WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«ПЕСЦОВ Сергей Константинович. СОВРЕМЕННЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕГИОНАЛИЗМ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И ИНТЕГРАЦИИ ...»

Санкт-Петербургский государственный университет

На правей рукописи

ПЕСЦОВ

Сергей Константинович .

СОВРЕМЕННЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕГИОНАЛИЗМ:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И ИНТЕГРАЦИИ

Специальность 23.00.04 - политические проблемы международных

отношений и глобального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук Санкт-Петербург Диссертация выполнена на кафедре международных политических процессов философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета,, • .

• Официальные оппоненты: доктор политическихнаук, профессор :

Ачкасова Вера Алексеевна доктор социологических наук, профессор Грибанова Галина Исаковна доктор экономических наук, профессор Межевич Школой Маратович Ведущая организация: Балтийский государственный технический университет«Военмех им.Д.Ф.Устинова, Зашита состоится « 2006 г. в ' часов на заседании Диссертационного совета Д.212^232.14 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при- СШгет-Петербургском государственном университете по адресу: Санкт-Петербург, Менделевская линия, д. 5. философский факультет, ауд. & С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета."



2006 г .

Автореферат разослан « Ученый секретарь Диссертационного с о в е т а ^ ^ ^ ^ ' / доктор политических наук, профессор у^ // АчкасовВ.А .

(^ )

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Регионализм в последние годы вновь становится одной из наиболее актуальных тем, обсуждаемых в контексте настоящего и будущего современной системы международных отношений. Радикальное изменение «внешнего окружения» (окончание «холодной войны», эрозия блоковых систем, интернационализация и увеличение экономической открытости) и значительные внутренние перемены на рубеже XX - XXI вв. окончательно превратили его в общемировой феномен. В том или ином виде он обнаруживает себя по всему миру, даже там, где до недавнего времени был представлен весьма скромно. Расширение пространственных масштабов и границ распространения сопровождается растущей функциональной универсализацией регионализма. Сегодня практически не осталось проблемных сфер или зон сотрудничества, остающихся вне тех или иных схем региональной кооперации. Одновременно происходит углубление организационной диверсификации регионализма и увеличение многообразия форм его конкретных проявлений. Наряду с расширением кооперации в рамках институционализированных группировок и организаций разной степени сложности все большее значение в нем приобретают сети неформальных, «частных» связей, существенно укрепляющие фундамент всего здания регионального сотрудничества. Характерной чертой сегодняшнего регионализма является и преобладание в нем растущего стремления к открытости и опоре на внешнеориентированные стратегии развития. А расширение и интенсификация межрегиональных и трансрегиональных связей в еще большей степени способствуют его превращению в органический и весьма важный элемент общей глобальной архитектуры современного мира .

Международный регионализм, заявивший о себе в конце 1940-х - начале 1950-х годов в виде отдельных, связанных друг с другом лишь отношениями защитной реакции или подражания, межгосударственных объединений, немногим более чем за полвека своего существования трансформировался в сложную, многоярусную конструкцию, которая, без всякого сомнения, может рассматриваться как одна из важных опор современного миропорядка .



Эта постепенно складывавшаяся в процессе эволюционного развития регионализма конструкция является не просто механическим набором отдельных, не связанных между собой элементов. Пересекающееся членство большого числа государств в региональных структурах разного уровня, дополнение формальных межгосударственных взаимодействий на региональном уровне расширяющейся сетью устойчивых неформальных и «частных»

связей, наконец, активизация прямых (в том числе официальных) отношений между межгосударственными союзами разных регионов превращают современный регионализм в целостную систему, придающую большую устойчивость развитию всего мирового сообщества .

Актуальность проблематики регионализма. Научная значимость и актуальность проблематики современного регионализма обусловливается рядом важных обстоятельств. В общетеоретическом плане исследование регионализма, который наряду с глобализацией выступает ныне в качестве тенденции, определяющей развитие современного мира, позволяет выявить основной вектор этого развития и рассмотреть общие контуры нового миропорядка, формирующегося сегодня. Его систематизированное изучение дает возможность определить оптимальные способы адаптации отдельных государств к новым условиям глобального окружения и пути интеграции в складывающуюся общемировую систему, позволяющие каждому из членов международного сообщества найти в этой системе место, соответствующее их национальным интересам и общим коллективным условиям жизнедеятельности. Одновременно с этим анализ всей совокупности межгосударственных кооперационных взаимодействий на региональном уровне способен помочь выявлению на ранних стадиях и вероятных негативных последствий, связанных с ростом угроз «нового сепаратизма», возможной дифференциацией мира на замкнутые и враждебные экономические блоки или действиями «несистемных игроков», по разным причинам оказывающихся за рамками складывающихся групповых объединений .

В конкретно-теоретическом плане научный анализ теории и практики регионализма позволяет выяснить степень обоснованности различных концептуальных подходов, которые исходят из возможности создания более стабильной, предсказуемой и бесконфликтной системы международных отношений посредством прогрессирующего расширения сотрудничества в рамках существующей мультигосударственной структуры и постепенной ее трансформации в экономически, политически и социально интегрированное единое глобальное сообщество. Изучение уже накопленного к настоящему времени опыта исторической эволюции и развития регионализма открывает возможность более реалистичных оценок как перспектив международной интеграции в целом, так и наиболее вероятных сценариев ее развития, темпов трансформационных перемен, а также временных рамок, необходимых для достижения тех или иных качественных рубежей в процессе углубления кооперационных взаимодействий .





В практическом плане актуальность исследуемой проблематики обусловливается возрастающей значимостью определения каждым государством собственной оптимальной стратегии действий, адекватной условиям интернационализирующегося и глобализирующегося мира. Такая стратегия, отвечая потребностям обеспечения устойчивого экономического развития и социального прогресса, должна использовать не только национальные преимущества, но и благоприятные внешние возможности, в том числе связанные с расширением межгосударственной кооперации в региональных рюмках. Организованное региональное сотрудничество, как показывает опыт, может ориентироваться на решение разных по своему содержанию задач: от коллективного хозяйственного освоения пограничных территорий и реализации совместных экологических программ до попыток перестройки существующей системы международных экономических отношений и разработки комплексных мер повышения региональной безопасности. Существенные различия институциональных форм групповой интеграции и результатов совместной деятельности актуализируют задачу определения наиболее эффективных концептуальных и организационных моделей кооперационных взаимодействий, соответствующих условиям конкретных регионов, параметрам и возможностям государств-партнеров, масштабам и содержанию проблем, которые становятся объектом приложения коллективных усилий .

В более узком, практическом значении важность тщательной научной разработки всего круга вопросов, связанных с теорией и практикой межгосударственной интеграции и регионального сотрудничества, объясняется необходимостью поиска ответа на новые международные вызовы, с которыми сегодня сталкивается Российская Федерация. События конца 1980-х — начала 1990-х годов, коренным образом изменившие всю геополитическую картину мира, поставили перед нашей страной множество новых внешнеполи-гических задач. Далеко не последнее место среди них занимают проблемы налаживания эффективных и прочных взаимоотношений с ближайшими соседями, укрепления стабильности и безопасности общего регионального пространства, создания на этом пространстве действенных механизмов политического сотрудничества и экономической кооперации. Активное участие России в создании и деятельности целого ряда трансграничных, региональных и трансрегиональных объединений подтверждает приоритетность указанных задач. Вместе с тем не очень успешная история СНГ и довольно ограниченные успехи, достигнутые благодаря членству РФ в других групповых образованиях, заставляют с большим вниманием отнестись не только к анализу конъюнктурных трудностей интеграции на постсоветском пространстве, но и к исследованию общих фундаментальных закономерностей межгосударственных кооперационных взаимодействий на региональном уровне. Все более насущна.» потребность в обоснованных и соответствующих современным условиям концепциях регионального сотрудничества, таким образом, тесно связана с сегодняшними и будущими внешнеполитическими интересами России. А от ее выбора и позиции во многом зависит будущий облик и положение дел на всем обширном пространстве Российско-Евразийского региона .

Степень научной разработанности проблемы. Превратившись к настоящему времени в одно из самых заметных явлений международной экономики и политики, регионализм по-прежнему остается в числе наиболее противоречивых и сложных для интерпретации проблем. Ему отводят определяющую роль в процессе формирования новой модели многополярного мироустройства и одновременно предостерегают от попыток определения будущего международных отношений, основываясь на анализе интеграционных тенденций. Его рассматривают как спасительное средство при решении самых разных проблем от обеспечения безопасности и экономического роста до сохранения окружающей среды и как угрозу мировому единству, тенденцию разделения международного сообщества на замкнутые и соперничающие друг с другом региональные блоки. Даже причины его возникновения, прежде связывавшиеся со спецификой послевоенной системы международных отношений, сегодня требуют иного объяснения, поскольку с окончанием «холодной войны» регионализм не только не утратил своей актуальности, но, напротив, обрел «второе дыхание» и новую динамику .

Несмотря на стремительное распространение и в пространственном, и в функциональном смысле в течение последних пятидесяти лет по всему миру регионализм, даже как теоретическое понятие, остается неясным и чрезвычайно многозначным. Хотя количество исследований, посвященных различным его аспектам, достигает сегодня впечатляющих размеров, целостная картина самого регионализма и его исторической динамики все еще не складывается. Первые попытки его теоретического осмысления были предприняты еще до того, как начались практические эксперименты по налаживанию межгосударственного сотрудничества на региональном уровне. В последующем периодические всплески интереса к проблематике регионализма, совпадавшие с динамикой его практической эволюции, сменялись периодами интеллектуального затишья. На каждом из этапов более пристального внимания к регионализму в центре дискуссии оказывались новые вопросы, обсуждение которых чаще всего завершалось появлением множества противоречивых гипотез и предположений, нуждающихся в практической проверке .

Начало обсуждению проблем регионализма, продолжающемуся и по сей день, было положено дискуссиями конца 1940-х - начала 1950-х годов о возможностях и перспективах создания безопасной международной системы представителями научных школ федерализма и функционализма. Главной ее темой являлась «международная интеграция», или создание универсального политического сообщества на базе союза (объединения) существующих самостоятельных политических единиц (суверенные государства). А интеллектуальные усилия участников этой дискуссии были направлены на обоснование самой возможности интеграции как альтернативы конфликтной мультигосударственной системе и оптимальных путей реорганизации мира на новых началах. С появлением первых- интеграционных объединений сначала в Европе, затем и в других регионах анализ регионализма все в большей мере начинает опираться на адекватную эмпирическую и фактологическую базу .

Наиболее мощный как в количественном, так и в качественном отношении пласт исследовательской литературы на сегодняшний день образуют работы, посвященные изучению европейской интеграции. Первые работы, содержащие анализ организационных основ и первых итогов деятельности западноевропейских интеграционных объединений, все в большем количестве стали появляться со времени образования в 1951 г. Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) 2. Увеличение объема релевантных эмпирических данных Ransome, Patric. Studies in Federal Planning. London: Macmillan, 1943; Mitrany, David. Л Working Peace System. New York and London: Royal Institute of International Affairs, 1946; Nash, Vcrnon. The World Must Be Governed. New York: Harper & Brothers Publ., 1949 .

!

McKesson J.A. The Schuman Plan // Political Science Quarterly. Vol. 68. 1952; Goormaghtigh J. The European Coal and Steel Community // International Conciliation. May 1955; Mason H.L. The European Coal and Slecl сразу же повлекло за собой появление новых обобщений и гипотез, пришедших на смену прежнему «идеалистическому» и нормативному подходу в качестве теоретической основы для изучения практики регионального сотрудничества .

Наиболее значимый вклад в переосмысление феномена международной интеграции, разработку методов и техники его исследования был внесен Э .

Хаасом н К. Дейчем, основоположниками двух новых теоретических школ, определивших общие контуры и направления научного анализа регионализма не только в Европе, но и за ее пределами3 .

Начало деятельности и первые успехи ЕОУС подтолкнули исследователей к более основательному анализу условий, стимулов, правовых и организационных основ интеграции в Европе 4. Это же заставило их внимательнее взглянуть на деятельность других, менее масштабных европейских кооперационных образований, в том числе созданных ранее'. Одновременно активизируется обсуждение общих направлений и перспектив интеграционного процесса, возможностей и сроков перехода от ограниченных функциональных объединений к полномасштабному оборонительному и политическому союзу европейских государств7 .

Неудачные попытки форсированного перевода европейского регионального сотрудничества в политическую плоскость и существенное изменение приоритетов его дальнейшего развития, отражением которого стало создание в 1957 г. Европейского экономического сообщества (ЕЭС), изменило содержание основной массы публикаций, посвященных анализу интеграционных процессов в Западной Европе. На смену многочисленным попыткам интерпретировать релевантные факты в контексте той или иной общей интеграционной теории стали приходить описательные и фактографические исследования, более взвешенно описывающие реальную практику межгосударственного сотрудничества8. В качестве теоретического фундамента для сисCommunity - Experiment in Supranationalism. The Hague, 1955; Lister L. Europe's Coal and Steel Community .

An Experiment in Economic Union. New York: Praegcr, 1960 .

Dculsch, Karl W. Political Community at the International Level - Problems of Definition and Measurement. New York: Double Day, 1954; Deutsch, Karl W.F Burrell, Sidney A. at all. Political Community and the North Atlantic

Area: International Organization in the Light of Historical Experience. Princeton: Princeton University Press, 1957:

Haas, Ernst. The Uniting Europe. Stanford: Stanford University Press, 1958 .

Rohn P. European Integration: A Comparison of Institutions. Warb, 1958; Alting von Gcusau F.A.M. European Organizations and Foreign Relations of States. Leyden, 1962; Meade J.E., Liesner H.H., and Wells SJ. Case Studies in European Economic Union. The Mechanism of Integration. Oxford: Oxford University Press, 1962 .

Meade J.E. Negotiations for Benelux: an Annotated Chronicle 1943 - 1956. Princeton: Princeton University Press, 1957; Dolan P. The Nordic Council // The Western Political Quarterly. June 1959; Wendt F. The Nordic Council and Co-operation in Scandinavia. Copenhagen, 1959 .

Florinsky M.T. Integrated Europe. New York, 1955; Hallstcin W. United Europe - Challenge and Opportunity .

Cambridge: Cambridge University Press, 1962; Price R. The Political Future of Ihe European Community. L., 1962;

Lindberg L.N. The Political Dynamics ofEuropean Economic Integration. Stanford, 1963; Wandycz P., Frendcl L .

A United Europe. Theory and Practice. L., 1965. ' ' Fenwick C.C. Treaty Establishing the European Defense Community//American Journal of International Law. No 4. 1952; Robertson Ail. The European Political Community // British Yearbook of International Law. Vol. 29 .

