое влияет на деятельность индивида и воздействует на социальную структуру, которая, в свою очередь, оказывает «объективное» влияние на социальное самочувствие индивида .

Представляется, что интерпретация феномена социального самочувствия в рамках структуралистского конструкционизма является наиболее адекватной т.к. данная теория удобна, во-первых, для анализа диалектики объективного и субъективного компонентов социального самочувствия, а во-вторых, позволяет использовать разноплановые социологические методики (опросы населения, глубинные / экспертные интервью, контент-анализ и пр.). Это позволяет сформулировать определение социального самочувствия как разновидности габитуса, который является продуктом социальной действительности с одной стороны («объективная сторона») и механизмом воспроизводства социальных практик («субъективная сторона») с другой. В частности, к субъективной стороне относятся оценка индивидами общей ситуации и перспектив ее изменения, оценка материального благосостояния, беспокоящие проблемы, чувство удовлетворенности жизнью в целом и конкретными ее компонентами (жильем, властными органами, качеством коммунальных услуг и т.д.). Кроме того, социальное самочувствие можно и нужно исследовать и вне сферы субъективных суждений индивидов, в частности обращаясь к сфере экспертных оценок, которые выходя за рамки микро-уровня индивидуальных восприятий, позволяют взглянуть на социальное самочувствие на объективном, макроуровне, например, в контексте доминирующих тенденций в социоэкономической сфере, государственной политики и пр .

Во втором параграфе «Моногород как среда, влияющая на социальное самочувствие населения» рассматриваются дефиниции моногородов, анализируются особенности влияния городской среды на социальное самочувствие населения и специфика моногородов, как средового фактора, определяющего социальное самочувствие .

Моногород как среда, оказывающая влияние на социальное самочувствие населения, не имеет четкого определения ни в законодательных актах, ни в научной литературе по теме. Кроме того, в научной литературе по моногородам используется целый ряд сходных по смыслу понятий – «монопрофильный город», «монопромышленный город», «моноструктурный город», «город с градообразующим предприятием», «моноспециализированный город» (И.В .

Манаева), «company town» (Дж. Гарнер, М. Кроуфорд), «город-завод» (Р.М .

Лотарева), да и сами предлагаемые определения моногородов различаются (А.Н. Маслова, Е.В. Микляева). Для уточнения термина «моногород» более перспективным представляется анализ характерных особенностей данного типа поселения .

Анализ работ, в которых выделяются специфические черты моногородов (И.О. Москаленко, О.Г. Крюкова и Е.В. Арсенова, И.В. Манаева) позволил выявить два существенных признака и сформулировать определение моногорода как специфического типа городского поселения, для которого характерны низкая диверсификация видов деятельности и сферы занятости и сильная зависимость городской экономики и социальной сферы от какой-либо экономической деятельности .

Моногорода делятся на разные типы с точки зрения величины (малые, средние, большие и крупные), изолированности (изолированные, близлежащие и моногорода-спутники крупных конгломератов), степени монопрофильности (низкая, средняя и высокая). Принадлежность моногорода к определенному типу оказывает влияние на социальное самочувствие населения, т.к. социальноэкономические шансы различны для разных типов моногородов .

В целом же, если исходить из тезиса Р. Парка и Э. Берджесса о влиянии городской среды на социальные процессы, на социальное самочувствие населения в моногородах влияет целый ряд факторов. Город выполняет целый ряд функций (М. Вебер, Т. Парсонс) и предстает в качестве системы с экономическими, социальными, политико-административными и иными подсистемами. В подобных условиях возникает то, что Г. Зиммель называет специфическим городским ментальным пространством, для которого характерны расчетливость, равнодушие, обособленность и индивидуализм .

В рамках Чикагской школы город рассматривается как источник социальных проблем (Р. Парк, Э. Берджесс), а для городской жизни (Л.Вирт) характерны такие социальные особенности, как превалирование вторичных контактов и опосредованной коммуникации, утилитарность отношений между индивидами, разделение труда и высокая гетерогенность среды .

