WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«СИДОРОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ПОЛИТИКА РОССИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ПОГРАНИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI вв ...»

На правах рукописи

СИДОРОВ СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПОЛИТИКА РОССИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ В ПОГРАНИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ДАЛЬНЕГО

ВОСТОКА

В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI вв

Специальность: 23.00.02 - Политические илституты. процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации па соискание ученой степени доктора политических паук 2 2 М Й 23М А Владивосток - 2014 Диссертация выполнена на кафедре социологии, политологии и регионоведепия Федерального государственного бюджетного образовательного Учрежде)1ия высшего профессионального образования «Тихоокеанский государственный университет»

Научные консультанты:

Смоляков Владимир Александрович, доктор политических наук

, профессор Моисеева Любовь Андреевна, доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации OфициaJ^ьныe оппоненты;

Сергунии Александр Анатольевич, доктор политических наук, профессор кафедры теории и истории международных отношений факультета международных отношений СПбГУ Петров Юрий Дмитриевич, доктор политических наук, профессор, заслуженный деятель }|ауки Республики Саха (Якутия), заведующий кафедрой политологии Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова Спасский Евгений Новомирович, доктор политических наук, доцент, заведующий кафедрой философии. социологии и права ' ФГБОУ ВПО «Дальневосточный государственный университет путей сообщения» .



Ведущая организация: Северо-Западный институт управления - филиал федералыюго государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной сл\ жбы при Президенте Российской Федерации» .

Защита состоится «27» июня 2014 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д. 212.056.03 при ФГАОУ ВПО «Дальневосточный федеральный университет»

по адресу: 690922, г. Владивосток, о. Русский, б. Аякс-10. корп. 24, 10 этаж, зал заседаний диссертационных советов .

С диссертацией люжно ознакомиться в Научной библиотеке Дальневосточного федерального университета по адресу: 690600, ул. Алеутская. 65-6 .

Объявление о защите и текст автореферата размещены на сайте ВАК и официальном сайте Дальневосточного федерального университета .

Автореферат разослан «/^ » 2014 года

Ученый секретарь диссертационного совета .

кандидат философских на\ к. доцент С.А. Мефодьева

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется возможностью выявить новые подходы и изменения в политике обеспечения национальной безопасности России на Дальнем Востоке в условиях смещения экономического и финансового «центра притяжения» в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), где на долю только 21 страныучастницы АТЭС уже приходится 57% мировогс! ВВП и около 40% населения планеты'. В реализации стратегии интеграции России в АТР Дальний Восток оказался ключевым звеном, будучи наиболее вовлеченным во в})ешнеэкономические связи с его странами .

Тема отличается сложным комплексом вопросов, требующих исследования перемен в отношении Федерального центра к Дальнему Востоку, который, являясь стратегическим регионом России, сохраняет свое большое значение для обороны государства, на что указано в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года^ .





Дальневосточный регион примыкает к государственной границе на протяжении более 23 тыс. км и граничит с ведущими странами АТР. Свыше 60% муниципальных образований являются приграничными, на территории которььч проживает более 80% населения Федерального округа. Из 39 пограничных управлений ФСБ РФ, осуществляющих оперативно-служебную деятельность по обеспечению безопасности и защите национальных интересов, семь находится на территории Дальнего Востока^ .

Актуальность темы в том, что она позволяет провести обобщение эмпирической реальности, свидетельствующей, что Дальний Восток продолжает соответствовать «модели выживания», а не развития, превратившись в добытчика и поставщика сырьевых богатств странам АТР. На это у.\одят все инвестиции, поступающие в Дальневосточный регион. Так, с 2000 по 2012 гг. объем их увеличился в 16,5 раза, с 0,6 до 9,9 млрд долл., однако 93% или 9,3 млрд. долл. пошли на добычу и продажу полезных ископаемых в ущерб национальным интересам России'' .

В этих условиях «серьезную угрозу защищенности жизненно важных интересов россиян и Российского государства представляет экономическая слабость государства и неразвитость гражданского общества' .

Пограничное пространство^ Дальнего Востока является территорией обеспечения национальной безопасности России XXI века в условиях появления целого ряда новых угроз международной, региональной и национальной безопасности, на которые мировое сообщество и отдельные государства не нашли еще адекватных ответов. Среди них - политический терроризм, транснациональная преступность, распространение по планете ядерного и обычного вооружений, новые ' См.: Азиатско-Тихоокеанский регион; региональные проблемы, международные организации и экономические группировки: справочник. М.: Восток - Запад, 20 П. 320 с .

* См.: Стратегия нащюнальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Российская газета. 2009. 19 мая .

^ Граница России [Электронный ресурс]. Режим доступа: http//granicarossii.info .

'' Ишаев В. И. Дальний Восток должен развиваться опережающими темпами. Интервью агентству «И1гтерфакс - Дальний Востою. 2012. 25 июня. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.dfo.ni ^ См.: Послание Президента РФ Федеральному собранию «Какую Россию мы строим?» // Независимая газета. 2000. 11 июля .

^ Пограничное пространство - это социально-географическое пространство его приграничных территорий и далее вглубь, на территорш! которььх происходят процессы непосредственного взаимодействия интересов РФ с интересами сопредельных государств. В содержании понятия пограничное пространство сконцентрированы проблемы и противоречия, определяющие взаимодействие общенациональных и региональных интересов РФ с интересами стран АТР .

чрезвычайные ситуации экологического и техногенного характера, нарастание социально-экономических проблрм. Все это требует научного политологического осмысления и развития теоретических концепций, способных отразить в научных категориях представления о современных политических процессах, влияющих на безопасность личности, общества и государства .

Тема диссертации позволяет выявить и показать новый подход в исследовании политики обеспечения национальных интересов на Дальнем Востоке России, в котором в центр внимания ставится не предотвращение мировой войны, вероятность которой значительно снизилась, а опасность внутренней угрозы, связанной с разрушением былой промышленно-производственной мощи, поставками энергоресурсов множеству государств в ущерб национальным интересам, политикоэкономической разобщенности между девятью дальневосточными субъектами РФ, коррупцией и незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег, деградацией среды обитания, налоговыми и таможенными махинациями. Новый подход к пониманию вопросов национальной безопасности России включает понимание неразрывной взаимосвязи между основными сферами общественно-политической жизни и экономики, между внутренней и внешней политикой .

Актуальность темы исследования выражается прежде всего в том, что развитие российского Дальнего Востока превратилось в важный аспект национальной безопасности страны. В связи с эткм необходимо выявить пути и методы реализации «Стратегии развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года»', в которой множество мнений и интересов приведены к консенсусу. Ддя реализации поставленных задач государство вышло на беспрецедентно высокую планку финансирования развития Дальнего Востока - 10,6 трлн рублей. В связи с этим научная оценка и прогнозирование результатов принимаемых мер управленческими структурами всех уровней придает особую актуальность и практическую значимость .

Впервые в постсоветское время для восточной части страны Министерством по развитию Дальнего Востока написан конструктивный «сценарий» развития, учитывающий и реальные геополитические угрозы, и мощный потенциал региона .

Государственная Программа «Социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона»^ содержит две федеральные целевые программы и 12 подпрограмм, 23 комплексных инвестиционных проекта. Предусмотрена поэтапная реализация этой программы, т^к в 2014-2017 гг. объем финансирования за счет средств всех источников составит 696,931,71 млн руб' .

В диссертационном исследовании рассмотрен и проанализирован широкий спектр теоретических наработок, государственных решений, архивных материалов и статистических данных, относящихся к разрабатываемой теме. Исследование включает уникальный набор политико-экономических, социально-экономических, транспортно-логистически.ч, военных проблем Дальнего Востока, определивших безальтернативную необходимость смены модели развития региона.

Ведущим компонентом этого процесса призвана стать сбалансированная тройная интеграция:

между самими дальневосточными субъектами РФ, между Федеральным центром и ' Распоряжение Правительства РФ от 28 декабря 2009 г. N 2094-р «О Стратегии социальноэкономического разв1ггия Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 г.» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gaгant.m/products/ipo/prime/doc/6б32462/ " Распоряжение Правительства РФ от 29 марта 2013 г. N 466-р 0 5 утверждении государственной программы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона»

Дальневосточный капитал. 2014. № I. С.6 .

ДФО, между Россией и странами АТР. Для реализации новой модели была разработана и принята «кластерная концепция»'. Каждый из девяти субъектов Российской Федерации на Дальнем Востоке определил свои «точки роста», свои, кластерные Программы», создавая одновременно базу развития всего Дальневосточного региона, что ослабляет внутренние угрозы национальной безопасности России .

Таким образом, комплексное исследование политики обеспечения национальной безопасности и новых функций государства в модернизационном процессе, обеспечивающем укрепление основ защиты национальных интересов России в пограничном пространстве Дальнего Востока является актуальным, целесообразным и важным для политической науки. Обострение социальных проблем видится автору как внутренняя угроза национальной безопасности страны .