1952; Wlalon C.C. Background for the European Defense Community // Political Science Quarterly. No 1. 1953;

тематизацни растущего числа эмпирических данных все чаще начинают использоваться положения и выводы экономической теории, в рамках которой еще в 1950-е годы началось активное изучение непосредственных хозяйственных выгод и преимуществ международного сотрудничества и межгосударственной интеграции 9. Количество такого рода работ заметно увеличилось с появлением в Европе еще одного объединения — Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), стратегия деятельности которого не выходила за рамки решения чисто экономических задач 10. Правда, первоначальный всплеск интереса к ЕАСТ как альтернативной интеграционной схеме стал быстро снижаться с переходом в ЕЭС основных ее членов и постепенным сближением функциональных ориентиров .

С начала 1970-х годов число публикаций, посвященных исследованию практики европейского регионализма, заметно сокращается. Причиной этого стало не только возрастание трудностей и противоречий, существенно замедлявших динамику интеграционного процесса. Не менее важную роль сыграла и утрата общих концептуальных ориентиров вследствие обнаруживающихся несовпадений исходных теоретических представлений с практикой интеграционного строительства. Со всей глубиной этот кризис отразился в самокритичной и пессимистической работе основоположника неофункционализма Э .

Хааса". Для работ этого периода характерны явно выраженный критический подход и более сдержанные оценки достижений и перспектив развития интеграционных институтов в Западной Европе, а также первые попытки обобщения результатов активной исследовательской деятельности предшествующего периода 12. Одновременно стало возрастать внимание западных исследователей к изучению альтернативного опыта восточноевропейского межгосударственного сотрудничества, анализу механизмов и политик Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), начало которому было положено еще в 1950-е— 1960-е годы 13. Несмотря на преобладание негативных оценок, некоVcto. L. - N.Y. - Toronto, 1965; Ileathcotc, N. The Crisis of European Supranationality // Journal of Common Market Studies. No 2. Vol. 5. June 1966; Lambert, J. The Constitutional Crisis 1965-66 // Journal of Common Market Studies. No 3. Vol. 4. May 1966 .

* Vincr. J.The Customs Unions Issue. New York, 1950; Meade, J.E. The Theory of Customs Unions. Amsterdam, 1955; Tinbcrgcn, I. International Economic Integration. Amsterdam - Brussels, 1954; Balassa, El. The Theory of Economic Integration. Ilomev/ood, 111.; Richard D. Irwin, 1961 .

Meyer, F.V. The European Free Trade Association. An Analysis of «The Outer Seven».' New York: Pracgcr, i960', Bcnoit, E. Europe at Sixes and Sevens. The Common Market. The Free Trade Association and the United States. New York: Columbia University Press, 1961; Jantzen, T. The Operation of a Free Trade Ana. Geneva, 1964;

SchSpflin, G. EFTA - The Other Europe // International Affairs. October, 1964; Lange, O. EFTA - Some Reflection on Its Origin, Functions and Future II Annuaire Europeen. Vol. XI. 1967;

Haas, Ernst. The Obsolescence of Regional Integration Theory. Berkeley: University of California, Institute of International Studies, 1975. Research Scries No 25 .

Geusau von, Alting and Frans, A.M. The Political Unification of Europe: Conceptions and Misconceptions .

Munich, 1970; Pryce, Roy. New Research on European Integration. Miami: SI, 1982; Taylor, Paul. The Limits of European Integration. U: Croora Helm, 1983; Одна из первых попыток суммирования и анализа опубликованных ранее исследований: Kujath, KB. Bibliography on European Integration, With Annotations. Bonn: Europe Union, 1977 .

" Modclskl, George. The Communist International System // Research Monograph No 9. Princeton, N.J.: Center of International Studies, 1961; Pe"csi, K. The future of Socialist Economic Integration. New York: Armonk, 1971;

Schiavone, O. The Institutions of Comccon. London: Macmillan, 1981; Sobell, V. The Red Market. Industrial Coторыс из этих работ содержали и указания на позитивные положения некоторых интеграционных схем, практиковавшихся в СЭВ 1 4 .

Во второй половине 1980-х годов ситуация вновь меняется. Вслед за оживлением в Западной Европе деятельности интеграционных институтов активизируется и процесс научного осмысления проблем поступательного развития региональной интеграции 15. Этот процесс, кроме всего прочего, сопровождался довольно существенным изменением общего контекста возобновившихся научных дискуссий. Прежние общетеоретические споры о возможности, условиях и целях интеграции, в которых эмпирические исследования чаще всего использовались в качестве вспомогательного средства, сориентированного на поиск подтверждающих теорию фактов, отошли на второй план. Основное внимание специалистов переместилось в сферу узкоспециального анализа отдельных аспектов интеграционной практики, ограниченного кратко- или среднесрочными перспективами 16. Начинает появляться все больше работ, исследующих влияние единого рынка на отдельные отрасли национального хозяйства, анализирующих проблемы производственной кооперации и воздействие интеграции на промышленное развитие, детально рассматривающих вопросы конкурентоспособности интегрированной экономики, создания валютного союза и финансовой унификации Европы 17 .

В последние годы возросло число публикаций, посвященных анализу «внешних» эффектов европейского регионализма (региональные торговые блоки и многосторонняя либерализация) и, в связи с очередным расширением ЕС, взаимоотношениям с новыми партнерами — странами Центральной и Восточной Европы. Одновременно со вступлением ЕС в завершающую фазу экономической интеграции и преодолением последствий очередного пространственного расширения все большую актуальность начинает приобретать проблематика, определявшая содержание основной массы научных исследований в начале пути к объединенной Европе и связанная с определением перспектив политической интеграции и унификации региона. Подтверждает это к усиливающееся в последнее время стремление к обобщенным operation and Specialization in Comecon. Cower: Aldershot, 1984; Brabant, van J.M. Economic Integration in Eastern Europe. A Handbook. New York-London-Toronto: Harvester Wheatshcaf, 1989 .

м См., например: Foreign Trade in a Planned Economy. Eds. By I. Vajda and M. Simai. Cambridge: Cambridge University Press, 1971 .

Calingaert, M. The 1992 Challenge from Europe. Development of the European Community's Internal Market .

Washington, D C ; National Planning Association, 1988; Nicoli, W, and Salmon, T. Understanding the European

Communities. New York: Phillip Allan, 1990; Baldwin, R.E. Towards an Integrated Europe. 2nd. ed. London:

CEPR. 1994 .

"Temple, M. Regional Economics. New York: St. Martin's Press, 1994; Labor, Employment and Social Policies in the EU Enlargement Process: Changing Perspectives and Policy Options. Washington: World Bank, 2002 .



" Mayes, D. The European Challenge. Harvester Whealsheaf, 1991; Sachwald, F. (ed.) European Integration and Competitiveness. Acquisitions and Alliance in Industry. Aldersliot: Edward Elgar Publishing, 1994; Eichengreen, B .

and Frieden, J.A. The Political Economy of European Monetary Unincation: an Analytical Introduction. In: Frieden, J.A. and Lake, Л (eds.) International Political Economy. Perspectives on Global Power and Wealth. 3d. ed. New York: St. Martin's Press, 1995; Caesar R. Eine neue Finanzvcrfassung fur die EU? // Wirtschaftsdicnst. 2002. Jg. 82 .

No 6 .

Landcsmann M.A., Stehrcr R. Structural Patterns of East-West European Integration: Strong and Weak Gcrschenkron Effects. Hamburg: HWWA, 2003; Handschuch K., Wettach S. Virus des Misstrauens // Wirtschaflswoche. 2003. No 17; Stenzel U. Erweiterung — das Ende der Nachkriegsordnung // Europ. Rundschau. 2003. Jg. 31 .

No. 2 .

исследованиям исторической динамики европейского регионализма, подготавливающего фундамент, необходимый для осмысления его дальнейших перспектив19 .

Первые работы, посвященные изучению практики регионализма за пределами Европы, стали появляться во второй половине 1960-х годов. Географически они ограничивались главным образом Латинской Америкой, и частью Африки, отличавшимися наибольшей активностью кооперационных экспериментов, а их авторами являлись теоретики европейской интеграции .

Интерес к неевропейским интеграционным опытам в первую очередь обусловливался стремлением найти факты, которые подтверждали бы универсальность общих положений уже выработанных интеграционных теорий .

Бурный рост числа межгосударственных кооперационных объединений в Третьем мире, связанное с этим стремительное накопление релевантных данных, а также расширение круга исследователей за счет представителей национальных научных школ, отличавшие вторую половину 1960-х - 19.70-е годы, довольно быстро привели к обособлению проблематики регионального сотрудничества за рамками Европы в самостоятельную область исследований 21 .

Изучение опыта организации и деятельности региональных объединений, возникавших в этот период, довольно быстро привело специалистов к выводу о существенных различиях между европейским и большинством неевропейских интеграционных проектов не только в объективных условиях, но и в целях, которые вдохновляли участников этих проектов. В этой ситуации констатация многочисленных трудностей, с которыми столкнулись почти все возникшие за пределами Европы региональные образования, сменилась сначала сомнениями в универсальной применимости интеграционной модели, реализуемой западноевропейскими странами. К середине 1970-х годов эти сомнения перерастают в попытки теоретического обоснования особых условий и возможности интеграции в Третьем мире 23 .

" Dewatripont, M. European Economic Integration. A Challenge in a Changing World. Amsterdam: North Holland, 1994; European Integration in the 21st Century: Unity in Diversity? Ed. by Farrell M. London: Sage, 2002; Pollack М.Л. The Engines of European Integration: Delegation, Agency and Agenda Setting in the EU. Oxford: Oxford University Press, 2003 .

Hans, Ernst В., Schmiltcr, Philippe C. Economics and Differential Patterns of Political Integration: Projections about Unity in Latin America // International Organization. Vol. XVIII. No 4. Autumn 1964 .

" Nye, J.S. Pan-Africanism and East African Integration. Cambridge: Harvard University Press, 1965; Wionczek, Miguel S. (ed.) Latin American Economic Integration. New York: Frederick A. Praeger, 1966; Robson, Peter. Economic Integration in Africa. London: George Allen and Unwin Ltd., 1963; Hazlewood, A. (ed.) African Integration and Disintegration. Case Studies in Economic and Political Union. London: Oxford University Press, 196S; Kadar, B. Regional Cooperation in Latin America. Budapest: Acadcmiai Kiado, I97S .

Prebisch, Raui. Surmounting Obstacles to a Latin American Common Market. Latin American Economic Integration: Experiences and Prospects. New York, 1966; KUck,* G, Economic Cooperation and Integration: The Case of the Developing Countries. Berlin, 1977; Langhammer, R.Y. Regionallntcgration and Cooperation in Africa: A History of Disappointment // Inlcreconomics. No 9/10. Hamburg, 1977 .

, " Prebisch, Raul. Towards a New Trade Policy for Development. New York: United Nations, 1964; Pazos, F. Regional Integration of Trade among Less Developing Countries. Trade Strategies for Development. London: Basingstoke, 1973; Okwuosa, E. New Directions for Economic Development in Africa. London, 1976; Vaitsos, C.V. Crisis in Regional Economic Cooperation (Integration) among Developing Countries // World Development No 6. June 1478 .

Эмпирический анализ латиноамериканского регионализма, в рамках которого основное внимание первоначально уделялось рассмотрению деятельности наиболее многообещающих субрегиональных группировок и объединений, пытавшихся реализовать оригинальные кооперационные схемы, постепенно все больше дополняются исследованиями более широкого плана .

Наряду с попытками исследования практических результатов деятельности всех кооперационных объединений, появлявшихся на региональном уровне, в этих работах наблюдается явное стремление понять общие закономерности, особенности и реальные перспективы межгосударственного сотрудничества и интеграции в этой части мира в контексте тенденций общемирового развития 24 .

Исследования регионализма в Африке, особенно с начала 1980-х годов, также все активнее развиваются вщирь. Завершение периода хаотических организационных перестроек и появление на континенте новых, более устойчивых региональных группировок повлекло за собой появление большого числа работ, систематизировавших достоинства и недостатки отдельных институциональных примеров межгосударственной кооперации на региональном и субрегиональном уровнях. Авторами этих работ все чаще становятся местные специалисты, стремящиеся взвешенно и объективно осмыслить выгоды и угрозы различных интеграционных схем применительно к специфическим условиям региона и отдельных групп стран 25 .

Значительно менее исследованным и представленным в научной литературе вплоть до последнего времени остается опыт создания и деятельности межгосударственных кооперационных группировок региона Северной Африки и Ближнего Востока. Многочисленные и очевидно неудачные попытки создания такого рода объединений и сохраняющаяся в течение длительного времени напряженность во взаимоотношениях целого ряда государств региона в конечном счете утвердили научное сообщество, хотя, возможно, и не вполне оправданно, в отсутствие сколько-нибудь серьезных перспектив для успешного развития регионализма в этой части мира .

Совершенно иная картина наблюдается в изучении регионализма в Азии и Тихоокеанском бассейне. Ограниченный объем работ 1960-х — 1970-х годов с избытком был компенсирован тем пристальным вниманием, которое уделяется развитию регионализма и деятельности региональных организаций "' Regionalism and [he G lobal Economy: The Case of Latin America and the Caribbean. Ed. by I. Joost.

The Hague:

FONDAD, 1995; Estevadeordal A., Goto J., Saej R. The New Regionalism in the Americas: The Case of Mercosur .

INTAL April 2000. WP 5. Washington D C, 2000; Bulmer-Thomas, V. Regional Integration in Latin America and the Caribbean: The Political Economy of Open Regionalism. London: University of London, 2001. EgoumeBossogo Ph., Mendis Ch. Trade and Integration in the Caribbean. Washington: IMF, 2002 .

Onwuka, R.I. and Sesay, A. (cds.) Future of Regionalism in Africa. London: Macmillan, 1984; Economic Cooperation and Integration in Africa. Ed. by Ndongko W.A. Dakar: CODESRIA, 1985; Onwuka, R.I. and Nwachukwu, C.B. What Hope for an African Economic Community? // International Politics. Vol. 33. No 2. The Hague, 1996;

Maloka E., Le Roux E. (eds.) Africa in the New Millennium. Pretoria, 2001; Clmuvin S., Gaulier G. Regional Trade Integration in South Africa. WP 2002-12 October. Paris: CIPII, 2002 .

2i El-Erian, Mohamed A. And Fischer. Stanley. Is MENA a Region? The Scope for Regional Integration. International Monetary Fund: IMF Working Paper. April 1996; Testas, A. Economic Gians from Integration among Developing Countries: Case of the North Africa Arab Maghreb Union (AMU) // Development Policy Review. Vol. 15. No 2. 1997 .

