WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«КАЛИНИНА Надежда Васильевна ТЕНДЕНЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА С СООТЕЧЕСТВЕННИКАМИ В СТРАНАХ СНГ В КОНТЕКСТЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ ...»

На правах рукописи

КАЛИНИНА Надежда Васильевна

ТЕНДЕНЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА С СООТЕЧЕСТВЕННИКАМИ

В СТРАНАХ СНГ В КОНТЕКСТЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ

Специальность 23.00.04. — политические проблемы международных отношений и глобального развития

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Москва - 2006

Работа выполнена на кафедре национальных, федеративных и международных отношений Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации

Научный консультант: доктор политических наук МИХАЙЛЕНКО Александр Николаевич доктор политических наук, профессор

Официальные оппоненты:

ВАСИЛЕНКО Владимир Иванович доктор политических наук КОРТУНОВ Сергей Вадимович доктор политических наук, профессор ПРОНИН Эдуард Александрович Дипломатическая академия МИД России

Ведущая организация:

Защита диссертации состоится 22 июня 2006 года в у 7 часов на заседании Диссертационного совета Д 502.006.09 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, Москва, проспект Вернадского, 84, ауд. №



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации .

Автореферат разослан « » мая 2006 г .

Ученый секретарь Диссертационного совета, доктор политических наук, профессор Явчуновская Р.А .

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Вступив в третье тысячелетие, Россия ставит перед собой динамичные и амбиционные цели. Она позиционирует себя как великая держава, оказывающая существенное влияние на глобальное развитие. Во внутриполитической сфере предусматривается дальнейшее развитие демократических, правовых основ государства и общества, стремительный рост в области экономики .

Такие значимые цели могут быть достигнуты только при комплексном использовании всех имеющихся у России условий и ресурсов. Весьма значительным может быть вклад в решение этих задач российской внешней политики, что предусматривается и руководящими документами в этой сфере. В частности, согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, одной из целей внешнеполитической деятельности является «создание благоприятных внешних условий для поступательного развития России, подъема ее экономики, повышения уровня жизни населения, успешного проведения демократических преобразований, укрепления основ конституционного строя, соблюдения прав и свобод человека»1. В ряду различных внешнеполитических средств важную роль может играть диаспоральная политика .

Опыт зарубежных стран свидетельствует о том, что связи с диаспорами при грамотном их использовании становятся значительным рычагом развития. В условиях глобализации миграционные процессы приобретают все более масштабные размеры. Такая эволюция соответствует общим тенденциям роста открытости системы международных отношений и возрастания ее сложности. По оценкам ООН, если в 1990-м г. за пределами своих стран проживало 154 млн. человек, то в 2000-м г. их количество возросло до 175 млн. Диаспоры вносят заметный вклад в развитие стран происхождения. В экономике отдельных государств существенную роль играют денежные переводы соотечественников из-за рубежа, прямые и портфельные инвестиции. В политической сфере диаспоры успешно лоббируют интересы в органах власти государств нынешнего проживания. Активно работают диаспоры и в других сферах жизнедеятельности .





После распада СССР в странах постсоветского пространства оказалось свыше 25 млн. этнических россиян. Массовые миграционные процесКонцепция внешней политики Российской Федерации // Независимая газета. 2000. 11 июля .

сы, с разной степенью интенсивности продолжающиеся и по сей день, привели к резкому сокращению численности наших соотечественников, которая к настоящему времени, по некоторым данным, не превышает 16-17 миллионов. Тем не менее, Россия и сегодня обладает второй по численности (после китайской) мировой диаспорой. Это, несомненно, важнейший фактор ее присутствия и влияния на международной арене .

Наличие столь мощной диаспоры требует и проведения четкой государственной политики взаимодействия с зарубежными соотечественниками, учитывающей специфику ситуации в конкретных странах и регионах .

К сожалению, как подчеркнул на Конгрессе соотечественников, проживающих за рубежом (Москва, 11-12 октября 2001 г.), Президент Российской Федерации В.В.Путин, за десять с лишним лет «в работе с соотечественниками государство сделало слишком мало, можно сказать недопустимо мало», и причина тому, по его словам, не только в объективных факторах, но и в «очевидных недоработках со стороны государства»1 .

В силу целого ряда обстоятельств приоритетом во взаимодействии России с зарубежными соотечественниками является постсоветское пространство. Причина не только в чисто количественном соотношении численности нашей диаспоры в государствах ближнего и традиционного зарубежья. Россияне последнего давно и прочно интегрировались в жизнь своих стран, работа с ними предполагает главным образом поддержание культурно-образовательных, информационных, в целом гуманитарных связей, направленных на сохранение национально-этнической и языковой самобытности, а также использование их потенциала для расширения двусторонних отношений России с соответствующими государствами .

Ситуация, в которой оказались россияне в странах СНГ и Балтии, вызывает особую озабоченность. Будучи, в отличие от многих «традиционных» диаспор, в недавнем прошлом гражданами одной страны, к которым в принципе не применим термин «мигрант», они первыми ощутили на себе все негативные последствия ее распада, практически повсеместно оказавшись на положении людей второго сорта, с существенно урезанными социально-экономическими, гуманитарными, а в ряде случаев и гражданско-политическими правами .

Выступление В.В.Путина на Конгрессе соотечественников 11 октября 2001 года // Конгресс соотечественников, проживающих за рубежом. 11-12 октября 2001 года. Москва. Итоговые материалы. М, 2001. - С. 3-5 .

При всех различиях внутриполитической, социально-экономической, культурно-гуманитарной ситуации в новых независимых государствах их в контексте рассмотрения проблем соотечественников - условно можно разделить на две большие группы: прибалтийские республики бывшего СССР и страны СНГ. В Балтии, в первую очередь Латвии и Эстонии, положение россиян усугубляется массовым безгражданством, следствием которого стала дискриминация во всех сферах государственной и общественной жизни (это обстоятельство в конечном итоге и предопределило исключение рассмотрения прибалтийской ситуации). В государствах Содружества конституции и другие нормативно-правовые акты провозглашают равные права граждан, вне зависимости от национальности, языка и религии, защиту прав национальных, этнических, языковых и религиозных меньшинств .

Однако это формальное, декларируемое равенство не делает проблемы россиян в государствах СНГ менее болезненными. При этом речь идет не только о социально-экономических или культурно-гуманитарных, но и гражданско-политических правах (об адекватном представительстве в органах всех ветвей власти на всех уровнях, о гарантиях в сфере труда и занятости и т.д.). С этой точки зрения относительно благополучным положение россиян можно признать только в Белоруссии. Что же касается большинства других республик бывшего СССР, то взятый их правящими кругами курс на приоритетное развитие титульных наций (в ряде случаев вплоть до попыток построения мононациональных государств) приводит к существенному ограничению политических, социально-экономических, культурных и иных прав соотечественников .

Крайне болезненно на положении этнических россиян отразилось сужение сферы применения русского языка в государственной и общественной жизни, введение языков титульных наций в качестве единственных государственных, что затронуло прежде всего делопроизводство и бытовое общение, образование, культуру, средства массовой информации. Масштабные политические и социально-экономические реформы, через которые в 90-х гг. прошли все страны Содружества (в некоторых эти процессы еще не завершены), сопровождались острейшими внутренними потрясениями, системными экономическими кризисами, затронувшими прежде всего промышленное производство, где была занята подавляющая часть россиян. Последовавшая затем почти повсеместно деградация социальной сферы лишила значительную часть соотечественников элементарных условий для нормального существования, выведя их за черту бедности .

Соотечественники нередко сталкиваются с проявлениями бытового национализма, кадровой дискриминации, страдают от произвола административных, правоохранительных и судебных властей на местах. Их права ущемляются при решении вопросов образования, медицинской помощи, трудоустройства, пенсионного обеспечения, предпринимательской деятельности, оформления различного рода документов, обеспечения свободы вероисповедания. Естественное стремление этнических россиян к аккультурации, адаптации к новым геополитическим реалиям стран проживания подчас выливается в ассимиляцию, особенно когда власти соответствующих республик опосредовано или почти открыто стимулируют эти процессы, прежде всего в наиболее перспективной молодежной среде .

Российская диаспора в ближнем зарубежье находится в достаточно аморфном, неинституализированном состоянии. Многочисленные общественные структуры соотечественников крайне слабы, их влияние и авторитет в среде русскоязычного населения, как правило, весьма ограничены. В результате они не в состоянии, по крайней мере на нынешнем этапе, играть сколько-нибудь заметной роли в общественно-политической жизни новых независимых государств. В результате этнические россияне стали ощущать себя людьми второго сорта, «разменной монетой» в решении проблем двустороннего сотрудничества этих государств с Россией .

Большинство соотечественников рано или поздно вставали перед жизненно важным выбором: уезжать или оставаться? О предпочтении значительной части нашей диаспоры наглядно свидетельствует не прекращающийся уже почти пятнадцать лет отток этнических россиян на историческую родину. Болезненность этого процесса для самих переселенцев очевидна. Более того, миграция стала серьезной проблемой для государств «исхода». Не говоря уже о негативных последствиях для социальноэкономической сферы, эмиграция русскоязычного населения привела к существенному изменению складывавшегося на протяжении многих десятилетий межэтнического и межконфессионального баланса, расклада общественно-политических сил, что, в свою очередь, имеет прямую проекцию на вопросы обеспечения внутриполитической стабильности в новых независимых государствах .

Иммиграцию в Россию принято оценивать не столь однозначно. В условиях нынешней демографической ситуации приток соотечественников из ближнего зарубежья способствует восполнению естественной убыли трудоспособного населения. В то же время миграция создала дополнительные весьма сложные проблемы и для России, вынужденной принять сотни тысяч людей, которых невозможно в одночасье обустроить .

Еще одно неоспоримое последствие миграции — существенная трансформация нашей диаспоры на постсоветском пространстве. Речь идет не только о количественном уменьшении, но и, что не менее важно, о глубоких качественных изменениях. Выезд наиболее трудоспособных, общественно активных россиян привел к тому, что наша диаспора за рубежом существенно «постарела», маргинализировалась, а следовательно, во многом утратила свой прежний политический, экономический и культурный потенциал. Это не замедлило сказаться и на отношении к ней со стороны официального руководства и населения новых независимых государств .

Дискомфорт, который испытывают соотечественники практически на всей территории бывшего СССР, вызывает чувство обиды не только на официальные власти новых независимых государств, но и на Россию, которая в свое время не поддержала их стремление обеспечить достойные жизненные условия, сохранить собственную национально-культурную самобытность, консолидироваться в целях защиты своих законных интересов .

Однако, при всей сложности и противоречивости отношений этнических россиян в ближнем зарубежье с исторической родиной, именно диаспоре постсоветского пространства, более чем кому бы то ни было в государствах традиционного зарубежья, необходима поддержка со стороны России. Именно там более других заинтересованы в долгосрочном поддержании и укреплении связей с нашей страной в политике, экономике, социальной сфере, культуре, науке, образовании, спорте и на других, самых различных направлениях .

Россия, в свою очередь, также заинтересована в сильной, консолидированной, политически, экономически и социально активной диаспоре .

Последняя стала бы весомым фактором ее долговременного присутствия и влияния на постсоветском пространстве. По примеру многих мировых диаспор российская в ближнем зарубежье может - при определенных условиях — способствовать расширению и углублению отношений с нашими ближайшими соседями в политической, военной, торгово-экономической, культурно-гуманитарной и иных сферах. Таким образом, создание русскоязычному населению достойных условий жизни и деятельности в странах нынешнего проживания, предотвращение неконтролируемой, обвальной миграции входит в число приоритетных для России задач .

Непременным условием ее решения является проведение выверенной, научно обоснованной государственной политики взаимодействия с зарубежными соотечественниками. Такая политика должна учитывать специфику ситуации в конкретных странах и регионах, определять ближайшие и перспективные цели, а главное - давать четкое представление о том, какой Россия хотела бы видеть свою диаспору и свои взаимоотношения с ней через десять-двадцать лет .

Очевидно, что сегодня ключевым направлением взаимодействия с соотечественниками в ближнем зарубежье остается создание русскоязычному населению достойных условий жизни и деятельности, упрочение его позиций и усиления влияния на государственные институты и общественность в странах нынешнего проживания (патерналистский аспект диаспоральнои работы). В то же время более чем злободневным становится вопрос корректировки действующей практики приема и обустройства переселенцев, т.е. выработки такой стратегии и тактики миграционной политики, которая стимулировала бы приток соотечественников именно в те отрасли и регионы, где более всего нуждаются в дополнительной рабочей силе (репатриационный аспект). Эти два амбивалентных процесса представляются взаимоисключающими лишь на поверхностный взгляд. Нахождение оптимального соотношения, разумного баланса между двумя этими составляющими диаспоральнои активности, задействование потенциала этнических россиян в интересах внутренней и внешней политики России, в первую очередь расширения сотрудничества с нашими ближайшими соседями, призван обеспечить ее третий, прагматический аспект. Такое комплексное сочетание трех основных компонентов взаимодействия с соотечественниками в ближнем зарубежье является важнейшим слагаемым обеспечения национальных интересов и безопасности России .