Возможность обострения внещних угроз исследуется через раскрытие целей ведущих стран АТР и проводимой ими политики как по отношению друг к другу, так и к России .

Степень няучной разряботанности проблемы. На определеннььх этапах развития общества и науки проблема националь))ых интересов России и функций государства по их обеспече1шю изучалась достаточно активно, но в иные периоды тема уходила далеко за пределы исследовательского поля. Это объясняется как сменой государственной власти и политического строя, так и необ.ходимостью выработки новой научной парадигмы знаний об обществе^, сменой концептуальных подходов к изучению внешних и внутренних угроз национальным интересам России .

Политика России по обеспечению национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока в конце XX - начале XXI вв. практически не являлась предметом специалыюго комплексного политологического исследования, тем не менее шел процесс накопления научных знаний, фактического материала .

Авторская концепция, составной частью которой является положение о необходимости исследования состояния национальной безопасности на Дальнем Востоке России через призму изменения характера внешних и внутренних угроз, потребовала изучения литерат'ры о политике СССР /по обеспечению национальной безопасности, что позволило поставить вопрос о принципиальных особенностях новых функций современного российского государства.

Исходя из этого, в историографии о национальных интересах и национальной безопасности были вьщелены три периода:

советский, трансформационный и модернизационный. Советский период характерен тем, что интерес исследователей к данной проблематике не имел целенаправленного научного характера, поскольку противодействие органов государственной безопасности имели закрытый характер. Поэтому категории «национальной безопасности» и «национальных интересов» рассматривались в работах ведущих советских ученых (Г. А .

Арбатова, В. И. Гатмана, A.A. Мурадяна, H.H. Яковлева и др.)^ как порождения западной ' «Кластер» - это оргапизащюнная форма государственно-частного взаимодействия компаний, организаций, органов власти и проч11.\ учреждений с целью привлечения инвестиций, быстрого и инновационного адаптирования внутренней структуры и внешней взаимосвязи к меняющейся внешней среде .

^ Парадигма (греч. paradeigma - пример, образец) - научный стандарт, совокупность убеждений, ценностей и технических средств, принятых научным сообществом и обеспечивающих существование научной традиции (определяет круг актуальных для данного научного сообщества проблем и методов решения) Т.С .

Кун «Структура научных револгощш» («The Stnicture of Scietific Revolution, 1962) .

' Арбатов Г.A. Идеологическая борьба в современнььх международных отношениях. М., 1970; Мурадян A.A. Буржуазные теории международной политики. М., 1988; Современные буржуазные теории международных отношеш1й. / Под ред. В.И.Гантмана. М., 1976; США: политическая мысль и история. / Под ред. Н.Н.Яковлева. М., 1976 .

(буржуазной) общественной мысли, определялись «буржуазными измышлениями», изобретенными «апологетами» политического реализма, для обоснования агрессивной империалистической политики Запада. В тех же случаях, когда речь шла об интересах СССР или других стран социализма, советские ученые предпочитали использовать государствоцентричные термины - «безопасность СССР», «государственная безопасность .

Анализ литературы показывает, что после 1985 г. аналитики в области государственной политики и государственного управления, такие как Г.В. Атамчук, А.Н .

Овчаренко, В.Л. Романов, О.Ф. Шавров и др., за основу брали методологию исследования A.A. Богданова, изложенную в книге «Тектология. Всеобшая организационная наука». В этот период активно обсуждаются проблемы значимости государственной политики, изложенные в работах П. Бергера, П. Бурдье, Д. Лукмана, К .

Манхейма, Дж. Ритцера, Э. Фромма и других исследователей, рассматривающих в рамках различных парадигм факторы достижения социального согласия и прогресса как значимых условий обеспечения социальной безопасности. Работы Дж. Андерсона, П .

Саватье, Г. С а т ю н а, Дж. Хингли рассматривались в теоретических дискуссиях по проблемам выбора новой внутренней и внешней стратегии, определения властью оптимального политического курса .

Анализ работ отечественных.авторов показал определенную растерянность ученых, пытавшихся в хаосе происходящего увидеть элементы перехода страны к порядку в условиях опаснейшего кризиса, названного «системньш».

Системный кризис означал:

во-первых, что им поражены все без исключения сферы и институты общества и государства; во-вторььч, наличие объективно обусловленных взаимозависимых кризиснььч явлений, их определенной иерархии, глубины распространенности, когда кризис одних элементов неизбежно порождал кризис других, другие - кризис третьих и так далее до бесконечности. Познание структуры кризиса, его причинно-следственных связей стало темой ряда публикаций «Политиздата»', в которых ряд авторов даже не поднимали вопросы внутренней и внешней угрозы национальной безопасности страны .

Другие (Б. Капустин^. Ю. Красин^) связывали национальные интересы с консервативными утопиями и мифами, Василькова В.В."* видела порядок в развитии социальных систем .

Между тем, трансформационный период 1990-х гг., когда под прикрытием реформ развернулась ожесточенная борьба за власть, результаты которой стали многоплановы и опустошительны, когда корпоративные интересы чиновников привели к созданию замкнутых структур, подменявших народно.чозяйственные цели корыстными планалш новых групп, стремительно овладевших всем тем, чем до политики «перестройки» они только управляли, национальные интересы стали рассматриваться российскилш учеными как важнейшая проблема безопасности и будущего России. Шел поиск и выработка определения понятия «национальные интересы» в работах Б.В. Межуева, Н .

Михалкина, C.B. Корту1Юва'. Исследование C.B. Кортунова выделяется в этой группе ' Ускореш1е сощильно-экономического развития страны - задача всей партии, всего народа.

М,:

Политиздат, 1989; Шаташш С.С., Гайдар Е.Т. Экономическая реформа: причины, направления, проблемы. М,;

Политиздат, 1989 .

- Капустин Б. Нащюнальный интерес как консервативная утопия // Свободная мысль. 1996. № 3. С. 13Красин Ю. Национальные интересы; миф или реальность? // Свободная мысль. 1996. № 3. С. 3-12 .

Василькова В В. Порядок и хаос в развитии социальных систем. СПб., 1999. 480 с .

' Межуев Б.В. Понятие «национальный интерес» в российской общественно-политической мысли // Полис. 1997, № 1. С. 5-32; Мичалкин Н. Национальные интересы как проблема безопасности и будущего авторов своей фундаментальностью, став логическим продолжением его концепции национальных интересов, опубликованной в журнальной статье («Концепция национальных интересов: общие параметры и специфика // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 7. С. 66-67). Исследование C.B. Кортунова стало добротным фундаментом теоретических факторов в данном исследовании проблемы национальнььх интересов России в пограничном пространстве Дальнего Востока .

Иные аспекты проблемы национальных интересов отражены в исследованиях A.A .

Смирнова, A.B. Федякина, Л. Клепацкого'. Отечественнььх. ученьк беспокоили проблемы выработки современных политических теорий, составной частью которых были проблемы национальных интересов^ К этому времени уже было дано определение «национальной безопасности» в «Кратком словаре специальных терминов» для руководящего состава Вооруженных сил как «состояние, при котором обеспечивается защита жизненно важных интересов государства и гражданского общества в экономической, политической, военной, экологической, гуманитарной и других областях»' .

Данный подход стал основополагающим при определении темы данного диссертационного исследования и комплексной наполняемости его содержания .

В годы начала периода модернизации российского общества (2001г. - по наше время) шли поиски ориентиров в выборе путей возрождения России и ее модернизации (труды: В.А. Гуторова, В.В. Ильина, A.C. Ахиезера, Л. Ивашова'') и др. Появились публикации, посвященные социально-политической сущности «безопасности личности, общества и государства». Можно выделить три источника наполнения конкретным содержанием этого достаточно абстрактного понятия. В их числе - западные теории, опирающиеся на традиционные парадигмы реализма, либерализма, глобализма и их антипода - постмодернизма. Вместе с тем, учитывая характер проблем, стоявших перед Россией, отечественные исследователи отдавали предпочте1ше реализму и геополитике. Вторым источником стали немарксистские теории: евразийство, идеи Н. Данилевского', славянофильство, взгляды русской религиозной школы конца XIX - начала XX вв. и пр. Реформированный марксизм, близкий к европейской социал-демократии и питающий ныне своими идеями круги, близкие к КПРФ и российским социалистам, можно определить в качестве третьего РОССШ! // Диалог. 1998, № 5. С. 15-19; Кортунов C.B. Имперские амбиции и н а щ ю н а л ь н ы е интересы: Новые измерения в н е ш н е й политики России. М., 1998. 2 1 6 с .