И в последние годы. Однако распределяется это внимание далеко неравномерно. Не вполне изученными, к примеру, пока еще остаются региональные эксперименты, пусть не всегда удачные и продолжительные, в Центральной и Южной Азии. В то же время число отдельных статей, сборников и монографий, объектом рассмотрения которых является Азиатско-Тихоокеанский регион, уже превышает рамки возможного. В их числе можно обнаружить и общие исследования истории, особенностей и результатов регионализма в этой части мира, и работы, посвященные анализу разных сторон деятельности отдельных региональных образований, прежде всего таких, как Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и организация АзиатскоТихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) 2 8. Довольно полно представлена в новейшей научной литературе общая картина становления и развития и менее масштабных азиатско-тихоокеанских кооперационных проектов 29 .

Не обойденной вниманием, прежде всего в силу своей потенциальной значимости и влияния на общемировые экономические процессы, оказалась и Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА) — первая региональная группировка, созданная в начале 1990-х годов при поддержке и активном участии США °. Деятельность этой организации, равно как и АТЭС, вызывает интерес и исследуется главным образом в контексте общемировых проблем и глобального развития .

Таким образом, можно констатировать, что проблематика регионализма в целом, отдельных его аспектов и институциональных проявлений в западной англоязычной научной литературе представлена довольно полно .

Этому, несомненно, способствовало стремительное расширение информационной базы за счет постоянного введения в оборот все большего числа новых данных о проектах, решениях и результатах деятельности многочисленных региональных организаций и группировок. Такого рода данные содержатся в многочисленных справочных и статистических сборниках, выпускаемых международными институтами и региональными экономическими учреждениями, в периодических специализированных изданиях самих региональном., например: Palmer, Norman. The New Regionalism in Asia and Pacific. Lexington: Lexington Books, 1991;

Asia-Pacific Regionalism: Reading L International Economic Relations. Ed. by P. Drysdale and It. Garnaut, Pymn ble: Harper Cjllins, 1994; Evans, Q. Regionalism and Cooperation in the Asia-Pacific. Canberra, 1995; Scollay, R .

and Gilbert, Q. New Regional Trading Arrangements in the Asia-Pacific, Washington, D C : HE, 2001; Regionalism in East Asia: Paradigm Shifting? Ed. by Liu Fu-Kuo, Regnicr Ph. L., N.Y.: Routledge Curzon, 2002. .

" Например: Bowles, P. ASEAN, АГГА and the New Regionalism // Pacific Affairs. 1997. Vol 70. No 2; AsiaPacific Crossroads: Regime Creation and the Future of APEC. Ed. by Aggarwal, V.K. and Morrison, C.E. New York, 1998; Ravenhill, J. APEC and the Construction of Pacific Rim Regionalism. New York: G e e n Giant Press, 2001; Stubbs R. ASEAN Plus Three // Asian Survey. 2002. Vol. 42. No 3 .

" Min Tang, Myo Thant. Growth Triangles; Conceptual Issues and Operational Problems. Manila Asian Development Bank, 1994; Scollay, R. N e w Developments in Trade and Economic Cooperation among Pacific Islands Forum Members. Brisbane, 2001 .

llufbaucr, G. and Schott, J. North American Free Trade: Issues and Recommendations. Washington, DC, 1992;

Hukim P., Lilan R.E. The Future of North American Integration: beyond NAFTA. Washington D.C.: Brookings ' Institution Press, 2002; Pastor R.A. North America's Second Decade // Foreign Affairs. 2004. Vol. S3. No I .

В их число входят периодические издания ООН и се региональных комиссий («World Economic Survey», «Economic Bulletin for Europe», «Economic Bulletin for Latin America», «Economic Bulletin for Africa», «Economic Bulletin for Asia and Far East»), Международного валютного фонда («International Financial Statistics», ных объединений". Кроме того, в течение уже довольно продолжительного времени издается ряд периодических изданий, играющих роль своего рода интеллектуальных площадок, предназначенных для обсуждения наиболее актуальных проблем интеграционных политик и регионального развития 31 .

Однако нельзя не заметить некоторого дисбаланса в «географическом»

распределении исследовательских интересов и, соответственно, различий в глубине анализа разных схем группового межгосударственного сотрудничества, особенно тех, которые предпринимаются в рамках так называемых «периферийных» регионов. Хотя в совокупности именно они составляют большую часть современного мира .

Первоначальное преобладание «европоцентристских» подходов в международных региональных исследованиях, не всегда позволявшее адекватно оценить плюсы и минусы отдельных интеграционных проектов в тех или иных частях мира, через некоторое время сменилось пространственной сегментацией и преувеличением значения специфических особенностей отдельных регионов. Относительная обособленность, отражавшая стремление к тщательному учету национально-географических особенностей при анализе практики регионализма, с неизбежностью усиливалась вместе с развитием и усложнением кооперационных схем, заставлявших аналитиков сужать, в том числе и пространственно, горизонт исследований. В этой связи крайне незначительное количество трудов синтетического и обобщающего характера, несмотря на то, что регионализм уже давно рассматривается большинством западных аналитиков в качестве универсального явления и самостоятельного объекта исследования, вполне объяснимо. Лишь относительно недавно стали появляться первые работы компаративного плана, опирающиеся на систематизированный сравнительный анализ если не большинства, то, по крайней мере, несколько разных вариантов институционализированных региональных взаимодействий 34 .

Иное положение дел, связанных с исследованием межгосударственного сотрудничества на региональном уровне, наблюдается в отечественной общественной науке. Итогом особой траектории ее автономного и ограниченного жесткими идеологическими рамками развития в течение нескольких предшествующих десятилетий стало появление массы литературы, не представляющей сегодня практически никакой научной ценности. Вследствие продолжительной интеллектуальной и информационной изоляции большинство российских специалистов оказалось либо вообще не осведомленным о результатах, достижениях и перспективных направлениях научного поиска в «Directions of Trade Statistics». «World Economic Outlook»), Всемирного банка («The World Bank Economic Review») или, например. Африканского банка развития («African Development Report») н т.п .

В том числе, издания ЕС («Bulletin of the European Communities», «Eurostat News»), EACT («Annual Reports», «EFTA Bulletin»), КАРИКОМ («CARlCOMNews»), 1ОТФ («Forum News»), АТЭС («APEC Economic Outlook», «Key APEC Documents») и др .

3i Например, ориентированным на проблемы ЕС «Journal of Common Market Studies» или специализирующийся на вопросах регионального сотрудничества в Латинской Америке «CEPAL Review» .

м Первая из них: Landhammer, RalFnnd Hiemenz, Ulrich. Regional Integration among Developing Countries: Opportunies, Obstacles and Options. TUbcngen: Mohr, 1990. Более поздние: Pizarro, Ri Comparative Analysis of Regionalism between Latin America and Asia-Pacinc. Santiago, Chile, 1999; Feinberg, R. Comparative Regional Integration in Non-Identical Twins: APEC and FTAA. San Diego: APEC Study Center, 2000 .

соответствующей области знаний, или же оперирует выводами, утратившими свою значимость и актуальность. В то же время нельзя отрицать и того, что наряду с большим количеством «идеологизированного мусора» в ряде работ прошлых лет иногда можно обнаружить богатую фактологию, оригинальные идеи и достаточно обоснованные выводы. Все это свидетельствует о том, что определенный фундамент для непредвзятого, объективного и плодотворного изучения международного регионализма отечественной общественной наукой, безусловно, существует .

Первые шаги в исследовании процессов, положивших практическое начало современному регионализму, советским обществоведением также были сделаны с появлением работ, посвященных анализу деятельности западноевропейских интеграционных институтов 35. Однако общие концептуальные установки, предопределившие содержание не только этих, но и всех последующих исследований, были заранее сформулированы и почти официально утверждены36. В соответствии с ними сама идея создания единой Европы определялась как явно реакционная, нацеленная на создание агрессивного альянса против мирового социализма и объединение монополистического капитала для дальнейшего наступления на права трудящихся и борьбы с национально-освободительными движениями 37. Изначальная идеологическая заданность подходов к «изучению» западноевропейского интеграционного процесса и его оценок, временами смягчавшаяся и объективизировавшаяся, отличала обществоведческие работы соответствующей тематики вплоть до середины 1980-х годов. И даже признавая определенные объективные закономерности, лежащие в основе политики строительства единой Европы, их авторы прилежно препарировали любые, самые незначительные трудности, с которыми сталкивались участники европейских региональных организаций38. В то же время некоторые из исследований этого времени до сих пор представляют определенный интерес если не с аналитической, то с фактологической точки зрения. Ситуация существенным образом меняется во второй половине 1980-х годов. Критический подход сменяется попытками " Лрзуманян А. Социально-экономические и политические причины «интеграции» в Западной Европе // Мировая экономика и международные отношения. 1959. № 10; Панов М. Структура и деятельность Европейского объединения угля и стали // Мировая экономика и международные отношения. 195S. № 8; Ященко Т., Каменский X. К созданию экономического союза Бенилюкс // Внешняя торговля. 1958. Кг 10; Суслик П.И. «Общий рынок» шести европейских стран. М.: Внсшторгиздат, 1961; Хесин Б. Европейская ассоциация свободной торговли I/ Мировая экономика и международные отношения. 1964. № 4 .

См.: О создании «Общего рынка» и Евратома: материалы Института мировой экономики и международных отношении Академии наук СССР // Коммунист. 1957. № 9; Об империалистической «интеграции» в Западной Европе («Общий рынок») // Приложение х журналу Мировая экономика и международные отношении. 1962. № 9 .

" См., например: «Общий рынок» - орудие монополий. М.: Ин-т междунвр. отношений, 1963; Новые формы колониализма. Вопросы ассоциации африканских стран с «Общим рынком». М.: Изд-во Вост. лит., 1963 .

" К примеру: Бузыкин Н.И. Западноевропейская интеграция на третьем этапе общего кризиса капитализма .

М.: Экомомнздат, 1963; Кризис западноевропейской интеграции. Реф. сб. /отв. ред. Ю.А. Борко. М., 1977;

Клименко Н.П. Экономическая интеграция капиталистических стран - новая форма межимпериалистического соперничества. Киев: Пища школа, 1985 .

" См., например: Клепацкнй З.М. Западноевропейские международные организации. Пер. с лольск. М.:

Прогресс, 1973; Уткин А ; И. Доктрины атлантизма и европейская интеграция. М.: Наука, 1979; Барановский В Т. Политическая интеграция в Западной Европе: некоторые вопросы теории и практики. М.: Наука, 1983 .

объективно взглянуть на современное положение дел, проекты и перспективы западноевропейских региональных организаций, прежде всего Европейского союза40 .

Столь же очевидная тенденциозность, только с обратным знаком, отличала основную массу работ конца 1950-х — начала 1980-х годов, «исследовавших» практику социалистической интеграции и деятельность Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) .

На обоснование и пропаганду идеологически правильной интеграционной концепции, позитивных результатов ее реализации и перспектив, открывающихся перед «социалистическим содружеством», советское обществоведение не жалело сил в течение более чем четырех десятилетий41. Позитивные трактовки эволюционного развития СЭВ и уверенность в его будущем сохранялись в трудах отечественных специалистов даже в начале 1990-х годов, когда до полного краха этой организации оставалось совсем немного 42. Очевидное несоответствие между описаниями реальности и самой реальностью, обнаружившееся в результате исчезновения СЭВ, не вызвало особых потрясений среди научной общественности. А попытки провести ревизию результатов исследовательской активности прошлых лет и непредвзято проанализировать источники и причины общих заблуждений до сих пор остаются редкостью 43 .

Со второй половины 1990-х годов после некоторого спада интереса к проблемам международного сотрудничества вообще в отечественной научной периодике все чаще начинают появляться публикации, посвященные анализу состояния и перспектив интеграции на пространстве бывшего СССР .

Основным объектом этого анализа стало Содружество независимых государств (СНГ) — межгосударственное объединение, призванное структурировать отношения между отдельными частями распавшейся империи. Несмотря на чрезмерно оптимистические в некоторых случаях оценки состояния дел и перспектив развития интеграционных процессов в рамках СНГ, в целом исследования российских специалистов в этот раз отличают более сдержанные ю

Глухарев Л.И. Европейские сообщества: В поисках новой стратегии. М.: Междунвр. отношения, 1990:

Европейский союз на пороге XXI в.: Выбор стратегии развития / под ред. Ю.А. Борко и О-В. Буториной. М.:

Эднториал УРСС, 2 0 0 ! ; Шсмятенкоа В.Г. Европейская интеграция. М.: Междупар. отношения, 2003; Яжборовская И.С. Европейский союз на путях политической интеграции. М.: Современна» экономика и право, 2004; Ахова Е.В. Трансформация политических институтов ЕС: Современные тенденпии и перспективы .

Ставрополь: Кубанский гос. ун-т, 2005 .

Только в качестве примера из множества работ можно назвать: Алексеев A.M., Социалистическая интеграция и ее преимущества перед капиталистической. М.: Наука. 1975; СЭВ: Международное значение социалистической интеграции / под ред. К.И. Микульского. М.: Междунар. отношения, 1979; Олейник И.П. Интеграционные процессы в мировом социалистическом хозяйстве. М.: Мысль, 1981; Калтахчян Н.М. Социалистическая интеграция сегодня и завтра. М.: Политиздат, 1982; Ладыгин Б.Н., Барковский А.Н. СЭВ: История, современность, перспективы. М.: Международные отношения, 1986 .

Габолаев B.C. СЭВ; Перестройка механизма взаимодействии. Межгосударственный уровень. М.: Наука, 1990; Дурнев В.А. Восточная Европа: Развитие транснациональных форм сотрудничества: (Тенденции 80-х годов). М.: Наука, 1991 .

Шишков Ю. Интеграция и дезинтеграция: Корректировка концепции // Мировая экономика и международные отношения. № 10. 1993; Гринберг Р.С Почему ист СЭВа и чему учит его опыт: (Заметки по поводу несостоявшегося юбилеи) // Российский экономический журнал. № 4. 1999; Международная экономическая интеграция / под ред. Н.Н. Ливепцева. М.: Экономист., 2006 .

и объективные подходы к рассмотрению организационной практики Содружества 41 .

Направленность и характер исследования отечественным обществоведением проблем группового межгосударственного сотрудничества и региональной кооперации в других частях мира вплоть до начала 1990-х годов определялись теоретическими постулатами концепции некапиталистического пути развития и социалистической ориентации. Коллективные усилия в рамках региональных группировок стран Третьего мира, способствуя мобилизации сил и ресурсов для проведения индустриализации и оптимизации экономических структур, могли, по мнению отечественных специалистов, облегчить решение национальных задач социально-экономического характера и укрепить возможности противостояния неоколониалистской эксплуатации .

Однако интеграционные эффекты региональных объединений развивающихся стран, в силу специфического положения последних в мировом капиталистическом хозяйстве вполне могли быть использованы и для стимулирования их продвижения по пути капиталистического развития. Такое направление интеграции в соответствии с преобладавшим в советском обществоведении мнением противоречило интересам освободившихся государств и вело к вовлечению создаваемых ими региональных группировок в опасные международные интриги .

