WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Мкртчян Любовь Мухамедовна СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В СЕТЕВОМ КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ...»

На правах рукописи

Мкртчян Любовь Мухамедовна

СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В СЕТЕВОМ

КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ставрополь – 2018

Работа выполнена в федеральном государственном автономном

образовательном учреждении высшего образования

«Северо-Кавказский федеральный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Сергодеева Елена Александровна

Официальные оппоненты: Гуляк Иван Иванович доктор философских наук, профессор, ФГБОУ ВО «Ставропольский государственный аграрный университет», профессор кафедры философии и истории;

Никитин Григорий Михайлович - кандидат философских наук, доцент, ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина», доцент кафедры философии .

Ведущая организация: ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет», г. Майкоп .

Защита диссертации состоится «15» мая 2018 г. в 13-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.245.04 при ФГАОУ ВО «СевероКавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корп. 20, ауд. 312 .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный университет» по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина,1 http://www.ncfu.ru/uploads/doc/diss_mkrtchan.pdf



С авторефератом можно ознакомиться на сайте СКФУ:

Автореферат разослан « » ____________ 2018 г .

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат социологических наук, доцент А.Э. Гапич

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Социальная безопасность личности в любом обществе является универсальной ценностью, поскольку способствует созданию условий для высокого качества жизни всех членов социума, обеспечению их прав и свобод, повышению социальной ответственности, формированию социально ориентированных установок личности. Поэтому постановка социальных задач, разработка социально значимых проектов и создание специальных институтов по обеспечению безопасности государства, общества и личности является приоритетным направлением в развитии общества .

Острая кризисная ситуация в современном мире, связанная с изменением геополитической картины мира, информационным противоборством между странами в условиях обострения национальных и этнических конфликтов, неконтролируемые миграционные потоки, неустойчивость современного рынка труда и проблема безработицы, радикальная трансформация ценностных и мировоззренческих систем, актуализирует исследование социальной безопасности личности в современном информационном обществе. Также глобальная информатизация и развитие сетевого коммуникативного пространства существенно расширили спектр рисков и угроз социальной безопасности личности. Особого внимания требуют информационные риски и угрозы, связанные с противоправными действиями сетевых структур, которые проявляются в качестве кибермошенничества, кибертерроризма, распространения и пропаганды идеологий насилия, использования технологий социальной инженерии в целях манипуляции сознанием и поведением человека, влияющих на формирование девиаций: агрессивность, суицидальные действия, нарушение общественного порядка и т.д. Поэтому актуализируются вопросы о деформации социальной безопасности личности, о ее психическом и психологическом здоровье в условиях деструктивного воздействия информационных ресурсов, повсеместного распространения гейм-индустрии, что влияет на процессы социализации и формирования идентичности .





В связи с этим многоаспектность и комплексность проблемы социальной безопасности личности становятся предметом исследования специалистов практически всех отраслей научного знания: философии, социологии, права, педагогики, психологии, экономики, экологии, здравоохранения, а, для мирового сообщества безопасность, стабильность и благополучие социума являются приоритетными. Поэтому проблема формирования социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве является одной из основополагающих в современных социально-философских исследованиях и приобретает важное теоретическое и практическое значение. Это ставит новые вопросы перед методологией в целом, и в особенности перед социальной теорией развития, социальной философией, социальной психологией, правоведением, социологией, предполагает глубокий анализ проблем, связанных с обеспечением социальной безопасности личности .

Степень разработанности проблемы. Исследование социальной безопасности личности, общества и государства, включающей в себя систему мер по предупреждению и отражению рисков, опасностей и угроз, способных дестабилизировать социальную сферу, потребовало обращения к научным работам ученых, таких как: М.И. Дзлиев, В.Н. Кузнецов, М.Б. Лига, А.В .

Мозговая, В.Д. Могилевский, Ф.К. Мугулов, В.В. Серебряков, А.Д. Урсул, Р.Г. Яновский, О.Н. Яницкий и других .

В целях всестороннего исследования феномена социальной безопасности личности в диссертационном исследовании выделены нормативно-правовой, социально-рискологический и аксиологический аспекты социальной безопасности личности. При рассмотрении нормативноправового аспекта социальной безопасности личности внимание уделялось таким категориям как, социальный порядок, социальная инфраструктура и т.д., поэтому были изучены работы М. Вебера, Т.В. Владимировой, П. Бурдье, Ч. Кули, П.В. Панова и других. При изучении социально-рискологического аспекта социальной безопасности личности акцент ставился на концептуальных, методологических и методических вопросах изучения рисков и угроз, механизмах их преодоления и обеспечения устойчивого состояния общества и личности, основополагающими в этом аспекте являются работы У. Бека, Э. Гидденса, М. Дуглас, Д.В. Зеркалова, Н. Лумана, В.И. Чупрова и других. Анализ аксиологического аспекта социальной безопасности личности предполагал рассмотрение проблемы качества жизни, в связи с чем, в диссертационном исследовании рассматривались работы идеологов постиндустриального общества: З. Бжезинского, Д. Белла, Э .

Тоффлера, У. Ростоу и других .

Изучению специфики сетевой коммуникации способствовали работы Д.А. Губанова, Г.В. Градосельской, М. Кастельса, М. Маклюэна, А.В .

Назарчука, Д.А Новикова, А.Г. Чхартишвили и других. Также исследование сетевых рисков и угроз сделало необходимым обращение к проблемам пропаганды идеологий насилия, манипуляции сознанием и поведением, кибермошеничества, кибертерроризма. В данном аспекте следует выделить работы Э. Аронсон, Р.А. Внебрачных, В.А. Голубева, Г.В. Грачева, Н.Р .

Димлевича, С.Г. Кара-Мурзы, В.Н. Костина, Е.О. Кубякина, Г. Лассуэлла, И.К. Мельник, И.Л. Морозова, А.В. Манойло, Э. Р. Пратканиса, О.Б Скородумовой, М.Е. Сандомирского, А.А. Смирнова, И.Ю. Сундиева и других .

При исследовании проблемы деформации социальной безопасности личности в условиях сетевой коммуникации в диссертации анализировались вопросы приватности в современном обществе, что потребовало изучения работ Э. Гидденса, Ж. Бодрийяра, П. Бурдье, М. Фуко, У. Эко. Изучение маркеров деформации социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве актуализировало проблемы инфантильности, конформизма, сетевой идентичности, клипового мышления. В связи с чем, наибольший интерес вызвали труды О.Н. Астафьевой, С. Аша, А.Е .

Войскунского, Ф.И. Гиренок, С. Гринфилд, Д. Майерса, С. Московичи, А.А .

Реана, М.Е. Сандомирского, Л.А. Фадеевой, К.Г. Фрумкина, А.В .

Холодовской, М. Шерифа и других. В данном контексте особый интерес вызвало рассмотрение процесса играизации, что поспособствовало обращению к работам С.А. Кравченко, Й. Хейзинга .

В целях изучения основных принципов и механизмов формирования социальной безопасности личности в условиях сетевой коммуникации в работе систематизированы основные группы принципов, в частности, нормативно-правовые, информационно-технологические, саморегуляции, поэтому были изучены нормативные документы, регулирующие деятельность Интернета и информационную безопасность пользователей. Особый интерес в этом аспекте проблемы вызвали труды С.В. Бондаренко, Г.В. Грачева, Д.М .

Данкина, А.Н. Лунева, Н.Б. Пугачевой, М.Е. Сандомирского, В.А. Тишкова и других .

В диссертационном исследовании одной из основных задач являлось обоснование того, что эффективная профессиональная адаптация представляет собой один из механизмов формирования социальной безопасности личности в условиях глобальной информатизации и высокого динамизма сетевой коммуникации. Поэтому внимание уделялось работам, посвященным изучению трансформации труда в современном обществе, З .

Баумана, М. Кастельса и другим. Особенности профессиональной адаптации, профессионального самоопределения, специфика формирования профессиональной и информационной культуры были изучены благодаря работам Ф.Б. Березина, С.А. Дружилова, А.М. Павловой, А.А. Реана, М.В .

Ромма, Г. Селье и других .

Формирование социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации обусловлено во многом деятельностью специалистов в области сетевых технологий, в связи с чем, были изучены работы по проблемам формирования компетенций и компетентности, взаимосвязи безопасности и образования. К таким работам следует отнести труды: В.В .

Гафнера, О.Г. Грохольской, Ю.А. Евдошкиной, И.А. Зимней, В.Ш .