Степень научной изученности проблемы. Различные аспекты положения наших соотечественников в ближнем и дальнем зарубежье, а также основные векторы взаимодействия России со своей зарубежной диаспорой на современном этапе и в исторической ретроспективе являлись предметом многочисленных исследований .

По указанным выше причинам в последние годы проблематика положения и взаимодействия с российской диаспоры на постсоветском пространстве находилась в центре внимания отечественных и зарубежных авгоров. Подготовлен целый ряд фундаментальных научно-теоретических исследований и прикладных работ1, несколько ведущих российских научяо-исследовательских институтов и центров проводят регулярный мониторинг процессов, происходящих в среде соотечественников. К последним в первую очередь следует отнести труды Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, Дипломатической академии и МГИМО МИД России, Института стран СНГ, Института этнологии и антропологии РАН и ряда других. Благодаря этому ситуация в российской диаспоре на постсоветском пространстве освещена намного пучше, чем в дальнем зарубежье .

Одной из признанных специалистов в этой сфере выступает Т.Полоскова - автор многочисленных монографий, научных и публицистических статей. В них содержится комплексный анализ положения соотечественников в новых независимых государствах, перспектив развития сотрудничества с россиянами традиционного зарубежья, мирового опыта установления и поддержания контактов с зарубежными соотечественниками, влияния диаспор на внутриполитическую ситуацию в государствах происхождения и проживания, а также их роли как довольно активного игрока на международной арене2 .

Баранов Ю.А. Политика Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом. Дис.канд.полит. наук. М., 2005; Брыкин О., Тимофеев В. Судьба наших соотечественников в странах Содружества вызывает озабоченность //. Международная жизнь. 1998. № 6; Брубейкер Р. «Диаспоры катаклизма» в Центральной и Восточной Европе и их отношения с родинами (на примере Веймарской Германии и постсоветской России) // Диаспоры. 2000. № 3; Лебедева Н.В. Новая русская диаспора. М., 1997; Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы / под ред .

В.М.Скринника. М., 2004; Савоскул С.С. Русские нового зарубежья. Выбор судьбы. М., 2001; Чепурин А.В. Соотечественники как зарубежный ресурс // Независимая газета .

2006. 13 февраля; Щедровицкий П.Г. Думать - это профессия. М., 2000; Языкова Р.А .

Российская диаспора в странах нового зарубежья. Подольск, 1998; Zevelev I. Russia and Its New Diasporas. Wash., 2001 и др .

Полоскова Т.В., Скринник В.М. Русский мир: мифы и реалии. М., 2003; Полоскова Т.В. Диалог будет трудным - в Москве начинает свою работу Конгресс соотечественников // Независимая газета. 2001. 10 октября; Полоскова Т.В. Диктатура дилетантов .

Кто раскалывает русское движение ближнего зарубежья // Независимая газета. 2001. 17 марта; Полоскова Т.В. Диаспора: фактор конфликта или сближения? // Дружба народов .

2000. № 3; Полоскова Т.В. Новые диаспоры в России (внутри- и внешнеполитические аспекты) // Россия и ее соседи: проблемы этнических меньшинств / отв.ред. Щербакова Ю.А. М., 2000; Полоскова Т.В. Современные диаспоры. Внутриполитические и международные аспекты. М., 1999; Послоскова Т.В. Диаспоры и внешняя политика // МеждуВ контексте изучения государственной политики России в отношении соотечественников в странах СНГ особый интерес представляют коллективные монографии: «Государство и диаспоры: опыт взаимодействия»1, а также «Международный опыт защиты соотечественников за рубежом» 2 и «Справочник российского соотечественника»3. Они Представляют собой фундаментальные, проведенные на комплексной, междисциплинарной основе исследования мирового опыта взаимодействия с зарубежными соотечественниками; путей решения проблем последних в политической, экономической и социо-культурной сферах, роли отдельных акторов в реализации диаспоральной политики. Применительно к России это не только федеральные органы власти, но и регионы, в первую очередь Москва .

Ценность этих трудов в том, что, подготовленные сравнительно недавно, они отражают новейшие реалии, последние тенденции развития диаспоральной активности в мире в целом и на постсоветском пространстве в частности, включая феномен так называемых новых диаспор .

Вместе с тем, в большинстве работ внимание сфокусировано либо на отдельных странах и регионах (Прибалтика, европейские страны СНГ, Центральная Азия, Закавказье), либо на тех или иных аспектах (как правило, гуманитарных - статус русского языка, образование, культура, свобода вероисповедания) исследуемой проблемы4. Зачастую, напротив, россияне народная жизнь. 1999. №11; Полоскова Т.В. Диаспоры в системе международных связей. М., 1998 и др .

Государство и диаспоры: опыт взаимодействия / отв.ред. Фокин Ю.Е. М., 2001 .

Международный опыт защиты соотечественников за рубежом / рук.авт.кол. Мурадов Г.Л. М, 2003 .

Справочник российского соотечественника / под ред. Мурадова Г.Л. М., 2004 .

Вишневский В.В. Русский язык в свободном полете // Литературный Кыргызстан .

2004. № 4; Гнедкова И.И. Проблемы русских в Латвии и Эстонии: этнополитический аспект. Дис.канд.полит.наук. М., 1997; Зинин С. Русскоязычное население в Республике Узбекистан // Мир образования - образование в мире. 2001. № 3; Закупень Т.В. Правовые и организационные аспекты формирования информационного пространства государств - участников СНГ. М., 1998; Ислам в СНГ / Отв.ред. Машаленко А.В. М., 1998; Роберова Е.И. Региональные различия положения русскоязычного населения Прибалтики. Дис.канд.географ.наук. М., 2005; Россияне в Кыргызстане / ред.кол. Рудов Г.А. и др. Бишкек, 1999; Русский язык в мире: современное состояние и тенденции распространения. Доклад. Вып.З. / ред.кол. Чепурных Е.Е. и др. М., 2005; Русский язык в мире. Доклад / ред.кол. Федотов А.Л. и др. М., 2003; Русский язык в мире. Доклад Министерства иностранных дел Российской Федерации / ред.кол. Федотов А.Л. и др. М., 2002; Селиванов Л.А. Государственная политика Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом (на примере Латвии). Дис.канд.полит.наук. М, 2004; Геближнего зарубежья рассматриваются либо в общем формате российской диаспоры за рубежом, либо — в еще более широком контексте - в качестве одной из мировых диаспор. Исследователи данной темы сталкиваются с еще одной серьезной проблемой: динамика развития процессов на постсоветском пространстве столь стремительна, что отдельные работы, опубликованные всего десять, а то и пять лет назад, сегодня представляют интерес больше с точки зрения исторической ретроспективы1 .

В контексте рассмотрения проблематики взаимодействия с соотечественниками в ближнем зарубежье особого внимания заслуживают вопросы, связанные с приемом и обустройством добровольных и вынужденных переселенцев. С момента распада СССР миграционная ситуация на постсоветском пространстве стала предметом серьезного научного анализа. В многочисленных монографиях и научных статьях таких авторов, как С.Бондарева, Г.Витковская, Ж.3айончковская, Ж.Тощенко, М.Тюркин и многих других, рассматривались политические, экономические, этносоциальные и личностно-психологические причины массового оттока наших соотечественников из государств СНГ; характер, скорость и масштаб трансграничных добровольных и вынужденных перемещений; различные аспекты, связанные с адаптацией на исторической Родине; степень воздействия миграционных потоков на социально-политическое, экономическое и этно-культурное развитие России в целом и отдельных ее макрорегионов, а также становление отечественной миграционной системы и опыт регулирования трансграничных перемещений .

ноцид. Русские в Казахстане: трагическая судьба / ред.-сост. Хлюпин В.Н. М., 2001 и др .

Лакер У. Русский национализм: историко-психологические истоки и современное состояние // Национализм (взгляд из-за рубежа) / Отв.ред. Иванов Г.И. М., 1995; Организации российских соотечественников в зарубежных государствах. Справочник. Часть 1 .

М.: 2001; Регент Т.М. Миграционная ситуация и направления миграционной политики в России // Бывший СССР: внутренняя миграция и эмиграция. Программа по исследованию миграции. Вып.1. М, 1992; Фукуяма Ф. Неясность «национального» интереса // Независимая газета. 1992. 16 октября .

Бондырева С.К., Колесов Д.В. Миграция (сущность и явление). М., 2004; Вишневский А.Г. Распад СССР: этнические миграции и проблема диаспор // Общ.науки и современность. 2000. № 3; Зайончковская Ж. Перед лицом иммиграции // Pro et Contra. 2005. Ноябрь - декабрь; Зайончковская Ж. Вынужденные мигранты из стран СНГ и Балтии // Социологические исследования. 1998. № 6; Зайончковская Ж.А. Русский вопрос // Миграция .

1996. № I; Иммиграционная политика западных стран: альтернативы для России / Под ред. Витковской Г. М., 2002; Миграция и рынки труда в постсоветской России / Под ред. Витковской Г. М., 1998; Проблемы становления институтов гражданства в Вместе с тем, внешнеполитические аспекты репатриационной составляющей диаспоральной политики требуют — в свете существенных изменений миграционной обстановки на постсоветском пространстве и растущей заинтересованности нашей страны в привлечении внешних трудовых ресурсов — дополнительного изучения. Кроме того, подавляющая часть исследований рассматривает трансграничные передвижения уже как фактор российской внутриполитической жизни, т.е. на полюсе прибытия1 .

Проблематика возможного регулирования миграционных потоков непосредственно на стадии их формирования, в новых независимых государствах, затрагивается значительно реже и без привязки к другим компонентам диспоралыгой активности .

Исторические рамки работы продиктованы временным периодом, прошедшим с момента распада Советского Союза и образованием Содружества Независимых Государств, т.е. с конца 1991 г. до начала 2006 г .

Объектом диссертационного исследования выступает внешнеполитическая деятельность в сфере сотрудничества с соотечественниками в странах СНГ .

Предметом диссертационного исследования стали взаимосвязи и механизмы реализации государственной политики России в отношении соотечественников в ближнем зарубежье .

Цель исследования состоит в том, чтобы на основе анализа современного состояния взаимодействия с этническими россиянами в странах постсоветских государствах / Под ред.Витковской Г. М., 1998; Миграция во взаимосвязанном мире: новые направления деятельности. Доклад Глобальной комиссии по международной миграции. М., 2006; Мукомель В. Демографические последствия этнических и региональных конфликтов в СНГ // Социол.исследования. 1999. № 6; Мясников В. Миграционные процессы в контексте современных проблем образования в странах СНГ // Мир образования - образование в мире. 2001. № 3; Панарин С.А. Русскоязычные у внешних границ России: вызовы и ответы (на примере Казахстана) // Диаспоры .

1999. №№ 2, 3; Панарин С. Безопасность и этническая миграция в Россию // Pro et Contra. 199S. Осень. Том 3, № 4; Вынужденные мигранты: интеграция и возвращение /

Отв.ред. В.А.Тишков. М., 1997; Тощенко Ж.Т. Постсоветское пространство: суверенизация и интеграция: этносоциологические очерки. М., 1997; Вынужденная миграция:

причины, состояние, перспективы, миграционная политика / Под общ.ред .

Ж.Т.Тощенко. М., 1993; Тюркин М.Л. Миграционная система России. М., 2005 .

Арутюнов М.Г. Миграционная ситуация в Российской Федерации и страны нового зарубежья // Российская диаспора и проблемы недобровольной миграции на постсоветском пространстве / Вестник. М., 1997; Гриценко В.В. Влияние культурных различий на адаптацию русских переселенцев из стран ближнего зарубежья в России // Психол.журнал. 2000. Т.21, № 1 .

СНГ предложить новые концептуальные подходы к развитию российской политики по отношению к соотечественникам в ближнем зарубежье .