Социальное самочувствие населения моногородов тесно связано со сферой занятости. Исследование Г.П. Бессокирной показывает, что социальное самочувствие связано с идентификацией работников с предприятием, на котором они работают, а исследование Е.Н. Колесова выделяет конъюнктурноэкономические факторы, которые влияют на жизнедеятельность моногородов .

Для многих российских городов, получивших вектор развития в связи с индустриализацией, характерным является наличие значительной доли населения, имеющей сельские корни. Особенность сельско-городской культуры заключается не только в «связи с землей» (стремление иметь приусадебное хозяйство, летние поездки к родственникам в деревню) (А.И.Алексеев, Н.В .

Зубаревич), но и специфических чертах поведения (большая консервативность, патриархальность, примат коллективного над индивидуальным, рассмотрение социальных отношений через призму личных связей и личного доверия и пр.) (И.В. Гололобов) .

Спецификой моногородов является и более высокий уровень преступности, который объясняется как фактором аномии (С.Л. Нудель, С.В. Маликов), так и близостью моногородов к пенитенциарным учреждениям (Ю.Л. Пивоваров) и «сельским» менталитетом (А.Л. Салагаев, А.В. Шашкин). Действительно, для моногородов характерны более узкие жизненные шансы, как с точки зрения трудоустройства (Р. Дж. Раммель), так и с точки зрения культурного потребления (А.М. Минзакирова). Неслучайно, в этой связи, что стратегиями адаптации населения наряду с тенденцией к землепользованию (В.В. Вагин) и поиску альтернативных источников самообеспечения (Н.Е. Тихонова), фигурирует и характерное для сельской местности воровство у «государства»

(И.В. Гололобов) .

Социальное самочувствие населения моногородов зависит и от состояния городской инфраструктуры. В период СССР повсеместным было игнорирование социальных потребностей в угоду экономических (Ю.Л .

Пивоваров), а после распада Советского Союза городская инфрастуктура большинства городов испытала последствия хронического недофинансирования и перепрофилирования (С.П. Федулов). При наличии исключений, касающихся крупных и больших моногородов, данные государственной статистики свидетельствуют о том, что в сравнительной перспективе социально-экономические показатели качества жизни моногородов хуже общероссийских .

И, наконец, отметим, что исследование А.Н. Масловой по качеству жизни населения моногородов отмечает две закономерности, которые связаны с социальным самочувствием населения. Во-первых, уровень и качество жизни населения моногородов сильно различается в зависимости от специализации градообразующего предприятия, а во-вторых, в значительной степени определяется ситуацией в субъекте Российской Федерации в целом .

Во второй главе «ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО

САМОЧУВСТВИЯ НАСЕЛЕНИЯ МОНОГОРОДОВ КЕМЕРОВСКОЙ

ОБЛАСТИ» приводятся результаты авторских эмпирических исследований, проведенных в контексте подготовки диссертационной работы. Исходя из рассмотрения социального самочувствия в качестве разновидности габитуса, оно было проанализировано на двух уровнях – микро-уровне и макро-уровне .

Микро-уровень анализа был представлен количественными опросами населения с частичным привлечением методики контент-анализа СМИ для уточнения «проблемного поля», влияющего на социальное самочувствие .

Анализ макро-уровня опирался на результаты полуформализованного экспертного опроса .

В первом параграфе «Социальное самочувствие населения моногородов Кемеровской области в оценках населения» представлены результаты репрезентативных опросов населения по проблематике социального самочувствия .

В контексте работы над диссертацией при участии автора был проведен целый ряд репрезентативных социологических опросов в Кемеровской области (2009-2012 гг.), в ходе которых респондентам задавались вопросы, выступающие индикаторами социального самочувствия (оценка ситуации и ее изменение, «проблемное поле», уровень доходов, ожидания от будущего и т.д.) .

Отдельные вопросы задавались респондентам в течение нескольких исследований, что позволило выявить лонгитьюдальное измерение социального самочувствия населения Кемеровской области. С целью максимальной репрезентации общественных настроений в регионе в целом, исследования проводились нескольких основных моногородах, таких, как Новокузнецк, Киселевск, Прокопьевск, Ленинск-Кузнецк .