Масленниковой, Дж. Равена, В.А. Руденко, Г.К Селевко, Э.Р. Хайруллина, А.В. Хуторского и других .

Анализ указанных работ показал, что в современной социальной философии в основном исследуются проблемы информационной безопасности, связанные с технико-технологическими механизмами защиты информации, также информационно-психологической безопасности пользователей сети, но проблема социальной безопасности личности и принципы ее формирования в пространстве сетевой коммуникации изучена недостаточно .

Объектом исследования является личность в условиях сетевой коммуникации .

Предмет исследования – социальная безопасность личности в пространстве сетевой коммуникации .

Цель диссертационного исследования – определение специфики рисков и угроз социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации и выявление принципов и механизмов ее обеспечения .

Достижение поставленной цели связано с решением следующих исследовательских задач:

- провести анализ основных социально-философских подходов к пониманию социальной безопасности личности и выявить характеристики социально-философского дискурса о социальной безопасности личности;

- выявить специфику социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации и определить доминирующие сетевые риски и угрозы;

- определить основные маркеры деформации социальной безопасности личности в условиях сетевой коммуникации и изучить их специфику;

- охарактеризовать систему принципов формирования социальной безопасности личности;

- проанализировать профессиональную адаптацию как механизм формирования социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве;

- определить культуру безопасности личности в качестве системообразующего фактора подготовки компетентного специалиста в области сетевых коммуникаций .

Теоретико-методологической основой исследования стали научные труды исследователей в области социальной безопасности личности, общества и государства. Работы В.Н. Кузнецова, Ф.К. Мугулова, В.В .

Серебрякова, А.Д. Урсула, Р.Г. Яновского, О.Н. Яницкого и других ученых послужили теоретико-методологической основой исследования представлений о социальной безопасности, применение которой позволило определить понятие социальной безопасности личности и выявить ее основные аспекты. В частности, при исследовании социальнорискологического аспекта социальной безопасности личности основными теоретическими положениями являлись работы У. Бека, Э. Гидденса, М .

Дуглас и других ученых, позволившими раскрыть методологические и методические основы изучения опасностей, рисков и угроз в современном обществе. Основополагающее значение для обоснования аксиологического аспекта социальной безопасности личности послужили работы Д. Белла, У .

Ростоу, Э. Тоффлера, и других. Труды М. Кастельса, А.В. Назарчука наряду с теорией социальных сетей, общенаучными методами, позволили раскрыть специфику пространства сетевой коммуникации. При изучении сетевых рисков и угроз социальной безопасности личности, маркеров ее деформации концептуальное значение оказали идеи С.Г. Кара-Мурзы, Д. Майерса, С .

Московичи, А.А. Реана, М.Е. Сандомирского и других ученых .

Важной теоретической базой исследования являлся анализ нормативноправовой документации, раскрывающей современное состояние проблемы регулирования и обеспечения безопасности. Также при изучении проблемы формирования культуры безопасности в современном образовательном процессе важной теоретической основой послужил анализ Федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования .

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- определено, что в современном социально-философском дискурсе социальная безопасность личности проявляется в качестве устойчивого состояния защищенности личности, обеспечиваемого нормативно-правовыми механизмами, качеством социальной инфраструктуры и эффективной деятельностью социальных институтов, направленной на поддержание социального порядка и контроля, на минимизацию опасностей, рисков и угроз, также созданием условий для развития и социального творчества личности;

- установлено, что в сетевом коммуникативном пространстве социальная безопасность личности представляет собой устойчивое состояние защищенности личности от негативных воздействий сетевой коммуникации, которые могут модифицировать ее поведение, ценностные и смысловые ориентации, психическое состояние, дезориентировать в информационном пространстве, а также способность личности осознавать и регулировать степень деструктивного воздействия сетевых рисков и угроз сетевой коммуникации;

- показано, что в условиях пространства сетевой коммуникации под влиянием сетевых рисков и угроз социальная безопасность личности деформируется, маркерами чего выступают: феномен публичной приватности; инфантилизм; клиповость мышления; сетевой конформизм;

- показано, что в пространстве сетевой коммуникации вырабатывается система принципов формирования социальной безопасности личности, к которым относятся: нормативно-правовые; информационно-технологические;

принципы саморегуляции; принципы психологической самозащиты и психологический краудсорсинг;

- выявлено, что наиболее существенным механизмом формирования социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации является эффективная профессиональная адаптация, способствующая регулированию занятости и отражающая рациональность использования сетевых коммуникативных технологий в профессиональной деятельности;

- обосновано, что системообразующим фактором, регулирующим и организующим процесс достижения профессиональных целей специалистов в области сетевой коммуникации, является культура безопасности как определенная модель поведения личности, регламентированная специфическими нормами и правилами, направленными на минимизацию рисков и угроз в определенной сфере профессиональной деятельности .

Исходя из указанных пунктов новизны, на защиту выносятся следующие положения:

1. Социальная безопасность личности – это комплексное и междисциплинарное понятие, отражающее все виды безопасности, актуализированные в обществе на современном этапе развития, которое в широком смысле определяется как состояние защищенности личности от различного уровня рисков, угроз и опасностей. Социальная безопасность личности в нормативно-правовом аспекте – это состояние защищенности жизненно важных интересов личности в условиях устойчивого состояния социальной инфраструктуры и эффективной деятельности социальных институтов. В социально-рискологическом аспекте социальная безопасность личности – это отсутствие опасности, предотвращение насилия и преступлений против личности, система мер по минимизации социальных рисков и угроз. В аксиологическом аспекте социальная безопасность личности – это культурная цель развития общества, направленного на формирование устойчивой системы социальных и профессиональных ценностей и ценностных ориентаций личности, которые образуют содержательную основу мотивации ее поведения и определяют уровень качества жизни .

2. Пространство сетевой коммуникации, взаимодействуя с традиционными социальными институтами и практиками, определяет их трансформацию и генерирует новые риски и угрозы. Свойства социальной сети и нерациональное использование сетевых коммуникативных технологий усиливают риск дезориентации человека в сетевом коммуникативном пространстве, поэтому на первый план выдвигаются риски, продуцируемые человеческой деятельностью: контентные, коммуникационные и потребительские. Сетевые угрозы социальной безопасности личности в отличие от сетевых рисков связаны с неправомерными действиями по разглашению и искажению информации, низким уровнем информационнотехнической защиты инфраструктуры. Основными видами сетевых угроз являются: пропаганда идеологий насилия, информационно-технический и информационно-психологический терроризм, манипулирование сознанием и поведением, социальная агрессия. Специфика социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации заключается в ее способности сохранять ценностные и смысловые ориентации, психическое состояние вситуациях противостояния сетевым рискам и угрозам .

3. Пространство сетевой коммуникации может создавать условия для деформации социальной безопасности личности, маркерами такого процесса являются следующие явления. Во-первых, феномен публичной приватности, который формируясь в условиях смешения публичного и интимного дискурсов в пространстве сетевой коммуникации, отражает парадоксальное отношение к безопасности персональных данных и определяет трансформацию интимности и автономии личности .

Во-вторых, инфантилизм, проявляющийся в пониженной критичности по отношению к себе, в уменьшении способности личности адаптироваться и справляться с нежелательными эмоциями, соответственно, в потребности разнообразных игровых практик, что создает условия для игровой зависимости, формирует игровую идентичность, деструктивно влияющей на модели поведения. Втретьих, клиповость мышления, которое характеризуется эмоциональным и поверхностным восприятием действительности, поэтому клипово-мыслящая аудитория в большей степени подвластна внушениям, пропаганде и манипуляциям в условиях сетевого коммуникативного пространства. Вчетвертых, сетевой конформизм, который может порождать негативные последствия, например, внушаемость или страх быть вытесненным из коммуникативного пространства могут способствовать усвоению деструктивных норм и правил поведения (в частности, принятие экстремистских или националистических идей) .

4. Процесс формирования социальной безопасности личности в среде сетевой коммуникации представляет собой целенаправленную совместную деятельность государственных и общественных институтов и отдельных пользователей. В пространстве сетевой коммуникации вырабатываются следующие принципы формирования социальной безопасности личности .

Нормативно-правовые, направленные на минимизацию сетевых рисков и угроз, снижение уровня киберпреступности, правонарушений в сети, обеспечение прав и свобод пользователей сети, на расширение деятельности социальных институтов с использованием сетевых ресурсов в целях усиления социального контроля и т.д. Информационно-технологические принципы, направленные на защиту инфраструктуры и представляющие собой комплекс целенаправленных мероприятий по безопасному распространению и обмену информацией в сетевом коммуникативном пространстве. Принципы саморегуляции построены на информационно-психологических механизмах самозащиты пользователя от негативных воздействий информации, т.е .