Указанная цель предполагает решение следующих основных задач:

- уточнение понятийно-терминологического аппарата, прежде всего понятий «диаспора», «соотечественник», «национальное меньшинство»;

- выявление основных мировых тенденций, связанных с функционированием зарубежных диаспор;

изучение влияния российской диаспоры на общественнополитическую жизнь государств проживания, ее воздействия на развитие двусторонних отношений России с ближайшими соседями и интеграционные процессы на постсоветском пространстве в целом;

- выявление закономерностей, связанных с обеспечением прав и законных интересов соотечественников в гражданско-правовой, социальноэкономической и культурно-гуманитарной областях;

- рассмотрение моделей адаптации российских соотечественников к новым политическим, социально-экономическим и культурным реалиям государств СНГ;

- анализ специфических черт, присущих российской диаспоре в странах ближнего зарубежья;

- проведение анализа существующих теоретических подходов к оценке положения соотечественников и генезису развития российской диаспоральной политики в ближнем зарубежье;

- анализ влияния российской диаспоры в странах СНГ и миграции русскоязычного населения из этих государств на российскую внутриполитическую ситуацию;

- исследование возможностей задействования потенциала соотечественников для упрочения позиций России в ближнем зарубежье;

- рассмотрение механизмов регулирования миграционных потоков и стимулирования возвращения на историческую Родину отдельных категорий соотечественников в целях решения ряда внутрироссийских проблем .

Теоретико-методологической основой настоящей диссертации является метод системного анализа в сочетании с другими, наиболее адекватными поставленным в исследовании задачам, подходами. В частности, был использован метод сравнительного анализа в целях определения общих черт и отличительных особенностей проблем русскоязычного населения в государствах ближнего зарубежья, а также комплексный подход в разработке отдельных положений диссертации .

Сложный, противоречивый характер тенденций развития русскоязычного сообщества в ближнем зарубежье, значительное количество акторов диаспорального поля как за рубежом, так и в нашей стране потребовало привлечения для максимально полного анализа отдельных аспектов рассматриваемой проблематики дополнительных методологических средств. Так, в целях наиболее глубокого осмысления изменений, происходящих в российской диаспоре, прежде всего с точки зрения содействия ее консолидации, структуризации и институализации, задействованы инструменты общей теории самоорганизации (синергетики) .

Синергетический подход позволяет, в частности, по-новому взглянуть на процессы в диаспоральной среде, которые характеризуются сочетанием управления (посредством влияния внутриполитических факторов государств проживания и определенного внешнего воздействия - со стороны России и некоторых третьих стран) и самоорганизацией .

Это позволяет изучить соотношение и возможности нахождения оптимального баланса между указанными двумя движущими силами. Особого внимания при этом заслуживают те явления и процессы, где управленческое и самоорганизующееся начала не противопоставляются, а дополняют друг друга .

Рабочая гипотеза исследования. Используя указанные методологические основания, автор выдвинула гипотезу, согласно которой современная российская диаспоральная политика в странах СНГ не носит комплексного характера. Основными ее направлениями являются патерналистский и репатриационный аспекты. Развиваясь обособленно, эти направления в отдельных случаях не только не сочетаются в единое целое, но и противопоставляются друг другу. Повышение эффективности диаспоральной политики России в ближнем зарубежье может быть связано с превращением ее третьего, прагматического направления в своеобразный мост между двумя другими аспектами. За счет этого политика России в отношении соотечественников в СНГ приобретет комплексный, системный характер и станет более эффективной .

Помимо работ, касающихся положения российской диаспоры в странах СНГ и Балтии и выстраивания всего комплекса отношений с ней, источниковую базу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых и практиков, которые посвящены проблемам сохранения внутренней стабильности в государствах, находящихся в стадии системных политических преобразований или масштабных социальноэкономических реформ, вопросам межнациональной и межэтнической политики1 .

Особую группу привлеченных научных работ составляют труды исследователей из стран СНГ. Следует отметить, что в этом случае на первый план выступает проблема объективности, поскольку тематика российской диаспоры трактуется в т.ч. и с позиций властных структур стран СНГ, зачастую стремящихся закамуфлировать имеющиеся противоречия либо обосновать этнократическую политику «восстановлением исторической справедливости» или иного рода «объективной необходимостью»2. Тем не менее, по мнению соискателя, справедлива позиция тех авторов, в т.ч. из СНГ, которые выступают за более тесную увязку вопросов положения российской диаспоры в ближнем зарубежье и взаимодействия с ней с проблеАбдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). М., 2005; Абдулатипов Р.Г. Этнопояитические конфликты в СНГ: наднациональные механизмы разрешения. М., 1996; Абдулатипов Р.Г .

Человек. Нация. Общество. М., 1991; Дахин В.Н. Личность, общество, государство (проблемы развития гражданского общества). М, 1992; Дятлов В.И. Новая китайская диаспора в Сибири как вызов национальной безопасности России // Восток. 1999. № 1;

Здравомыслов А.Г: Исследование конфликта на макроуровне: теоретические предпосылки. Н.Новогород, 1994; Илларионова Т.С. Этническая группа: генезис и проблемы самоидентификации. М., 1994; Калинина К.В. Национальные меньшинства в России .

М., 1993; Лебедева Н.М. Этническая толерантность в районах России: теория и практика // Этнопанорама. 2005. № 12; Лебедева Н.М. Социальная психология аккультурации этнических групп. Дисдокт.психол.наук. М., 1997; Михайлов В.А. Национальная идея как фактор государственного строительства. М., 1995; Тишков В.А. Этнология и политика: статьи 1989-2004 гг. М., 2005; Тишков В.А. Культурное многообразие в современном мире // Известия АПСН. 2005. № 9; Тишков В.А. Культурная мозаика и этническая политика в России // Известия АПСН. 2003. № 7; Цветков Д.Ю. Этнополитические модели в условиях переходного периода. М., 2003; Явчуновская Р.А. Современные социально-политические проблемы стабильности полиэтнического мира. Дис.докт.полит .

паук. М., 1998; Языкова А.А. Национально-этнические проблемы: российский и мировой опыт их регулирования. М, 2003; Pelaz Lopes Jose-Vidal. El estado de las autonomias .

Regionalismos у nacionalismos en la historia contemporanea de Espana. Madrid. 2002; Conference on the Links between Europeans Living Abroad and their Countries of Origin. Council of Europe. Parliamentary Assembly. Committee on Migration, Refugees and Demography .

Paris. 10-11 June, 1997; Migratory movements within, towards and from Central and Eastern Europe. Report of the seminar, held under the patronage of the Secretary General of the Council of Europe. Strasbourg, 1995 .

Абдуллаев Е. Русские Узбекистана - городской субэтнос (опыт социокультурного анализа) // Центральная Азия и Кавказ. 2000. № 5 (1); Богомолов И. Русские в Грузии // Свободная Грузия. 1994 года. 8 ноября; Оруджев Г. У нас нет пасынков // Независимая газета. 1999. 9 апреля .

матикой национальных меньшинств - выходцев из стран СНГ, проживающих в России. В связи с этим автором был проработан круг теоретических и прикладных работ по данной тематике1 .

Общетеоретической основой работы явились труды по политическим прогнозам известных отечественных и зарубежных специалистов в области политической конфликтологии, рекрутировании элит и социальной мобильности, методологии социальных и политических изменений, прежде всего в контексте роли и места России в процессах глобализации и общецивилизационном развитии, - М.Вебера, В.Парето, А.Тойнби С.Хантингтона, Ф.Фукуямы, З.Бжезинского, Г.Киссенджера, Н.Бердяева, В.Соловьева, К.Леонтьева, П.Сорокина, Н.Данилевского и др. Важным источником общетеоретической разработки темы явились труды отечественных политологов, философов и социологов Е.Бажанова, А.Богданова, В.Бойкова, К.Гаджиева, А.Глуховой, К.Долгова, В.Егорова, И.Клямкина, В.Комаровского, Г.Осипова, С.Проскурина, А.Соловьева, А.Цыганкова, А.Чумикова .

В работе были использованы работы отечественных и зарубежных ученых и политиков, касающиеся проблем и перспектив развития СНГ как крупной региональной международной организации в целом и отдельных его участников в частности. Это книги и статьи А.Аббасова, В.Густова, В.Дахина, А.Задохина, А.Здравомыслова, И.Иванова, И.Коротчени, М.Лазутовой, А.Михайленко, Б.Пастухова, Е.Примакова, Г.Рапоты, Абрамян А. Национальные общины страны должны укреплять российскую государственность // Философ.наухи. 2000. № 3; Арутюнян Ю.В. Армяне в Москве (по результатам сравнительного исследования) // Социол.исслед. 2001. № 11; Азербайджан и Россия: исторический диалог / под общ.ред. Дащцамирова А.Ф. М., 2004; Дашдамиров А.Ф. Россия и Азербайджан: история и современность. Баку, 2000; Дашдамиров А.Ф .

Национальная идея и этничность (азербайджанская идея в этнокультурном интерьере) .

М., 1996; Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. М., 2003; Дробижева Л.М.

Этничность в современном обществе:

этнополитика и социальная практика в Российской Федерации // Мир России. 2001 .

Т. 10, № 2; Мы - граждане России: Материалы I Конгресса украинцев в России. М., 1994; Мамедов М. «Лицо кавказской национальности». К вопросу о массовых предрассудках и меняющихся стереотипах // Центральная Азия и Кавказ. 1999. № 3 (4); Пистрякова С.А. Национальные отношения в Москве: опыт и проблемы политико-правового регулирования. Дис.канд.полит.наук. М., 2001; Рязанцев СВ. Этническое предпринимательство как форма адаптации мигрантов // Общ.науки и современность. 2000. № 5;

Щербакова Ю.А. Проблемы этнических меньшинств в условиях мегаполиса: опыт Москвы (по материалам Центра «Этносфера») // Россия и ее соседи: проблемы этнических меньшинств / отв. ред. Щербакова Ю.А. М., 2000 и др .

Е.Строева, А.Шутова, Ю.Ярова и др.1 Важная роль при этом отводится исследованиям, касающимся мониторинга и предупреждения конфликтов на постсоветском пространстве, в первую очередь на этно-конфессиональной основе .

Существенный интерес в контексте разрабатываемой темы представляет действующая международно-правовая база в сфере поощрения и защиты прав национальных меньшинств, выработанная ООН, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, ранее СБСЕ), Советом Европы. Серьезное внимание уделено также многостороннему и двустороннему сотрудничеству в этой области в рамках СНГ, включая гуманитарное измерение Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) .

С другой стороны, работа органов исполнительной власти России по поддержке диаспоры в странах СНГ должна проводиться в строгом соответствии с соответствующими положениями нашего внутреннего законодательства. Поэтому серьезное внимание в работе уделяется анализу развития отечественной нормативно-правовой базы по взаимодействию с соотечественниками как плане их поддержки в странах нынешнего проживания, так и в контексте регулирования миграционных потоков. Речь идет не только о федеральных законах, но и затрагивающих проблематику соотеАббасов А. Содружество взаимозависимых государств. М., 2002; Густов В.А., Манько В.Х. Россия - СНГ. Путь интеграции тернист, но заманчив. СПб., М., 2002; Задохин А.Г. Россия и Евразия. Международные отношения и внешняя политика. М., 1998;

Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М., 1996; Иванов И.С. Под пятой национальных эгоизмов. СНГ три года спустя // Сегодня .

1994. 30 декабря; Коротченя И.М. Экономический союз суверенных государств: стратегия и тактика становления. СПб, 1995; Содружество Независимых Государств: портрет на фоне перемен / под ред.И.М.Коротчени. Минск, 1996; Лазутова М.Н., Тарасова В.П. .

Михайлюк И.Ф. Трудные поиски общего языка (о функционировании русского языка в Содружестве Независимых Государств и государствах Прибалтики). М., 2002; Михайленко А.Н. Содружество Независимых Государств: проблемы и перспективы. М., 2001;

Михайленко А.Н. Содружество Независимых Государств: факторы развития. М., 2003;

Никуличев Ю.В. Содружество Независимых Государств. М, 2002; Особенности развития Содружества Независимых Государств на современном этапе / Отв.ред. А.Д.Шутов .

М., 1995; Пастухов Б.Н. СНГ, пересекающиеся множества // Международная жизнь .

2004. № 1; Рапота Г.А. Особенности образовательного процесса в Евроазиатском экономическом сообществе // Известия Российской академии образования. 2005. № 1;

Строев Е.С. Мир, СНГ, Россия на пороге XXI века // Общество и экономика. 1998. № 1 .

чественников указах и распоряжениях исполнительной власти, а также нормативных актах, принятых в ряде субъектов федерации1 .