' С м и р н о в A.A. национальные экономические интересы и обеспечение э к о н о м и ч е с к о й безопасности России. Спб., 1999; Федякии А. В. Национальные интересы России и идеология политически,х партий: к постановке п р о б л е м ы // Известия Моск. ун-та. Сер. 12. Полит, науки. М., 1999. № 4. С. 97-104; Клепацкий Л .

Глобализация и н а ц и о н а ш н ы е интересы // Международная жизнь. 2000. № 1. С. 87-95 .

- Алексеева Т. А. С о в р е м е н н ы е политические теории. М.: Р О С С П Э Н, 2001. 344 е.; Богатуров А. Д.,

Косолапов Н. А., Хрусталев М. А. О ч е р к и т е о р и и политического анализа м е ж д у н а р о д н ы х отношений. М.:

Научно-образовательный ф о р у м п о м е ж д у н а р о д н ы м отношениям, 2002. 380 с .

^ Краткий словарь специальных терминов. М., 1994. С. 9 .

' Гуторов В. А. Философия политики на р у б е ж е тысячелетий, классическая традиция и перспективы // Россия. Политические вопросы XXI века. М,, 2002. С. 610-614; И л ь и н В. В., Ахиезер А. С. Российская цивилизация: содержание, границы, возможности. М.: Изд-во МГУ., 2000. 384 е.; Ивашов. Л. «Хоронить не спешите Россию». М.: Яуза, Эксмо, 2003. 288 е.; он же: «Россия или Московия? Геополитическое и з м е р е н и е национальной безопасности России». М.: Эксмо, 2002. 416 е.; С е м е н о в - Т я н - Ш а н с к и й В.П. О м о г у щ е с т в е н н о м террштзриальном владении применительно к России. Очерки п о л о т и ч е с к о й географии // Пространственная экономика 2008. № 2. С. 144-160 .

^ Данилевский Н. Россия и Европа // Классика геополитики, X X век: Сб. / Сост. К. Королев. М.:

«Издательство ACT», 2003. С. 275-679 .

источника. Определенный вклад в становление аспектов политологической теории национальной безопасности внесли C.B. Кортунов и В.Л. Шейнис' .

Необходимость разрешения методологического противоречия между реальностью трансформационных губительных для страны реформ и отсутствием целостного теоретического обобщения и методологического осмысления целей и задач перехода от хаоса к порядку модернизационного периода нашли отражение в работах А.И. Буркина, A.B. Возженникова, H.H. Ефимова, A.B. Макеева, В.Р. Мединского, А.Н. Овчаренко, С.З. Павленко, A.A. Прохожева, И.В. Радикова, H.A. Романова, В.А. Семенова, Н.В .

Синеок, В.Е. Хвощева и др. Однако в их работах больше было вопросов, чем ожидаемых ответов. Выгодно отличается исследование дальневосточного ученого B.А. Смолякова и его монография «Проблема взаимосвязи и соотношения внутренней и внешней политики: Теоретико-методологический аспект (2004 г.), внесшая существенный вклад в политологическую науку .

Обращение к трудам зарубежных ученых позволило сравнить степень и глубину разработанности проблемы с разньк научных позиций. Так, исследователи Уолт (Walt), Стефан (Stephen), Р. Барнет (R Bamet), Дж.А. Сколт (J. А Schlte), Э. Лютгвак (Edward Luttwak)^ и др. отмечают, что фундал1ентальный политический конфликт в первое десятилетие нового века будет не между нациялш или даже торговыми блоками, а между силами глобализации и территориально расположенными силами местного выживания, стремящимися со.чранить и пересмотреть сообщество (Walt, Stephen, R Bamet and J .

Cavanagh, Global Dreams) .

В эпоху глобализации и эрозии национального государства появился новый тип социального пространства - транснациональный, который характеризуется высоким уровнем «компрессии пространства - времени». В связи с этим новый транснациональный тип пространства связывает воедино экономические и культурные трансформации последних десятилетий на основе принципа политерриториальности .

Эти изменения - результат уменьшающейся власти территориальных государств в мировых делах. Так, исследователь - Эдвард Лютгвак (Edward Luttwak) считает, что методы торговли замещают военные методы в международнььх отношениях, поскольку свободный капитал становится более важным, чем огневая мощь, гражданские инновации более существенны, чем военно-техническое развитие, и рьшочное проникновение представляет больший знак мощи, чем владение военными гарнизонами и базами. В книге «От геополЛики к геоэконо.мике: Логика конфликта, грамматика коммерции» (1990 г.), автор подчеркивает, что для сохранения лидирующих позиций в мире необходимо трансформировать силовую экспансию в геоэкономически активные операции, которые, по сути дела, формируют статус лидера в продвижении на любые плацдармы земного шара без уничтожения все и вся военной компонентой. Книга Эдварда Люттвака является пособием для выработки новой геополитики, геоэкономики, военной стратегии и «большой стратегии» (grand strategy)^ .

' Кортунов C.B. Становление политики безопасности. М., Наука, 2003. 612 е.; он же; Национальные интересы России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. // Безопасность Евраз1ш. 2008. № 1. С. 65-80; Шейнис В .

Л. Нащюнальная безопасность России. Испытание на прочность / В. Л. Шейнис // Полис: Политические исследования. 2010. N 1. С. 35-53 .

"См.: Walt. Stephen. Tlie Renaissance of Sectrriiy Studies // Inlemational Studies Quarterly. 1991. № 35. P .

211-239; Bamet R. and CavanaghJ. Global Dreams: Imperial Corporations and the New World Order. New York:

Simon and Schuster. 1994. P. 22; Schlte J. A. Can globality bring a good society? // Rethinking globalization(s). From corporate transnationalism to local interventions. N.Y., 2000. P. 15; Edward Luttwak. From Geopolitics to GeoEconomics // National Interest. 1990. Vol. 20. P. 35 .

Edward Luttwak. From Geopolitics to Geo-Economics // National Interest, 1990. Vol. 20. P. 35 .

Концепции зарубежных исследователей способствовали активизации изучения проблемы «нового регионостроительства». Так, A.C. Макарычев, считает, то) один из главных уроков, который может извлечь Россия из «нового регионостроительства», состоит в том, что надо перестать воспринимать Европу в качестве единого «цивилизационного блока», поскольку это вернейший способ оказаться исключенной из европейских политических, экономических и социальных пространств'. В нашем диссертационном исследовании на основе изучения лшогочисленных и разнообразных источников сделан вывод, развиваюший далее мысль A.C. Макарычева: разворот России к Тихому океану обеспечит реализацию интеграции России в АТР и укрепит ее национальную безопасность .

В исследовании зависимости национальной безопасности от внешних угроз, выявлении новььх подходов и концептов добротным подспорьем были работы A.A .

Сергунина, показавшего новые факторы регионализации России^. В частности, A.A .

Сергунин отмечает, что основные причины, обусловливэЕОШие этот сложный и неоднозначный процесс, - слабость федерального центра, разрушение вертикально организованной системы политического, хозяйственного и идеологического контроля советского времени, общая социально-политическая децентрализация. Эти выводы позволили нам определить функции Дальневосточного пограничного пространства в обеспечении национальной безопасности России. Этому способствовала и работа С.К .

Песцова «Геополитические эффекты трансграничных взаимодействий в АзиатскоТихоокеанском регионе: линии сближений, разделов и противостояний»' .

Для полного и обоснованного определения важности указанного аспекта автор обратился к исследованиям, научный интерес которых обращен к проблемам трансграничного и этнонационального сотрз'дничесгва, геополитическому и социальнополитическому развитию (П.Я. Бакланова, Л.Е. Бляхера, A.C. Вашук, Л.Н. Гарусовой, A.C. Кима, A.M. Кузнецова, В.Л. Ларина, O.A. Рудецкого, C.B. Севастьянова, В.А .

Смолякова, И.А. Толстокулакова, И.Ф. Ярулина и др.)" .

^ Макарычев A.C. Влияние зарубежных концепций на развитие российского регионализма // Сравнительный регионализм: Россия - СНГ - Запад. Н.Новгород, 1997. С. 97-129 ^ Сергунин A.A. Внешние факторы регионализации России // Полис. 2003. Mi 3. С. 121-141; Он же .

Международная безопасность: новые подходы и концепты // Полис. 2005. № 6. С. 126-137; Он же. Эволюция концепта «военная безопасность» в доктринальных документах Российской Федерации // Национальная безопасность. 2011. № 5. С. 6-14 .