Первое исследование было проведено в 2009 г. В 2010-2012 гг. были проведены дополнительные опросы общественного мнения по ключевым индикаторам, отражающим социальное самочувствие населения (самооценка удовлетворенности различными аспектами жизни). При анализе и интерпретации полученных данных диссертантом использовались результаты общероссийских опросов общественного мнения и данные статистических наблюдений .

Результаты репрезентативных социологических опросов жителей моногородов Кемеровской области показывают, что большинство из них склонно оценивать ситуацию в городе своего проживания лучше, чем ситуацию в стране в целом, причем в обоих случаях более оптимистичные оценки характерны для молодежи. За период с 2009 по 2012 гг. оценка ситуации в месте проживания постепенно улучшалась, что, очевидно, связано с постепенным преодолением последствий экономической рецессии 2008-2009 гг. Так, доля респондентов, которая оценивала ситуацию в своем городе как положительную, выросла с 2009 по 2012 гг. с 42 до 64 %, а доля негативных оценок снизилась с 45 до 24% .

На оценку ситуации в могородах Кемеровской области влияет социальный комфорт индивида – его улучшение, как правило, означает позитивную оценку происходящих изменений, а ухудшение ведет к негативным оценкам, поэтому важное влияние на социальное самочувствие оказывают волнующие население проблемы («проблемное поле»). Основными проблемами, которые беспокоили жителей моногородов Кемеровской области в 2009 г., были проблемы экономического характера (рост цен / дороговизна жизни, низкие доходы, проблемы трудоустройства), об актуальности которых заявили 50-70% респондентов. За период 2009-2012 гг. значимость экономических проблем для жителей моногородов Кемеровской области существенно, практически двукратно, уменьшилась (хотя они по прежнему находятся в списке основных проблем, беспокоящих жителей моногородов), чего нельзя сказать о значимости социальных проблем, прежде всего – алкоголизме (47% в 2009 г. и 47% в 2012 г.) и наркомании (47% в 2009 г. и 53% в 2012 г.). Контент-анализ двух печатных изданий Кемеровской области (газеты «Кузбасс» и «Кузнецкий рабочий», период анализа – май-июнь 2012 г.), посвященный выявлению «проблемного поля» региона, показывает, что проблемно-ориентированные статьи связаны, прежде всего, с темами преступности и ЖКХ, т.е. в медийной повестке дня также произошла деактуализация экономических проблем .

Судя по результатам исследования, снижение актуальности экономических проблем для населения моногородов Кемеровской области в целом коррелирует с ростом их материального благосостояния. Исследование 2009 г. показало, что более трети респондентов (36%) имела низкий и крайне низкий уровень доходов, позволяющий лишь покупать питание, но не одежду. Половина опрошенных (54%) имела достаточно средств для покупки питания и одежды, но не могла позволить себе товары длительного пользования. В исследовании 2010 г. выяснилось, что каждый девятый респондент (11%) имел среднедушевой доход до одного прожиточного минимума (4700 руб.), а половина (55%) – от одного до двух прожиточных минимумов (4701-9400 руб.), а в целом 44% отнесли себя к низкодоходным группам. В низкодоходных группах превалировали пенсионеры, инвалиды, безработные граждане, а также проживающие в семьях, где работает лишь один из супругов. Исследование 2012 г. выявило рост благосостояния жителей моногородов: низкий и крайне низкий уровень доходов был характерен лишь для 16% опрошенных, тогда как 58% респондентов могли удовлетворять как базовые потребности, так и приобретать товары длительного пользования .