Другим источником информации по теме диссертации являются материалы Государственной Думы и Совета Федерации Российской Федерации (парламентские слушания, заседания Совета соотечественников при Госдуме, «круглые столы»), форумы, конференции и семинары, проводившиеся Правительственной комиссией по делам соотечественников за рубежом (ПКДСР), правительством Москвы, другими государственными учреждениями федерального и регионального уровней, а также российскими и зарубежными научными и образовательными учреждениями, в первую очередь РАГС, Дипломатической академии (ДА) и МГИМО МИД России, Киргизско-Российским Славянским университетом (КРСУ) и Национальной академией наук Киргизской Республики (НАН КР) 2 .

' Концепция поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на современном этапе. Концепция приграничного сотрудничества в Российской Федерации .

Концепция миграционной политики Российской Федерации. М., 2001; Об основных направлениях государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом: Указ Президента РФ от 11.08.1994 № 1681 // Собрание законодательства РФ. 1994. № 16. Ст. 1888; Об Основных направлениях поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на 2002-2005 годы:

Распоряжение Правительства РФ от 28.11.2002 № 1663-р // Собрание законодательства РФ. 2002. № 48. Ст. 4899; О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом: Федеральный закон РФ от 24.05.1999 № 99-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1999. № 22. Ст. 2670; О Комплексной целевой среднесрочной программе поддержки соотечественников за рубежом на 2003-2005 годы // Вестник Мэра и Правительства Москвы. Ноябрь 2002. № 50; О Комплексной целевой среднесрочной программе осуществления государственной политики в отношении соотечественников за рубежом на 2006-2008 годы: Постановление Правительства Москвы от 06.09.2005. № 679-ПП // Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2005. № 28; О Концепции регулирования миграционных процессов в Российской Федерации: Распоряжение Правительства РФ от 01.03.2003 № 256-р // Собрание законодательства РФ. 2003 .

№ 10. Ст. 923; О Концепции Федеральной целевой программы «Русский язык (2006годы)»: Распоряжение Правительства РФ от 05.09.2005 № 1355-р // Собрание законодательства РФ. 2005. № 37. Ст. 3758; О межведомственной рабочей группе по разработке Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом: Распоряжение Президента РФ от 04.02.2006 № 41-рп // Собрание законодательства РФ .

2006. №6. Ст. 691 .

Диалог цивилизаций. По материалам Международной конференции, посвященной 2200-летию Кыргызской государственности / HAH KP. Бишкек, 2003; Единое образовательное пространство XXI века: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию КРСУ. Бишкек, 2003; Какое счастье, что у нас есть Помимо договоров и соглашений России с государствами ближнего зарубежья, текстов официальных документов, заявлений отечественных и зарубежных политиков, автор использовала значительный объем материалов специализированных печатных изданий - «Международная жизнь», «Дипломатический вестник», «Права человека», «Миграция», «Центральная Азия и Кавказ», «Мир образования - образование в мире», «Pro et Contra», а также сообщений информационных агентств, публикаций российской прессы и периодики, прежде всего русскоязычной, стран СНГ .

Научная новизна исследования и теоретические результаты, полученные непосредственно автором, заключаются прежде всего в комплексном, с использованием наиболее адекватных поставленной цели методов, анализе сложных и противоречивых процессов, происходящих в российской диаспоре в ближнем зарубежье, и разработке новых теоретических подходов и практических механизмов выстраивания взаимодействия с соотечественниками в странах СНГ на ближайшую и долгосрочную перспективу .

В результате научно-теоретического и эмпирического исследования:

1. Проанализирован понятийный аппарат, используемый при исследовании проблем российских соотечественников за рубежом. Изучение показало, что в действующем российском законодательстве и теоретических работах в основном применяется термин «соотечественник за рубежом». В случае употребления термина «диаспора» он, как правило, являетПушкин! Сборник материалов П Международного форума пушкинских школ. М., 2005;

«Круглый стол» Совета Федерации «Соотечественники за рубежом: положение, проблемы развития общего культурного и информационного пространства, потенциал экономических и гуманитарных связей» 23 апреля 2002 года // Вестник Совета Федерации .

2002. № 2; От Киевской Руси к цивилизации XXI века. Материалы международной научно-практической конференции / ред.кол. Буканяева В.А. и др. Харьков, 1999; Первый форум руководителей молодежных организаций российских соотечественников, проживающих за рубежом. М., 2004; Русскоязычная журналистика в Кыргызстане и в Центральной Азии. Перспективы развития: материалы международной научнопрактической конференции / КРСУ. Бишкек, 2005; Сборник материалов второй конференции Международного совета российских соотечественников. М., 2005; Сын трех народов. Материалы международной научной конференции, посвященной 110-й годовщине со дня рождения академика Б.Л.Смирнова. Ашхабад. 2001; Форум творческой интеллигенции соотечественников «Русский язык как важнейший фактор сохранения национального наследия и межнационального общения» (сборник материалов). СПб., 2004; Хельсинкский процесс в советской/российской внешней политике 1975-2000 гг.:

Сборник статей на основе материалов «круглого стола» / ДА МИД РФ. М., 2000. и др .

ся синонимом термина «соотечественники». В свою очередь, автор полагает, что диаспора представляет собой более высокую степень организации соотечественников, чем их простая совокупность .

2. Проведен комплексный анализ правового статуса и фактического положения российских соотечественников в ближнем зарубежье, проанализированы основные закономерности, связанные с обеспечением их прав и законных интересов в гражданско-политической, социальноэкономической и культурно-гуманитарной сферах. На его основе сделаны прогнозы возможного развития диаспоры по двум - негативному и позитивному, с точки зрения национальных интересов России, - сценариям .

3. Рассмотрен генезис развития российской диаспоральной политики в ближнем зарубежье с момента распада Советского Союза, включающий изучение трех его основных компонентов - патерналистского, прагматического и репатриационного - не в страноведческом ракурсе, а в контексте функционального измерения исследуемой проблематики. Выявлено нередко возникающее противоречие между патерналистским и репатриационными направлениями диаспоральной политики. Предложен ряд путей разрешения этих противоречий .

4. Выработаны некоторые рекомендации по совершенствованию общетеоретических основ, правовых составляющих и практических моделей взаимодействия с зарубежной диаспорой с целью повышения ее роли и веса в общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни своих стран, а также задействовании ее потенциала в интересах российской внешней и внутренней политики. Среди них:

- отказ от попыток в одночасье решить проблему институализации путем учреждения «сверху» мега-организации или политической партии и переход к долговременной, поэтапной стратегии консолидации диаспоры от простого (сложение усилий многочисленных общественных структур для реализации одного или нескольких однотипных гуманитарных проектов) к сложному (создание координационных/консультативных советов);

- диверсификация внешней культурной политики и сотрудничества с соотечественниками как по целеполаганию (пропаганда русского языка и культуры среди широких слоев населения новых независимых государств, с одной стороны, и сохранение этно-культурной самобытности, воспроизводство у подрастающего поколения национальной самоидентификации, с другой), так и по методам их достижения (два типа программ, ориентированных на русскоязычную аудиторию и на тех, для кого русский язык не является родным);

- координация усилий государственных и неправительственных акторов диаспорального поля, более широкое вовлечение в работу с соотечественниками российских гуманитарных и благотворительных фондов, правозащитных НПО, религиозных объединений, в первую очередь Русской православной церкви, бизнес-структур, СМИ;

- стимулирование хозяйственно-экономической деятельности диаспоры и т.д .

5. Введен в научный оборот ряд материалов о деятельности ООН, ее специализированных учреждений, других авторитетных международных институтов, а также российских министерств и ведомств, прежде всего МИД, которые дают более полное и точное представление о степени участия международных организаций и государственных органов в реализации диаспоральной политики .

На защиту выносятся следующие положения:

1. До настоящего времени ученым и специалистам не удалось выработать общепринятого определения терминов «диаспора» и «соотечественники за рубежом». Это обусловлено действием целого ряда факторов, прежде всего связанных со стремительной динамикой изменений на постсоветском пространстве. Возникшие после распада Советского Союза и социалистической системы новые диаспоральные образования не в полной мере соответствуют уже сложившимся к концу XX века представлениям об этом институте. Попытки выработать универсальное определение в рамках международных организаций, в том числе европейских, оказались недостаточно обоснованным с точки зрения учета современных мировых реалий, а порой и просто политизированными .

2. Зарубежные диаспоры вносят существенный вклад в развитие стран своего происхождения. Этот вклад имеет различные аспекты. В экономическом отношении наиболее характерны денежные переводы соотечественников, их инвестиции в экономику стран исхода. В политическом плане диаспоры добиваются принятия государствами их нахождения таких решений, которые в значительной степени соответствуют национальным интересам их исторической родины. В зависимости от значимости проблемы соотечественников за рубежом государства принимают решения об их юридическом статусе, вплоть до введения института двойного гражданства. В духовном и культурном отношении соотечественники за рубежом могут вносить существенный вклад в развитие национального духовного богатства и культурного разнообразия. Этот международный опыт может и должен быть востребован Россией, в том числе и в формате взаимодействия с соотечественниками в ближнем зарубежье .

3. Российская диаспора в странах Содружества имеет ряд особенностей, которые существенно отличают ее от типичных, т.н. традиционных зарубежных диаспор. Наши соотечественники в одночасье оказались за рубежом не по своей воле, а в связи с распадом СССР. Бывшие союзные республики в первые десять лет своего существования находились в глубоком структурном кризисе. Эти и другие обстоятельства кардинально повлияли на социально-экономическое и общественно-политическое положение российских соотечественников в странах СНГ. Вместе с тем, юридический статус и фактическое положение этнических россиян во многом созвучны тем, в которых находятся и выходцы из других государств Содружества. Действие этих двух факторов позволяет одновременно рассматривать этнических россиян в СНГ и как уникальный геополитический феномен, и как одну из мировых диаспор .

4. Российская диаспора в ближнем зарубежье последние 15 лет играла отнюдь не ту роль, которую в начале 90-х гг. ей прогнозировали многие известные политологи. Объективно существовавший мощный социально-экономический и интеллектуальный потенциал русскоязычного населения не был должным образом востребован ни в интересах государственного строительства республик бывшего СССР, ни нашей страны, ни даже в целях сохранения и развития на новой основе многогранных политических, хозяйственных и духовных связей на постсоветском пространстве. Причина подобного развития событий заключается не только в этноцентризме внутриполитического курса многих новых независимых государств, но и в очевидных недоработках со стороны России. Ее политика в отношении соотечественников, не отличаясь последовательностью, сбалансированностью и настойчивостью в достижении декларируемых целей, явно не соответствовала требованиям времени и вызовам новых геополитических реалий постсоветского пространства .

5. В диаспоральной политике России назрел ряд проблем, нуждающихся в оперативном разрешении. Прежде всего это касается вопросов управления политикой в отношении соотечественников. Эффективность взаимодействия с соотечественниками в ближнем зарубежье зависит от слаженной работы на трех направлениях: патерналистском, репатриационном и прагматическом. В настоящее время в государстве отсутствует единый орган власти, который бы отвечал за целостную диаспоральную политику. С другой стороны, разрозненные и нередко конкурирующие между собой организации соотечественников не позволяют рассматривать их в качестве своего рода «моста дружбы» и главного партнера многочисленных российских акторов диаспорального поля. Поэтому реализация отечественной диаспоральной политики выливается подчас не в формирование «пояса добрососедства и сотрудничества» по периметру российских границ, а вызывает дополнительные раздражители в двусторонних отношений с сопредельными странами .

6. До последнего времени забота о соотечественниках была сфокусирована исключительно на их адаптации к новым геополитическим реалиям стран проживания (патерналистский аспект диаспоральной работы) .

Это предполагало реализацию разновекторных, разноформатных проектов и программ, направленных на обеспечение интересов этнороссиян в политике, экономике, культуре, социальной сфере. Они носили перманентный или эпизодический характер, предполагали задействование многих игроков диаспорального поля как в нашей стране, так и за ее пределами, учитывали специфику конкретных стран и регионов. Указанные аспекты должны остаться приоритетами патерналистского вектора диаспоральной работы в СНГ как минимум на ближайшую и среднесрочную перспективы .

7. Защита политических и гражданских прав соотечественников в странах СНГ приобретает не меньшее значение, чем в Латвии и Эстонии, но, в отличие от упомянутых прибалтийских государств, имеет свою специфику. В условиях провозглашенного в законодательстве равенства граждан весьма сложно доказать дискриминацию именно по национальному или религиозному признаку. Кроме того, в отличие от культурногуманитарных или социальных вопросов, возможности России по выправлению ситуации крайне ограничены .