самостоятельном выявлении и предотвращении сетевых рисков и угроз, на социальных нормах и правилах, устанавливаемых сетевыми сообществами, на выработке умений и навыков критического отношения к получаемой информации. Основой сетевой саморегуляции является психологический краудсорсинг, построенный на психологической взаимопомощи и доверии между участниками коммуникации .

5. Развитие сетевого коммуникативного пространства обусловливает трансформацию труда и актуализирует проблему занятости, следовательно, качества жизни, как основного индикатора уровня социальной безопасности личности. Сетевое коммуникативное пространство является адаптогенным фактором в современном информационном обществе, воздействие которого на личность и общество приводит к эффективной профессиональной адаптации как непрерывному процессу, постоянно активизирующемуся в изменяющихся условиях профессиональной среды. Критериями эффективности профессиональной адаптации как механизма формирования социальной безопасности личности являются: во-первых, профессионализм, который формируется на основании профессиональных компетенций, профессиональной культуры, наличии потребности в профессиональном росте и самореализации, а также способности к изменению и совершенствованию профессиональной деятельности, готовности к непрерывному образованию; во-вторых, информационная культура, способствующая целесообразному информационному отбору и ориентации в пространстве сетевой коммуникации, что позволяет минимизировать и регулировать риски и угрозы сетевого коммуникативного пространства .

6. Развитие сетевого коммуникативного пространства во многом определяет процесс становления и динамики культуры безопасности в информационном обществе. Системообразующим фактором в подготовке компетентных специалистов в области сетевых коммуникаций является культура безопасности как готовность личности к деятельности, направленной на защиту от различного рода рисков, угроз и опасностей личных, групповых или общественных идеалов, норм, системы ценностей и т.д. в условиях функционирования пространства сетевой коммуникации .

Компетенции, формирующие культуру безопасности специалистов в области сетевых технологий и коммуникаций, должны быть направлены на развитие, во-первых, способности грамотно и критично осуществлять информационный отбор, эффективно и безопасно выбирать и применять инфокоммуникационные технологии в разных сферах жизнедеятельности, оценивать сетевые риски и угрозы, уметь осуществлять меры по их регулированию и минимизации, с учетом сохранения прав и свобод личности;

во-вторых, способности к саморегуляции, сохранению своих ценностных и профессиональных ориентаций, устойчивому развитию в условиях деструктивного воздействия сетевых рисков и угроз .

Теоретическая и практическая значимость состоит в том, что материалы диссертационного исследования, раскрывающие специфику социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации, позволяют не только расширить теоретические знания в области безопасности, но также анализировать принципы и механизмы формирования социальной безопасности личности, прогнозировать появление сетевых рисков и угроз и реализовывать программы по их минимизации. В связи с этим, результаты диссертационного исследования в этом аспекте позволят социальным педагогам, психологам, правоведам, специалистам по защите информации, администраторам сетей наиболее эффективно выстраивать политику обеспечения социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве .

Материалы, полученные при изучении сетевых рисков и угроз социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве, позволят глубже изучить влияние Интернет-ресурсов на модели поведения пользователей, на формирование идентичности и процесса социализации молодежи, что позволит разработать эффективные принципы психологической самозащиты в условиях использования методов социальной инженерии или сетевого агрессивного воздействия, также расширить знания в области информационно-психологической безопасности личности .

Результаты, полученные при исследовании вопроса профессиональной адаптации как эффективного механизма формирования социальной безопасности личности, профессиональной ориентации и непрерывном образовании, могут быть использованы педагогами образовательных учреждений среднего профессионального и высшего образования при разработке основных и дополнительных образовательных программ. Также результаты исследования могут быть использованы при реализации курсов по философии, социальной философии, дисциплин по выбору, направленных на формирование культуры безопасности в пространстве сетевой коммуникации .

Соответствие диссертации паспорту научной специальности .

Отраженные в диссертации научные положения соответствуют области исследования научной специальности 09.00.11 – Социальная философия:

пункту 8. Социально-философская трактовка потребностей и интересов действующего субъекта; пункту 11 .

Стимулы и механизмы становления человека и общества. Социально-философские проблемы антропосоциогенеза; пункту 12. Социально-философский анализ культуры как взаимосоотнесенных символических программ мышления, чувствования и поведения людей; пункту 21. Общественные отношения как проблема социально-философского анализа; пункту 24. Источники и механизмы социокультурного изменения .

Апробация диссертации. Работа обсуждена на заседании кафедры философии Северо-Кавказского федерального университета и рекомендована к защите по специальности 09.00.11 – Социальная философия .

Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались на региональных и международных научных конференциях .

Среди них VIII Международная научно-практическая конференция «Новое слово в науке и практике: гипотезы и апробация результатов исследований»

(г. Новосибирск, 2013); VIII Международная научно-практическая конференция «Приоритетные научные направления: от теории к практике» (г .

Новосибирск, 2013); XVI Международная научно-практическая конференция «Наука в современном мире» (г. Таганрог, 2013), VI Международная научнопрактическая конференция «Теория и практика актуальных исследований»

(Краснодар, 2014), V Международная научная конференция «Наука в современном обществе» (Ставрополь, 2014), VI Международная мультидисциплинарная научно-практическая конференция «EurasiaScience»

(Москва, 2016), 5-я ежегодная научно-практическая конференция СКФУ «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2017) .

Основные положения диссертации отражены в 12 публикациях, общим объемом 4,7 п. л., в том числе в трех работах, опубликованных в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России .

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, библиографии, включающей 220 наименований. Общий объем диссертации – 168 страниц .

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, анализируется степень научной разработанности рассматриваемой проблемы, формулируются цели, задачи исследования, объект, предмет, теоретические и методологические его основы. Приведены положения, выносимые на защиту, сформулированы элементы научной новизны, раскрыта теоретическая и практическая значимость работы .

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации» автор рассматривает основное подходы к исследованию проблемы социальной безопасности личности в социальной философии, выявляет специфику социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации, также определяет маркеры ее деформации под влиянием сетевых рисков и угроз .

В первом параграфе «Социально-философский дискурс о социальной безопасности личности» проведен анализ проблемы социальной безопасности и сделан вывод о том, что в современном обществе социальная безопасность личности занимает ключевое место в обеспечении его нормального функционирования, также является необходимой составляющей стабильного существования и развития его социальной структуры. Показано, что научный дискурс в отношении трактовки социальной безопасности личности неизбежен, т.к. понятие отражает экономическую, техногенную, экологическую, информационную и другие виды безопасности, затрагивает интересы личности, общества и государства .

Проблематичность определения социальной безопасности личности обусловлена тем, что из всех видов безопасности она является самым многоаспектным комплексным понятием. И может обозначать безопасность личности от совокупности разнообразных рисков и угроз экологического, технологического, политического, экономического, культурного и т.д .

характера. В связи с этим, на основе социально-философского анализа выделены основные теоретические аспекты социальной безопасности личности: нормативно-правовой, социально-рискологический и аксиологический .

В нормативно-правовом аспекте социальная безопасность личности представляет собой состояние защищенности личности, которое обеспечивается эффективным функционированием социальных институтов, с использованием административных и правовых ресурсов. В данном аспекте обеспечение социальной безопасности личности проявляется как совокупность специальных действий, правовых и административных функций и мер по защите членов общества от различных опасностей, осуществляемых государством и органами безопасности. Также в данном аспекте важной категорией является «социальный порядок», т.е. нормативноправовая система, обеспечивающая стабильность общества. Стабильность, упорядоченность обыденной жизни, уверенность в завтрашнем дне представляют собой преимущественные желания обычного человека .

Социальный порядок строится на исполнении социальных норм, правил, обычаев, которые регулируют взаимоотношения в обществе. Система социального контроля в своих функциях коррелирует с работой системы обеспечения социальной безопасности, которую, прежде всего, реализует государство. Таким образом, в нормативно-правовом аспекте уровень социальной безопасности личности характеризуется качеством социального порядка и эффективностью социального контроля, которые не нарушают права и свободы личности. Следует отметить, что в современном обществе личность стала более свободной, поэтому регулировать деятельность человека становится сложнее. Система социального порядка должна постоянно адаптироваться к динамичным изменениям в обществе (например, в условиях интенсивного развития пространства сетевой коммуникации необходимо адаптировать правовую систему, которая не в состоянии полностью контролировать деструктивное воздействие Интернета на человека). Поэтому общество должно вырабатывать инновационные механизмы поддержания социального порядка в целях обеспечения социальной безопасности личности .