За период 2009-2012 гг. в целом выросла и удовлетворенность жителей моногородов качеством своей жизни. Так, если в 2009 г. целом преобладал негатив в оценке качества своей жизни, в т.ч. и по сравнению с данными общероссийских опросов общественного мнения (62% неудовлетворенных своей жизнью против 31% тех, кто ею удовлетворен), в 2012 г. доля удовлетворенных качеством своей жизни составила уже 53%. Что же касается оценки вероятности улучшения жизни в ближайшем будущем, то, несмотря на то, что доля оптимистов выше доли пессимистов, в общей массе ответов превалируют мнения о том, что изменений не будет (в 2009 г. – 37%, в 2012 г. – 45%), что, впрочем, характерно и для общероссийских показателей. С точки зрения индекса социального оптимизма, который вычисляется как разница суммы положительных («жизнь улучшится») и нейтральных («жизнь не изменится»), и отрицательных («жизнь ухудшится») оценок, за период с 2009 по 2012 гг. имеет место рост с 50% до 58%. Следует отметить, что большую уверенность в своем будущем демонстрируют молодежь, обеспеченные жители моногородов, а также лица с высшим образованием, а меньшую – представители старшего поколения .

Почти 40% опрошенных являются потенциальными мигрантами и готовы уехать из моногородов проживания при наличии соответствующей возможности. Примечательно, что желание уехать из моногорода связано не столько с экономическими причинами, сколько с причинами социальнопсихологической направленности (в частности, со стремлением самореализации в «большом городе») .

Что же касается социального самочувствия жителей моногородов Кемеровской области с точки зрения жилищной и социальной инфраструктуры, то ситуация следующая. Большинство опрошенных оценивает качество своего жилья как «среднее» и лишь каждый шестой (18%) – как «низкое / очень низкое». Качество услуг здравоохранения оценивается участниками как «очень низкое»; чуть выше оценки деятельности органов муниципальной власти. В целом удовлетворены граждане качеством жилищно-коммунальных услуг, а наиболее высокие оценки получили услуги общего и дошкольного образования, и качество культурного обслуживания .

Во втором параграфе «Экспертные суждения о социальном самочувствии населения моногородов» осуществляется анализ экспертных оценок, посвященных положению моногородов и социальному самочувствию населения, в них проживающих .

Экспертные интервью, проведенные диссертантом в рамках написания работы, проводились по полуформализованной анкете.

Общее количество экспертов, опрошенных в рамках исследования, составило 15 человек, в т.ч.:

7 экспертов – представителей федеральных и региональных органов государственной власти и управления;

5 экспертов – ученых, которые занимаются проблематикой моногородов;

3 эксперта – представителя градообразующих предприятий в различных моногородах России .

Экспертный взгляд на проблему социального самочувствия жителей моногородов Кемеровской области во многом подтверждает результаты репрезентативных социологических опросов. Эксперты практически единодушны в том, что проблема современных российских моногородов весьма остра. Остроту проблем моногородов эксперты связывают с экономическими факторами, которые, влияя по цепочке на социальные факторы, негативно сказываются на социальном самочувствии населения. Факторами, которые вносят лепту в возникновение проблемы моногородов, эксперты называют отсутствие социокультурного разнообразия, различные экономические факторы (экономическая конъюнктура, трудовая миграция, демографическая ситуация в регионах), проблемы жилищного фонда, несправедливость распределения финансовых потоков и пр. Эксперты подчеркивают, что проблемы моногородов взаимосвязаны и взаимообусловлены и, образно выражаясь, социальное самочувствие населения фактически выступает проекцией «самочувствия»

градообразующих предприятий, сильно зависящих от экономической конъюнктуры .

Эксперты отметили и те проблемы, которые в настоящее время получают меньше внимания, чем они это заслуживают. К ним были отнесены различные социальные вопросы: в первую очередь – развитие человеческого капитала, затем – проблемы ЖКХ и образования, модернизации социальной инфраструктуры. Среди проблем экономического характера, которые пока игнорируются, были названы необходимость оптимизации налоговой системы и межбюджетных отношений, стимулирования трудовой мобильности населения и повышение привлекательности регионов за счет маркетинга территорий .

Социальное самочувствие населения в российских моногородах, как отмечают эксперты, в целом является неудовлетворительным, хотя ситуация непосредственно в моногородах Кемеровской области относительно хорошая .