' Песцов С.К. Геополитические эффекты трансграничных взаимодействии в Азиатско-Тихоокеанском регионе: линии сближений, разделов и противостояний. Владивосток: Дальнаука; Изд-во ВГУЭС, 2010. С. 158Бакланов П.Я., Геополитические факторы развития трансграничных регионов. Владивосток:

Дальнаука; Изд-во ВГУЭС, 2010. С. 66-78; Бляхер Л.Е. Трансграничное сотрудничество: экономические выгоды и политические проблемы, или интеграция несистемных сетей желтороссии. Владивосток: Дальнаука;

Изд-во ВГУЭС, 2010. С. 316-346; Ващук A.C., Савченко А.Е. Социально-политическая безопасность, региональная полотика и развитие - актуальные проблемы российского Дальнего Востока // Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2010. № 1. С. 9-16; Гарусова Л.Н. Азиатско-Тихоокеанский регион: фактор России. Владивосток: Дальнаука; Изд-во ВГУЭС, 2010. С. 179-194; Ким A.C. Этнополитическая конфликгогенность Дальневосточного региона в ракурсе мультикультуралистской политики // Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2011. № 2. С. 66-74; Кузнецов A.M. Этническое и национальное в политическом дискурсе // Политические исследования. 2007. № 6. С. 9-24; Ларин В.Л .

Международная конференция «Азиатско-Тихоокеанский регион - сообщество XXI века» // Россия и АТР. 2010 .

№ 1. С. 117-184; Рудецкий O.A. Интеграционные процессы мира глобализации и этническая структура российского Дальнего Востока И Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2011. № 1. С .

77-85; Севастьянов С.В. Россия в концепциях национальной безопасности США // Материалы «круглого стола». Стратегия национальной безопасности РФ в контексте обеспечения безопасности Тихоокеанской России. Владивосток, ИИАЭ ДВО РАН. 2010. С. 6-13; Он же Проблемы регионализма и регионализации

Восточной Азии: автореф. докт. полит, наук. М, 2009. 41 с; Он же «Новый регионализм» Восточной Аз1ш:

Кроме того, внешнеполитический аспект нашел отражение в трудах других дальневосточных авторов: Л.Н. Гарусовой, A.C. Иванникова, С.А.Иванова, Л.Л. Лариной, А.Л. Лукина, О. Сторожевой, В.Н. Тимошенко, М.В. Филиппова' .

Исторический аспект внутренних угроз национальной безопасности России на Дальнем Востоке отражен в исследованиях Л.И. Галлямовой, Н.В. Котляр, Л.А .

Моисеевой^. Так, в работах Л.А.Моисеевой обоснованы факторы растущих внутренних угроз. В условиях сращивания правоохранительных органов с чиновничьими структурами дальневосточное предпринимательство приобрело деструктивный характер, направив свою деятельность не в сферу производства, а в бесконтрольную добычу и продажу за границу природных богатств - леса, нефти, газа, рыбы, драгоценных металлов, пушнины. Предпринимательство не стало инновационным, социально ответственным третьим классом - стабилизатором общества. Совместное предпринимательство с деловым миром стран АТР переросло в опасную угрозу национальным интересам России на Дальнем Востоке, не вкладывая инвестиции в отечественную экономику, отправляя капиталы в зарубежные банки .

Исследования дальневосточнььх ученььх рядом аспектов затрагивают проблему нашей диссертации. Однако они не воссоздавали полной картины внутренних и внешних угроз национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока .

Комплексного же исследования не'проводилось .

Вместе с тем, возможности сравнительного анализа достижений и выводов отечественной и зарубежной научной политологической литературы позволили выявить и показать более полную информацию о степени внутренних и внешних угроз безопасности России на Дальнем Востоке. Г.У. Лапидус (Gail W. Lapidas), О. Уэвер (Ole Wafiver) и П. Джоунними (Pertti Joenniemi) полагают, что появление крупных и развитых регионов Б России для развития международных связей, а также изменения отношения между этими развивающимися регионами и центром являются в настоящее время теоретические и практические аспекты // Полис. 2009. № 4; Смоляков В.А. Интеграция в Европе и Восточной Азии; сравнение принципов и концептуальных под-ходов // Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2011. № 2. С.19-27; Толстокулаков И.А. Россия в концепциях нащюнальной безопасности Республики Корея И Материалы «круглого стола». Стратегия национальной безопасности РФ в контексте обеспечения безопасности Тачоокеанской России. Владивосток, ИИАЭ ДВО РАН. 2010. С. 19-26; Ярулин И.Ф .

Российскш"! Дальний Восток: геополитика, геостратегия, геоэкономика, г е о п о л т и ч е с к и е риски // Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2011. № 2. С. 28-32 .

' Гарусова Л.Н. Российско-американские отношешм и феномен атиамериканизма в постсоветской Poccim // Россия и АТР. 2010. № 1. С. 78-87; Нванников А.С. Ключевые этапы форлшрования государственной границы между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой // Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2011. № 2. С. 81-87; Иванов С.А. Восток России в пространственной организации внешней политики Кигая) // Россия и АТР. 2010. № 4. С. 89-96; Лар1ш В.Л., Ларина Л.Л. Внешняя политика России, безопасность и сотрудничество в АТР в зеркале общественного лшеши (по результатам опроса жителей Дальнего Востока, 2010 г. // Россия и АТР. 2011. № 1. С. 49-69; Сторожева А.О. Современный Китай и глобальноэкономическш"! кризис. Владивосток: Дальнаука; Изд-во ВГУЭС, 2010. С. 209-224; Тимошенко В.Н. ВосточноАзиатское сообщество и его перспективы для стран.Азиатско-Тихоокеанского региона) // Современные гуманитарные исследования на Дальнем Востоке. 2011. № 1. С. 71-76; Филиппов М.В. Дальний Восток России в энергетической стратегии Японии//Россия и АТР. 2010. № 2. С. 144-152 .

• Галлямова Л.И. Российскш"! Дальшш Восток в контексте новейшей отечественной историографии:

картина последних лег // Россия и АТР. 2006. № 2.; Котляр Н.В. «Частно-государственное партнерство»:

исторический опыт социально-ориентированного развития российского Дальнего Востока. Владивосток:

Дальнаука; Изд-во ВГУЭС. 2010. С. 455-464; Моисеева Л.А. История разв1ггия предпринимательства Дальнего Востока России как инновационная система хозяйствования. Владивосток: Дальнаука, 2003. 455с.; Она же. Рост инвестиционной привлекательности Дальнего Востока России для делового мира стран АзиатскоТихоокеанского региона // Экономика Дальнего Востока и Байкальского региона. Энциклопедия к саммиту АТЭС-2012. Владивосток: Русский остров. С. 109-115 .

критически важными факторами для сохранении главенствующей роли Центра и укрепления безопасности всей страны' .

В этих условиях двусторонние российско-китайские отношения имеют особо важную роль, что потребовало изучения трудов китайсш« авторов. Следует отметить публикации Ван Хайдун, Инь Цзяньпин, Ли Цзинцзе, Ли Чжуаньсюнь, Лю Цинцай, Сянь Сяоюнь, Сюй Джемин, Хань Фэн, Хоу Вэньчжу, Цао Чжилин, Юй Сяоли^. Эти исследователи больше акцентируют внимание на геоэкономических, социокультурных, военно-политических и других факторах двустороннего сотрудничества, отмечая роль российского Дальнего Востока в торгово-экономических связях в АзиатскоТихоокеанском регионе .

Японо-российские от1юшения отражены в трудах И. Номура, А. Накасонэ, Т .

Накояма, А. Ивасита, С. Итиро, Н. Кадзуки, Синдзэ Абэ, Г. X. ЬСимура, Розман, С .

Хакомада, С. Хинохара,Д Японские политологи обращшот внимание на вектор развития Китая в Северо-Восточной Азии и потенциально возможное ослабление позиций Японии в данном регионе. Проблема двусторо1ших отношений рассматривается авторами в контексте экономических и гуманитарнььч связей в связи с тем, что особую заинтересованность японской стороны вызывают лишь проекты, связанные с освоением природнььх ресурсов Дальнего Востока России .

' Gail W, Lapidus Nationalism, Regionalism and Federalism: Dilemmas of Slate-Building in Post-Communist

Russia. Stanford University, Westview Press (1994). PP. 79-114; Pertti Joenniemi Russian Regions and Regionalism:

Strength tlirougli Weakness, Rytledg, 2012. 320 p .

- В а н Хайдун. О к о н д е п щ ш китайской угрозы. М.: Европеум-Пресс. 2001г. 192 с; Инь Ц з я н ы ш н .

Китайцы на Дальнем Востоке: от «угрозы» к фактору содействия устойчивого развития дальневосточной экономики. // Китайские политологи о предвыборной ситуации в России и российско-китайски,ч отношениях .

М., 2007 (Экспресс-информация / И Д В РАН, № 6). С. 56-66; Ли Цзинцзе. Разветие китайско-российских отношений: от д р у ж б ы к стратегическому партнерству. // П р о б л е м ы Дальнего Востока. 2003, № 3. С. 20-33; Л и Чжуаньсюнь. Предложения по о с в о е н и ю товарного рынка российского Дальнего Востока. И Перспективы регионального сотрудничества России и Китая в,ХХ1 веке. М.. 2001 (Экспресс-информация / ИДВ РАИ, № 6) .