Для решения имеющихся проблем необходимо задействование контрольных механизмов и процедур, выработанных в рамках авторитетных международных организаций (ООН, ОБСЕ, Совета Европы), а также привлечение внимания институтов гражданского общества и оказание соотечественникам квалифицированной юридической помощи .

8. С начала 90-х гг. защита социально-экономических прав этнических россиян в основном сводилась к оказанию прямой материальной помощи самым обездоленным. Сегодня, однако, одновременно с продолжением этой работы, необходим комплекс мер по упрочению позиций россиян в бизнес-сообществе. Следует воспользоваться относительно благоприятной экономической конъюнктурой для активизации хозяйственного потенциала соотечественников, их оформления в полновесную, финансово независимую, экономически самостоятельную диаспору .

9. Ситуация в гуманитарной плоскости характеризуется отсутствием адекватного статуса русского языка и, как следствие, постепенным, но последовательным сужением сферы его применения в образовании, культуре, информационной сфере, бытовом общении. Это также требует дополнительных усилий по выправлению перекосов и дисбалансов в лингистической политике. Целесообразно добиваться развития единой системы стандартов образования в странах СНГ, расширять формы и методы обучения соотечественников в России, использовать новые информационные технологии в образовании. Дополнительные усилия должны быть направлены на сохранение и развитие русскоязычного информационного поля. Следует использовать существующие предпосылки для сохранения и по возможности расширения духовного, культурного влияния нашей страны на постсоветском пространстве .

При этом следует вычленить диаспоральную проблематику из более широкого контекста внешней культурной политики. Подобная диверсификация необходима как при определении общих подходов, институализации и структурировании указанных направлений деятельности, так и при разработке конкретных проектов и программ гуманитарного характера. Работа с соотечественниками должна быть сфокусирована на поддержке этнокультурной самобытности, воспроизводстве у подрастающего поколения национальной идентичности. Сегодня российская диаспора на постсоветском пространстве находится в точке бифуркации. При сохранении нынешних тенденций ассимиляции, низкого уровня рождаемости, прямой и латентной миграции возникает вопрос о ее сохранении на длительную перспективу как таковой .

10. Кардинальных изменений требует и репатриационное направление диаспоральной активности. В результате миграции большая часть экономически и социально активных россиян, связывавших себя исключительно с Россией, вернулась на родину. Оставшиеся принадлежат к двум категориям. Прежде всего это люди, не имеющие финансовых средств, а иногда и физических возможностей для переезда и обустройства на новом месте. Другую, менее многочисленную, категорию составляют те, кто — при всем уважении и даже любви к России - не отделяют своего будущего от судеб новых независимых государств .

Для выстраивания всего комплекса взаимоотношений с зарубежной диаспорой очень важно определить динамику процессов переселения в средне- и долгосрочной перспективе, и оптимально, с учетом потребностей по отраслям и регионам, направить миграционный вектор, минимизировав, по возможности, угрозу возникновения волн обвальной, неконтролируемой миграции. Возвращение этнических россиян и приглашение других категорий мигрантов из ближнего зарубежья — несомненное благо для нашей страны, особенно когда речь по существу идет о выборе между приезжими из ближнего и дальнего зарубежья .

11. Патерналистский и репатриационных аспекты российской диаспоральной политики нередко представляются взаимоисключающими. В практике это противоречие проявляется в часто возникающем вопросе, уезжать соотечественникам в Россию или оставаться в странах нынешнего проживания. Теоретические исследования, практика диаспоральной работы, равно как и опыт диаспор зарубежных стран свидетельствует о том, что такой дилеммы на самом деле не существует. В целях развития России, укрепления ее позиций в мире соотечественникам в странах СНГ и Балтии нужно и уезжать, и оставаться. Большую роль в снятии этого противоречия призвано играть третье — прагматическое - направление диспоральной активности. Оно связывает все три направления в единое целое, придает политике в отношении соотечественников комплексность и взаимосвязанность. Такая системность прежде всего должна проявляться в подходах к управлению диаспоральной политикой России .

12. Важнейшую роль в проведении диаспоральной политики России играют механизмы самоорганизации. В целях консолидации диаспоры важно поощрять объединительные тенденции многочисленных общественных объединений, устанавливать разновекторные и разноуровневые связи общественных структур соотечественников с Россией. При этом участниками российской диспоральной политики становятся органы всех ветвей государственной власти не только федерального, но и регионального уровней, а также негосударственные структуры — неправительственные гуманитарно-благотворительные и правозащитные организации, национально-культурные автономии, религиозные объединения, хозяйствующие субъекты, средства массовой информации, научно-образовательные и культурные учреждения и т.д .

Следует стремиться к укреплению связей субъектов федерации с соотечественниками. За счет сложения потенциалов федерального Центра и регионов появляется возможность существенно интенсифицировать диаспоральную работу. Особого внимания заслуживают землячества народов России. Целевым образом ориентированные на этот сегмент диаспоры программы подчеркивают многонациональный, поликонфессиональный характер российского государства .

Практическая значимость диссертации состоит в том, что содержащиеся в ней научно-теоретические положения и практические рекомендации могли бы оказаться полезными в деятельности не только заинтересованных структур законодательной и исполнительной власти России ПКДСР, МИД России, включая Росзарубежцентр, другие заинтересованные министерства и ведомства, профильные комитеты Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания, но и российских регионов, неправительственных организаций, политических и общественных движений, хозяйствующих субъектов, средств массовой информации, в той или иной форме проявляющих заинтересованность судьбой наших соотечественников в странах СНГ .

Эмпирический материал и основные выводы исследования могут быть востребованными сотрудниками МИД и МВД России, занимающимися сотрудничеством с соотечественниками как в России, так и за ее пределами. Результаты и выводы могут применяться при подготовке кадров госслужащих, связанных с взаимодействием с зарубежной диаспорой и в целом развитием политического, торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества со странами СНГ .

Апробация результатов исследования. Диссертация представляет собой обобщение опыта практической работы и научных исследований соискателя по проблематике гуманитарного сотрудничества со странами СНГ и поддержки российской диаспоры в ближнем зарубежье в период с 1992 по 2006 гг. Весьма полезным оказался личный опыт автора, много лет непосредственно занимавшейся вопросами гуманитарного сотрудничества со странами СНГ и взаимодействием с диаспорой в ближнем зарубежье в Центральном аппарате МИД России (в 1993-1994 гг. и в 1999-2001 гг. в Департаменте /ранее Управлении/ по международному гуманитарному сотрудничеству и правам человека; с 2005 г. по н/вр. - в Первом департаменте стран СНГ) и за рубежом (1994-1999 гг. в Посольстве России в Грузии, 2001-2005 гг. — в Посольстве России в Киргизии) .

Результаты диссертационного исследования были изложены на парламентских слушаниях «О законодательном обеспечении и практике реализации государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» (Москва, Комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, 8 декабря 2005 г.), а также в докладах и выступлениях на научно-практических конференциях за период 2001-2006 гг .

Материалы диссертационного исследования использовались при подготовке информационно-аналитических материалов и текущей работы в Комитете по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы России, а также заинтересованных российских министерств и ведомств (МИД, Минрегиона, ФМС МВД России), Департамента международных связей Правительства Москвы и государственного учреждения города Москвы «Центр гуманитарного и делового сотрудничества с соотечественниками за рубежом - Московский дом соотечественника»; обсуждались на кафедре национальных, федеративных и международных отношений РАГС при Президенте Российской Федерации .

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, заключения и списка литературы .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность темы исследования, рассматривается степень ее разработанности, указываются ее объект и предмет, определяются методологические основания, формулируется научная новизна и раскрывается практическая значимость, цель и задачи исследования, рабочая гипотеза соискателя и выносимые на защиту научные положения .

В первой главе «Роль диаспор в мировой политике» рассматривается зарубежный опыт использования потенциала диаспор в интересах исторической родины и государств нынешнего проживания - как с точки зрения решения их внутренних проблем, так и в контексте международной повестки дня. Акцент при этом делается на изучении созданных для реализации диаспоральной политики государственных структур, а также привлечении к работе с соотечественниками возможностей неправительственных институций (культурных, образовательных, религиозных и иных) .

Зарубежные диаспоры вносят существенный вклад в развитие стран происхождения. Этот вклад имеет различные аспекты. В экономическом отношении наиболее характерны денежные переводы соотечественников членам семей, а также инвестиции в экономику стран исхода. В политическом плане диаспоры нередко выступают лоббистами исторической родины, добиваются принятия государствами проживания решений, отвечающих ее интересам. В зависимости от влияния фактора диаспоры на внутреннюю политическую и социально-экономическую ситуацию государства принимают решения о юридическом статусе зарубежных соотечественников, вплоть до введения института двойного гражданства, представительства в органах власти, создают режим наибольшего благоприятствования в экономической и иных областях. Представители диаспоры являются важным инструментом реализации внешней культурной политики многих зарубежных государств и, в свою очередь, вносят заметный вклад в развитие национального духовного наследия и культурного разнообразия .

Исходя из того, что обеспечение достойных условий жизнедеятельности диаспоры невозможно без тесного взаимодействия государств происхождения и нынешнего проживания диаспор, в диссертации рассматривается международный опыт по созданию эффективных гарантий соблюдения прав нацменьшинств: обеспечение их адекватного представительства в органах власти, участие в принятии затрагивающих их государственных решений, создание специальных институтов и механизмов регулирования межнациональных и межэтнических отношений и т.п .

Речь при этом не идет об изучении всего накопленного в этих сферах опыта, а лишь фокусировании внимания на тех теоретических посылках и эмпирических наработках, которые могут быть востребованы Россией в целях интенсификации своей диаспоральной политики .

Наряду с изучением опыта взаимодействия с соотечественниками стран ближнего и дальнего зарубежья в диссертационном исследовании рассматриваются и возможности использования в интересах этнических россиян в странах СНГ мониторинговых функций международных организаций, созданных в рамках ООН, ОБСЕ, Совета Европы контрольных механизмов и институтов в сфере обеспечения прав человека и национальных меньшинств .

Вместе с тем, по ряду актуальных вопросов обеспечения прав российских соотечественников в ближнем зарубежье универсальные и общеевропейские стандарты явно недостаточны, что требует дополнения их соответствующими многосторонними (на уровне СНГ, ЕврАзЭС и других региональных объединений постсоветского пространства) или двусторонними договорами и соглашениями .

В пользу такого подхода свидетельствует уникальность ситуации на постсоветском и в целом постсоциалистическом пространстве. Возникшие после распада Советского Союза и социалистической системы новые диаспоральные образования далеко не всегда корреспондируют с уже сложившимся к концу XX века представлениями об этом институте. Попытки выработать универсальное определение в рамках международных организаций, в том числе европейских, оказались недостаточно проработанными с точки зрения учета современных мировых реалий, а порой и просто политизированными .

На этом фоне представляется достаточно сложным, по крайней мере на нынешнем этапе, выработать всеобъемлющую, не вызывающую принципиальных возражений формулировку термина «российские соотечественники» не только как нормативно-правовой дефиниции или определения объекта научного исследования, но и общепризнанного понятия. Очевидно, что консенсус на этот счет должен быть достигнут как среди юристов, так и политиков, представителей академического сообщества и специалистов-практиков. В диссертации рассматриваются предпринимавшиеся, в т.ч. на законодательном уровне, усилия по выработке соответствующего определения, а также возможности использования терминов «диаспора», «национальные меньшинства», «этнические россияне», «русский мир», «русское (российское) зарубежье» и других .

При этом применительно к специфике ближнего зарубежья под диаспорой — в целях диссертационного исследования - понимается группа лиц либо потомков лиц, добровольно или вынужденно покинувших свою традиционную этническую родину или оказавшихся за ее пределами в результате изменения государственных границ, постоянно проживающих в другом государстве, но поддерживающих или стремящихся поддерживать с исторической родиной регулярную связь. Соотечественник за рубежом это член диаспоры. Национальное меньшинство — это представители диаспоры в стране проживания .

Во второй главе «Современное состояние российской политики в отношении соотечественников в странах СНГ» рассматриваются особенности ее становления и развития. Они прежде всего обусловлены особенностями диаспоры в странах СНГ и Балтии, которые существенно отличают ее от типичных зарубежных диаспор. Подавляющее большинство соотечественников ближнего зарубежья приобрели этот статус не по своей воле, а в связи с развалом СССР. Государства, в которых они ныне проживают, в первое десятилетие своего существования находились в глубоком политическом, экономическом и социальном кризисе. В результате действия указанных и ряда других факторов правовое и фактическое положение соотечественников резко ухудшилось. Миграция наиболее трудоспособной, экономически и социально активной части россиян привела не только к количественным, но и качественным изменениям в их среде. Российская диаспора в ближнем зарубежье «постарела», люмпенизировалась и во многом утратила свой экономический и социо-культурный потенциал. Это не могло не сказаться и на отношении к ней со стороны официальных властей и основной массы населения стран постоянного проживания .