С другой стороны, более правильно, по мнению экспертов, вести речь о социальном самочувствии различных страт населения в различных моногородах. Социальные проблемы, которые более всего волнуют жителей моногородов, судя по ответам экспертов, в целом совпадают с теми проблемами, которые были выявлены во время проведения репрезентативных социологических исследований (т.е. и экономические, и социальные проблемы) .

Уровень адаптации населения моногородов к текущим социальноэкономическим условиям, по мнению экспертов, является средним, хотя в целом это не сказывается на уровне протестных населений, который является низким. Сами же адаптационные стратегии населения представлены, прежде всего, миграцией в соседние регионы .

Взаимосвязанность проблем моногородов означает, по мнению экспертов, что за их решение отвечают не только федеральные, но та экономическая конъюнктура, трудовая миграция, демографическая ситуация в регионах также и региональные и местные уровни власти. Эффективность решения этих проблем в настоящее время оценивается в целом как низкая (хотя ряд экспертов отметили Кемеровскую область в качестве исключения).

Общая неэффективность решения проблем моногородов связана с рядом факторов:

недостаточным финансированием, трудностями взаимодействия между уровнями власти, низкой компетентностью исполнителей и определенным волюнтаризмом властных органов. Эксперты отметили также, что со стороны государственных органов прослеживается тенденция решения преимущественно проблем в экономической сфере моногородов, тогда как для социальной сферы и решения социальных проблем ресурсов систематически не хватает. Несмотря на это, уровень развитости социальной инфраструктуры в Кемеровской области эксперты оценивают как в целом удовлетворительный .

Решение проблем моногородов (и, в конечном счете, улучшение социального самочувствия их жителей) эксперты связывают с инвестициями федерального центра в инфраструктурные объекты, повышением инвестиционной привлекательности России, модернизацией градообразующих предприятий и т.д .

У опрошенных экспертов нет единого мнения по поводу будущего российских моногородов: часть из них оценивает его пессимистично, а другая, наоборот, настроена оптимистично. Возможные улучшения в жизни моногородов эксперты связывают с благоприятной экономической конъюнктурой, вступлением в ВТО, переходом к постиндустриальной экономике, созданием агломераций, диверсификацией и появлением новых отраслей с высокой добавленной стоимостью .

В ЗАКЛЮЧЕНИИ формулируются основные выводы, перспективы дальнейших исследований по теме и авторские рекомендации по решению проблем социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области.

В частности, по мнению диссертанта, необходимо:

1) снижение степени зависимости моногородов от ситуации в градообразующих предприятиях (прежде всего – развитие малого и среднего предпринимательства, некоммерческого сектора, расширение сети курсов профессиональной переподготовки и развитие сфер альтернативной занятости населения);

2) повышение экономической эффективности муниципальных бюджетов (улучшение налогового администрирования, жесткий контроль за недопущением неэффективных бюджетных трат, оптимизация штатов бюджетных учреждений, внедрение принципов бережливости и пр.);

3) активное решение муниципальными властями наиболее острых подведомственных социо-экономических проблем (алкоголизм, наркомания, переселение населения из ветхого и аварийного жилищного фонда и т.д.) с адекватным освещением проводимой работы в местных и областных СМИ;

4) развитие дорожно-транспортной инфраструктуры для улучшения внутриобластной трудовой мобильности населения .

Указанные меры могли бы составить костяк проводимой местными органами власти политики по улучшению социального самочувствия населения моногородов Кемеровской области .

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

монография:

1. Модернизация России: территориальное измерение: колл. научн .

монография / Н.И. Горин, Г.Н. Дончевский, Н.В. Еремина, М.Н. Игнатьев, О.А. Лещенко, А.А. Нещадин, А.М. Прилепин, О.Н. Соськова,

Г.Л. Тульчинский; под ред. А.А. Нещадина и Г.Л. Тульчинского. – СПб:

Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики в Санкт-Петербурге, 2011. – 259 с. (авторский вклад 1,73 п.л.) .

в изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий Министерства образования и науки РФ:

2. Игнатьев, М.Н. Факторы эффективного социального развития моногородов / М.Н. Игнатьев, О.А. Лещенко // Человек и труд. – 2011. – №9. – С.22-25 (0,37 п.л.) .