С. 33-41; Л ю Ц и н ц а й Современная внешняя политика Китая и китайско-российские отношеш1я // П р о б л е м ы Дальнего Востока. 2004. С. 54-59; Л ю Цинцай. Сянь Сяоюнь. Некоторые проблемы, о с л о ж н я ю щ и е развитие российско-китайских отношений (1991-2000 гг.) М. 2002.; С ю й ' Дя;емин. Перспективы добрососедских отношений между Китаем и Россией хорошие. Сфера торгово-экономического сотрудничества // Пробл .

Дальнего Востока. 2003. № 3. С. 88-93; Хань Фэн. Что д о л ж е н сделать К и т а й д л я развития китайско-российской торговли в XXI веке. // Проблемы, состояние и перспеетивы российско-китайского сотрудничества. М., 2003 (Экспресс-информащгя / И Д В Р А Н, № 8). С. 40-44; Хоу Вэньчжу. Политика Китая в о т н о ш е н и и в н е ш н е й миграции, и П р о б л е м ы Дальнего Востока. 2002, № 6. С. 121-135; Цао Чжил1ш. Геополитика и российская внешняя полигика. // Китайские политологи о геопошгтнческой б о р ь б е в современном мире. Экспрессинформация. 1998. № 12.; ЮИ Сяоли. О разрешении демографической проблемы на российском Д а л ь н е м Востоке: возможности и реалии. // Некоторые аспекты китайско-российских о т н о ш е н ш ! и перспективы С Н Г в связи с «цветными революциями». М.. 2006 (Экспресс-информация / И Д В Р А Н, Я^; 7). С. 50-55 .

^ И. Номура. Размышляя о будущем японо-российских о т н о ш е н и й // Знакомьтесь - Япония. 2004 г. №

37. С. 27-32; А. Накасонэ. После холодной войны. М. 1999. С. 23-30; Накояма Т. Японо-российское сотрудничество во имя стабильности и прогресса Азиатско-Тихоокеанского региона // Дальневосточный ученый. 2002. 10 апреля; Ивасита, А. Японо-российские отношения в начале XXI века: поиск новых идей и подходов / А. Ивасита // Россия - Китай - Я п о н и я в Северо-Восточной Азии: п р о б л е м ы регионального взаимодействия в XXI веке. Материалы м е ж д у н а р о д н о й научной конферешхии. Владивосток. 2000. С. 12-16; С .

Итиро. Вехи на п у т и к з а к л ю ч е н и ю мирного договора между Я п о н и е й и Россией: 88 вопросов от граждан России. Пер. с ЯП. М.: Материк, 2000. 216 е.; Кадзуюки, Н. П р и р о д н ы й газ - к л ю ч к и н т е г р а ш ш северовосточной Азии / Н. Кадзуюки // Россия и Япония: потенциал регионального сотрудничества Хабаровск, 2002. С 191-203; Синдзэ Абэ Япония межцу молотом и наковальней httpy/\vww.utrD.m/aiTicles/2012/12/21/1091074.shnTil (дата обращения: 20.12.2012); Кимура X., Японское направление в н е ш н е й п о л и т и к и России (Взгляд из Я п о н и и ) / X .

Кимура // М и р о в а я экономика и м е ж д у н а р о д н ы е отношения 2003. № 3. С. 84-94; Ed. By Gilbert Rozman .

Mackmillan, 2000. PP. 229-251; Hakamada, S. Japanese-Russian Relations in 1997-1999: The Straggle against Illusions / S Hakamada // Japan and Russia. Tlie Tortous Path to Nonrtaiisation, 1949-1999; Хтшохара С. С е к р е т японского долгожительства // Ниппония. 2004. 29. С. 4-9 .

Российско-корейским отношениям посвящены работы Ко Чже Нам, Ли В.Ф., Ли Син Ук, Пен Д.-Х., Чан Дон Ок, Чой Сеонг-Аэ, Ю Сок Рел и др'. Указанные авторы при всей их национальной сдержанности подробно прослеживают изменения российскосеверокорейских союзнических отношений и позиции Республики Корея .

Некоторые вопросы региональной безопасности получили отражение в работах других зарубежных авторов, таких как ).Са11ип, А.Тззетап, А.Магкизеп, Е.Нааз, В.НеМпе^. Работы В.НеПпе, А.1по1аи О.Зипке!, А.НиггеИ, К.Уаугупеп^ позволили глубже понять политические процессы в АТР, проблемы будущей экономической, экологической и военной безопасности в регионе. Знакомство с исследованиями предшественников позволило выявить степень разработанносги исследуемой проблемы, восполнить недостаток фактического материала по некоторым вопросам обеспечения национальной безопасности Дальнего Востока в контексте интеграции России в АТР в постсоветский период. Однако приходится констатировать, что многие отечественные авторы, увлекаясь этой стороной дела, упускают из виду нынешнее состояние национальной безопасности России, ее несоответствие качественно изменившимся условиям, специфике политического процесса транзиторного общества, в котором оказалась постсоветская Россия, фактически утратившая свой статус великой Державы .

Политика обеспечения национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока в контексте интеграции России в АТР на рубеже веков не являлась предметом специального политологического исследования, хотя в последние годы был опубликован ряд монографий, посвященнььх дальневосточным проблемам. Среди них монографии Титаренко М.Л. «Геополитическое значение Дальнего Востока. Россия, Китай и другие страны Азии» (2008 г.), Лузянина С.Г. «Россия и Китай в Евразии .

Международно-региональные измерения российско-китайского партнерства» (2009 г.), а также материалы «круглого стола» «Стратегия национальной безопасности РФ в контексте обеспечения безопасности Ти.хоокеанской России» (2010 г.). Вместе с тем, богатство фактического материа1а и обоснованность выводов представлены в работе Чан Янь «Проблемы безопасности в СВА: опыт и перспективы китайского и ' К о Чже Нам. Состояние и перспективы российско-северокорейских отношений. Анализ важнейших международных вопросов. Инст1пут внешней политики и безопасности. Сеул, 2000, с. 28; Л и В.Ф. Россия и Корея в геополитике евразийского Востс^а (XX век). М : Науч. книга. 2000. 516 е.; Л и, Син Ук. Российскоюжнокорейсю1е политические отношения (конец XX - начало XXI века). М,: Т Е И С, 2005. 119 е.; П ё н Д.-Х .

Корейско-российские к о м м у н и к а ш т и взаимоотношения // Современные гуманитарные исследования на Д а л ь н е м Востоке. 2010. № 2. С. 117-123; Чан Д о н Ок. Исследование изменений российско-северокорейских союзш1ческих отношений. Институт 0б0р01шых исследований. Сеул, 1993, С. 128-130; Чой Сеонг-Аэ Э в о л ю ш ш о т н о ш е н и й России с государствами Северо-Восточной Азт (80-90-ые годы X X в.) Рос. науч.фонд;

Отв.ред В.Ф.Ли. М.: Науч.книга, 1998. 210 с; Ю Сок Рел. Развитие отношений между Россией и Северной Кореей и П03ИЩ1Я Республики Корея. Серия «Исследование политики». Сеул, Институт внешней политики и безопасности, 2003, с. 45-46; Hettne В., Inotai А., Siinkel О. Globalism and Tlie N e w Regionalism; Tlie Second Great Transfonnation. In eds. by Hettne В., Inotai A., Sunkel O. Tlie N e w Regionalism and the Future of Security and Development. - NY: St. M a r t i n ' s Press. 1999; Hurrell A. Explaining the Resurgence of Regionalism in World Politics// Review of International Studies. 1995, vol. 21, № 4. P. 331-358; Vayrynen R. Regionalism: Old and New // International Studies Review. 2003, Vol. 5, № 1. P. 39 .

- Galtung J. Tlie Dynamics of Rank Conflict: An Essay on Single vs. Multiple Social Systems. Oslo, 1977;

Haas E. International Integration: Tlie European and the Universal Process / International Political Communities: An Anthology. Garden City, N.Y., 1966; Isseman A. Lost in Space? On the History, Status, and Futare of Regional Science // T h e Review of Regional Studies. 1993. Vol. 23. № 1; Markusen A. Regions: Economics and Politics of Territory .

Totowa, N.J.. 1987; H e t m e B. Development, Security and Economics / Ed. by Sheila Page. London, 2000 .

' Hettne В., Inotai A., Sunkel O. Globalism and T h e New Regionalism: Tlie Second Great Transformation. In eds. by H e t m e В., Inotai A., Sunkel O. Tlie N e w Regionalism and the Future of Security and Development. - NY: St .

Martin's Press, 1999; Hurrell A. Explaining the Resurgence of Regionalism in World Politics // Review of International Smdies. 1995, vol. 21, № 4. P. 331-358; Vayrynen R. Regionalism: Old and New // International Studies Review. 2003, Vol. 5, № 1. P. 39 .