Анализ конкретных примеров регионального сотрудничества и интеграции развивающихся стран проводился в этот период в основном либо в контексте общих исследований мировой политики и международных отношений, или же в рамках самостоятельных страноведческих изысканий, ограниченных отдельными крупными регионами и группами стран. Работы, посвященные детальному анализу истории появления и развития отдельных кооперационных объединений развивающихся стран, оставались редким исключением. Первоначальный интерес советских специалистов к интеграциБуторина О.В. Интеграция СНГ. Применим ли опыт Европейского Союза? // Свободна:! мысль - XXI .

1999. К» б; ШумскиЯ Н.Н. Интеграция в Содружестве Независимых Государств: Проблемы к перспективы // Мирона» экономика и международные отношения. 1999. № 11; Зиядуллаев Н.С. СНГ: Опыт и итоги десятилетия // Свободная мысль - XXI. 2002. Jft 4; Чаевнч А.В. Интеграционные процессы в постсоветском пространстве и национальная безопасность России. М.: Компания Спутник*, 2004; Астапов К.Л. Формирование единого экономического пространства стран СНГ // Мировая экономика и международные отношения. 200S .

Jfe 1; Никулин Н.Н. Россия и СНГ в глобальной экономике. М.: Изд-во МГУ, 2005; Сафонов И.А. Россия в общеевропейском процессе экономической интеграции. М.: Экономика, 2005; Федулова Н.Г.

Россия - СНГ:

время собирать камки // Мировая экономика и международные отношения. 2006. № I .

В числе первых могут быть названы: Капица Л.М., Сухов В. А. Экономическая интеграция развивающихся стран. М.: Наука, 1978; Международные отношения развивающихся стран: В 3-х кн. / под ред. И.О. Фаризова. Кн. 3: Экономическое сотрудничество между развивающимися странами. М.: Изд-по МГУ, 1982; Экономическое сотрудничество и интеграция стран Востока / отв. ред. С.А. Былиияк. М.: Наука, 1987; Примером вторых являются: Виноградова Л.В. Африка: Вопросы интеграции экономики. М.: Мысль, 1968; Романова З.И. Латиноамериканская интеграция: Тенденции развития. М.: Наука, 1970; Африка в 70 - 80-е годы. Становление национальной экономики и стратегия развития / ота. ред. А.А. Громыко. М.: HayKii, 1980; Международные отношения в Центральной Америке и Карибском бассейне в 80-х годах / отв. ред. В.В. Вольский .

М.: Наука, 1988 .

* Чумакова М.Л. Интеграционные процессы в странах Центральной Америки. М.: Наука, 1972; Кузнецова М.А. Восточная Африка: Проблемы интеграции. М.: Наука, 1977; Больше других в этом отношении повезло АСЕАН: СвмоПлснко В.В, АСЕАН: Политика и экономика. М.: Наука, 1982; Плеханов Ю.А., Рогожин А.А .

Экономика и политика АСЕАН. М.: Мысль, 1985 .

онпым экспериментам в Латинской Америке и Африке, регионам, где леворадикальные политико-экономические идеи получили в свое время довольно широкое распространение, заметно уменьшается к концу 1980-х годов. Гораздо большее внимание в этот период начинают привлекать процессы межгосударственного сотрудничества и экономического развития стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В последние годы проблемы азиатскотихоокеанской экономической интеграции как в общерегиональном масштабе, так и в контексте изучения деятельности отдельных региональных организаций превратились в один из наиболее популярных объектов исследования российских ученых-международников .

Одновременно с этим наметилось некоторое оживление внимания и к регионам, отошедшим в свое время на второй план. В первую очередь это относится к изучению современных форм' группового сотрудничества и интеграции в Латинской Америке 49. Кроме того, достаточно пристально отечественные ученые наблюдают за успехами и развитием НАФТА, в том числе, пытаясь оценить перспективы создания крупнейшей трансрегиональной зоны свободной торговли, охватывающей обе Америки 50 .

Таким образом, несмотря на некоторый спад общего интереса к конкретным международным исследованиям, наметившийся в 1990-е годы, в последнее время российские исследователи все активнее начинают обращаться к изучению феномена международного регионализма. Часто эти попытки ограничиваются теоретико-понятийными дискуссиями и рассмотрением регионализма в соотношении с такими тенденциями развития современного мира, как интернационализация или глобализация. И на абстрактнотеоретическом уровне регионализм все чаще воспринимается в качестве отТихоокеанским регионализм: Концепции и реальность / отв. ред. В.И. Иванов, К.В. Малаховский.

М.:

Наука, 1983; Иванов В.И., Вревский В.А., Лукин В.П. Тихоокеанский регионализм: Концепции н реальность. М.: Наука, 1983; Ковригин Е.Б. Противоречия и перспективы формирования тихоокеанского сообщества. М- Межлунар. отношения, 1986 .

Потапов М.А. О состоянии интеграционных экономических процессов в АТР // Проблемы Дальнего Востока. 1995. № 4; Лунин В. АТЭС: Вступая во второе десятилетие // Латинская Америка. 2000. № 7; Россия в ЛТЭС и в АТР / отв. рея. ИД. Иванов, МЛ.Титаренко. М.: Ин-т Дальнего Востока РАН, 2001; Целищев И .

Восточная Азия: Интеграция? // Мировая экономика н международные отношения. 2003. Кя 7; Меркулов

В.И. Россия - АТР: узел интересов. М.: Акад. проект, 2005. Примером работ обобщающего плана являются:

Костюнина Г.М. Азиатско-Тихоокеанская экономическая интеграция. М.: РОССПЭН, 2002, * Чумакова М.Л. Новый регионализм в Центральной Америке // Латинская Америка. 1997. № 3; Структурные изменения в Западном полушарии: взгляд из России: науч. докл. ИЛА РАН // Латинская Америка. 2004 .

№ 12; Бурляй Я.А. МЕРКОСУР, ЛАИ и другие // Международная жизнь. 2005. № 2; Романова З.И. Латинская Америка: региональная интеграция на новом витке развития // Мировая экономика и международные отношения. 2005. № 10. В последние годы появился ряд серьезных обобщающих работ, подготовленных специалистами ИЛА: Интеграция о Западном полушарии на пороге XXI века / отв. ред. А.Н. Глинкин. М.:

11аука, 1999; Интеграция в Западном полушарии и Россия / отв. ред. А.Н. Глинкин. М.: ИЛА, 2004 .

Щетинин А.В. НАФТА: Основные параметры // Латинская Америка. 1994. № 12; Исраэлян Е.В., Комкова EX., Барановский К.Ю. Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА): Проблемы и перспективы // США: экономика, политика, идеология. 1995. № 5; Ложечко М.С.

НАФТА в интеграционных процессах:

Проблемы н перспективы // Внешняя торговля. 2000. № 5 - 6; Комкова Е.Г. Канадо-мексиканские отношения и НАФТА // США. Канада: Экономика, политика, культура. 2004. № 9 .

Например: Вардомский Л.Б. Между глобализмом н регионализмом: Проблемы и тенденции регионализации постсоветского пространства // Политкя. 2002. № 1; Широков Г.К., Салицкий А.И. Глобализация н/нли регионализация? (Регионализация и се типы) //Восток. 2003. № 5; Иншакова Е.И. Глобализация и мегарсгиоиальная интеграция как объективные тенденции хозяйственной эволюции // финансы и кредит. 2005. № 11; Чсрковец О. Внешнеэкономическая интеграция - системный анализ // Экономист. 2005. Кг 1 .

дельного и самостоятельного явления международной политики и экономики. На уровне же эмпирических исследований регионализм до сих пор пред-, ставлен мозаикой отдельных, часто не связанных между собой работ, с разной степенью детализации описывающих конкретные его проявления в разных частях мира. Поэтому, несмотря на огромное количество научных публикаций, так или иначе связанных с исследованием регионализма, общая картина его формирования, развития и современного состояния все еще остается фрагментарной и не вполне ясной. Помимо многомерности и внутренней сложности рассматриваемого явления это также объясняется отсутствием адекватного целостного представления о нем, основывающегося на интегрированном анализе всей совокупности практических проявлений и систематизированном описании его исторической динамики .

Цель и задачи исследования. Основная цель исследования состоит в научной реконструкции на основе систематизированного анализа имеющихся релевантных источников обобщенной картины исторической динамики современного регионализма и определении на этой основе направлений его теоретической и практической эволюции, возможностей и реальных достижений с точки зрения решения наиболее актуальных национальных, коллективных и общемировых проблем, а также сравнительной эффективности различных концептуальных подходов и организационных моделей, использующихся для достижения поставленных целей на разных этапах и в разных условиях.

Для достижения этой цели в работе предпринята попытка решения нескольких взаимосвязанных задач:,:

- проведение обобщенного анализа теоретической базы современного регионализма путем инвентаризации, классификации и синтезирования основных концепций и научных гипотез, связанных с проблематикой межгосударственных кооперационных взаимодействий и интеграции в ограниченных пространственных (географических) рамках;

- определение общей логики процесса концептуальной эволюции регионализма и основных факторов, определяющих направления развития теоретической мысли;

- восстановление целостной картины исторической динамики современного регионализма на основе обобщенного исследования большинства основных примеров организованного (формального) группового сотрудничества в разных регионах мира со времени их появления и до сегодняшнего дня;

- исследование хронологии развития регионализма, исходя из основных тенденций, определявших индивидуальное и групповое развитие межгосударственных кооперационных образований в разных регионах мира;

появление ряда учебников и учебных пособий по проблемам регионализма и международной интеграции:

Владимирова И.Г. Международна» экономическая интеграция: Учеб. пособие. М.: ГУУ, 2004; Интеграционные процессы а современном мире: Учеб. пособие. М.: Макс-Пресс, 2005; Интеграционные процессы в современном мире: Хрестоматия. М.: Макс-Пресс, 200S .

- рассмотрение концептуальных основ и организационных моделей, использовавшихся участниками интеграционных экспериментов на разных этапах и в разных регионах мира, их достоинств и ограничений с точки зрения достигнутых результатов;

- выявление контуров, формирующихся в процессе развития межгосударственного сотрудничества, относительно устойчивых зон взаимного тяготения в сравнении с границами традиционных географических (цивилизационных) макро- и субрегионов;

- анализ роли и значения основных внешних и внутренних факторов с точки зрения их влияния на содержание и эволюцию как отдельных институциональных проявлений регионализма, так и рассматриваемого феномена в целом .

Объект исследования. В качестве объекта исследования диссертационной работы пыступает современный международный регионализм, понимаемый как процесс сознательного расширения и интенсификации ограниченносторонних взаимодействий между государствами, связанными географической близостью, сходством условий и форм жизнедеятельности. Его целью является создание и использование позитивных эффектов кооперации в различных сферах общественной жизни, а практическим проявлением - образование межгосударственных «композиционных» структур (региональные интеграционные объединения) формального и/или неформального характера, отличающихся непропорционально большей активностью внутригрупповых отношений. В основе общности всего многообразия конкретных проявлений регионализма — общая их обусловленность действием объективных рыночных сил и тенденциями мирового экономического развития, а также тесная взаимосвязь фундаментальных теоретических основ и расширяющееся взаимное влияние, что и позволяет рассматривать регионализм в качестве целостного объекта исследования .

Предмет исследования. Предметом исследования являются теория и практика современного международного регионализма, рассматриваемые в историко-эволюционном и компаративном аспектах. «Теоретический регионализм» представляет сумма основных концепций, гипотез и утверждений о сущности, содержании, формах и целях кооперации и интеграции на региональном уровне, «практический» — совокупность реальных проявлений организованных форм группового межгосударственного сотрудничества в разных регионах мира .

Хронологические рамки. Хронологические рамки исследования охватывают период с 1940-х годов прошлого века, времени окончательного оформления базовых теорий международной интеграции и появления первых групповых институционализированных объединений кооперационного характера, и до начала нынешнего столетия. Все теоретические достижения и практические примеры региональной интеграции этого периода рассматриваются как элементы (проявления) «современного» международного регионализма в отличие от исторически более ранних опытов межгосударственной интеграции, обнаруживаемых разными исследователями начиная с XI в. Принципиальное отличие современного регионализма от его исторических предшественников заключается в том, что и в теории, и на практике он основывается на закономерностях развития международной системы, сложившейся в XX в., и возможностях, открывающихся вместе с прогрессом интернационализации хозяйственной жизни в общемировом масштабе .

Пространственные рамки. Исследование практики регионализма или институционализированных форм межгосударственной кооперации и интеграции охватывает все без исключения регионы мира. Для географической идентификации отдельных примеров организованного группового сотрудничества, сравнительного анализа особенностей пространственного распределения кооперационной активности и выявления рамок формирующихся зон взаимного тяготения использовалась классификационная схема регионализации мира, определяющая границы одиннадцати цивилизационных макрорегионов и их субрегиональную дифференциацию. Эта схема не очень существенно отличается от других подобных классификаций, которые можно обнаружить в современной отечественной литературе, а номенклатура выделенных с ее помощью регионов, как отмечают ее авторы, является в основном общепризнанной" .

Положения, выносимые на защиту.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы диссертационного исследования:

- Современный регионализм представляет собой следствие (результат) целенаправленных усилий международных акторов, смысл и содержание которых определяется не только индивидуальными конъюнктурными потребностями и/или объективными закономерностями мирового развития, но и релевантными рациональными конструкциями (теорией). С этой точки зрения его можно рассматривать в качестве некоторого практического итога процесса эволюции теоретических представлений относительно стратегий достижения определенных целей, отражающего динамику «идеальных» устремлений, опыт предшествующей практики, ситуативные перемены и изменения целевых приоритетов;

— Практика регионального сотрудничества и групповой межгосударственной кооперации опирается на весьма широкий, хотя неоднородный и слабо структурированный теоретический фундамент. Противоречие, связанное с отсутствием целостной и внутренне согласованной теории в условиях расширения регионализма и повышения его роли в системе современных международных отношений, отчасти может быть компенсировано сведением воедино всего множества релевантных первичных теоретических концепций и гипотез. Такая процедура теоретической «описи», иллюстрируя уровень осСоциально-экономическая география зарубежного мнра / под ред. В.В. Вольского. М.: Дрофа, 2001. С. 58 .

мыслешш отдельных аспектов и всего явления в целом, одновременно способствует продвижению по пути построения общей теории современного регионализма;

— В качестве рабочей методики реконструкции теоретического каркаса современного международного регионализма может быть использована классификационная схема, в основу которой положен критерий универсальности или уровня обобщения. На основании данного признака соответствующие концепции и гипотезы условно подразделяются на общие, частные и специализированные. В дополнение.к основным категориям возможно выделение еще одной вспомогательной группы идеальных конструкций, определяемых как институциональные проекты; -...-. .