В социально-рискологическом аспекте изучения социальной безопасности личности ключевыми являются понятия: «угроза», «риск», «опасности». Поэтому социальная безопасность личности понимается как свобода личности, ее защита от рисков, опасностей и угроз, которые могут носить универсальный характер, например, преступность, терроризм, экологические катастрофы и др. Уровень защищенности личности во многом определяется условиями, которые созданы обществом и государством для ее развития и реализации потребностей. Соответственно способность личности преодолевать и минимизировать различные риски, угрозы и опасности зависит от степени обеспечения ей социальной безопасности. Поэтому в социально-рискологическом аспекте социальная безопасность личности представляет собой отсутствие опасности, предотвращение насилия и преступлений против личности, систему мер по минимизации рисков, угроз и опасностей различного характера. Социальные институты, в свою очередь, нормируют и регламентируют все виды деятельности по обеспечению безопасности в обществе .

В современном социогуманитарном знании распространен подход к исследованию социальной безопасности личности посредством категории «качество жизни». Данная категория является важным показателем уровня развития общества, степени его благополучия, защищенности от различных рисков, угроз и опасностей. Идеологи постиндустриального общества (З .

Бжезинский, Д. Белл, У. Ростоу, Э. Тоффлер, и другие) оказали огромное влияние на формирование современного представления о качестве жизни .

Они полагали, что удовлетворение потребностей людей как потребителей товаров и услуг является важнейшей целью постиндустриального общества .

Социальная безопасность в современном обществе является фактором уровня и качества жизни населения. Это обусловлено тем, что в современных условиях на качество жизни влияют не только экономические факторы, но и внеэкономические – здоровье, состояние окружающей среды, обеспечение прав и свобод и т.д. Поэтому основной целью социальной безопасности является обеспечение высокого уровня жизни народа и защищенность социальной сферы общества и государства от угроз, способных разрушить ее или обусловить ее деградацию (В.Н. Кузнецов). Исходя из этого, выстраивается аксиологический аспект социальной безопасности личности как культурной цели развития общества, предполагающей повышение уровня качества жизни человека, накопление социокультурного потенциала, который выступает источником инновационного развития социума и воспроизводства его ценностных систем, формирование устойчивой системы социальных и профессиональных ценностей и ценностных ориентаций, твердой субъектной ценностной позиции, что определяет мотивацию и внутреннюю основу отношений личности с действительностью .

Второй параграф «Социальная безопасность личности в пространстве сетевой коммуникации: сетевые риски и угрозы» включает в себя анализ основных рисков и угроз социальной безопасности личности в условиях функционирования сетевой коммуникации .

Исследование воздействия сетевой коммуникации на общество не ограничивается рассмотрением технических особенностей Интернета, также необходимо учитывать его связь с социальными институтами, социальными структурами и практиками. Увеличение сложности и трансформация которых под влиянием сетевой коммуникации формирует условия для появления новых рисков и угроз, являющихся основными параметрами прогноза и решения социальных проблем .

Сеть представляет собой социотехнический феномен современного информационного общества, который включает в себя не только технические комплексы, работающие на основе современных средствах связи и высоких информационных технологий, а также глобальный гипертекст, сетевые сообщества и отдельных пользователей, объединенных общими интересами и потребностями. М. Кастельс описывает реальность с позиции сетевой структуры, основным компонентом которой, является сеть как форма социальной организации, соответственно, в информационном обществе основным структурным элементом являются информационные сети, усиленные информационными технологиями. Поэтому сеть представляет собой социотехническую систему, действие которой проявляется в сетевом взаимодействии отдельных пользователей и сообществ, определяющих современный облик экономики, политики и культуры. Функционирование сетей способствует формированию сетевого коммуникативного пространства, которое характеризуется открытостью, нелинейностью, неконтролируемостью, интерактивностью, многоканальностью, плотностью и т.д., что определяет природу сетевых рисков и угроз социальной безопасности личности. Свойства сети, также нерациональное использование достижений в области высоких технологий, отсутствие самоконтроля являются факторами риска дезориентации человека в сетевом коммуникативном пространстве, поэтому на первый план выдвигаются риски, продуцируемые человеческой деятельностью. Применение современных сетевых информационных технологий потенциально создает предпосылки риска утечки, хищения, утраты, искажения, подделки, копирования и блокирования информации и, как следствие, экономического, экологического, социального и других видов ущерба. Выделяют следующие группы сетевых рисков: контентные риски, определяющиеся неправомерными действиями по разглашению и искажению информации, низким уровнем информационнотехнической защиты ПК, различными видами кибермошенничества и т.д.;

коммуникационные риски, обусловленные межличностной коммуникацией пользователей сети, деструктивным воздействием информации на эмоционально-мотивационную и когнитивную, конативную сферы личности;

потребительские риски, связанные с различного рода финансовыми операциями в сети (оплата банковскими картами), приобретением товаров и т.д .

Сетевая угроза в отличие от сетевого риска наиболее деструктивный фактор, являющийся опасным для существования, функционирования и развития защищаемого объекта. Угрозы возникают из самих сетевых процессов и носят непредсказуемый характер, проявляются в виде попыток осуществления мошеннических операций с использованием сетевых технологий, неправомерного доступа к различной информации и т.д .

Традиционной классификацией сетевых угроз является следующая: угрозы нарушения конфиденциальности информации; угрозы нарушения целостности информации; угрозы нарушения доступности информации .

Наиболее доминирующими и разрушительными угрозами социальной безопасности личности в условиях сетевого коммуникативного пространства являются угрозы, связанные с противоправной деятельностью преступных сетевых сообществ (киберпреступники, кибертеррористы, кибермошенники и т.д.). В сетевом коммуникативном пространстве определяются информационно-технический терроризм (нанесение ущерба отдельным физическим элементам инфраструктуры государства, использование вредоносных программ, разрушающих системы управления, или способствующих внешнему террористическому управлению техническими объектами) и информационно-психологический терроризм (дезинформирование аудитории, демонстрация мощи экстремистских и террористических организаций, с использованием средств массовой информации). Сетевые угрозы социальной безопасности личности связаны с расширением возможностей манипулирования сознанием и поведением человека, с распространением и пропагандой идеологий экстремизма, национализма и терроризма, с использованием информационнопсихологического оружия и его применением в информационных войнах, в целом, с негативным влиянием на ценностные системы человека и общества .

Поэтому сетевые угрозы оказывают влияние на эмоциональномотивационную, когнитивную и конативную сферы личности, тем самым направлены на сознание, мышление и в целом психическое здоровье человека и его поведение .

Экстремизм и терроризм, распространяющийся в сетевом коммуникативном пространстве, представляет собой вид деятельности, несущей угрозу социальной безопасности личности, и осуществляемой деструктивными сетевыми сообществами с использованием информационных технологий, основанной на противоправных социально-психологических механизмах манипуляции сознанием и поведением в целях деформации политико-правового мышления и распространения идеологий насилия в обществе. Также опасными источниками угроз социальной безопасности личности являются манипуляция сознанием и поведением, с использованием различных технологий воздействия на ее психическую деятельность (Г.В .

Грачев, С.Г. Кара-Мурза, В.Г. Крысько, И.К. Мельник и другие) .

Манипуляция представляет собой процесс программирования мнений и устремлений масс в целях формирования моделей поведения, необходимых манипуляторам, поэтому основными признаками манипуляции является скрытое психологическое воздействие. Наиболее благоприятными условиями для использования манипулятивных технологий в обществе служат создание или использование социального, политического или финансового кризиса, аномальной ситуации, катастроф, что оказывает эмоциональное воздействие на людей. Манипулировать сознанием можно с помощью навязывания людям определенных установок, моделей поведения и т.д., которые выгодны манипулятору .

Социальные сети открывают большой потенциал для манипуляции сознанием, например, технологии конструирования фальшивых киберличностей – киберсимулякров. Киберсимулякры распространяют необходимую для манипуляторов информацию, могут вести пропаганду или создавать видимость массовой поддержки какой-либо политической силы среди населения страны. Троллинг как вид агрессивного и провокационного поведения анонимов в пространстве сетевой коммуникации. Феномен троллинга не является в настоящее время предметом научного дискурса. В тоже время имеет большое значение при формировании массовых настроений пользователей в условиях сетевой коммуникации. Кибербуллинг – форма сетевой социальной агрессии, которая строится на систематической «травле»

человека. Также сетевые угрозы социальной безопасности личности зачастую связаны с технологиями социальной инженерии – совокупности методов и техник управления, основанных на использовании психологических особенностей человека без применения технических средств. Основными рычагами для управления людьми в рамках социоинженерного подхода являются человеческие слабости, благодаря которым, например, пользователи сами предоставляют персональную информацию .