3. Игнатьев, М.Н. Социальное самочувствие населения моногородов Кемеровской области: результаты эмпирических исследований / М.Н. Игнатьев // Вестник Казанского технологического университета. – 2013. – №5. – С.319п.л.) в других научных изданиях:

4. Игнатьев, М.Н. Опыт ОАО «СУЭК» в решении актуальных проблем российских моногородов в рамках частногосударственного партнерства / М.Н. Игнатьев // Политика как фактор инновационного развития: материалы межд. росс.-герм. научн. конф-ии / Под ред. А.Ю. Сунгурова. – СПб.: Норма, 2010. – С.45-48 (0,16 п.л.) .

5. Игнатьев, М.Н. Устойчивое развитие территорий: ресурс социального партнерства (на примере совместного проекта фонда «СУЭК – регионам» и фонда «Новая Евразия», 2008 -2009 гг.) [Электронный ресурс] /М.Н. Игнатьев // Доклады и презентации IX общероссийского форума «Стратегическое планирование в регионах и городах России», 2010. – Режим доступа:

http://www.2010.forumstrategov.ru/rus/docs2.html, свободный (0,11 п.л.) .

6. Игнатьев, М.Н. Современные механизмы развития моногородов на территориях присутствия компании ОАО «СУЭК» [Электронный ресурс] / М.Н. Игнатьев // Доклады и презентации X общероссийского форума «Стратегическое планирование в регионах и городах России», 2011. – Режим доступа: http://www.forumstrategov.ru/rus/program/stol11.html, свободный (0,18 п.л.) .

7. Игнатьев, М.Н. СУЭК «расшивает» инфраструктурные ограничения / М.Н. Игнатьев // Направление – Дальний Восток. – 2012. – №5 (33). – С.26 (0,12 п.л.) .

8. Игнатьев, М.Н. Проблемы российских моногородов и их влияние на социальное самочувствие населения (по материалам экспертных интервью) / М.Н. Игнатьев // Система ценностей современного общества: сб. материалов

ХXIV межд. науч.-практ. конф-ии / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск:

Изд. НГТУ, 2012. – С.118-122 (0,3 п.л.) .






Похожие работы:

«Нарежная Ольга Анатольевна ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2010 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО "Южный федеральный универ...»

«Барабанов Антон Анатольевич Профсоюзы России в условиях современной политической системы Специальность: 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Санкт-Петербург Работа выполнена на кафедре политологии Северо-Западного...»

«ПЕСЦОВ Сергей Константинович.СОВРЕМЕННЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕГИОНАЛИЗМ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И ИНТЕГРАЦИИ Специальность 23.00.04 политические проблемы международных отноше...»

«Ершов Вячеслав Вячеславович ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПРОХОДЯЩИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени к...»

«Кулажникова Светлана Сергеевна ТОРГОВЛЯ ЖЕНЩИНАМИ В ЦЕЛЯХ СЕКСУАЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ АНОМИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: социологический анализ 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Владивосто...»

«Кийков Алексей Владимирович Социальный капитал городского поселения как ресурс местного самоуправления Специальность 22.00.08. – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва – 2011 Работа выпол...»

«УДК-778.5.041 Б Б К 85.374 Ш-251 Шарапова Марина Александровна АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБРАЗА ГЕРОЯ В ДРАМАТУРГ™ ОТЕЧЕСТВЕННОГО КИНО (на материале кинематографа 1986-2012 годов) Специальность 17.00.03 "Кино -, теле и другие экранные искусства" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«Большова Светлана Ивановна ОРНАМЕНТ В РЯЗАНСКОМ НАРОДНОМ КОСТЮМЕ КОНЦА XIX НАЧАЛА XX ВЕКОВ (К проблеме определения региональных особенностей) Специальность: 17. 00. 04 Изобразительное, декоративно-прикладное искусство и архитектура А...»

«// Баранов Алексей Геннадьевич ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕЕ СУБЪЕКТОВ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политически...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.