— Содержание и общая логика процесса эволюции теоретического регионализма обусловливаются рядом специфических особенностей, к числу которых относятся (а) доминирование на начальном этапе универсальных нормативных и телеологических гипотез, опиравшихся на крайне ограниченный эмпирический фундамент и (б) постепенный упадок общих теорий и их замена множеством концепций частного характера, количество которых росло вместе с практической диверсификацией регионализма в процессе его поступательного развития;. • .

— Общая картина формирования, развития и сегодняшнего состояния практики регионального сотрудничества и интеграции до последнего времени остается слишком фрагментарной и не вполне ясной в связи с тем, что на уровне эмпирических исследований рассматриваемый феномен в основном представлен мозаикой слабо связанных между собой исследований, описывающих конкретные его проявления в отдельных частях мира. Формирование адекватного научного представления о регионализме как целостном явлении требует систематизированного анализа если не всех, то, по крайней мере, большинства из наиболее значимых его проявлений. К последним, безусловно, относятся групповое межгосударственное сотрудничество и кооперация, развивающиеся в институционализированных формах. Совокупный анализ динамики развития отдельных интеграционных союзов и объединений в разных регионах мира открывает возможность детальной реконструкции процесса исторической эволюции современного регионализма в целом;

— Общая хронологическая схема эволюционной истории современного регионализма, основывающаяся на анализе количественной динамики и качественных изменений концептуальных подходов к организации кооперационных взаимодействий на региональном уровне, может выглядеть следующим образом. Начальный этап («первая волна») с конца 1940-х до начала 1970-х годов. Второй - период поисков и «кризисных, трансформаций» - середина 1970-х- начало 1980-х годов. Современная фаза («вторая волна») - с конца 1980-:

- начала 1990-х годов и до настоящего времени;

— Практические шаблоны межгосударственных кооперационных взаимодействий существенным образом различаются между собой по количественным параметрам и качественным характеристикам. К числу первых могут быть отнесены физические размеры, экономическая мощь, число членов ретональных объединений и их внутригрупповые «весовые» значения. Вторые обусловливаются различием концептуальных подходов, средств и инструментов, использующихся для достижения поставленных целей, а также принципов организации и управления совместной деятельностью. Эти различия позволяют выделить несколько основных типов интеграционных образований, в том числе трансграничные, субрегиональные, общерегиональные и трансрегиональные кооперационные группировки .

— В условиях незавершенности дискуссий о границах существующих международных регионов более чем полувековая история регионализма открывает возможность, отталкиваясь от определяющихся в процессе интеграционных экспериментов зон взаимного тяготения, скорректировать представления о регионах и роли отдельных факторов, обусловливающих регионализацию современного мира. Пространственные рамки этих зон и соответственно рубежи региональных, субрегиональных и микрорегиональных разделов далеко не всегда соответствуют общепринятым региональным дифференциациям, подтверждая, что сама интеграционная практика способна выступать в качестве средства конструирования (модификации) региональных ареалов;

- Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что современный международный регионализм, история которого начинается с появления отдельных,-связанных друг с другом лишь отношениями защитной реакции или подражания, межгосударственных групповых объединений, немногим более чем за полвека своего существования трансформировался в сложную, многоярусную конструкцию, которая может рассматриваться в качестве одной из важных опор современного миропорядка;

- Возможности, содержание и формы межгосударственной групповой кооперации определяются сложной совокупностью факторов и обстоятельств, относящихся к двум основным категориям .

Первую составляют внутренние (эндогенные) факторы — физические, политико-экономические и социально-культурные характеристики стран-членов, определяющие национальные интересы и позиции по отношению к региональному сотрудничеству. Ко второй относятся внешние (экзогенные) влияния или глобальный политический и экономический контекст, воздействующий и на индивидуальное отношение к региональным взаимодействиям, и на результаты групповых усилий. И в том, и в другом случаях особый интерес представляют так называемые «объективные» параметры, относительная инертность которых превращает их в достаточно стабильный индикатор, расширяющий возможности компаративного анализа;

— В качестве одного из возможных критериев эффективности (успешности) групповых объединений, существенным образом различающихся между собой структурными характеристиками и целевыми ориентациями, может выступать срок их активной жизнедеятельности, продолжительность которого свидетельствует о прочности и устойчивости складывающихся взаимосвязей .

Методологическая основа исследования, С методологической точки зрения исследование опирается на совокупность взаимодополняющих общенаучных методов и частных аналитических методик как традиционного нсторико-описательного (интуитивно-логического), так и аналитнкопрогностического плана. Данный подход обусловливается несколькими важными обстоятельствами. Во-первых, тем, что большинство социальных наук не обладает собственным, только им присущим методом, а чаще использует применительно к своему объекту общенаучные методы и методы других научных дисциплин. Во-вторых, общепризнанным фактом, согласно которому применение того или иного конкретного метода во многом определяется объектом и задачами соответствующего исследования. И, наконец, тем, что, как свидетельствует научная практика, наилучший результат обычно достигается при комплексном использовании различных методов и техник исследования .

В качестве базового метода исследования в диссертационной работе использован системный подход, активно разрабатывавшийся российскими специалистами в области международных отношений с конца 1970-х годов .

Системный подход позволил рассмотреть все многообразие практических проявлений межгосударственных кооперационных взаимодействий в разных регионах мира в качестве единого и целостного феномена, способствуя выявлению существенных корреляций между ними и общих закономерностей развития. В свою очередь, системный анализ дал возможность исследовать рассматриваемый объект на нескольких уровнях: на уровне состава, уровне внутренней и внешней структур .

Вторым основополагающим методом исследования стал сравнительный (компаративный) метод 55. Его основное достоинство состоит в том, что он облегчает поиск общего, повторяющегося в отдельных проявлениях рассматриваемого явления, и одновременно дает возможность получить научно значимые выводы на основе выявляемых различий и неповторяемости. Наконец, в качестве еще одного важного элемента методологического фундамента выступают сравнительно-исторический и историко-ретроспективный методы, которые: позволили исследовать теорию и практику регионализма в разных хронологических и пространственных выражениях и формах. Указанные базовые методы дополняются частными методиками, техниками и процедурами анализа (классификация, квантификация, измерение), применение которых позволило получить необходимый научный результат при анализе отдельных аспектов объекта исследования .

Источниковая база. Исследование опирается на достаточно широкий набор источников, различающихся по степени представительности и харакм Птлияков Э.А. Системный подход и международные отношения. М.: Наука, 1976; Аналитические методы D исследовании международных отношений: сб. науч. тр. / под ред. И.Г. Тюлина, Л.С. Кожсмякоиа, М.А .

Хрусталсва. М.: Наука, 1982; Антюхнна-Московченко D.U., Злобнн А.А., Хрустале» М.А. Основы теории международных отношений. М.: Наука, 1988 .

" Сиоргунов Л.В. Современная сравнительная политология. М.: РОССПЭН, 2002 .

теру содержащихся данных. Все они могут быть разделены на несколько основных групп. Первую из них образуют официальные, опубликованные и неопубликованные материалы и документы, в том числе учредительные договора, соглашеЕшя и декларации региональных организаций и объединений, решения и постановления их руководящих органов, заявления руководителей или официальных представителей. Вторая представлена исследовательскими работами и докладами, проектами и планами развития регионального сотрудничества, разрабатывавшимися национальными академическими учреждениями, государственными и частными институтами, совместными группами специалистов и международными организациями. В третью группу входят специализированные и сводные отчеты, издаваемые соответствующими подразделениями региональных объединений, организациями системы ООН, Всемирным банком, МВФ, ГАТТ/ВТО, региональными финансовыми институтами и учреждениями. Еще одна группа — это периодические издания и отчеты о состоянии дел и перспективах развития отношений между государствами-членами региональных организаций, публикуемые их административными подразделениями и руководящими органами. Пятая группа объединяет отечественные и зарубежные издания справочного характера, содержащие сведения о региональных организациях и группировках, их целях, структуре и правовых основах деятельности. И, наконец, к последней группе источников относятся материалы текущей периодики и данные, содержащиеся в специализированных исследованиях отдельных проблем международных отношений и регионального сотрудничества .

Научная новизна исследования. Диссертационная работа представляет собой первую попытку комплексного систематизированного исследования феномена международного регионализма в сравнительно-историческом контексте. В ней впервые в отечественной политической науке осуществлена аналитическая инвентаризация представительной совокупности первичных концепций и гипотез, образующих теоретический фундамент современного регионализма, многие из которых ранее вообще не рассматривались российскими специалистами. Одновременно диссертация восполняет до сих пор существовавший в отечественной науке пробел, связанный с отсутствием более или менее полного анализа общей эволюционной истории регионализма как многообразной практики организованной групповой кооперации и интеграции, в разных регионах мира.

В качестве отдельных элементов новизны диссертационного исследования могут быть выделены следующие:

(1) подход к классификации концепций и гипотез, объясняющих суть и закономерности развития современного регионализма, который использован в процессе реконструкции его теоретического каркаса;

(2) определение хронологической схемы общей эволюционной истории международного регионализма, учитывающей динамику роста групповых объединений и качественные изменения в подходах к организации кооперационных взаимодействий;

(3) разработка типологии региональных интеграционных объединений, опирающейся на связанную совокупность количественных и качественных критериев;

(4) выявление зон взаимного тяготения, формирующихся в ходе групповых интеграционных экспериментов, и использование их для уточнения представлений об очертаниях и границах основных регионов и субрегионов мира;

(5) введение новых количественных измерений, облегчающих исследование исторической динамики регионализма и открывающих возможность сравнительного анализа ее пространственных (географических) особенностей;

(6) определение совокупности эндогенных структурных и кумулятивных параметров региональных интеграционных объединений, оказывающих воздействие на содержание, формы и результаты группового сотрудничества;

(7) использование инновационных техник измерения и оценки структурных и агрегированных характеристик региональных кооперационных образований;

(8) выделение «качественных» критериев (концептуальные подходы, организационные шаблоны, целевые ориентации и функциональные инструменты), позволяющих упорядочить и систематизировать все многообразие региональной интеграционной практики;

(9) разработка методики возможной оценки результативности групповых кооперационных усилий и эффективности (успешности) отдельных региональных кооперационных проектов;

(10) оценка на основе полученных эмпирических данных ряда важных гипотез и предположений, выдвинутых ранее отечественными и зарубежными исследователям и .

Практическая значимость исследования. Материалы и данные диссертационной работы могут быть использованы в качестве основы для последующего изучения фундаментальных проблем международных отношений и внешней политики, тенденций и перспектив региональной интеграции, закономерностей развития системы межгосударственных кооперационных взаимодействий и се состояний. Содержащиеся в ней результаты и выводы представляют интерес с точки зрения использования в процессе выработки рациональных стратегий и тактик внешнеполитического поведения на региональном уровне, ориентированных на обеспечение национальных интересов и укрепление безопасности с помощью расширения кооперационных связей и сотрудничества с соседними государствами .

В условиях расширяющегося участия нашей страны в деятельности многочисленных региональных и международных объединений представляется возможным использовать обобщенный в диссертации опыт при разработке государственными структурами и учреждениями программ, межгосударственных соглашений и иных документов, регламентирующих вопросы многостороннего сотрудничества и экономической интеграции. Материалы диссертационной работы могут быть также полезны для педагогов и научных работников высшей школы, занятых подготовкой квалифицировашнлх специалистов в области политологии, мировой экономики и международных отношений .

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования представлены в монографиях: «Современный международный регионализм: теории и концепции регионального сотрудничества и кооперации» (Владивосток: ДВО РАН, 2002.

17,5 п.л.) и «Современный международный регионализм: сравнительная историческая динамика» (Владивосток:

Изд-во МГУ им. Г.И. Невельского, 2004. 17,0 п.л.), восьми научных статьях .

Общее количество научных публикаций по теме диссертации — десять, объем 37,9 п.л., в том числе по материалам международных конференций опубликована две статьи объемом 0,9 п.л. Автор диссертации выступил с докладами и научными сообщениями на научных и научно-практических конференциях «Социально-экономические, политические, правовые и культурные процессы современной цивилизации» (Владивосток, 22 — 24 марта 1998 г.) и «Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР» (Владивосток, 17 февраля 2004 г. и 22 марта 2006 г.). Материалы диссертации использовались при проведении занятий по курсу «Политология», спецкурсам «Международные отношения в АТР» и «Международная экономическая интеграция» .

Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех разделов, шести глав, заключения, списка литературы и приложения .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В первом разделе — «Теоретические основы современного международного регионализма» — в качестве предмета исследования выступает регионализм в его теоретическом выражении — как совокупность развивающихся во времени и нод воздействием различных факторов идей и предсгаилений о сущности, содержании, целях и задачах международных (межгосударственных) кооперационных взаимодействий, ограниченных определенными пространственными и/или количественными рамками. В качестве основы для систематизации всего многообразия первичных теоретических конструкций был избран подход, опирающийся на критерий универсальности, в соответствии с которым все релевантные концепции и гипотезы условно подразделяются на общие, частные и специализированные .

К числу общих (универсальных) первичных теорий отнесены концептуальные построения, описывающие, рассматривающие или анализирующие то или иное явление в целом, либо такие, где это явление предстает в виде органической части более широкого целого. В отличие от общих концепции частного характера рассматривают в качестве идеализированного объекта только часть отдельного самостоятельного явления либо некоторые из его закономерностей, характеристик и/или тенденций развития. Понятием специализированные теории обозначаются пространственно и/или хронологически адаптированные варианты (разновидности) общих и частных теоретических конструкций, отражающие специфику конкретного выражения общих закономерностей или особенности эмпирически наблюдаемых форм проявления исследуемого явления в различных условиях. В дополнение к указанным основным категориям выделяется группа идеальных конструкций, обозначаемая как институциональные проекты. В эту группу входят теоретические разработки прикладного характера, нацеленные на достижение тех или иных практических результатов, с использованием объяснительнопредсказательных возможностей общих, частных и специализированных теорий и гипотез. Данная классификационная схема позволяет исследовать процесс теоретической эволюции регионализма в его хронологической последовательности, не нарушая при этом основных (значимых) логических взаимосвязей между отдельными элементами, составляющими его общую теоретическую конструкцию .

В первой главе «Теории международной интеграции» исследуются два первых кластера концептуальных построений. Теоретический фундамент международного регионализма образуют идеи, сформулированные и обоснованные представителями четырех главных научных школ. Две хронологически более ранние школы — федерализм и функционализм — представлены нормативными и телеологическими теориями, опирающимися на «идеалистический» подход к исследованию мировой политики и международных отношений. Методологически эти теории отличают высокий уровень абстракции, широта обобщений и выводов, склонность оперировать скорее не эмпирическими данными, а логическими умозаключениями. Их проблемное ядро составляют вопросы, связанные с поиском идеальных форм (моделей) международного устройства и определением наиболее вероятных способов их достижения. Обе эти теории использовали метод логического вычленения из противоречивого множества исторических событий определенной «целевой»

закономерности, предопределяющей конечный результат всех социальных процессов. С точки зрения обоснованности и фактологической достоверности и федерализм, и функционализм остаются наименее «научными» элементами теории регионализма и представляют ту ее часть, которая может быть названа «философией международной интеграции» .