Таким образом, сетевые риски и угрозы как негативные информационно-психологические воздействия на человека в условиях сетевой коммуникации могут модифицировать его поведение, ценностные и смысловые ориентации, психическое состояние и психологические свойства, дезориентировать в информационном пространстве. Поэтому управление рисками и угрозами в сетевом коммуникативном пространстве пропорционально их осознанию, т.к. в условиях интенсивного развития и использования информационных технологий актуализируются риски и угрозы, продуцируемые человеческой деятельностью .

В третьем параграфе «Маркеры деформации социальной безопасности личности в условиях сетевой коммуникации» определяются основные маркеры деформации социальной безопасности личности в условиях сетевой коммуникации, изучается их специфика .

В пространстве сетевой коммуникации под влиянием сетевых рисков и угроз социальная безопасность личности может деформироваться. Маркеры деформации социальной безопасности личности, во-первых, определяются отношением человека к проблеме своей безопасности в сетевом коммуникативном пространстве. Парадокс заключается в том, что с одной стороны, человек стремится защитить свою персональную информацию с помощью технических средств защиты, с другой, сам добровольно делает себя уязвимым, выставляя в сеть всевозможные данные о себе. Поэтому в условиях сетевой коммуникации в процессе смешения интимного и публичного дискурсов формируется феномен публичной приватности как маркер деформации социальной безопасности личности. Приватность отражает ценность автономии личности, что является важным условием ее достоинства, поддерживает идентичность, регулирует отношение между «я»

и социумом. Например, с позиции У. Эко, Интернет способствует стиранию границ, что является важной трансформацией в современном обществе, т.к .

представление о границах имеет глубокие исторические корни. Один из главных абсурдов массового общества, это добровольный отказ от приватности, граничащий с патологий и эксгибиционизмом. По мнению Э .

Гидденса, в современном обществе наблюдается процесс «социологизации»

интимности, поэтому трансформация представлений о ценности семьи и брака, сексуальных отношений и сексуальной культуры во многом определяет поведение человека в обществе. В связи с этим, интервенция социального в личное пространство, формирование и широкое распространение патологических форм социальности посредством современных технологий приводит к кризису идентичности, нарушению развития личностной автономии, утрате человеком чувства онтологической безопасности (Я.В. Бондарева, Э.Ю. Майкова) .

Во-вторых, чем выше уровень жизни и дольше ее продолжительность, тем больше инфантильность населения и, соответственно, у людей больше проявляются такие детские черты, как эгоизм и низкая стрессоустойчивость, постоянное чувство незащищенности. Инфантилизм как маркер деформации социальной безопасности личности выражается в несамостоятельности решений и действий, чувстве незащищенности, в пониженной критичности по отношению к себе, повышенной требовательности к заботе других о себе, в разнообразных компенсаторных реакциях. В связи с чем, инфантилизм обостряет проблему социализации и адаптации в современном обществе .

Современная цивилизация сама по себе ориентирована на остановку взросления личности, на сохранение в «оболочке взрослого человека маленького ребенка», инфанта. Культ молодости, пропагандируемой всеми средствами массовой информации, также индустрия развлечений ориентируют на жизнь «в удовольствие», «жизнь в кайф». Показателем инфантильности современного взрослого населения, как в средствах массовой информации, так и в пространстве сетевой коммуникации является повышенный интерес к гейм-индустрии (например, игра «World of Tanks», вдохновляет мужчин после 35 лет лозунгами «Твой лучший бой еще впереди!»). Наряду с простым увлечением онлайн-играми обостряется проблема игровой зависимости. Желание ухода от реальности может быть вызвано, например, неудачной социализацией, неэффективной коммуникацией, «рутиной повседневности» и т.д. Компьютерная игра простой способ «уйти» от различного рода проблем, чему способствует возможность моделировать виртуальные миры, проживать жизни своих персонажей. В данном аспекте актуализируется вопрос о формировании феномена игровой идентичности. Само понятие «игровая идентичность» по смыслу уже, чем «сетевая идентичность» и отражает процесс вхождения в пространство сетевой коммуникации в некотором образе, который может сопровождаться мифом. Игровая идентичность может выступать формой самоидентификации и складываться из набора желаемых преставлений о себе не только в условиях игры, но и в процессе сетевого общения. В целом в пространстве сетевой коммуникации формируется сетевая идентичность личности, характеризующаяся принадлежностью личности (пользователя) к какому-либо сетевому обществу, также выступает в качестве образа человека в сетевом коммуникативном пространстве, представляет собой альтернативную идентичность, действующую в виртуальном мире и обладающую отличными от реальной идентичности характеристиками .

В-третьих, инфантилизм во многом определяет формирование клипового мышления как маркера деформации социальной безопасности личности. Клиповое мышление окрашено эмоциональностью, экспрессивностью, т.е. «сетевой человек истеричен». Эмоциональное содержание продиктовано правилами существования пользователя в сети – эмоции являются сутью коммуникационных сообщений. В целом сетевое сознание характеризуется максимальной степенью обобщенности, индифферентности, способностью осмыслить лишь одно-два информационных события, монохромностью оценки (хорошее-плохое), смещением традиционной шкалы моральных и общественных ценностей .

Современные лозунги очень хорошо отражают такую тенденцию в массовой культуре, например, «Лови момент. Жизнь – это момент!». «Чувствуешь, что живешь, потому что живешь чувствами!». Клипово-мыслящая аудитория подвластна внушениям и манипуляциям, что являет наиболее востребованным вербовщиками, пропагандистами, рекламодателями, продавцами различных услуг и т.д. Таким образом, у современной аудитории отсутствует зачастую понимание информации, что связано с низкой информационной культурой и умением проводит рациональный отбор информации, наблюдается деградация способности к обдумыванию и критическому мышлению .

В-четвертых, инфантилизм и клиповость мышления в свою очередь обостряют проблему «сетевого» конформизма как маркера деформации социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве. В широком смысле под конформностью понимается процесс усвоение определенных норм, правил, ценностей сообщества, который является важным этапов в социализации. Степень автономности личности в подобных условиях бывает различной. Если человек нуждается в поддержке или одобрении, его самооценка занижена или затруднен процесс социализации, то он наиболее подвержен конформизму как отказу индивида от дорогих и значимых для него взглядов ради того, чтобы оптимизировать процесс адаптации к группе (С. Аш). Конформизм направлен на то, что бы избежать внутригрупповых конфликтов, он раскрывает публичное подчинение, но не внутреннее согласие (С. Московичи) .

В условиях сетевой коммуникации конформизм, с одной стороны, выступает условием интеграции индивида в группу (сетевое сообщество), способствуя развитию профессиональных интересов, социального творчества и т.д. С другой – может порождать негативные последствия, например, внушаемость или страх быть вытесненным из коммуникативного пространства могут способствовать усвоению деструктивных норм и правил поведения (например, принятие экстремистских или националистических идей). Степень конформизма в сети во многом определяется инфантильностью и клиповостью мышления. Сетевой конформизм выступает маркером деформации социальной безопасности личности т.к. рычаги управления и манипуляции являются более мощными и личность больше подвержена общественному влиянию. Таким образом, сетевой конформизм представляет собой информационно-психологическую ориентацию личности в сетевом коммуникативном пространстве, проявляющуюся в пассивном, приспособительном отношении к требованиям сетевого сообщества, чему способствуют приватная публичность, эмоциональность, экспрессивность, клиповость мышления, инфантильность и т.д. В рамках сетевого конформизма следует обозначить формирование информационнотехнологических страхов (фобия взлома страницы, страх утечки информации и плагиат и т.д.), информационно-психологического страха (страх перед критикой, неудачная самопрезентация, непопулярность, публикация и обсуждение личной информации и т.д.) .

Во второй главе «Формирование социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве» проанализирована специфика формирования принципов и механизмов социальной безопасности личности в условиях сетевого коммуникативного пространства, установлено, что профессиональная адаптация является существенным механизмом формирования социальной безопасности личности, а, культура безопасности

– основным системообразующим фактором подготовки компетентных специалистов в области сетевой коммуникации .