Серьезные проблемы, с которыми столкнулись россияне в республиках бывшего СССР после распада единого государства (а в некоторых из них негативные тенденции в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений стали проявляться еще в 70-е — 80-е гг. прошлого столетия), потребовало принятия адекватных и действенных мер со стороны России, создания механизмов взаимодействия с соотечественниками в странах СНГ и выработке соответствующей нормативно-правовой базы .

Первые документы в этой области были приняты еще в 1994 г. Тогда же была учреждена ПКСДР, которая, несмотря на многочисленные реорганизации органов исполнительной власти и административные реформы, остается головной структурой по реализации государственной диаспоральной политики и координации действий заинтересованных российских министерств и ведомств, других акторов диаспорального поля .

К настоящему моменту в России создана достаточно солидная нормативно-правовая база взаимодействия с этническими россиянами в странах СНГ. Наиболее важными на сегодняшний день являются Концепция поддержки Российской Федерацией соотечественников за рубежом на современном этапе, одобренная Президентом России 30 августа 2001 года, и федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом». В целом существующее законодательство создает эффективное правовое поле для проведения Россией активной диаспоральной политики .

Вместе с тем, в нормативной сфере имеются отдельные лакуны, которые необходимо заполнить. Прежде всего они связаны с вопросами управления политикой в отношении соотечественников, недостаточной координацией деятельности многочисленных акторов диаспорального поля. Кроме того, политика в отношении соотечественников отличается динамичностью, что требует постоянного обновления, внесения изменений и дополнений в действующее законодательство .

Эффективность реализации диаспоральной политики во многом зависит от ситуации в среде самих россиян, которые только начинают оформляться в полновесный институт диаспоры. Одной из самых сложных проблем при этом становится отсутствие консолидации. В диссертации рассматриваются возможности нашей страны по стимулированию интеграционных процессов в среде соотечественников, преодолению личностных амбиций лидеров и сложения усилий многочисленных слабых, не пользующихся должным авторитетом и уважением даже в русскоязычном сообществе структур россиян .

Важность этой работы обусловлена тем, что именно общественные (реже - общественно-политические) объединения, наряду с некоторыми другими институциями (религиозными общинами, учреждениями образования и культуры, русскоязычными масс-медиа), выступают «приводными ремнями», посредством которых осуществляется взаимодействие российского государства с зарубежными соотечественниками. Через них идет реализация как программ по удовлетворению социальных и культурных запросов диаспоры в странах СНГ, так и мероприятий миграционного характера .

Созданию этническим россиянам достойных условий жизни и деятельности, консолидации и оформлению в полновесный институт диаспоры, посвящена третья глава диссертационного исследования — «Укрепление позиций российских соотечественников в странах СНГ» .

При рассмотрении проблем соотечественников в ближнем зарубежье следует серьезное внимание уделять не только социо-культурным, но и гражданско-политическим правам. Несмотря на декларированный принцип равенства граждан вне зависимости от национальности, языка и вероисповедания, говорить о реальном соблюдении этих фундаментальных свобод по меньшей мере преждевременно. Не в последнюю очередь это обусловлено тем, что еще находящиеся на стадии государственного строительства страны СНГ рассматривают решение межнациональных вопросов в общем контексте обеспечения своей национальной безопасности и суверенитета .

В отличие от экономических и гуманитарных вопросов защита политических прав соотечественников не связана с прямыми крупными материальными затратами. В то же время и возможность участия России в урегулировании проблем в этой сфере весьма ограничена, тем более что при отсутствии в законодательстве прямых дискриминационных положений достаточно сложно доказать ущемление законных интересов соотечественников именно по этническому, языковому или религиозному признаку .

В этих условиях особую роль приобретает задействование общепризнанных мировых стандартов в области защиты прав человека и нацменьшинств, мониторинговых функций международных организаций, оказание правовой помощи, привлечение к фактам дискриминации внимания институтов гражданского общества, прежде всего правозащитных НПО и СМИ .

Анализ реализации социально-экономических прав россиян свидетельствует, что их материальное положение значительно тяжелее, нежели титульной нации и некоторых других нацменьшинств. Это является следствием как сложного экономического положения данных государств, так и дискриминации по национальному признаку при решении вопросов труда и занятости, социального обслуживания, обеспечения доступа к руководящим постам на государственной службе и в сфере бизнеса .

Меры, предпринимаемые в этой сфере Россией, направлены преимущественно на поддержку самых обездоленных, решение «в пожарном порядке» наиболее острых гуманитарных случаев. Вместе с тем, необходимы усилия, поошряющие бизнесменов-соотечественников, стимулирующие хозяйственную активность россиян, без чего невозможно их оформление в полновесную, финансово независимую, экономически самостоятельную диаспору .

Весьма специфична ситуация с российскими соотечественниками в т.н. самопровозглашенных республиках. Она обусловлена как более тяжелым экономическим положением нашей диаспоры, так и общими политическими особенностями этих квази-государственных образований. Особого внимания требует ситуация в потенциальных «горячих точках», или зонах латентных конфликтов, среди которых все чаще называют Крым .

Сегодня оказались во многом утраченными формировавшиеся в течение десятилетий (а порой и столетий) единство исторических судеб, межэтнические, межконфессиональные, а порой и просто человеческие связи, существовавшие устойчивые представления об общности граждан некогда единого государства в духовной и материальной культуре, русском языке как средстве общения .

Многие проблемы русскоязычного населения в гуманитарной сфере являются прямым следствием отсутствия в странах СНГ официального статуса русского языка. Это приводит к постепенному, но неуклонному сужению сферы его применения, прежде всего в государственном делопроизводстве, бизнесе, образовании, науке и культуре, средствах массовой информации, бытовом общении.

Ситуация усугубляется сокращением российского культурно-образовательного и информационного присутствия:

трансляция радио- и телеканалов ведется ограниченное время и иногда в записи, периодические издания малодоступны, культурные связи с Россией в силу экономических, а порой и политических причин сводятся к минимуму .

Очевидно, что сегодня на первый план выходит задача сохранения и укрепления позиций русского языка, причем не только в среде диаспоры, но и всего населения постсоветских государств. Уже подрастает поколение, не владеющее или слишком слабо владеющее русским языком. Если в ближайшее время эта тенденция не изменится, то, как прогнозируют некоторые аналитики, через двадцать-тридцать лет основным языком общения станет английский .

Значение сохранения русского языка на постсоветском пространстве значительно шире, чем обеспечение нормальных условий жизнедеятельности соотечественников, и выходит далеко за рамки сугубо гуманитарной проблематики. Исследователи экономических, политических и даже военных аспектов сохранения стратегической стабильности в ряде регионов постсоветского пространства отмечают необходимость продолжения «культурных инвестиций», помощи русскоязычному образованию всех уровней, русскоязычным СМИ, учреждениям русской культуры, научным центрам как одному из направлений поддержки пророссийской ориентации в широких слоях населения новых независимых государств, и прежде всего в политической, военной и финансово-хозяйственной элитах .

Одновременно следует уделить серьезное внимание политикоправовым и социально-экономическим аспектам, нацеленным на обеспечение адекватного представительства россиян в органах власти и управления, повышение их авторитета и влияния, прекращение процессов маргинализации и люмпенизации в среде диаспоры. Это потребует не только реализации специальных программ по удовлетворению потребностей соотечественников в отдельных областях (культура, образование, социальная сфера), но и задействования имеющихся в распоряжении отечественной дипломатии универсальных механизмов, прежде всего инструментария универсальных и европейских международных организаций по обеспечению прав человека и нацменьшинств .

Указанные меры позволят стимулировать оформление многомиллионного русскоязычного населения в странах СНГ в полновесный институт диаспоры, что полностью соответствует долгосрочным стратегическим интересам России. Более того, по мнению диссертанта, проделанный анализ правового статуса и фактического положения соотечественников позволяет утверждать, что в настоящее время российская диаспора в ближнем зарубежье находится в точке бифуркации. Ситуация в ее среде характеризуется прямой и латентной миграцией, низким уровнем рождаемости, очевидным настроем большинства россиян к максимально полной интеграции в социально-политическую и культурную жизнь стран проживания, вплоть до обучения детей в школах с государственным, а не русским языком. При сохранении существующих тенденций наших соотечественников в странах СНГ ожидает судьба первой, постреволюционной волны «белой эмиграции», потомки которой почти полностью утратили этно-культурные, языковые и религиозные связи с Россией. В пользу такого вывода свидетельствует и складывающаяся практика трансформации естественного стремления этнических россиян к аккультурации в добровольную или вынужденную ассимиляцию, особенно когда власти новых независимых государств исподволь или почти откровенно поощряют эти процессы, особенно в наиболее перспективной молодежной среде .

Подобный сценарий противоречит жизненно важным интересам нашей страны. Россия объективно заинтересована в наличии в ближнем зарубежье сильной, консолидированной, политически, экономически и социально активной диаспоры. По примеру многих «традиционных» диаспор российская в ближнем зарубежье может - при определенных условиях - на длительную перспективу оставаться катализатором расширения и углубления отношений России с ее ближайшими соседями в политической, военной, торгово-экономической, культурно-гуманитарной и иных сферах .

Вместе с тем, соотечественников следует одновременно рассматривать и как важный ресурс решения внутренних проблем России, прежде всего демографических. Эти аспекты затрагиваются в четвертой главе диссертационного исследования — «Репатриация как одно из важнейших направлений диаспоральной политики». Происходящие в последние два десятилетия трансграничные перемещения на постсоветском пространстве заслуживает отдельного, самостоятельного изучения и предполагают несколько направлений поиска. Его объектом может выступать нормотворческий процесс, включающий принятие внутригосударственных правовых актов и заключение международных многосторонних и двусторонних договоров и соглашений. Он также предполагает изучение имплементации межгосударственных договоренностей и норм внутреннего законодательства в правоприменительную практику. Трансграничные перемещения могут квалифицироваться в зависимости от причин, их вызывающих, целей и сроков прибытия мигрантов: добровольная или вынужденная; временное пребывание или переезд на постоянное жительство; трудовая миграция или иной мотив прибытия в Россию (туризм, учеба, лечение и т.д.). Адаптация вновь прибывших во многом зависит от их отличительных характеристик: наличия российского гражданства, социального статуса, имеющихся материальных ресурсов, уровня образования и владения профессиональными навыками, национальной и религиозной принадлежностью, психологическими особенностями личности и т.д .

Не претендуя на фундаментальное, макроуровневое исследование данной проблематики, диссертация затрагивает лишь те аспекты миграционной активности, которые имеют прямую проекцию на внешнеполитическую деятельность и работу с соотечественниками за рубежом. Несмотря на специфику каждой конкретной республики бывшего СССР, соискатель отмечает ряд общих черт, присущих всему постсоветскому пространству .

Пик миграционного оттока соотечественников приходится на первые два-три года после суверенизации новых независимых государств .

Вторая волна миграции, приходившаяся на середину 90-х годов прошлого столетия, спровоцирована прежде всего социальноэкономическими факторами. Фактическая деиндустриализация многих новых независимых государствах привела к закрытию или резкому падению производства на промышленных предприятиях, где трудилась большая часть проживавших в т.н. национальных окраинах этнических россиян .

Миграционные тенденции подпитывались резкой деградацией социальной сферы: фактический демонтаж системы бесплатного здравоохранения и дефакто образования, крайне низкий, порой чисто символический уровень пенсий и пособий, многократное, не корреспондирующее со средней заработной платой повышение стоимости коммунальных услуг и т.п .

Политическая составляющая миграционных настроений в этот период не имела решающей роли, но подспудно присутствовала при ответе на главный для соотечественников вопрос: уезжать или оставаться? Нарушение гражданско-политических прав россиян, как правило, носило скрытый, завуалированный характер и выражалось в неадекватном представительстве россиян в структурах всех ветвей власти на всех уровнях, в проявлениях бытового национализма, в случаях - а подчас и практике — вынесения неправомерных судебных и административных решений в отношении этнических россиян, антироссийских и русофобских заявлениях отдельных политиков и СМИ .