российского участия и взаимодействия» (2011 г.), в которой, оценивая ситуацию, автор отмечает, что Дальний Восток является слабым звеном безопасности России. Именно это было отражено в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»' .

Таким образом, политологический анализ достижений и вьшодов работ предшественников позволил разделить их на три группы. К первой группе была отнесена литература общего характера как образец концептуального подхода и оценки происходивших эпохальнььх трансформационнььх и модернизационнььх перемен в стране в условиях мировой глобализации. Угрозой национальным интересам стали научно необоснованные макросоциальные (институциональные, культурные, техникоэкономические и др.) рычаги модернизации общества. Изучение этой литературы было включено как важный и необходимый аспект комплексного исследования современной политики национальной безопасности .

Литература второй группы ориентировала на дальнейшее исследование особенностей новых функций государства в выработке и реализации политики обеспечения национальной безопасности на Дальнем Востоке России. При ее изучении бьшо выявлено и в диссертации показано, что организованная преступность в регионе главный фактор исключительно опасной внутренней угрозы: экологической, социальноэкономической, культур1юй и информационной. Не встречая адекватного противодействия со стороны государства, организованная преступность продолжает укреплять свои позиции в роли «альтернативного общества»^, т.е.явления, подменяющего и подминающего официальную власть, легальную экономику и гражданское общество .

В настоящее время все больше набирает силу, помимо прочих, тревожная тенденция интернационализации организованных криминальных структур, объединения и координации их деятельности, создания ряда преступных сообществ своих зарубежных представительств и т.п .

Являясь крупным сырьевым центром, мощным транспортным узлом, на.ходясь в непосредственной близости от зарубежья, Далышй Восток объективно становится одним из мировых центров деятельности транснациональной преступности, расширяя свои международные связи с организованной преступностью Японии, Южной и Северной Кореи, Китая и США^. Организованная престутюсть на Дальнем Востоке в настоящее время представляет особо серьезную угрозу интересам национальной безопасности России. Социально-экономические, демофафические, рльтурные, геополитические и иные факторы обусловили специфику организованной преступности на Дальнем Востоке, которому долгие десятилетия отводилась роль российских «задворою) с крайне высокими показателями криминальной зараженности населения .

Проблемы внутренних и внешних у ф о з национальной безопасности, ис.чодящих от организованной преступности, постоянно оставались в исследовательском поле ученых центральных регионов'' и Дальнего Востока'. Важная информация для данной ' Стратегия нащ10нальн0й безопасности Российской Федеращш до 2020 года (утверждена Указом Президента РФ № 537 от 12.05.2009) .

^ Организованная преступность Дальнего Востока: региональные черты и хроника собьггий / кол. авт., отв. Ред. В.А. Номоконов. Владивосток.: Изд-во Дальневост. федерал, ун-та, 2011. 516 с. и др .

^ См.; Изучение организованной преступности: российско-американский диалог. М., 1997 .

' С м. ; Лунев В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М., 1997; Овчинский В .

Криминологические, уголовно-правовые и организационные проблемы борьбы с уголовной преступностью:

автореф. док. дне. М., 1994 .

диссертационной работы содержится в диссертационных исследованиях С. В .

Севастьянова, Ю. М. Силованова, В. А. Смолякова, И. В. Юрченко, Л. А. Моисеевой, В.В.Стрельникова^ и др .

Обзор зарубежной литературы, вошедшей в третью группу, дает основание для краткого резюме. Это школа, в которой придается серьезное значение концепции ускоренной модернизации и инновационному процессу, стимулирующему, прогнозирующему, ориентирующему, формирующему и воспитывающему общество в осознании национапьнььч интересов .

Объект исследования - политика обеспечения национальной безопасности России в конце XX - начале XXI вв .

Предмет исследования - состояние, формирование и реализация новой государствен1юй политики России по обеспечению национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока в конце XX - начале XXI вв .

Цель и задачи настоящего диссертационного исследования были сформулированы, исходя из научной значимости, степени изученности и новых методологических подходов к исследованию проблемы .

Целью данного исследования является изучение с позиций современного политологического знания HOBbLx направлений государственной политики обеспечения национальной безопасности России в пограничном пространстве Дальнего Востока в конце XX - начале XXI вв., что предполагает следующие задачи:

- проанализировать эволюцию теоретических основ и методологических подходов комплексного исследования политики обеспечения национальной безопасности, исходя из новой научной парадигмы в политологии;

- выявить новые формы и методы реализации обновленных функций государства по защите национальных интересов в пограничном пространстве российского Дальнего Востока;

- научно обобщить причины обострения внутренних угроз национальной безопасности России на Дальнем Востоке;

- обосновать возрастание геополитической значимости Дальнего Востока в решении проблем внешних у ф о з национальным интересам и реализации интеграционной стратегии России в АТР;

- исследовать обстоятельства образования и эффективности нового явления в политике обеспечения национальной безопасности - пере.чод от «модели выживания»

Тихоокеанской окраины России к её развитию на основе объединения «кластерных программ» всех дальневосточных субъектов РФ;

' См.: Корякин А.Г. Номоконов В.А., Шульга В.И. Организованная преступность и борьба с ней .

Владивосток, 1995; Маслова Р.Ф. Особенности организованной преступности и противодействие ей в условиях Дальневосточного региона: автореф. канд. дис. Владивосток, 1997 .

" Севастьянов, С. В. Модели регионализма и регионализации Восточной Азии: автореф. дис...докт .

полит, наук. М., 2009. 44 с; Силованов. Ю. М. Государственная национальная п0л1п"ика и ее роль в обеспечении безопасности России: автореф. дис...канд. полет, наук. М., 2005. 35 с; Смоляков, В. А. Взаимосвязь внутренней и внешней политики (проблемы теории и методологии): автореф дис...до1а. полит, наук. Владивосток, 2006. 42 с; Юрченко, И. В. Национальная и региональная безопасность как стратегия современной Росс1ш: автореф. дис .

докт. полет, наук: 23.00.02 / Инна Вадимовна Юрченко. Ставрополь, 2009. 50 с; Моисеева. Л. А. История предпринимательства на Дальнем Востоке России в 1985-2000 гг,: автореф. дис. докт. ист. наук. Владивосток,

2004. 48 с; Стрельникова, В. В. Репюнальная безопасность в Российской Федерации: теория, полетика и стратегия обеспечения: автореф. дис. докт. полет, наук. М., 2010. 50 с .

- показать необходимость интеграции между девятью дальневосточными субъектами РФ, Дальним Востоком и Центром России, Россией и странами АТР для реализации политики обеспечения национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока в начале XXI века .

Территориальные рамки исследования - Дальний Восток, куда входят девять субъектов РФ: Камчатский, Прилюрский и Хабаровский края. Республика Саха (Якутия), Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская автономная область .

Корякский автономный округ. Очевидно, что ведущая роль в выработке и принятии политической линии в Российской Федерации принадлежала центральным органам власти, но реализовывалась она на местах, поэтому возникает потребность изучения вышесказанных процессов на региональном уровне .

Дальний Восток начала ХХ1в. характеризовался общностью социальнополитической обстановки, однако каждый из девяти дальневосточных субъектов РФ имел свои специфические различия в хозяйствовании, связях и «соразвитии» с деловым миром стран АТР. Специфика определяется отдаленностью и ослаблением экономических связей с центральными регионами страны, сырьевой насыщенностью при слаборазвитой промышленной базе, уровнем урбмизации и плотности населения, малоразвитым внутренним рьшком, близостью и влиянием высокоразвитых стран Азиатско-Тихоокеанского региона .

Хронолотческие рамки исследования - период конца XX - начала XXIBB. обусловлены рядом обстоятельств, в том числе методологического характера. Автор считает принципиально важным включить в работу период системного кризиса советского общества, следствием которого явилась трансформация всей его структуры, когда особенно сильному деструктивному воздействию подверглись хозяйственные и социальные сферы, что стало базой для формирования новых и особенно опасных внутренних угроз национальным интересам России. Произошли исторические по своей значимости и последствиям реформы: перенесение функций реального управления страной из партийных структур в государственные институты, утверждение президентской формы правления, переустройство России на начало нового федерализма, введение системы разделения властей. Временные рамки нашего исследования - конец XX - начало ХХ1вв. - для политологической науки представляются очень важными, охватывая по сути два переходных периода: от советского - к трансформационному и от последнего - к модернизационному .

Хронология исследования доведена до 2013г., когда политика обеспечения национальной безопасности России в пограничном пространстве Дальнего Востока стала реальностью в новььх конкретно-исторических условиях начала ХХ1в. Специфические особенности новых внутренних и внешних угроз национальным интересам России вполне определились к 2013г .

Теоретические и методологические основы диссертационного исследования изложены двумя параграфами Главы 1 и показаны в данном автореферате в разделе II «Основное содержание диссертации» .