В первом параграфе «Система принципов формирования социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве» показано, что формирование социальной безопасности личности представляет собой целенаправленную совместную деятельность государственных и общественных институтов, также людей (пользователей), участвующих в выявлении и предупреждении различных сетевых рисков и угроз социальной безопасности личности .

Развитие пространства сетевой коммуникации обусловлено качественным и количественным ростом инфо-коммуникационных технологий, их массовым потреблением и использованием в социальноэкономической, политической, образовательной и культурной сферах жизнедеятельности. В связи с чем, в глобальном пространстве сетевой коммуникации актуализируется проблема формирования соответствующих защитных принципов, механизмов и технологий от деструктивного влияния информации на человека и общества. Автор выделяет основные принципы формирования социальной безопасности личности в условиях сетевого коммуникативного пространства: нормативно-правовые; информационнотехнологические; саморегуляции .

Нормативно-правовые принципы выстраиваются в условиях проблемы нормативно-правового регулирования Интернета .

Проблема заключается в том, что, с одной стороны, обостряется вопрос о праве человека на свободный доступ к информации, на свободу слова, что является одними из основных характеристик гражданского общества. С другой стороны, неограниченный доступ к информации может использоваться неправомерно, например, при распространении идей экстремизма и терроризма. Поэтому необходимость формирования нормативно-правовых принципов обеспечения социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве обусловлена распространением киберпреступности, пропаганды идеологий насилия, манипулятивных технологий, сетевых социальных агрессий и т.д .

Нормативно-правовое регулирование пространства сетевой коммуникации в России регламентируется в настоящее время рядом основных законодательных документов. Например, в «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации» отмечается, что приоритетным направлением при построении информационного общества является его правовое обеспечение. В целом в рамках нормативно-правовых принципов формирования социальной безопасности личности можно выделить прямое законодательное регулирование и косвенное государственное вмешательство, например, отключение сайтов от порталов или игнорирование. В целом нормативно-правовые принципы формирования социальной безопасности личности в условиях сетевого коммуникативного пространства представляют собой совместную деятельность пользователей, государства и социальных институтов, направленную на минимизацию правонарушений в сети, на снижение уровня киберпреступности. В связи с чем, нормативно-правовые принципы должны: обеспечивать права и свободы пользователей сети; создавать условия для доступности информации в целях предотвращения информационного неравенства; устанавливать общие требования и правила пользования сетевыми ресурсами (соблюдение этикета, запрет на распространение экстремистской, террористической и т.д .

противоправной информации, порнографии); обеспечение правомерного использования персональных данных и информации, охраняемой законодательством государства; минимизация потребительских рисков в сети и т.д .

Выработка системы нормативно-правовых принципов возможна только при существовании информационно-технологических принципов, это обусловлено тем, что сеть представляет собой социотехническую систему, соответственно распространение информации связано с защитой инфраструктуры. Поэтому формирование информационно-технологических принципов представляет собой комплекс целенаправленных мероприятий по предотвращению рисков и угроз правомерному распространению и обмену информацией в сетевом коммуникативном пространстве. Информационнотехнологические принципы в совокупности с нормативно-правовыми принципами включают в себя систему нормативных актов, документов и требований по защите информации (хранение, обработка, передача);

рекомендации по защите информации; организацию деятельности по защите информации. В связи с этим, основными задачами при формировании информационно-технологических принципов являются: предотвращение утечки, хищения, утраты, искажения информации и т.д.; выявление и минимизация сетевых рисков и угроз социальной безопасности личности в условиях сетевого коммуникативного пространства, связанных с распространением ложной, пропагандисткой информации (информация экстремистского, террористического и т.п. содержания); обеспечение нормативно-правового режима при распространении информации и защита прав пользователей на сохранение личной информации .

Принципы саморегуляции формирования социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации построены: на информационно-психологических механизмах самозащиты пользователя от негативных воздействий информации; на социальных нормах и правилах, устанавливаемых сетевыми сообществами. В целях формирования личной социальной безопасности пользователю необходимо самостоятельно вырабатывать систему информационно-психологических принципов самозащиты (ограждение от эмоционально-негативной перегрузки, от психотравмирующей информации, распознавание технологий социального хакерства и социальной инженерии, выработка умений и навыков критического отношения к получаемой информации, рациональной реакции на троллинг или кибербуллинг и т.д.). Принципы саморегуляции в сетевом коммуникативном пространстве во многом обусловлены ценностными ориентирами сетевых сообществ и связаны с их деятельностью и интересами (профессиональными, научными, досуговыми и т.д.). Важное значение имеет официальная позиция лидера в отношении правил и норм поведения в условиях сети. Поэтому одним из главных элементом в процессе выработки принципов саморегуляции сетевого коммуникативного пространства является влияние мнений лидеров сетевых сообществ на членов сети, что влияет на формирование специфических социальных норм – сетевой этикет .

К принципам саморегуляции также следует отнести психологическую взаимопомощь, которая является основой сетевой социальной интеграции, в основе которой лежит психологический краудсорсинг. Все конструктивные коллективные обсуждения в сообществах или на форумах чьих-то личных проблем и их решений – это психологический краудсорсинг, построенный на доверии, сочувствии и психологической поддержке. Краудсорсинг имеет не только психологический характер, также является инновационным методом управления информационных процессов в сетевом коммуникативном пространстве, что может быть использовано в качестве принципа формирования социальной безопасности личности. Наиболее ярким примером краудсорсинга в области управления знаниями является проект «Википедия». В России можно выделить ряд сетевых проектов, которые использовали или используют технологию краудсорсинга: Общественная экспертиза законопроектов Российской Федерации (http://zakon.fom.ru);

Общественная экспертиза нормативных документов в области образования (http://edu.crowdexpert.ru/?projects); Общественное конструирование образа выпускника российской школы 2020 (http://construct.crowdexpert.ru) и другие .

Функционируют также специальные платформы, например, www.wikivote.ru, www.witology.ru, на которых используется краудсорсинг как основная коммуникативная технология управления, направленная на получение инновационных идей и знаний пользователей в целях развития бизнеса и реализации социальных проектов .

Таким образом, в сетевом коммуникативном пространстве вырабатываются принципы формирования социальной безопасности личности, проявляющиеся на государственном уровне – нормативно-правовое регулирование пространства сетевой коммуникации, на административном – политика информационной безопасности, включающая вопросы обеспечения конфиденциальности, целостности информации, выявления и минимизации сетевых рисков и угроз, на личностном – процессы саморегуляции в сетевом коммуникативном пространстве, обусловленные деятельностью самих пользователей и архитектурой сети .

Во втором параграфе «Профессиональная адаптация как механизм формирования социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве» обосновывается, что профессиональная адаптация выступает наиболее существенным механизмом формирования социальной безопасности личности и представляет собой процесс вхождения в профессиональную деятельность, формирование профессионализма и профессиональной культуры, структурным элементом которой является информационная культура, позволяющая осуществлять информационный выбор и противостоять сетевым рискам и угрозам, использовать сетевую коммуникацию как адаптогенный фактор в условиях динамичного рынка труда, активизировать способности к непрерывному образованию .

В труде наблюдаются трансформации, обусловленные современными социально-экономическими, политическими и научными тенденциями развития современного общества. Ненадежность и нестабильность являются основными характеристиками современного рынка труда .

В условиях глобальной информатизации современной экономики и динамизма сетевой коммуникации еще больше обостряется вопрос занятости и возможности профессиональной самореализации. Одним из важных компонентом социальной безопасности личности является качество жизни, который включает в себя уровень занятости, степень реализации способностей, стремлений и их высокую социальную оценку в обществе, поэтому эффективная профессиональная адаптация во многом определяет уровень социальной безопасности личности .

Проблема эффективной профессиональной адаптации как одного из механизмов формирования социальной безопасности личности актуализируется также потому, что в современном обществе наблюдается феномен «конца труда» и феномен играизации, который оказывает большое влияние на профессиональное самоопределение и профессиональную адаптацию личности, т.к. границы между профессиональными и игровыми практиками в настоящее время стираются. С.А. Кравченко определяет играизацию как коллективную реакцию на нестабильность и хаотичность социокультурной реальности, проявляющуюся в качестве внедрения принципов игры, эвристических элементов в прагматические жизненные стратегии. Поэтому играизация как процесс сочетания игровых и профессиональных практик в процессе жизнедеятельности представляет собой один из адаптационных факторов, регулирующих социальную жизнь людей в условиях увеличения неопределенностей и институциональных рисков. Например, наиболее востребованными инновационными методами работы и обучения персонала являются деловые игры и тренинги. В условиях неопределенности в обществе, зачастую, формируются настроения азарта, духа страсти, поиска удачливого шанса и т.п., о чем свидетельствуют различного рода игры, викторины, розыгрыши и прочие развлекательные мероприятия, распространяющиеся средствами массовой информации .