Конец прошлого и начало нынешнего столетия ознаменовались относительной стабилизацией миграционной ситуации. За прошедшее десятилетие большинству россиян, связывавших себя исключительно с Россией, смогли выехать. Оставшиеся принадлежат к двум категориям. Прежде всего это наиболее уязвимая, в социальном отношении, часть диаспоры безработные, инвалиды, одинокие пенсионеры, многодетные и неполные семьи и т.д. Другую, менее многочисленную, составляют те, кто — при всем интересе, уважении и даже любви к России — не отделяют своего будущего от судеб новых независимых государств. Как правило, они проживают там не одно поколение, состоят в смешанных браках, имеют высокое социальное положение, постоянный источник дохода .

Несмотря на снижение количества переезжающих на постоянное жительство на историческую родину этнороссиян, основной вектор трансграничного передвижения на постсоветском пространстве по-прежнему нацелен в сторону России. Увеличилось количество экономических, или трудовых, мигрантов, среди которых есть как соотечественники, так и другие категории граждан новых независимых государств. Многие из них изначально рассматривают пребывание в нашей стране как временное, однако со временем обосновываются в России постоянно .

Если прибытие соотечественников и других категорий граждан новых независимых государств следует, с известными оговорками, считать благом для России, то последствия многомиллионного оттока населения для государств ближнего зарубежья можно однозначно охарактеризовать как негативные. К настоящему моменту стал очевиден ущерб, который миграция нанесла экономическому, в первую очередь, промышленному потенциалу, развитию их социальной и культурно-гуманитарной сфере. В ряде стран СНГ наблюдались и более тяжелые последствия, вплоть до обеспечения интересов национальной безопасности, внутриполитической стабильности, сохранения складывавшегося на протяжении десятилетий межнационального и межконфессионального баланса .

В интересах развития новых независимых государств - приостановить отток этнических россиян, существенная часть которых до сих пор пребывает в состоянии латентной миграции и намерена, в случае резкого ухудшения обстановки в местах нынешнего проживания, их покинуть. Более того, трудовую миграцию странам СНГ следовало бы рассматривать как временную меру, необходимую на кратковременном этапе структурной перестройки экономики и нахождения новых ниш в мировом экономическом разделении труда. «Миградолларовая игла»1 может стать для некоторых постсоветских государстве не менее опасной, чем полная переориентация экономики на экспорт углеводородов .

Что касается России, то нормативно-правовая база по вопросам добровольного и вынужденного трансграничного перемещения, включающая внутреннее законодательство и подзаконные акты, двусторонние и многосторонние договоры и соглашения, начала формироваться непосредственно после распада Советского Союза. Тогда же была учреждена и специальная государственная структура - Федеральная миграционная служба России, призванная регулировать весь комплекс трансграничных и внутренних перемещений. Несмотря на многочисленные ведомственные переподчинения, она и по сей день (сегодня в составе МВД России) выполняет функции ответственного за реализацию репатриационных аспектов диаспоральной политики ведомства .

Очевидно, что многих проблем, с которыми сталкиваются соотечественники, переезжающие на постоянное жительство в Россию, удалось бы избежать или существенно минимизировать, если заблаговременно проводить работу по регулированию миграционных потоков, желательно непосредственно на стадии их формирования в новых независимых государствах. Особое значение в этом контексте имело открытие представительств ФМС России в большинстве стран ближнего зарубежья. В диссертационном исследовании рассматриваются некоторые аспекты их работы: консультирование потенциальных мигрантов о порядке переезда, получении Под миградолларами в последних научных и прикладных исследованиях понимаются перечисляемые трудовыми мигрантами средства (см., например, исследование Международной организации труда «Принудительный труд в современной России. Нерегулируемая миграция и торговля людьми». М., 2004) .

необходимых документов, оформлении статуса переселенца; урегулирование с властями страны пребывания вопросов реализации недвижимого и вывоза движимого имущества; мониторинг деятельности коммерческих фирм и организаций, занимающихся наймом на постоянную и временную работу в России и т.д .

Вместе с тем, ужесточение контроля за трансграичными перемещениями и порядка предоставления российского гражданства, отсутствие у наших соотечественников, переезжающих на постоянное жительство в Россию, льгот и преференций перед другими категориями мигрантов (включая трудовых мигрантов не только из ближнего, но и дальнего зарубежья), административно-бюрократические барьеры привели к сокращению притока этнических россиян. Более того, они спровоцировали феномен реэмиграции, или обратной миграции, в той или иной степени присущей Казахстану, Киргизии, Узбекистану и даже пережившему кровопролитную гражданскую войну Таджикистану .

Для выстраивания всего комплекса взаимоотношений с зарубежной диаспорой очень важно определить динамику процессов переселения в средне- и долгосрочной перспективе; оптимально, с учетом потребностей по отраслям и регионам, направить миграционный вектор, минимизировав, по возможности, угрозу возникновения обвальных, неконтролируемых потоков беженцев и вынужденных переселенцев. При этом возвращение (репатриацию) этнических россиян и даже приглашение других категорий мигрантов из ближнего зарубежья следует рассматривать как благо, объективную необходимость, а не дополнительную обузу для нашей страны. В ближайшие годы, когда России фактически придется выбирать между трудовыми мигрантами из ближнего и дальнего зарубежья, значение репатриационного потенциала соотечественников будет только возрастать .

Задействование этого диаспорального ресурса потребует внесения весьма существенных корректив в действующую миграционную политику как в нормативно-правовом, так и правоприменительном отношении. Речь идет, прежде всего, о законодательстве по гражданству, от наличия которого зависит получение регистрации, работы, социальных льгот и т.п., а также о разработке по распоряжению Президента России Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников. Принятие указанного документа следует рассматривать как трансляцию внутренних потребностей страны во внешнеполитическую активность, эффективное средство решения экономических, демографических, межнациональных и иных проблем России .

Вместе с тем, следует учитывать, что реализация этой программы не только повлечет дополнительные финансовые издержки, но и вызовет проблемы социально-психологического порядка. «Другие русские», на протяжении столетий впитавшие многие традиции, обычаи, ментальные особенности титульных наций бывших братских союзных республик, и через 10лет остаются в России «таджиками», «узбеками», «грузинами». При этом наименее болезненно процессы адаптации проходят в крупных промышленных центрах и среди молодежи. Последняя гораздо легче приспосабливается к новым для себя условиям, а родившиеся в России практически ничем не отличаются от своих сверстников .

Необходимо, кроме того, найти оптимальный баланс между репатриационными усилиями и мерами, направленными на содействие оформлению в ближнем зарубежье полновесного института российской диаспоры. Национальным интересам нашей страны отвечает наличие по периметру собственных границ, как и в мире в целом, сильной, консолидированной, обладающей экономическим весом и политическим влиянием российской общины. Только такая диаспора, - интегрированная в общественнополитическую и социально-экономическую жизнь государств проживания, но сохраняющая национально-культурную самобытность, связи и контакты с исторической Родиной, - способна выступать «мостом дружбы». Она может сыграть значительную роль в сохранении российского духовного влияния в ближнем зарубежье, вносить действительно заметный вклад в укрепление и развитие политических, экономических и культурных отношений с государствами СНГ и, в конечном итоге, выступать как фактор укрепления стабильности и углубления интеграции на постсоветском пространстве .

Нахождению оптимального баланса между патерналистской и репатриационной составляющей взаимодействия с соотечественниками, преодолению кажущегося противоречия между двумя амбивалентными процессами, выстраиванию архитектоники диаспоральной политики призван ее третий аспект — прагматический. Он рассматривается в заключительной, пятой главе «Использование потенциала соотечественников в интересах внутренней и внешней политики России» .

При рассмотрении прагматических аспектов диаспоральной активности речь не идет о превращении проблематики положения россиян в предмет политических спекуляций, торга и «выбивания» уступок на переговорах с новыми независимыми государствами. Необходимо, по мнению диссертанта, изменить «угол преломления» диаспоральной политики .

Большинство осуществленных за прошедшее полтора десятилетия акций и это в сложившихся на постсоветском пространстве реалиях совершенно оправданно - ориентированы на социально-уязвимые категории населения .

Сказанное касается не только собственно оказания неотложной гуманитарной помощи, но и удовлетворения культурных, языковых, образовательных и иных потребностей россиян .

Гораздо меньше внимания уделяется представителям политической и бизнес-элиты ближнего зарубежья из числа соотечественников. Причина не только в недоработках со стороны России, но и специфике постсоветского пространства. Политические деятели из числа этнороссиян панически боятся упреков в нелояльности государствам своего гражданства, а посему стремятся свести контакты с исторической родиной к минимуму. В отличие от деятелей культуры, до сих пор не существует специально ориентированных на предпринимательские круги долгосрочных проектов и программ. По мнению соискателя, следует мобилизовать экономические и интеллектуальные ресурсы диаспоры для решения стоящих перед нашей страной внутри- и внешнеполитических задач .

Сохранение национальной идентичности россиян, повышение их статуса во всех сферах жизни, институциональное укрепление объединений соотечественников невозможно без консолидация усилий правительственных и негосударственных акторов диаспорального поля. Необходимо более активное привлечение к сотрудничеству с соотечественниками российской общественности, гуманитарных и правозащитных НПО, средств массовой информации, хозяйствующих субъектов, прежде всего работающих на рынках стран Содружества .

К новациям последнего времени можно отнести установление тесного взаимодействия и координации работы федеральных и региональных органов власти по расширению торгово-экономических и культурногуманитарных связей с государствами СНГ, реализации проектов диаспорального характера. За счет сложения потенциалов федерального Центра и регионов появляется возможность существенно интенсифицировать внешнеполитическую деятельность .

При рассмотрении диаспоральной политики большего внимания требует тематика землячеств народов России. Активизация усилий по их поддержке подчеркивает многонациональный, поликонфессиональный характер российского государства и соответствует стратегической линии на расширение связей и контактов со всеми этническими группами зарубежной российской диаспоры. Наиболее востребованным в этом отношении представляется опыт Татарстана, тем более что татарская диаспора на постсоветском пространстве после русской самая многочисленная. Отечественная диаспоральная политика должна более полно использовать потенциал татарской, башкирской и других диаспор в интересах укрепления сотрудничества с партнерами по Содружеству, особенно теми, где государственный язык имеет тюркские корни и проживает значительная исламская умма .

Отмечая усилия отдельных неправительственных структур России политических партий, общественных и религиозных организаций, СМИ, хозяйствующих субъектов, представителей интеллигенции - по решению проблем россиян в ближнем зарубежье, диссертант, тем не менее, считает недостаточным внимание институтов гражданского общества к теме соотечественников. Кроме того, эта работа должна, наконец, освободиться от политизации, конъюнктурно-потребительских подходов к действительно крайне острой и болезненной теме положения русскоязычного населения в странах СНГ .

В заключении на основе комплексного исследования нынешнего статуса этнороссиян на постсоветском пространстве, а также накопленного опыта взаимодействия с ними сформулированы рекомендации и предложения по выстраиванию всего комплекса государственной политики в отношении соотечественников в странах СНГ, носящие методологический, концептуальный, институциональный и научно-практический характер .

По мнению соискателя, действенная и ответственная диаспоральная политика предполагает достижение следующих основных задач:

1. Развитие двусторонней и многосторонней (в рамках СНГ, ЕврАзЭС и других региональных организаций) правовой базы, направленной на взаимное обеспечение прав и свобод национальных меньшинств .

Выполнение российской стороной внутригосударственных процедур по вступлению в силу договоров и соглашений по обеспечению и защите прав меньшинств, а также активизация политико-дипломатических усилий, направленных на стимулирование процесса присоединения и ратификации странами СНГ двусторонних и многосторонних документов гуманитарного характера .

Задействование имеющихся и выработка новых механизмов контроля за реализацией уже достигнутых в этой сфере договоренностей .

2. Более пристальное внимание высшего руководства страны к ситуации с обеспечением прав и свобод русскоязычного населения в государствах СНГ и Балтии. Это не исключает, а лишь многократно усиливает традиционные внешнеполитические методы - механизмы межмидовских консультаций, нотная переписка и иные дипломатические шаги .

Внесение темы соотечественников в программные государственные документы, как это было сделано в Концепции внешней политики, включение встреч с диаспорой в повестки дня официальных визитов недвусмысленно дает понять руководству новых независимых государств, что положение соотечественников — это не конъюнктура, а один из главных внешнеполитических приоритетов России .

3. Дальнейшее совершенствование национальной правовой базы, регулирующей взаимоотношения государства с диаспорой. Это потребует принятия новых и внесения изменений в действующие нормативноправовые акты, в первую очередь в законы «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»; «О гражданстве»; пакет миграционных документов и т.д .