Источниковую базу настоящего исследования составили опубликованные и неопубликованные документы и материалы, самые разнообразные и разнотипные источники .

Одной из важных составляющих источниковой базы данной диссертационной работы являются официальные документы всех уровней власти. Автором проанализирован блок из 26 законодательнььх актов Российской Федерации, Указов Президента РФ, Постановлений Правительства РФ по проблемам обороны. Федеральной службы безопасности РФ, Военной Доктрины Российской Федерации, Концепции внешней политики РФ, Основам пограничной политики. Стратегии национальной безопасности до 2020 года, совершенствованию государственного управления в области безопасности РФ и т.д. Прослежен механизм их исполнения. Изучены целевые федеральные, отраслевые и региональные программы развития России до 2025г. и 52 нормативно-правовых акта Республики Саха (Якутия), Камчатского, Приморского и Хабаровского краев. Амурской, Магаданской, Сахалинской областей. Еврейской автономной области. Корякского автономного округа, касающиеся проблем борьбы с внешними и внутренними угрозами национальных интересов и безопасности. К блоку официальных документов были отнесены изученные статистические материалы Госкомстата Российской Федерации, опубликованные в сборниках, в том числе касавшиеся Дальнего Востока, и в 22 региональных статистических сборниках .

Неопубликованные источники представлены документами, выявленньми в 10 фондах Государственного ар.хива Приморского края (ГАПК) и Государственного архива Хабаровского края (ГАХК). Архивные материалы представлены директивными документами центральных руководящих органов власти и властных структур дальневосточных субъектов РФ. Этот тип документов выявлен в фондах: Р-27 Министерства судостроительной промышленности РФ за 1993-1996гг.; р.-1694 Администрации Приморского края; р.-843 - Переписки по вопросам законности и борьбы с организованной престушюстью; р.-814 - Службы международного протокола и переписки с президентом Российской Федерации; р.-814 - Переписки с правительством Российской Федерации и др.,.хранящиеся в ГАПК. Фонд р.-2065 - Коллекций документов международных, региональных, краевых научно-практических конференций Дальнего Востока и Хабаровского края; р.-2018 - Документов международных научнопрактических конференций «Дальний Восток России - Северо-Восток Китая: опьп' взаимодействия и перспективы сотрудничества; р-1659 - Социально-экономического анализа состояния в Хабаровском крае за 2006-2008гг.; р-2061 - Законов, принятььх Правительством Хабаровского края и др. ГАХК содержит важные сведения, использованные в данном диссертационном исследовании .

Большим препятствием для* исследования явилось прекращение, начиная с 1994г., обязательной сдачи документов организациями и предприятиями для хранения в государственных ар.чивах Дальнего Востока. Это обстоятельство потребовало обращения к документам текущего архива полнолючного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе. Было выявлено и впервые введено в научный оборот 11 документов этого архива, в их числе: Д. 1.2.22, Т.1

- Аналитическое обозрение результатов экономического состоя1шя и факторов развития общеэкономических процессов в ДФО за 2005-2011гг.; Д.2.1.1 - О перспективах развития Дальнего Востока; Д.4.1.2.21, Т.2 - О состоянии российско-китайских отношений 2004-2010гг.; Д.4.1.2.21, Т.1 - О стиле российской внешней и внутренней политики и т.д .

В текущем архиве Губернатора и Правительства Хабаровского края были выяалены и впервые введены в научный оборот 23 дела по теме диссертационного исследования, в их числе Д.4.1.2.20, Т.10 - О вьшолнении гособоронзаказа предприятиями ОПК края;

Д.6.3.20, Т.1 - О деятельности представительства ФГУП «Государственная компания «Росвооружение» в Хабаровском крае; Д.6.3.20, Т.2 - О положении на ФПК «Амурский патронный завод «Вымпел» и т.д. Выявлены и исследованы документы по формированию новых функций и политики федеральных и региональных властных структур и образованию ме.ханизма и методов обеспечения национальных интересов в Дальневосточном попзаничном пространстве, аналитические обзоры, справки о стиле внешней и внутренней политики, об инвестиционном режиме, состоянии и перспективах развития пограничной и транспортной инфраструктуры .

Другим источником исследования являлись материалы выборочных социологических опросов, проведенных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), исследования международной неправительственной организации по борьбе с коррупцией «Transparency International», а также данные исследований Фонда ИНДЕМ .

К особому виду источников информации следует отнести электронные ресурсы. К ним относятся официальные сайты Президента Российской Федерации, Совета безопасности РФ, Министерство регионального развития РФ, Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе. Института демографии, миграции и регионального развития РФ, Министерства иностранных дел РФ, Министерства внутренних дел России, Следственного комитета РФ, Федеральной службы государственной статистики. Дальневосточного таможенного управления, а также материалы отчетности дальневосточных субъектов за 1995-2011 гг .

Стокгольмского института исследования проблем (S1PRU), Территориальных органов федеральной службы государственной статистики субъектов РФ в Дальневосточном федеральном округе. Федеральной миграционной службы РФ, Фонда «Миграция XXI век», Владивостокского центра исследования организованной преступности .

Определенная информация в процессе исследования была получена в материалах центральной и региональной периодической печати: в журналах - «Россия и АТР», «Полис», «Проблемы Дальнего Востока», «Пограцичник», «Мифационное право», «Вестник границы России», «Дальневосточный капитал», и peгиoнaльньLX газетах «Тихоокеанская Звезда», «Граница России Дальний Востою», «Дальневосточный пофаничник»; в газетах - «Российская газета», «Красная Звезда», «Аргументы и факты», «Парламентская газета», «Независимая газета», «Комерсанть», «Граница России» .

Процесс исследования осложнялся и сдерживался как засекреченностью значительной доли документов, так и разобщенностью имеющихся данных различной степени достоверности. Самая большая трудность в работе со статистическими данными состояла в том, что в них отсутствовали показатели по таким важным пунктам, как социальное положение сотрудников пофаничных органов, те.хническое состояние границы и пунктов пропуска через государственную границу, итоги оперативнослужебной деятельности пофаничных органов (ПО) ФСБ России, состояния правопорядка в силовых ведомствах РФ. Это потребоьало от автора дополнительной обширной поисковой работы и исследовательских усилий .

Научная новизна диссертационного исследования обусловлена тем, что:

- впервые в отечественной политологической историофафии проведено комплексное исследование функциональных властных систем всех уровней в формировании и реализации политики обеспече)шя национальной безопасности в пофаничном пространстве Дальнего Востока России в условиях изменившихся внешних и внутренних у ф о з конца XX - начала XXI века;

- разработаны и представлены теоретические основы и новые методологические подходы исследования внешних и внутренних у ф о з национальным интересам и безопасности России на Дальнем Востоке; предложены новые политологические понятия;

- обосновано, что, являясь главным в реализации стратегии интеграции России в АТР, будучи вовлеченным в сложную комбинацию взаимосвязанных внутренних и внешних уфОЗ в XXI веке, Дальний Восток остается слабой, уязвимой и проблемной частью всей сферы нащюнальной безопасности;

- выявлено, что эпохальные трансформационные и модернизационные перемены в стране в условиях глобпизации изменили характер и наполняемость содержания внешних и внутренних уфоз, их обострения;

- исследовано и показано, что основным фактором новых внутренних у ф о з национальным интересал! и безопасности стали научно необоснованные макросоциальные институциональные, технико-экономические, культурные, нормативно-правовые рычаги модернизации российского общества;

- проанализировано и обосновано в диссертации, что организованная преступность

- главный фактор исключительно опасной внутренней уфозы национальной безопасности на Дальнем Востоке, которому долгие десятилетия отводилась роль российских «задворок» с крайне высоким показателем криминальной «зараженности»

населения;

- выявлено, что непосредственная военная у ф о з а интересам России на Дальнем Востоке менее выражена, чем внутренние факторы риска, вместе с тем определены новые функции государства в укреплении боевого потенциала Тихоокеанского флота, пофаничных и общевойсковььх частей в пофаничном пространстве ДФО с учетом региональной специфики составляющих национальной безопасности;

- показан характер влияния стран АТР на политику России по обеспечению безопасности и защите национальных интересов России на Дальнем Востоке;

- изучены профаммы перехода 9-ти дальневосточных субъектов РФ от модели «выживания» к развитию на основе «Кластерных проектов», включающих три интефации: внутрирегиональную, общероссийскую и международную;

- исследованы и введены в научный оборот ранее недоступные документы и материалы по изучаемой проблеме, что позволило по новому осмыслить проблему в целом и осветить неизвестные и малоизвестные аспекты безопасности России в пофаничном пространстве Дальнего Востока .