Играют с потребителем все сферы бизнеса, начиная, например, от покупки какого-либо напитка, прием которого либо «улучшит жизнь», либо позволит «похудеть и изменить полностью внешность за 30 дней». Таким образом, пространство сетевой коммуникации в большей степени способствует играизации в обществе, т.к. в нем ярко выражен синтез игровых и профессиональных практик, также использование сетевых коммуникативных технологий в образовательном процессе, сферах бизнеса и т.п. позволяют определять играизацию в качестве адаптационного фактора, особого нормативного регулятора социальной жизни (С.А. Кравченко) .

Профессиональная адаптация представляет собой многоуровневый, функционально детерминированный процесс адаптации к труду с включением в него физиологических, личностно-психологических, поведенческих и социальных компонентов. Профессиональная адаптация детерминируется внешними факторами: цели и задачи функционирования организации или учреждения; набор соответствующих технологий, методов и средств профессиональной деятельности; статус организации в системе социальных связей, принадлежность к социальным институтам. Внутренние факторы сосредоточены на адаптивных качествах личности, уровне мотивации к профессиональной адаптации. На успешность профессиональной адаптации влияют, во-первых, субъективные характеристики специалиста: социально-демографические; физиологические особенности; эмоциональная стабильность; адекватная самооценка, активность личности, которая заключается в стремлении изменить профессиональную среду (А.М. Павлова). Доминирующее влияние на эффективность профессиональной адаптации оказывают личностные характеристики человека: мотивация, стремление к самореализации, ценностные ориентации. Также важным элементом является эффективность психической адаптации как процесса установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в условиях профессиональной деятельности (Ф.Б. Березин) .

На успешность профессиональной адаптации влияет профессиональная ориентация и профессиональное самоопределение, обусловленное профессиональным образованием. Основная цель профориентации заключается в том, что бы сформировать способность к профессиональному самоопределению, к реализации своих творческих способностей у учащихся образовательных учреждений и выпускников с целью осознанного выбора профессии. Профессиональное определение представляет собой процесс, который охватывает весь профессиональный путь личности, поэтому эффективность профессионального самоопределения во многом детерминирует уровень социальной безопасности личности. В условиях функционирования сетевой коммуникации профориентационная работа становится наиболее актуальной, т.к. существует необходимость выработки у будущих специалистов навыков рационального информационного отбора и критичного отношения к информационным ресурсам, что в свою очередь минимизирует влияние сетевых рисков и угроз на личность. В данном процессе важно использовать возможности сетевого коммуникативного процесса для поиска вакансий, прохождения тестов на профессиональную ориентацию, повышения квалификации (дистанционное образование) и т.д. .

Эффективная профессиональная адаптация актуализирует такие качества личности как профессионализм, профессиональная культура, информационная культура, являющиеся основополагающими компонентами устойчивого состояния человека в условиях деструктивного влияния внешних и внутренних рисков и угроз сетевого коммуникативного пространства .

Профессионализм человека, наряду с набором профессиональных умений и навыков, раскрывает уровень профессиональной мотивации, систему его ценностных ориентаций и смысла труда. Профессиональная культура выстраивается на профессиональном мастерстве, приобретенном в процессе профессиональной деятельности, целеполагании и самоорганизации в достижении результатов трудовой деятельности, на способности предавать накопленный опыт молодому поколению, на соблюдении правил профессиональной этики и культуры общения. Поэтому профессиональная культура определяет стремление человека к профессиональному и личностному росту и самовыражению .

В условиях пространства сетевой коммуникации наряду с профессиональной культурой актуализируется проблема формирования информационной культуры, которая включает в себя не только нормы и правила поведения в пространстве информационного обмена, но и формирование соответствующих компетенций пользователя, умений и навыков в области информационных технологий, наличие нормативноправовых принципов в организации деятельности в информационном пространстве. Специалист, овладевший информационной культурой на достаточно высоком уровне, должен уметь работать с персональным компьютером, владеть навыками сбора, анализа и передачи информации с помощью информационных технологий, знать основы защиты информации, правовые основы распространения и использования информации и т.д .

Например, А.Н. Лунев и Н.Б. Пугачева определяют информационную культуру как свойство личности, присущее ей как субъекту информационной деятельности и определяющее отношение к функционированию и развитию информационной сферы общества. Поэтому информационная культура способствует эффективной профессиональной адаптации благодаря профессиональному информационному отбору, который минимизирует сетевые риски и угрозы социальной безопасности личности. Например, человек, работающий в области сетевых технологий обязан, во-первых, максимально охватить информационные ресурсы, во-вторых, контролировать достоверность и объективность, полученной информации, в-третьих, проводить быстрый рациональный поиск информации в сетевом коммуникативном пространстве. Поэтому профессионально адаптированный специалист в процессе работы с информационными сетевыми ресурсами должен обладать эрудицией, широкомасштабным кругозором, быть осведомленным о происходящих интернет-конференциях, вебинарах, проводить сбор, анализ информации о доступных хранилищах, также понимать специфику их технического и тематического наполнения и т.д .

Формирование профессиональной и информационной культуры связано со способностью к непрерывному образованию. В условиях сетевого коммуникативного пространства вопрос о непрерывном образовании как способе человека адаптироваться к динамике развивающегося мира постоянно актуализируется, т.к. информатизация современного рынка труда требует способности к мобильности и разносторонности в профессиональной деятельности. Поэтому в условиях инновационного, информационнотехнического развития современного общества, также высокая конкуренция на рынке труда требуют от человека «становиться лучше», обладать высокой профессиональной культурой, профессионализмом и компетентностью, что в свою очередь является механизмом обеспечения социальной безопасности личности, т.к. минимизирует угрозы безработицы, девиации и т.д .

В третьем параграфе «Культура безопасности личности как системообразующий фактор подготовки компетентного специалиста в области сетевых коммуникаций» рассматривается культура безопасности личности, отражающая готовность личности к деятельности, направленной на защиту от различного рода рисков, угроз и опасностей личных, групповых или общественных идеалов, норм, системы ценностей и т.д. и компетенции, способствующие ее формированию в процессе подготовки специалистов в области сетевой коммуникации .

В современном обществе в системе образования продолжается движение «от квалификации к компетенции», т.к. новый тип экономики предъявляет новые требования к выпускникам вузов. Понятие компетенция отражает определенный образовательный результат, раскрывающийся в полученных знаниях, умениях и навыках, которые являются необходимыми для определенного вида профессиональной деятельности. Компетентность, в свою очередь, отражает степень овладения соответствующими компетенциями, эффективность выполнения специализированных действий, связанных с определенной профессиональной деятельностью, также уровень профессионализма и профессиональной культуры, во многом обусловленной социальной значимостью профессии, ответственностью за свои профессиональные действия. В связи с чем, в рамках проблемы формирования принципов и механизмов социальной безопасности личности актуализируется вопрос о том, какими компетенциями должны обладать специалисты, деятельность которых связана с функционированием пространства сетевой коммуникации. В работе обосновывается, что подобные компетенции должны быть направлены на формирование культуры безопасности .

Культура безопасности является результатом исторического развития общества, т.к. в процессе социогенеза трансформировалось представление о безопасности, следовательно, менялись способы достижения и механизмы формирования безопасности (Ю.А. Евдошкина, В.А. Руденко). Культура безопасности представляет собой определенную модель поведения личности, регламентированную специфическими нормами и правилами, направленными на минимизацию рисков и угроз в определенной сфере деятельности .

Поэтому в ее основу должны быть положены мировоззренческие установки, ценности, устойчивые правила поведения человека, интеллектуальные и материальные результаты деятельности в сфере безопасности и т.д., основной функцией которых является обеспечение безопасности человека и общества .

Особую роль в формировании культуры безопасности играет система образования, цель которой формирование безопасной личности, способной к защите себя, социума и природы от рисков и угроз различного характера .