4. Поддержание и развитие национально-культурной самобытности соотечественников, сохранение русскоязычного гуманитарного пространства. Исключительно важную роль здесь призвано сыграть открытие Российских центров науки и культуры, которые могли бы взять на себя основную нагрузку по проведению культурных, образовательных и информационных программ. Целью таких проектов должно стать расширение и углубление культурно-образовательных и информационных обменов как по линии заинтересованных российских министерств и ведомств, так и на негосударственном уровне: посредством установления прямых связей между учреждениями культуры и вузами, творческими союзами, журналистами .

При этом целенаправленная поддержка должна оказываться русскоязычным учебным заведениям, СМИ, учреждениям культуры .

5. Стимулирование экономической деятельности русскоязычного населения. Речь идет прежде всего о создании своего рода «режима наибольшего благоприятствования» тем предприятиям, где заняты преимущественно этнические россияне, предоставлении им льгот и преференций для вхождения на российский рынок, первоочередное приобретение акций таких хозяйствующих субъектов в счет погашения задолженности стран СНГ перед Россией и т.д. Одновременно следует поощрять деятельность российских бизнес-структур по налаживанию прямых производственных связей с предприятиями государств ближнего зарубежья, где заняты преимущественно наши соотечественники .

6. Более активное задействование экономической составляющей двусторонних отношений России со странами СНГ .

Наиболее эффективные сегодня механизмы воздействия на государства, нарушающие права и свободы соотечественников, - экономические .

Очевидна необходимость более плотной «увязки» развития торговых, производственных и научно-технических связей с государствами СНГ с реальным положением дел в сфере обеспечения прав и свобод соотечественников. Практика свидетельствует о достаточно высокой эффективности такого подхода. Однако включение экономического прессинга не должно быть «механистическим»: использование подобных средств должно быть крайне осторожным, а последствия их применения - хорошо просчитанными .

7. Поощрение процессов консолидации российской диаспоры, устранение нездоровой конкуренции и личностных амбиций лидеров многочисленных слабых, экономически несамостоятельных и не пользующихся широким авторитетом в среде русскоязычного населения объединений соотечественников. Решение этой задачи в одночасье, путем учреждения «мегаорганизации» и, тем более, политической партии русскоязычного населения, невозможно. Необходима длительная работа, поэтапный переход от совместного проведения разовых мероприятий социального или культурного характера до учреждения координационных (консультативных) советов соотечественников на национальном или региональном уровнях .

8. Привлечение внимания российской и международной общественности, гуманитарных и правозащитных НПО, средств массовой информации к проблемам диаспоры в ближнем зарубежье .

В целом, как представляется, столь серьезная и кропотливая работа, предусматривающая, безусловно, и значительные финансовые затраты, а следовательно и усиление механизмов контроля за эффективностью расходования бюджетных средств, диктует необходимость создания нового или повышения роли действующего государственного органа, призванного координировать работу с соотечественниками за рубежом (ПКДСР). На местах, непосредственно в государствах Содружества, она потребует активизации и координации усилий посольств, консульств и представительств (представителей) Росзарубежцентра и ФМС МВД России .

Российская политика в этой сфере должна быть внятной и четко артикулированной, для чего следует активизировать ее информационное обеспечение. Соотечественники должны быть хорошо осведомлены о мерах, предпринимаемых для облегчения их положения, а также о возможностях, прежде всего материальных, участия России в решении их социально-экономических и культурно-гуманитарных проблем. Как отметил, выступая с одним из Посланий перед депутатами Федерального Собрания В.Путин, «еще одна проблема, о которой просто обязан сказать с этой трибуны, - это защита прав и интересов российских граждан, наших соотечественников за рубежом. Сотни тысяч людей, проживающих и работающих за пределами своей страны, должны быть уверены, что Россия не бросит их, если они оказались в трудной ситуации, защитит их личные права, их семьи от возможного произвола и незаконного давления, поможет отстоять человеческое и гражданское достоинство»1. Эта работа и должна стать краеугольным камнем современной российской политики в отношении соотечественников .

*** Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора общим объемом 72,4 п.л .

Монографии:

1. Калинина Н.В. Российская диаспоральная политика в странах СНГ: состояние и перспективы. М.: Научная книга, 2005. - 20 п.л.;

2. Калинина Н.В. Россияне ближнего зарубежья: уезжать или оставаться? Политические аспекты проблем российской диаспоры в странах СНГ. М., Бишкек: Илим, 2002. - 20 п.л.;

3. Калинина Н.В. Российская диаспора в странах СНГ: проблемы и перспективы. М.: Научная книга, 2001. - 9,7 п.л .

• Научные статьи:

1. Калинина Н.В. Современная диаспоральная политика России в странах СНГ // Государственная служба. 2006. № 1. - 0,8 п.л .

Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации (Q положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства). М, 2001. - С. 44 .

2. Калинина Н.В. Некоторые аспекты диаспоральной политики России (на примере Киргизии) // Россия в глобальном мире. М.: Изд-во РАГС при Президенте РФ, 2006. - 0,5 п.л .

3. Калинина Н.В. О развитии понятийно-терминологического аппарата государственной политики России в отношении соотечественников // Информационный сборник по материалам парламентских слушаний на тему «О законодательном обеспечении и практике реализации государственной политики Российской Федерации» 8 декабря 2005 г. М.: Изд-во Госдумы РФ, 2006. - 0,5 п.л .

4. Калинина Н.В. Диаспоральная политика России на современном этапе // Мир образования — образование в мире. 2005. № 1. — 0,5 п.л .

5. Калинина Н.В. 60-летие Победы в деятельности Посольства России в Киргизии // Отечественная война: Их славу годы не сотрут. По материалам научно-практических конференций. Бишкек: Илим, 2005. — 1,1 п.л .

6. Калинина Н.В. О деятельности Посольства России в Киргизии по празднованию 60-летия Победы // Материалы Республиканской научнопрактической конференции «Сотрудничество медиков России и Кыргызстана в период Великой Отечественной войны и в последующие годы» .

Бишкек, 2005. -1,0 п.л .

7. Калинина Н.В. Русскоязычное информационное пространство в странах СНГ // Русскоязычная журналистика в Кыргызстане и в Центральной Азии. Перспективы развития: Материалы Международной научнопрактической конференции. Бишкек: КРСУ, 2005. - 1,3 п.л .

8. Калинина Н.В. К 1000-летию Казани: опыт работы Посольства России в Бишкеке и татарско-башкирского культурного центра «Туган Тел» по организации культурно-просветительских и социальных проектов // Татары и башкиры в Кыргызстане: Материалы научно-практической конференции .

Бишкек: КРСУ, 2005. - 1,4 п.л .

9. Калинина Н.В. Российская диаспоральная политика в Киргизии:

год 2003 // Вестник Академии управления при Президенте Кыргызской Республики. 2004. - № 4. - 1,0 п.л .

10. Калинина Н.В. О цикле мероприятий «Навстречу 60-летию Победы» (обзор военно-мемориальной работы Посольства России в Киргизии) // Отечественная война: Великое не умирает. Материалы научнопрактической конференции (15-16 июня 2004 г.). Бишкек: Илим; КРСУ, 2004. - 0,7 п.л .

11. Калинина Н.В. Диаспоральная политика России на современном этапе (практические аспекты на примере Киргизии) // Пушкинские чтения:

доклады, сообщения, выступления на научно-практической конференции в КРСУ. Бишкек: КРСУ, 2004. - 1,1 п.л .

12. Калинина Н.В. Основные направления поддержки российской диаспоры в Киргизии в 2004 г. // «С «лейкой» и блокнотом...» Материалы научно-практической конференции. Бишкек: ФПОИ, 2004. — 1,2 п.л .

13. Калинина Н.В. О некоторых мерах по сохранению русскоязычного культурного пространства в ближнем зарубежье (на примере Киргизии) // Дипломатия и культура. Материалы научной конференции 5 июня 2002 г. / ДА МИД России. М.: Изд-во Дипакадемии МИД России, 2003. - 0,8 п.л .

14. Калинина Н.В. Русская культура на пространстве Содружества // Сборник докладов научно-практической конференции, посвященной 110летию скульптора — народного художника Кыргызстана Мануйловой Ольги Максимилиановны. Бишкек: КРСУ, 2003. - 1,3 п.л .

15. Калинина Н.В. Российская диаспора как фактор сохранения межэтнической стабильности // Диалог цивилизаций. По материалам Международной конференции, посвященной 2200-летию Кыргызской государственности. Бишкек: Илим. 2003. Вып. III. — 0,4 п.л .

16. Калинина Н.В. Образовательные аспекты диаспоральной политики России (на примере Кыргызстана) // Мир образования — образование в мире. 2003. № 3. - 0, 8 п. л .

17. Калинина Н.В. К вопросу сохранения русскоязычного образования на постсоветском пространстве // Единое образовательное пространство XXI века: материалы международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию КРСУ. Бишкек. 2003. — 1,7 п.л .

18. Калинина Н.В. Киргизско-Российский Славянский университет и российская диаспора в Киргизии // Вестник КРСУ. 2003. Том 3. № 3. — 0,7 п.л .

19. Калинина Н.В. О некоторых аспектах диаспоральной политики России (на примере Киргизии) // Государственность и религия в духовном наследии Кыргызстана. Труды Института мировой культуры. Бишкек — Лейпциг: Илим. 2003. Вып.Ш. - 0,6 п.л .

20. Калинина Н.В. О путях реализации программы взаимодействия России и Кыргызстана в области образования // Культура русской речи в Кыргызстане: Материалы региональной научно-практической конференции. Бишкек; КРСУ, 2003. - 0,4 п.л .

21. Калинина Н.В. О поддержке российских соотечественников - ветеранов войны // Битва техник — битва духа: Материалы научнопрактической конференции, посвященной 60-летию битвы на Курской дуге. Бишкек: Илим; КРСУ, 2003. - 0,5 п.л .

22. Калинина Н.В. Кыргызский вектор диаспоральной политики России // Санкт-Петербург - Кыргызстан: орбиты взаимодействия: Материалы научно-практической конференции, посвященной 300-летию СанктПетербурга. Бишкек: Илим, 2003. - 0,9 п.л .

23. Калинина Н.В. О некоторых аспектах обеспечения религиозных свобод российских соотечественников в странах СНГ // Религия и дипломатия. Материалы научной конференции 27-28 апреля 2001 г. / ДА МИД России. М.: Изд-во Дипакадемии МИД России, 2002. — 1,0 п.л .

24. Калинина Н.В. Русскоязычное образовательное и культурноинформационное пространство Киргизии // Мир образования — образование в мире. 2002. № 3. - 1, 2 п.л .

25. Дьяченко Л.Н., Калинина Н.В. Киргизская диаспора в России:

взгляд из Бишкека // Жизнь национальностей. 2002. № 2.-1,3 п.л. (авторство не разделено) .

–  –  –

Калинина Надежда Васильевна Тема диссертационного исследования «Тенденции сотрудничества с соотечественниками в странах СНГ в контексте внешнеполитической деятельности России»

–  –  –






Похожие работы:

«Гольцева Марина Николаевна Человеческий капитал организации: диагностика и управление Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук по специальности 22.00.08 социология управления Научны...»

«БРЕХУНЦОВ АНАТОЛИЙ МИХАЙЛОВИЧ МЕТОДОЛОГИЯ ОЦЕНКИ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ ЗАПАДНО СИБИРСКОГО МЕГАБАССЕЙНА Специальность 25.00.12 — Геология, поиски и разведка горючих ископаемых АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание уч...»

«', УДК 728.5 Лс^ Горгорова Юлия Владимировна ОСОБЕННОСТИ А Р Х И Т Е К Т У Р Н О Й РЕКОНСТРУКЦИИ ГОСТРШИЦ в ГОРОДАХ ЮГА РОССИИ Специальность 18.00.02 Архитектура зданий и сооружений. Творческие концепции архитектурной деятельности Автореферат диссертации на соискание учен...»

«Нарежная Ольга Анатольевна ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2010 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет" Научны...»

«// Баранов Алексей Геннадьевич ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕЕ СУБЪЕКТОВ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Уфа-2011 і 7 мдр 2077 Диссертационная работа выполнена на кафедре...»

«ФОРМИРОВАНИЕ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ПРЕСНЫХ ПОДЗЕМНЫХ ВОД В ОСАДОЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЯХ МЕЗОЗОЙСКИХ ВПАДИН ЗАПАДНОГО ЗАБАЙКАЛЬЯ Специальность 25.00.07. Гидрогеология Автореферат диссертации на соискание...»

«Макеев Денис Александрович Политическая оппозиция как институт современного российского общества. Специальность: 23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии". Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. Москва 20...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.