"Представители обеих школ отталкивались в своих теоретических построениях от недостатков существующей системы международных отношений. К фундаментальным (системным) факторам, вызывающим неизбежные межгосударственные конфликты, они относили произвольную сегментацию мира и господство принципа неограниченного суверенитета. Признавая историческую необходимость и объективную законность возникновения национальных государств, и федералисты, и функционалисты утверждали, что мир подошел к тому рубежу, когда связанные с этим выгоды не идут ни в какое сравнение с размерами грозящего ему ущерба. В этой связи основную задачу представители обеих школ усматривали в обосновании альтернативной модели мирового устройства, основывавшейся не на соперничестве, а на кооперации, не на борьбе за индивидуальные преимущества, а на сотрудничестве ради общей выгоды. Целью и федералистов, и функционалистов являлось теоретическое обоснование такого устройства мира, которое бы уменьшало (ликвидировало) вероятность возникновения масштабных насильственных конфликтов и военных столкновений между отдельными национальными сообществами. Основные различия между представителями школ федерализма и функционализма связаны с их взглядами на пути, ведущие к желательному мировому порядку, и оценками реалистичности (осуществимости) этих путей .

Ко второй группе фундаментальных теоретических концепций относятся1 школы неофункционализма и транснационализма. Обе эти школы оформляются с появлением первых интеграционных объединений в разных регионах мира. Анализ и обобщение первых действительно релевантных эмпирических данных позволили их авторам перейти от чисто логических построений к научному анализу, от предопределенности выводов - к вероятностным зависимостям, от абстрактности рассуждений — к живой конкретике .

Практика первых интеграционных опытов позволила проверить истинность уже высказанных идей и использовать их для построения научно проверяемых гипотез в форме конкретизации и развития или же в качестве рефлексии на ошибки предшествующих рассуждений. Неофункционализм в качестве основы для своих теоретических построений использовал ключевую гипотезу функционалистов о возможности построения интегрированной международной системы посредством развития межгосударственной кооперации первоначально в «непротиворечивых» («технических») сферах и постепенного ее распространения на более сложные (политические) аспекты отношений. Если концепция неофункционализма строилась на основе развития и конкретизации общих положений функциональной гипотезы, то транснационалистский («коммуникационный») подход отталкивался от ее недостатков. Основываясь на изучении ряда исторических примеров успешной и неудачной интеграции, транснационалисты предложили иную интеграционную концепцию. Они полагали; что интеграция это не цель и не процесс, а объективное реальное состояние взаимозависимости, соединяющее отдельные элементы (национальные государства) в более широкую систему с новыми свойствами. Характер и тип конкретного интеграционного образования обусловливаются объективными параметрами и целевыми ориентациями, определяющими оптимальную форму интеграционного союза .

Категория «частных» концептуальных построений представлена такими «специализированными» теоретическими конструкциями, как теория экономической интеграции и теория социалистической интеграции, а также группой «смежных» концепций и теорий общесоциологического характера .

В классическом варианте теория экономической интеграции представляет собой корпус логически взаимосвязанных положений и выводов, связанных с теорией международной экономики, теорией международной торговли, коицепциями национальных рынков, производственного и экономического роста. В ее основу была положена узкая, «очищенная» от социальных и иных смежных аспектов трактовка международной интеграции. Как процесс она рассматривается в виде совокупности мер, нацеленных на ликвидацию дискриминации экономических единиц; как состояние — характеризуется отсутствием различных форм дискриминации во взаимоотношениях между национальными экономиками. Интеграционный процесс представляет собой последовательную смену четырех основных стадий, или последовательных типов интеграции, каждая из которых идентифицировалась с определенными формами кооперационных устройств. Второй важный компонент общей теории экономической интеграции составляют предположения и выводы, связанные с оценкой вероятных результатов интеграции (создания преференциальных торговых объединений). С увеличением количества исследований по «интеграционной» проблематике традиционная («европейская») теория экономической интеграции внутренне становится все более диверсифицированной. Отдельную ее часть образуют выводы и оценки узкоспециализированных исследований, основное внимание которых обращено на детальный анализ отдельных аспектов экономической интеграции. Более универсальный характер носят выводы тех исследователей европейской интеграции, которые не спускаются по лестнице теоретического анализа вниз, по пути все большей детализации, а, наоборот, движутся в противоположном направлении, обнаруживая тесную связь между экономической интеграцией и политической унификацией .

Вторая разновидность частных теорий представляет собой гипотезы, условно объединенных понятием «смежные» теоретические концепции. Все они могут быть разделены на две подгруппы. В первую — системные теории

- включены концепции, определяющие регионализм как «результат» или явление «второго порядка», возникновение, содержание и эволюция которого определяются «внешними» обстоятельствами - глобальными процессами, типом систем международных отношений или характером взаимоотношений мировых супердержав. К другой подгруппе отнесены концепции общесоциологического характера. Они чаще всего не имеют непосредственной связи с исследуемым явлением, однако их выводы вполне могут быть применимы прямо или по аналогии для построения (уточнения) гипотез, его объясняющих. Одним из очевидных примеров первых является общая теория социальных систем и их развития. В качестве другой разновидности общесоциологических концепций выступают гипотезы, позволяющие проверить обоснованность отдельных положений теории регионализма путем их исследования в контексте более широкой проблематики (социально-структурный подход и теория общественного товара) .

Пример своеобразной теоретической интерпретации международной интеграции представляет собой концепция, известная как теория социалистической интеграции. Общая концептуальная логика схемы социалистической экономической интеграции, окончательно сложившейся в 1970-е годы, выглядела следующим образом. В качестве объективной (экономической) основы социалистической экономической интеграции выступал процесс международного социалистического разделения труда. Являясь одной из форм общего разделения труда, обусловливаемого растущей интернационализацией производства, он выражается в концентрации материальных, финансовых и трудовых ресурсов стран-членов СЭВ и их специализации на производстве тех или иных видов продукции. Конкретное его содержание обусловливается различиями в природных и климатических условиях стран, их географическом положении, наличием (отсутствием) определенных видов ресурсов, сырья, топлива, энергии и рабочей силы, исторически сложившимися традициями и навыками населения. На «субъективном» уровне международное социалистическое разделение труда проявляется в создании рациональной и эффективной системы территориального размещения производства в масштабе социалистической системы. Процесс международного социалистического разделения труда, в свою очередь, развивается в форме международной (межгосударственной) специализации, предполагающей концентрацию производства однородной продукции в одной или нескольких социалистических странах. Дополняет специализацию кооперирование производства, являющееся хотя и производным, но необходимым элементом международного социалистического разделения труда. Все направления социалистической интеграции должны были развиваться на основе полной добровольности, охватывать лишь заинтересованные страны и не предполагали создания наднациональных органов. Основным средством «углубления международного социалистического разделения труда и интеграции» становились планирование и координация народнохозяйственных планов. Другими словами, преимущества социалистической интеграции связывались отечественными исследователями с возможностями рациональной координации хозяйственных планов и экономических политик стран-участниц интеграционного процесса, а слабости капиталистической интеграции - с ориентацией на стихийные, неконтролируемые рыночные силы. Несмотря на то, что большая часть усилий, связанных с теоретическим обоснованием интеграции «социалистического»

типа, оказалась не более чем разработкой тупикового направления, результаты этой работы представляют интерес не только с исторической, но и с практической точки зрения .

Вторая глава — «Теории регионального сотрудничества и интеграции» - посвящена рассмотрению пространственно и/или содержательно более узких теоретических гипотез, объединяемых термином «специализированные». Это понятие охватывает довольно пестрый и разнородный корпус теоретических концепций. Они возникают как результат (а) усилий по адаптации «классических» общих и частных теорий к однородным группам стран, относящимся к одному типу «неиндустриальных» или развивающихся государств, или к регионам, отличающимся особой гетерогенностью, и (б) попыток разработки' оригинальных гипотез на основе анализа конкретных ситуаций и опытов межгосударственной кооперации за пределами Европы. В качестве особой их разновидности выделяются так называемые институциональные (организационные) проекты, представляющие собой попытки определения оптимальных организационных форм и институциональных структур, способных облегчить региональное сотрудничество и обеспечить управляемость им в соответствии с потребностями участников. Первую категорию специализированных гипотез образует совокупность концептуальных построений, постепенно оформившихся в отдельный кластер — группу теорий региональной интеграции развивающихся стран. Теория региональной интеграции развивающихся стран складывается под воздействием двух основных подходов. Первый включает разнообразные попытки адаптировать и приспособить «классические» варианты интеграционной теории к условиям развивающихся стран и регионов. Второй подход представлен многочисленными «эндемическими» гипотезами, возникающими в виде попыток теоретического обобщения опыта региональной кооперации, постоянно накапливающегося в развивающемся мире. Другая их разновидность — группа теорий «разноуровневой международной кооперации» — включает концепцию согласованной региональной специализации и более позднюю гипотезу, получившую название «летящей стаи гусей» .

Завершает анализ теоретических основ регионализма исследование такого специфического направления интеллектуальных поисков, которое названо институциональным проектированием. Большая их часть может быть отнесена к одной из двух основных разновидностей —, «бумажным» проектам, которые не были доведены до стадии реализации, или закончились неудачей на начальном этапе реализации, либо к «экспериментальным». Ко второй разновидности относятся вес те, которые возникли и развиваются (эволюционируют) в форме практических экспериментов со слабо структурированными целями, под воздействием меняющихся потребностей участников и общих условий, в которых они находятся .

Второй раздел — «Практика регионализма: история и эволюционная динамика» — содержит обзор общей исторической динамики «практического» регионализма как совокупности институционально оформленных опытов группой кооперации и интеграции в разных регионах мира.. .

В третьей главе «Региональные интеграционные процессы второй половины XX в.» анализируются практический опыт и результаты групповых интеграционных экспериментов первой волны. Начало современному регионализму было положено интеграционными экспериментами конца 1940-х — первой половины 1950-х годов в Европе, связанными с попытками налаживания межгосударственной кооперации в разных по своим масштабам и задачам локальных группировках. Результаты и последствия этих экспериментов, отчасти неожиданные даже для их участников, вызвали мощную волну схожих инициатив за пределами Европы, пик которой пришелся на 1960-е годы .

Стремительный рост числа региональных интеграционных образований (РИО) и их распространение в большей части регионов мира относится, таким образом, к числу наиболее впечатляющих особенностей начального периода истории регионализма. Пик количественного роста РИО пришелся на вторую половину 1950-х и начало 1960-х годов. Со второй половины 1960-х годов характер процесса организационного строительства на региональном уровне меняется. Уменьшается число новых кооперационных образований и одновременно заметно возрастает количество распущенных, приостановивших или полностью прекративших свою деятельность. К началу 1970-х годов общее число действующих групповых образований увеличилось почти до тридцати, а количество стран и территорий, принимавших участие в региональных экспериментах, превысило сотню. С точки зрения пространственного распространения РИО, регионом, отличавшимся наибольшей активностью процессов организационного оформления регионального сотрудничества на начальном этапе (1944 - 1955 гг.), оставалась Европа. Она же лидировала и по числу членов региональных группировок, и по количеству стран, вовлеченных в кооперационные взаимодействия на региональном уровне. Начиная со второй половины 1950-х годов все более широкое распространение РИО наблюдается в макрорегионах Африки южнее Сахары и Латинской Америки .

Последний к концу 1960-х - началу 1970-х годов выходит в лидеры по числу создаваемых организаций и по количеству стран, входящих в их состац. Региональные эксперименты государств Северной Африки и Среднего Востока и Юго-Восточной Азии, начавшиеся в первой половине 1960-х годов, были менее масштабными, а число их участников уже к началу 1970-х годов стало сокращаться .

Безусловный прогресс регионализма с точки зрения количественного роста и пространственного распространения отнюдь не всегда сопровождался столь же очевидными успехами во всех других отношениях. «Качественные» достижения регионализма, отражающие возможность достижения РИО поставленных целей и задач, в этот период выглядели гораздо скромнее. Одним из свидетельств этого являлась нестабильность групповых объединений - чрезмерно частые реорганизации и слишком короткие сроки их жизни. Целый ряд региональных объединений к началу 1970-х годов прекращает существование в связи с трудностями согласования стратегий коллективной деятельности, из-за внутренне- и внешнеполитических трудностей или же вследствие обострения отношений между партнерами. Заметное и стабильное расширение внутриорганизационных торговых связей в 1960-е и в начале 1970-х годов отличало совсем немногих из функционировавших региональных образований. В некоторых случаях взаимная торговля не только не росла, но и, особенно со второй половины 1960-х годов, стала обнаруживать тенденцию к сокращению. А к началу 1970-х годов отрицательная динамика стала превалировать во внутренних торговых обменах даже в тех региональных союзах, где ранее наблюдался некоторый их рост .

Большая часть внутренних трудностей регионализма обусловливалась тем, что для большинства стран Третьего мира, составлявших основной плацдарм для экспансии регионализма в 1960 — 1970-е годы, заимствование или копирование в чистом виде «классических» (европейских) шаблонов интеграции имело мало смысла. В качестве главного стимула налаживания группового межгосударственного сотрудничества здесь выступали иные побудительные причины. Политическая унификация даже в отдаленной перспективе для большинства развивающихся стран не являлась желательным идеалом. В главную цель региональной кооперации в этом случае трансформировалось то, что в Европе было средством (экономическая интеграция), облегчающим достижение конечной цели (политическая интеграция). Кроме того, начальные шаги по пути экономической интеграции (ликвидация торговых барьеров) могли быть отнесены к числу мероприятий, не вызывающих серьезных разногласий и облегчающих последующий переход к налаживанию взаимоотношений в более сложных («политизированных») сферах, опять же, только в контексте европейской интеграции. В условиях неразвитости, напротив, все, что имело отношение к экономическому развитию и благосостоянию, почти автоматически превращалось в наиболее чувствительные проблемы национального суверенитета и безопасности. Наконец, при о'бщей экономической слабости неевропейских участников интеграционных экспериментов, идея косвенного стимулирования экономического роста рыночными мерами в значительной мере теряла свой смысл как в силу отсутствия объекта стимулирования (индустриальное производство), так и в связи со слабостью и неразвитостью самих рыночных инструментов. В результате постепенно накапливавшийся негативный опыт кооперационных взаимодействий в разных регионах мира в конце 1060-х — начале 1970-х годов все больше ставил под сомнение обоснованность и универсальную применимость положений и выводов складывающейся интеграционной теории. Результатом этих сомнений стало не только появление новых гипотез, но и расширение в деятельности многих региональных объединений практики экспериментальных поисков наиболее адекватных форм региональных взаимодействий, соответствующих возможностям и специфическим условиям конкретных стран и регионов .