Формирование социальной безопасности личности в пространстве сетевой коммуникации обусловлено во многом деятельностью специалистов в области сетевых технологий, поэтому культура безопасности должна стать системообразующим фактором подготовки компетентного специалиста в данной области. В связи с этим, в работе проведен анализ компетенций, изложенных в Федеральных государственных образовательных стандартах (укрупненные группы 02.00.00 Компьютерные и информационные науки, 09.00.00 Информатика и вычислительная техника, 10.00.00 Информационная безопасность, 11.00.00 Электроника, радиотехника и системы связи, 42.00.00 Средства массовой информации и информационно-библиотечное дело), в соответствии с которыми профессиональная деятельность специалистов направлена на формирование сетевого коммуникативного пространства. На основе этого анализа сделан вывод, что компетенции, направленные на формирование культуры безопасности как системообразующего фактора подготовки компетентного специалиста в области сетевой коммуникации, обозначены недостаточно. Поэтому в учебном процессе необходимо реализовывать дисциплины по выбору, которые способствуют развитию культуры безопасности.

В содержание подобных курсов должно входить:

изучение информационного общества, его основных характеристик и перспектив развития; рассмотрение генезиса представлений о природе сетевой коммуникации; изучение теории сетей и сетевого общества;

исследование вопроса социальной безопасности личности и ее рисков и угроз в современном информационном обществе. Логическим завершением подобных курсов является рассмотрение вопросов об обеспечении социальной безопасности личности в условиях сетевого коммуникативного пространства и формирования культуры безопасности как системообразующего фактора подготовки компетентного специалиста в области сетевых коммуникаций. Основными компетенциями, которые формируются такими дисциплинами, являются, во-первых, общекультурные компетенции: способность к саморегуляции, сохранению своих ценностных и профессиональных ориентаций, устойчивому развитию в условиях деструктивного воздействия сетевых угроз, вызовов, рисков и опасностей;

умение адекватно воспринимать и оценивать риски и угрозы сетевой коммуникации, формировать и осуществлять меры по их минимизации, с учетом сохранения прав и свобод личности. Во-вторых, общепрофессиональная компетенция – способность грамотно и критично осуществлять информационный отбор, эффективно и безопасно выбирать и применять инфокоммуникационные технологии в разных сферах жизнедеятельности. Данная компетенция направлена на формирование информационной культуры личности и представление о сетевой коммуникации как адаптивном ресурсе, способствующем профессиональной ориентации и повышению уровня профессиональной культуры .

В «Заключении» диссертант, подводя итоги проведенного исследования, обращает внимание на самые существенные проблемы, поднятые в работе, делает выводы и обобщения, обозначает наиболее перспективные направления дальнейшей работы и научного анализа .

III. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:

Статьи в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК при

Минобрнауки России:

1. Мкртчян, Л.М. Проблема социальной безопасности в пространстве сетевой коммуникации [Текст] / Л.М. Мкртчян // Вестник СевКавГТИ. – 2012 .

– Выпуск 13. – С. 123-126. – 0,3 п. л .

2. Мкртчян, Л.М. Механизмы обеспечения социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве [Текст] / Л.М. Мкртчян // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2015. – Выпуск № 7. – С. 27-29. – 0,3 п. л .

3. Мкртчян, Л.М. Профессиональная адаптация как механизм обеспечения социосетевой безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве [Текст] / Л.М. Мкртчян // Историческая и социально образовательная мысль. – 2015. – Том 7. – № 5 (часть 2). – С 151-154. – 0,4 п .

л .

Статьи и публикации в прочих изданиях:

4. Мкртчян, Л.М. Инфантильность и конформизм как факторы риска социосетевой безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве [Текст] / Л.М. Мкртчян // Новое слово в науке и практике:

гипотезы и апробация результатов исследований. – Новосибирск. – 2013. – Выпуск № 8. – С. 96-102. – 0,4 п. л .

5. Мкртчян, Л.М. Риски и угрозы социальной безопасности личности в сетевом коммуникативном пространстве: к постановке проблемы [Текст] / Л.М. Мкртчян // Приоритетные научные направления: от теории к практике. – Новосибирск. – 2013. – Выпуск № 8. – С. 149-155. – 0,4 п. л .

6. Мкртчян, Л.М. Основные подходы к пониманию социальной безопасности в современном социогуманитарном знании [Текст] / Л.М .

Мкртчян // Наука в современном мире: материалы XVI Международной научно-практической конференции (25 ноября 2013 г.): сборник научных трудов / научный ред. д-р пед. наук, проф. Г. Ф. Гребенщиков.

– М.:

Издательство «Спутник +», 2013. – С. 177-184. – 0,5 п. л .

7. Мкртчян, Л.М. Теоретико-методологические основы социальнофилософского осмысления феномена безопасности [Текст] / Л.М. Мкртчян, Е.А. Васильченко // Философско-методологические проблемы естествознания и социального познания: сборник статей по материалам конференции преподавателей и магистров СКФУ. – Ставрополь: Фабула, 2013. – С.7-14. – 0,3 п. л .

8. Мкртчян, Л.М. Проблема формирования системы принципов социосетевой безопасности в сетевом коммуникативном пространстве [Текст] / Л.М. Мкртчян // Наука в современном обществе: сборник статей V Международной научной конференции. – Ставрополь: Центр научного знания «Логос», 2014. – С. 65-70. – 0,4 п. л .

9. Мкртчян, Л.М. Формирование культуры безопасности как системообразующего фактора подготовки компетентного специалиста в области сетевых коммуникаций: к постановке проблемы [Текст] / Л.М .

Мкртчян // Теория и практика актуальных исследований: материалы VI Международной научно-практической конференции (25 марта 2014 г.). – Краснодар, 2014. – С. 26-31. – 0,4 п. л .

Мкртчян, Л.М. Социальная безопасность личности в пространстве 10 .

сетевой коммуникации: сетевые риски и угрозы [Текст] / Л.М. Мкртчян // Высшая школа. – №11. – 2016. – С. 26-30.– 0,6 п. л .

Мкртчян, Л.М. Маркеры деформации социальной безопасности 11 .

личности [Текст] / Л.М. Мкртчян // Actualsciencе. – Т.2. – 2016. – № 10.– С .

122-126. – 0,4 п.л .

Мкртчян, Л.М. Трансформация профессионализма в пространстве 12 .

сетевой коммуникации [Текст] / Л.М. Мкртчян, Е.А. Сергодеева // Современность как философская проблема: глобальный и региональный аспект: сборник научных статей по материалам V ежегодной научнопрактической конференции Северо-Кавказского федерального университета «Университетская наука – региону». – Ставрополь: СКФУ, 2017. – С. 111- 113.– 0,2 п.л .






Похожие работы:

«ЩЕГЛОВА Дарья Владимировна ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЫНОК СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: СОЦИЕТАЛЬНЫЙ ПОДХОД Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Казань –...»

«& ЧЕРНЯЕВА Алла Леонидовна ПРОБЛЕМЫ ЖАНРА СОВРЕМЕННОЙ СИМФОНИИ НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА Ю.В.ВОРОНЦОВА И А.В.ЧАЙКОВСКОГО Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения 2 0 май 2010 Саратов-2010 Работа выполнена...»

«БАТАЛОВА  Юлия  Владимировна ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ  НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ  НЕКОММЕРЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ  С  ОРГАНАМИ  ГОСУДАРСТВЕННОЙ  ВЛАСТИ И  УПРАВЛЕНИЯ  В  РОССИИ Специальность 23.00.02— политические  институты,  этнополитичес...»

«БАРЛЫБАЕВ Халиль Абубакирович АНТРОПОГЕННЫЕ ФАКТОРЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: социально-философский анализ Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук МОСКВА 2011...»

«Большова Светлана Ивановна ОРНАМЕНТ В РЯЗАНСКОМ НАРОДНОМ КОСТЮМЕ КОНЦА XIX НАЧАЛА XX ВЕКОВ (К проблеме определения региональных особенностей) Специальность: 17. 00. 04 Изобразительное, декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание уче...»

«ЕВМИНОВ Константин Николаевич ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОТЕНЦИАЛА ГРУППОВОГО ВЛИЯНИЯ В РЕГУЛИРОВАНИИ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ Специальность 22.00.08 – социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Белгород – 2015 Работа выполнена на кафедре социологии...»

«Макаренкова Наталья Юрьевна СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУБЪЕКТОВ ПРОФИЛАКТИКИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социолог...»

«РЕДИН Юрий Олегович ЗОЛОТОРУДНАЯ МИНЕРАЛИЗАЦИЯ ЛУГОКАНСКОГО РУДНОГО УЗЛА (ВОСТОЧНОЕ ЗАБАЙКАЛЬЕ): МИНЕРАЛЬНЫЕ АССОЦИАЦИИ, ВОЗРАСТ, ЭНДОГЕННАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ 25.00.11 – "Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минера...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.