С начала 1970-х годов волна региональных экспериментов явно пошла на убыль. Первоначальный энтузиазм сменился разочарованием и скепсисом, организационная лихорадка стала уступать место попыткам усовершенствования уже существующих структур, а амбициозные замыслы трансформируются в более приземленные и «практичные» проекты. Кризис в развитии регионализма, продлившийся до середины 1980-х годов, во многом был связан с изменением общей политико-экономической ситуации в мире. Последовавшие друг за другом два «нефтяных шока» (1973 и 1979 гг.), общемировой экономический спад 1980 - 1982 гг., повышение темпов инфляции, рост безработицы, увеличение внутренней и внешней задолженности существенно ухудшили положение большинства членов мирового сообщества и в первую очередь наименее развитых из них. Но хотя негативные перемены в глобальной экономической конъюнктуре были наиболее очевидной причиной, вызвавшей спад в развитии регионализма, не меньшую роль в этом сыграли его собственные внутренние трудности, связанные с утратой теоретических ориентиров и первоначальной ясности перспектив .

Процесс организационной динамики регионализма, связанный с появлением институциональных новообразований и расширением круга участвующих в программах групповой кооперации государств, достаточно динамично развивался вплоть до середины 1980-х годов. Рост числа участников происходил преимущественно за счет подключения к региональной кооперации государств, остававшихся до этого за рамками организованного экономического сотрудничества. Большинство из них представляли регион Африки южнее Сахары. Картина пространственного распространения организационной активности в рассматриваемый период претерпевает довольно существенные изменения. В четырех регионах за эти годы не было предпринято ни одной попытки налаживания и институционального оформления группового сотрудничества. Пик интенсивности организационного строительства в 1970е годы в еще большей степени перемещается в регион Африки южнее Сахары, где появилось более половины из общего числа созданных (реорганизованных) в течение пятнадцати лет РИО. В Латинской Америке, где организационная активность в предшествующие годы была немногим ниже, чем в Африке, число новых региональных инициатив, напротив, уменьшилось почти в два раза. Еще более скромно выглядели результаты регионального организационного строительства в Западной Европе. Все это указывало, вопервых, на постепенное уменьшение возможностей для Дальнейшего количественного роста (расширения) регионализма и, во-вторых, на постепенное завершение процесса институциональных экспериментов, связанных с поиском наиболее адекватных форм и схем групповой кооперации. Первой к этому рубежу приблизилась Западная Европа; в 1960-е — начале 1970-х годов аналогичную эволюцию в основном завершает Латинская Америка. В Африке южнее Сахары затянувшаяся «юность регионализма» объяснялась сохранявшимся резервом потенциальных стран-рекрутов, позднее приобретавших независимость, и сложностями их постколониального самоопределения .

Важным отличием периода 1970-х - начала 1980-х годов стали дифференциация и увеличение разнообразия путей эволюционного развития РИО. Первый из них — самый неблагоприятный - был связан с постепенной деградацией сотрудничества и распадом региональных группировок. Вторым вариантом стало замедление, в условиях ухудшения общемировой и региональной экономической ситуации, интеграционной активности и отказ, после не вполне удачных попыток ревизии программных установок или без таковых от ранее заявленных целен. Третье — реформистское — направление было связано с кардинальным пересмотром концептуальных основ групповой кооперации и попытками организационной перестройки группового сотрудничества. Другой разновидностью реформистской эволюции РИО стала массовая их переориентация на решение более узких и конкретных задач, представляющих взаимный интерес (трансграничная кооперация), или же сознательное ограничение целей сотрудничества мероприятиями «прединтеграционного» характера,' связанными с созданием, развитием и совершенствованием экономических инфраструктур. Сужая состав членов и/или сферу сотрудничества, члены всех этих объединений пытались тем самым уменьшить неопределенность, обусловливаемую трудностями учета вкладов и приобретений каждого участника в слишком широких интеграционных схемах. Оборотной стороной этой тенденции стало появление новых региональных образований, которые, наоборот, представляли собой широкие по составу и слабоорганизованные группировки. Их цели заключались прежде всего в создании благоприятных условий для налаживания постоянного и устойчивого диалога между всеми государствами региона, в согласовании подходов и выработке совместных позиций по общезначимым проблемам мировой политики и международных отношений в целом. Таким образом, главным достижением регионализма начала 1970-х — первой половины 1980-х годов являлось не столько поступательное его развитие, сколько глубокие «содержательные»

перемены, связанные с перестройкой, зачастую радикальной, концептуальных и организационных моделей групповой кооперации. Большая часть РИО сумела, хотя и не без потерь, пережить значительное ухудшение внешней обстановки и серьезные внутренние кризисы, пришедшиеся на эти годы .

В четвертой главе «Региональные интеграционные процессы на рубеже XX и XXI веков» анализируется практика регионализма «второй волны». Середина 1980-х годов стала переломным рубежом в эволюции регионализма, обозначив начало нового подъема в его развитии. По своим масштабам и основным параметрам «новый» регионализм контрастирует не только с «выдохнувшимся» региональным сотрудничеством предшествующего десятилетия, но и с интеграционной активностью периода его зарождения. Одним из симптомов оживления регионализма во второй половине 1980х годов стало постепенное преодоление депрессии региональными организациями, сумевшими пережить кризис пусть даже за счет некоторых потерь, обусловленных остановкой в развитии или отказом от некоторых прежних достижений. Оживление регионализма, наметившееся во второй половине 1980-х годов с выходом из летаргического сна вначале ЕЭС, а затем и других, возникших ранее региональных объединений, уже в начале 1990-х годов вызвало новую волну кооперационных экспериментов, превосходящую по своим масштабам предшествующие всплески групповой интеграционной активности. В основе столь впечатляющей динамики регионализма лежал процесс «освоения» им новых пространств (регионов). Образование на месте бывшей «Восточной Европы» 'двух региональных ареалов — ЦентральноВосточной Европы и СНГ («постсоветского пространства»), а также первые попытки упорядочения отношений между возникшими государственными новообразованиями привели к оформлению в 1990-е годы сразу нескольких группировок, различавшихся целями и составом участников.- Другим «новым» пространством, освоенным регионализмом в 1990-е, годы, стала Северная Америка. В целом активизация регионализма не обошла стороной практически ни один из регионов мира..:••• .

Определенные изменения в рассматриваемый период претерпевает регионализм и в организационном плане. Одной из его особенностей стало появление широких кооперационных образований трансрегионального характера. Другой отличительной чертой регионализма 1990-х годов является расширение числа так называемых «зонтичных» структур, как правило, общерегионального масштаба. Если ранее объединения такого рода чаще возникали вследствие фракционного дробления членского состава созданных ранее организаций, то теперь они изначально создаются в виде общей институциональной оболочки, охватывающей более узкие по составу (субрегиональные) союзы и группировки. Данные организационные структуры формируются главным образом в целях согласования и общей координации политик развития групповых образований, действующих в одном регионе, а также объединения сил и ресурсов для решения проблем общерегионального значения. К числу специфических черт последнего периода может быть отнесено и появление новой разновидности трансграничных региональных группировок. Традиционные объединения такого рода, получившие распространение в 1970-е годы, отличались ограниченностью масштабов кооперационных взаимодействий и попытками объединения усилий для решения общих задач локального характера. Новые же трансграничные образования («треугольники ро'ста»), которые в последние годы стали появляться в Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии, характеризует опора на стратегию интеграции приграничных территорий соседних государств и использование преимуществ (возможностей) факторной взаимодополняемости .

Достаточно серьезные изменения в последние десятилетия происходили в регионализме и в содержательном плане. Заметное снижение количества и частоты организационных перестроек свидетельствует о том, что большая часть действующих РИО в основном прошла этап экспериментов и поиска наиболее адекватных концептуальных моделей групповой кооперации. Эти модели стали более разнообразными и гибкими. Значительно реже они основываются на заимствованных готовых шаблонах и гораздо чаще определяются исходя из возможностей, потребностей и реальных условий конкретных стран и регионов. К числу общих черт, которые отличают регионализм последних лет, относятся его увеличивающаяся открытость, большая реалистичность целей и задач, отказ от не вполне продуманных и одновременно чрезмерно регламентированных стандартов коллективных действий, более совершенные институциональные формы и отчетливое стремление к расширению круга активных участников интеграционных процессов на региональном уровне за счет представителей общественности и частного бизнеса .

В третьем разделе — «Методология сравнительного анализа и оценки региональных интеграционных процессов» — на основе исследования теоретических основ современного международного регионализма и почти ста практических примеров организованных кооперационных взаимодействий на региональном уровне с середины 1940-х годов и до наших дней предпринимается попытка системного компаративного анализа содержания и исторической динамики рассматриваемого явления. Оно позволяет не только оценить обоснованность гипотез и предположений, сформулированных ранее, но и ответить на ряд вопросов, до сих пор остающихся дискуссионными .

В пятой главе «Сравнительная историческая динамика регионализма и пространственное распространение кооперационной активности»

• рассматриваются аналитические техники, позволяющие исследовать регионализм в хронологическом и пространственном компаративном контексте .

Поскольку в реальной действительности международный регионализм представлен совокупностью индивидуальных интеграционных образований, то достаточно наглядным индикатором его эволюционной динамики может являться общее число создаваемых (действующих) в разные годы региональных интеграционных организаций (РИО) и количество стран, участвующих в их деятельности. Для сравнительного анализа особенностей временного и пространственного распределения интеграционной активности использованы два специальных измерения — индекс «региональной активности» (И а ) и показатель охвата (Ио). В связи с тем, что в ряде случаев региональные кооперационные объединения появляются в результате реорганизации ранее созданных групповых объединений, в анализ было введено разграничение между двумя типами - «адаптивным» и «инновационным» — институциональных перестроек .

•Выявленные в ходе сравнительного анализ количественной динамики и пространственного распространения организованной кооперационной активности на региональном уровне закономерности и тенденции позволили уточнить общую хронологическую схему эволюционной истории регионализма .

Она может быть представлена в виде последовательной смены трех основных этапов. Начальный этап — «первая волна» - с конца 1940-х до начала 1970-х годов. Второй — период поисков и «кризисных трансформаций» - середина 1970-х — начало 1980-х годов. Современная фаза — («вторая волна») — с конца 1980-х - начала 1990-х годов. В результате проведенного анализа удалось также выявить пространственные рамки зон взаимного тяготения и, соответственно, границы региональных, субрегиональных и микрорегиональных разделов, определившихся (вырисовывающихся) в процессе налаживания группового межгосударственного экономического сотрудничества и кооперации в разных частях мира .

В шестой главе «Региональные интеграционные объединения: количественные и качественные измерения» вводится ряд измерений и индикаторов, открывающих возможность многомерных сопоставлений межгосударственных групповых образований. Региональные интеграционные объединения, как частные проявления регионализма, различаются между собой по своим физическим размерам, экономической мощи, числу членов и их внутригрупповым «весовым» значениям. Для оценки обоснованности предположения о наличии тесной связи между указанными характеристиками и возможностями, организационными формами и результатами группового сотрудничества, были идентифицированы и операционализированы ключевые количественные параметры РИО. К их числу отнесены характеристики, сгруппированные в две основные категории. В первую вошли «структурные» количественные индикаторы, в том числе (а) количество участников;

(б) разделяющие их физические дистанции и (в) индивидуальные «весовые»

параметры членов объединения. Вторую составили «совокупные» («агрегированные») характеристики, такие как (а) общий размер территории; (б) кумулятивная численность населения; (в) совокупный объем ВВП и (г) уровень гомогенности .

Сравнительное исследование практических примеров учреждения и реорганизации институционализированных групповых объединений с середины 1940-х и до 2001 г. показывает, что численный состав РИО может'отличаться значительными вариациями. Вместе с тем, выявленные закономерности позволяют сделать вывод о существовании некоего оптимального размера (уровня управляемости) добровольных кооперационных союзов, членами которых выступают сложные социально-политические образования (государства). Кроме того, численность состава региональных группировок в значительной мере Коррелируется с целями и задачами, определяющими стратегию совместной деятельности участников.-Как правило, чем многочисленней является объединение, тем в большей степени усилия его членов ориентируются на согласование позиций и действий в отношении «внешнего» мира (других организаций, политик и/или проблем) и в меньшей — на интенсификацию внутренних взаимосвязей. В том случае, если приоритет все же отдается внутренним проблемам, деятельность таких РИО ограничивается общей координацией стратегий развития государств-членов и/или поддержкой совместных инициатив по укреплению «кооперационной инфраструктуры»

(транспорт,, связь, образование, процедурные нормы и правила). С ростом численного состава РИО обычно снижается их устойчивость и увеличивается вероятность последующей фракционной сегментации, появления внутри общей организационной оболочки устойчивых (институционально оформленных) подгрупп. В этом случае большое число участников превращается в один из факторов, снижающих эффективность совместной деятельности и препятствующих укреплению внутриорганизационного единства .

К числу необходимых, хотя и недостаточных для экономической и политической интеграции условий традиционно относится фактор пространственной близости. Для того чтобы определить, насколько существенным для налаживания групповых кооперационных взаимодействий является разделяющее партнеров расстояние, была предпринята попытка выяснить, в какой степени РИО различаются между собой по данному параметру. Параметр дистанции оценивался с помощью двух основных измерений - уровня компактности интеграционного объединения и величины дистанций, разделяющих государства, которые образуют интеграционную группировку. Теоретически увеличение расстояния между членами группировки влечет за собой рост расходов, связанных с перемещением (транспортировкой) товаров, услуг и людей, и умножение барьеров и трудностей при обмене ресурсами и информацией. Неразвитость транспортной и коммуникационной инфраструктур при слишком больших расстояниях между потенциальными партнерами может превратиться, таким образом, в непреодолимый барьер на пути осуществления любых кооперационных проектов. Сравнительный анализ РИО в соответствие с указанными измерениями позволил дифференцировать на «сверхплотные», «плотные» и «рыхлые», различающиеся величиной «средней внутриорганизацпонной дистанции» и уровнем компактности .

Кроме того, он подтвердил, что большинство «дробных» объединений, как правило, являются недостаточно жизнеспособными и способны сохранять свое существование благодаря организационным перестройкам, повышающим, в числе прочего, уровень их компактности .

Для сопоставления структур интеграционных группировок, различающихся соотношением физических и экономических размеров («весовых» значений) стран-членов использовалось несколько связанных измерений. Одним из них является показатель «структурной равновесности», позволяющий выделить три категории, РИО: с равновесными, относительно равновесными и неравновесными структурами. Данное разграничение основывается на наличии (отсутствии) в составе участников, превосходящих своими размерами других членов группового объединения, и степени этого превосходства. Для более детального анализа и оценки РИО по показателю структурной равновесности может быть;также использован агрегированный индекс «национальной физической мощи» ( И ф м ) стран-участниц группового образования .

Данное измерение не только облегчает дифференциацию интеграционных группировок по соответствующему параметру, но и дает наглядную картину распределения физической мощи внутри РИО .

В число наиболее значимых агрегированных количественных характеристик РИО входят: их физические размеры, то есть величины общей территории, населения и совокупного ВВП; уровень экономического развития; и степень внугриорганизационной гетерогенности, измеряемая с помощью индекса гетерогенности или коэффициента вариации, который характеризует уровень однородности РИО по соответствующему количественному параметру. Общий анализ всей совокупности количественных характеристик РИО позволяет более точно выяснить степень зависимости траектории развития организованных межгосударственных интеграционных взаимодействий от целого ряда «объективных» факторов и обстоятельств. Обзор всего многообразия исторической практики развития институционализированной групповой кооперации позволяет констатировать наличие достаточно тесной, хотя и неоднозначно проявляющейся взаимосвязи между характером эволюционной динамики групповой интеграции в рамках отдельных региональных структур и их специфическими количественными характеристиками. В то же время нельзя не заметить тенденции постепенного снижения значимости многих из «объективных» факторов, влияние которых на процесс и результаты группового сотрудничества падает вместе с накоплением опыта, развитием и совершенствованием практики кооперационных межгосударственных взаимодействий .

Многочисленные отличия отдельных практических проявлений современного регионализма, обусловливающие многовариантность региональной сегментации, с неизбежностью требуют некоторого упорядочения и систематизации. Для этого были использованы два комплексных параметра. В число основных измерений первого, определяемого как пространство кооперации, вошли (а) число участников, (б) уровень компактности (региональная принадлежность) и (в) дистанции. Второй параметр — масштаб кооперации — включает (а) функциональную сферу совместной деятельности, (б) задачи и инструменты (средства) и (в) уровень институционализации. Указанные измсрения позволяют выделить, по меньшей мере, четыре основных уровня (типа) региональных взаимодействий: трансграничные объединения (ТГО);

субрегиональные объединения (СРО); общерегиональные объединения (ОРО);

и трансрегиональные объединения (ТРО). Собственно «региональными» (в точном смысле этого слова) могут быть названы общерегиональные (охватывающие весь регион) и субрегиональные (охватывающие отдельные сегменты или части определенного региона) объединения. Два других уровня должны быть определены как «пограничные» или переходные .

Кроме достаточно очевидных количественных различий, позволяющих дифференцировать действующие РИО по ряду существенных параметров, практические шаблоны межгосударственных кооперационных взаимодействий отличает и «качественное» многообразие. Последнее является производным 6т ситуативной и/или пространственной специфики, стратегических целей, концептуальных подходов, программ и организационных схем группового сотрудничества. В качестве оснований для возможной типологии регионализма с точки зрения качественных характеристик использовались различия в концептуальных моделях (подходах) межгосударственной экономической интеграции («коммерционалистский» или «девелопменталистский»

(«производственно-развивающий») подход); в кооперационных стратегиях;

в наборах средств и инструментов («централизованно-директивное» управление или «рыночное» стимулирование); и формах институционального устройства. Проведенное исследование качественной динамики регионализма указывает на то, что общий тренд его развития направлен в сторону увеличения содержательной сложности и разнообразия моделей группового сотрудничества, в большей степени приспособленных (адаптированных) к условиям, целям и интересам конкретных участников. Первоначальные «интеграционные страхи», связанные с опасностью ослабления национального суверенитета, уступают место прагматичной заинтересованности в расширении межгосударственного сотрудничества. Это подтверждается неуклонным расширением сфер деятельности, охватываемых интеграционными программами, и заметным укреплением институциональных структур РИО с одновременным усилением органов и процедур наднационального характера. То, что раньше существовало как исключение - автономные исполнительные и законодательные институты, общее право, коллективные арбитражные и судебные учреждения — превращается сегодня в общераспространенную практику и рабочий инструмент групповой кооперации .

В качестве рабочих критериев оценки результатов групповых кооперационных усилий, эффективности (успешности) отдельных региональных интеграционных проектов, а соответственно, достижений и перспектив регионализма в исследовании использованы два важных показателя: устойчивость и потенциал роста. Поскольку одной из определяющих (родовых) черт регионализма является добровольность участия, устойчивость РИО, понимаемая как общая продолжительность существования (активная деятельность) организации, представляет собой достаточно адекватное свидетельство удовлетворенности ее членов реальными или ожидаемыми выгодами, которые предоставляются соответствующим кооперационным устройством в плане достижения тех или иных значимых целей. Основным измерением устойчивости РИО является продолжительность существования группового объединения в одной и той же институциональной форме. Второй показатель потенциал роста, понимаемый как способность расширения членского состава и круга вопросов (проблемных сфер), которые охватываются программами коллективной деятельности, в свою очередь указывает не только на наличие некоторого, достаточного для поддержания жизнедеятельности созданного союза, уровня удовлетворенности. Он также свидетельствует о готовности участников к распространению сотрудничества на новые сферы деятельности, в том числе и на те, в отношении которых прежде согласие отсутствовало, и наличии преимуществ организованных коллективных усилий, являющихся очевидными, в том числе и для тех, кто находится за рамками формального членства. В соответствии с указанными критериями к региональным объединениям, уровень эффективности которых может быть охарактеризован как неопределенный или умеренно-низкий, следует, вероятно, отнести значительную часть групповых союзов, существующих менее пятнадцати лет. Как ни парадоксально, но главная цель, с которой со времени своего рождения была связана идея межгосударственной интеграции, давшая толчок стремительному развитию современного регионализма, как показывает практика, остается в числе наименее достижимых. Вместе с тем, нельзя сказать, что с прогрессом регионализма мир стал менее безопасным. Плотная сеть разносторонних взаимных контактов, обязательств, правил и ограничений, создаваемая в том числе многочисленными региональными кооперационными объединениями, даже при не очень существенном ее влиянии в плане стимулирования экономического роста или групповой торговли, придает современному миру большую упорядоченность. Она позволяет сохранять ему необходимую стабильность и более успешно справляться с новыми вызопами, сопровождающими ускоряющееся развитие человеческого сообщества .

В заключении подводятся общие итоги исследования и формулируются выводы. Один из них связан с тем, что предпринятый в работе целостный анализ достаточно сложного и неоднозначного феномена, каковым является современный международный регионализм, позволяет по-иному взглянуть и на проблему, связанную с определением его места и роли в контексте основных тенденций развития современного мира, и, в частности, на соотношение регионализма с бурно развивающимся в последние десятилетия процессом глобализации .

Приложение содержит список аббревиатур, таблицы и схемы .

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Песцов С.К. Процессы региональной интеграции в современном мире: сравнительная оценка // Социально-экономические, политические, правовые и культурные процессы современной цивилизации: сб. науч. работ ИПП ВГУЭС. Владивосток, 1998. 0,5 п.л.;

2. Песцов С.К. Современный международный регионализм: теории и концепции регионального сотрудничества и кооперации. Владивосток: ДВО РАН, 2002. 17,5 п.л.;

3. Песцов С.К. АТЭС: экспериментальный проект организации трансрегионального сотрудничества // Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР: политико-экономические и социальнокультурные проблемы: материалы междунар. науч.-практ. конф. Владивосток: Изд-во МГУ им. Г.И. Невельского, 2004. 0,6 п.л.;

4. Песцов С.К. Современный международный регионализм: сравнительная историческая динамика. Владивосток: Изд-во МГУ им. Г.И. Невельского, 2004. 17,0 п.л. .

5. Песцов С.К. Регионализм и система международных отношений // Вести. ДВО РАН. 2005. № 2. 1 п.л .

6. Песцов С.К. Современный регионализм: проблемы теоретического осмысления // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6. 2006. № 1.0,5п.л.;

7. Песцов С.К. АСЕАН и интеграционные процессы в Восточной Азии // Российский Дальний Восток и интеграционные процессы в странах АТР:

политико-экономические и социально-культурные проблемы: материалы междунар. науч.-практ. конф. Владивосток: Изд-во МГУ им. Г.И. Невельского, 2006. 0,3 п.л.;

8. Песцов С.К. Регионализм: история развития и роль в глобализирующемся мире // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6. 2006. № 2. 0,5 п.л.;

9. Песцов С.К. Современный регионализм: регионы мира и зоны интеграционного тяготения // ПОЛИТЭКС. Политическая экспериза. Альманах отделения политологии философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета. 2006. Т. 2. № 1. 0,5 п.л.;

10. Песцов С.К. Архитектоника современного мира: регионализм и система международных отношений // Ученые записки юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. 2006. Вып. 16. 1,0 пл.;

iS.2006. Формат !. ГТйиать офиетная. -• ;

100 эки. ЗакизКа^!

–  –  –






Похожие работы:

«Суховская Дарья Николаевна КРЕАТИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО РОССИЙСКИХ ГОРОДСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ЛИЧНОСТИ Специальность 09.00.11 –социальная философия АВТОРЕФЕРА...»

«Владимир Филиппович Гришкевич МАКРОСТРУКТУРА БЕРРИАС-АПТСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И ЕЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИ ПОСТРОЕНИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ГЕОЛОГИИ НЕФТИ И ГАЗА 25.00.12 — геология, поиски и разведка горючих ископаемых АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических наук Тюмень 20...»

«Ю Хань Развития внешнеполитических отношений Российской Федерации и Китайской Народной Республики в глобальном мире Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития А...»

«Куровская Оксана Викторовна ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 22.00.08 Социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссерпгации...»

«Болдырихнн Александр Александрович ПРОЦЕСС ПОЛИТИЧЕСКОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ СЕВЕРОИРЛАНДСКОГО КОНФЛИКТА В КОНТЕКСТЕ ПОСТНАЦИОНАЛИЗМА С п е ц и а л ь н о с т ь 23.00.02. п о л и т и ч е с к и е и н с т и т у т ы, процессы и технологии ( н о л и т и ч е с к и е науки...»

«Страхов Максим Владимирович ОПТИМИЗАЦИЯ КОММУНИКАЦИОННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В УПРАВЛЕНИИ ОРГАНИЗАЦИОННЫМИ ИННОВАЦИЯМИ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ Специальность 22.00.08 – "Социология управления" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Белгород – 2016 Работа выполнена на кафедре социальных технологий ФГАОУ ВО...»

«БЮРАЕВА Юлия Григорьевна ФОРМИРОВАНИЕ СЛОЯ МЕНЕДЖЕРОВ В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ МОДЕРНИЗИРУЮЩЕГОСЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (на материалах Республики Бурятия) Специальность 22.00.04 социальная структура, социальные институты и процессы АВТО...»

«Леонов Аркадий Константинович РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ НАУКИ КАК СОЦИАЛЬНОГО ИНСТИТУТА Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидат...»

«ПАШКЕВИЧ Андрей Викторович Управление антитеррористическим сотрудничеством государствучастников СНГ: социально-технологический подход Специальность 22.00.08 – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Белгород – 2017 Работа выполнена на кафедре социологии и...»

«Шарафулин Марс Мансурович Основные направления развития национальной политики Российской Федерации на современном этапе Специальность 23.00.02 – политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии. Автореферат диссертации на с...»

«Жигунина Лира Владимировна ДИАЛЕКТИКА УТОПИИ И МЕДИА: ОПЫТ СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казан...»

«Голубкова Наталья Игоревна ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ СПОРЫ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – "Политические институты, процессы и технологии" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандида...»

«БРЕХУНЦОВ АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ ЗАПАДНО СИБИРСКОГО МЕГАБАССЕЙНА Специальность 25.00.12 — Геология, поиски и разведка горючих ископаемых АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора геолого минералогических наук Тюмень 2007 Рабо...»

«Шевцова Ирина Валериевна СОЧИНЕНИЯ СОФИИ ГУБАЙДУЛИНОЙ ДЛЯ ВИОЛОНЧЕЛИ: ПРОБЛЕМЫ МУЗЫКАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ, КОМПОЗИЦИИ И ТРАКТОВКИ ИНСТРУМЕНТА Специальность 17.00.02 — Музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва — 2014 Работа в...»

«КОНДРАТЬЕВ КОНСТАНТИН ВЛАДИМИРОВИЧ КРИЗИС ИДЕИ И ФЕНОМЕНА СУБЪЕКТА В ПРОСТРАНСТВЕ НОВОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казань – 2012 Диссертация выполнена на кафедре социал...»

«Овчинников Сергей Николаевич ПЕНИТЕНЦИАРНАЯ СИСТЕМА РОССИИ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА Специальность 22.00.04 социальная структура, социальные институты и процессы...»

«МАЙСТАТ МАКСИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ НАЛОГОВЫЙ ФЕДЕРАЛИЗМ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ (ОПЫТ РОССИИ И США) Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ дис...»

«Доброхотов Роман Александрович Проблемы доверия в мировой политике (на примере процессов европейской интеграции) Специальность 23.00.04 Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата полити...»

«СЕРЕБРЯКОВ Евгений Валерьевич РАЗРЫВНАЯ СТРУКТУРА КОРЕННЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ АЛМАЗА НАКЫНСКОГО КИМБЕРЛИТОВОГО ПОЛЯ (на основе трехмерных моделей) Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидат...»

«Латыпов Саид Рустамович ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ЯПОНИИ В СФЕРЕ БОРЬБЫ С ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ МОЛОДЕЖИ (1990 – 2008 гг.) Специальность: 23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии (социологические науки) Автореферат диссертации на соискание...»

«СОЛОВЧЕНКОВ Сергей Александрович ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СТРУКТУРЫ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ ЕАО, ОЖИДАНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степен...»

«Айвазян Диана Степановна КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН В СИСТЕМЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ США, ЕС И КНР Специальность 23.00.04 Политаческие проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени канд...»

«Брянчанинова Наталия Игоревна СЕРПЕНТИНЫ И СЕРПЕНТИНИТЫ ПОЛЯРНОГО УРАЛА Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических н^тс по специальностям 25.00.05 —минералогия, кристаллография, 25.00.04 —петрология, вулканология Сыктывкар Работа выполнена в отделе минералогии Института геологии Коми научного центра Урал...»

«МИХЕЕВА Марина Владимировна Архив С. В. Рахманинова в Петербурге как источник изучения творчества и биографии композитора Специальность 17.00.02 — "Музыкальное искусстао" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения а/кі Санкт-Пет...»

«Тихонова Юлия Валериевна Хоровая музыка Валерия Калистратова: к проблеме "фольклор и композитор сегодня" Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва – 2014 Работа выполнена в Московской государствен...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.