Практическая значимость исследования. Представленные в диссертации положения и выводы, касающиеся основных проблем безопасности на российском Дальнем Востоке на рубеже веков существенным образом дополняют уже имеющиеся знания в этой области и позволярт составить целостное представление о политике и проблемах обеспечения национальной безопасности России в пограничном пространстве Дальнего Востока. Выявлены тенденции и особенности социально-экономического развития региона, повлиявшие на политику обеспечения национальной безопасности российского Дальнего Востока в конце XX - начале XXI века. Это дает возможность продолжать научный поиск в области изучения новой политики государства как самостоятельного научного знания, связанного с традиционной наукой, как в предмете, так и в методологии проверки достоверности полученных результатов. Результаты исследования могут быть использованы при подготовке учебно-методических материалов, чтении лекций .

Практическая значимость исследования состоит в том, что выводы и предложения, сформулированные в диссертационной работе, представляют собой основу для разработки конкретны.х предложений и мероприятий политического характера на федерально.м, региональном и местном уровня.х с целью выработки адаптированных к российскому Дальнему Востоку механизмов опережающего развития региона .

Материалы диссертации использованы автором в учебном процессе для преподавания дисциплин, посвященных изучению деятельности органов власти и государственных органов по формированию и реализации политики обеспечения национальной безопасности. Положения и результаты диссертационного исследования внедрены в научную и проектную деятельность Научно-внедренческого центра Международного исследовательского института г.Москва .

Научные положения, разработанные лично автором.

Реальные факты формирования новой политики обеспечения национальной безопасности в пограничном пространстве Даль)1его Востока, выявленные автором, позволили выстроить политологическую концепцию, основные положения которой можно сформулировать как положения, выносимые на защиту:

1. Разворот России к Тихоокеанскому побережью в начале XXI века - новый вектор формирования политики национальной безопасности, что определяет необ,чодимосгь исследования соотношения национальнььч интересов Дальнего Востока с трендами смещения «центра тяжести» политического и финансово-экономического развития миров в АТР, гигантский потенциал которого возрастает .

2. Исходным условием реализации новой политики обеспечения национальной безопасности в дальневосточных субъектах РФ является постоянный комплексный анализ национальных интересов сопредельных государств АТР, поскольку нетрадиционным средством геополитического давления на все 9 субъектов ДФО становится «мягкая мощь» (soft power) внешних центров силы .

3. Внешняя геополитическая экспансия на Российский Дальний Восток, обладающий запасами сырья, углеводородов, пресной воды, нетронутыми ландшафтами при низкой плотности населения, возрастает, что увеличивает внешнюю угрозу национальным интересам России, геополитическое будущее которой связано с регионами Дальнего Востока и Сибири. Однако непосредственная военная угроза в современных условиях здесь менее выражена, чем факторы внутреннего риска. К последним следует отнести: депрессивный характер экономики, исключительно сырьевую направленность освоения территории, слабую развитость геостратегической инфраструктуры, коррупцию, неблагоприятные социально-демографические тренды, деструктивное предпринимательство, организованную преступность .

4. Не встречая адекватного противодействия со стороны государства, организованная преступность укрепляет свои позиции в роли «альтернативного общества», то есть явления, подменяющего и поднинающего официальную власть, легальную экономику и гражданское общество. Дальний Восток объективно становится одним из мировььч центров деятельности транснациональной преступности, расширяя свои международные связи с организованной преступностью Японии, Китая, США, Южной и Северной Кореи .

5. Фундаментальный политический конфликт в первые десятилетия XXI века обостряется не между нациями и даже торговыми блоками, а между силами глобализации и территориально расположенными силами местного выживания, стремящимися сохранить и пересмотреть сообщество .

6. В эпоху глобализации появился новый тип социального пространства транснациональный, характеризующийся высоким уровнем «компрессии пространствавремени», связывающий воедино экономические и культурные трансформации на основе принципа политерриториальности. В этих условиях основой «большой стратегии» («Grand strategy») в выработке новой геополитики, геоэкономики в качестве основы национальной безопасности рассматривается рыночное проникновение, активные геоэкономическое операции, позволяющие формировать статус лидера на любььх плацдармах .

19 '

7. В реализации политики обеспечения национальной безопасности России на Дальнем Востоке в условиях геополитических процессов необходимо учитывать роль, место, геополитическое значение и положение региона во внутренней политике РФ, ставшего актором мировой политики и элементом мировой геоэкономической системы .

В силу В силу специфических исторически сложившихся условий без интеграции между самими дальневосточными cyбъeкгa^ш РФ, между Дальним Востоком и Центром России, между российским Дальним Востоком и странами АТР реализация стратегии интеграции России в АТР невозможна Апробация результатов исследования. Результаты научного исследования апробированы автором на 8 Международных, 7 Всероссийских и 4 региональных научных и научно-практических конференциях, в том числе на: Международной научнопрактической конференции «Региональная политика в России на современном этапе»

(Майкоп, 2010г.Х «Проблемы и перспективы социально-экономического реформирования современного государства и общества» (Москва, 2010г.), XIII Всероссийской научно-практической конференции «Пограничная деятельность органов федеральной службы безопасности: практика, проблемы, пути решения» (Хабаровск, 2010г.), «Вопросы безопасности России и постсоветского пространства: история и современность» (Пенза, 2011г.), IV Международной научно-практической конференции «Проблемы и перспективы социально-экономического реформирования современного государства и общества» (Москва, 2011г.), Всероссийской научно-практической конференции «Пограничная деятельность органов федеральной службы безопасности Российской Федерации по обеспечению национальных интересов государства в Дальневосточном федеральном округе» (Хабаровск, 2011г.), II Международной научнопрактической конференции «Гражданская война и военная интервенция на российском Дальнем Востоке» (Владивосток, 2012г.), «Законность и правопорядок на современном этапе развития общества» (Краснодар, 2012г.), Всероссийской с международным участием научно-практической /конференции «Проблемы инновационного развития территории: междисциплинарный подход» (Пермь, 2012г.) и т. д .

Выводы и результаты, полученные в диссертационной работе, отражены в трех монографиях, 43 научных статьях, опубликованных в центральных журналах и иных изданиях, общий объем которых составляет 66,83 п.л., в том числе 17 научных статей в изданиях, входящих в перечень рецензируемых журналов, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации .

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав (15 параграфов), заключения, списка использованных источников и литературы, 25 приложений, включающих графики, диафаммы, таблицы .

II. Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность темы и дается характеристика степени ее научной разработанности, формулируются цель и задачи, объект и предмет исследования, обозначаются основные методологические подходы, характеризуется иеточниковая база, научная новизна и практическая значимость, определяются положения, вьшосимые на защиту, сообщается уровень апробации исследования .

В первой главе «Эволюция теоретических и методологических основ политики обеспечения национальной безопасности России» автор исходит из того, что факториальный анализ национальной безопасности России представляет актуальную проблему для политологическом науки. В обосновании своих позиций автор опирается на исследования авторов Запада (Ч.Бирда, А.Батглера, Р.Бока, М.Берковича, М.Каплана, Р.Кеохейна, У.Липпмана, Дж.Мэдисона, Г.Моргентау, А.Мэхана, А.Уолферса, К.Холсти, Дж.Чейза и др.) и России (И.И.Арсентьева, А.Д.Богатурова, А.Д.Воскресенского, К.С.Гаджиева, С.В.Голунова, А.И.Демидова, Д.Н.Замятина, Н.П.Патрушева, М.Л.Титаренко, М.Хрипкова и др.). В главе излагаются сущностные признаки научнььх категорий «национальная безопасность», «национальные интересы» и «ценности». В ней показаны методологические основы и подходы исследования формирования и реализации политики национальной безопас1юсти России .

Каждая историческая эпоха вырабатывает собственную парадигму развития и соответствующие ей представления о безопасности. Автор исследовал феномен национальной безопасности как функциональную деятельность, обеспечивающую не только жизнедеятельность общества и государства, но и создающую условия для их дальнейшего развития, от эпохи средневековья (Ф. Мейнеке, Н. Макиавелли) к XIX и XX векам (А. Уолферс, Ч. Бирд, Г. Моргентау, М. Каплан и т.д.), вобравшим множество щкол и направлений, главные из которььч представлены авторской таблицей. В 1990-е гг. отчетливо обозначилась новая модель национальной безопасности (Р. Кеохейна и Дж. Ная), определенным аспектом которой является концепция «трансговернментализма» (С. Холлис). Под влиянием усилившегося в 1990е гг. либерального направления международно-политической теории, исследователи перефокусировали интерес на взаимосвязь между внутренними (внутриполитическими, социально-экономическими, ценностно-культурными) и международными (военными, геополитическими, геоэкономическими и т.д.) факторами обеспечения национальной безопасности .

На протяжении столетий поколения россиян видели своей главной задачей расширение и упрочение Российского государства, что не было самоцелью, но являлось средством выживания народов, населяющих огромное евразийское пространство. В этом смысле история общественно-политического развития России и история становления и развития представлений о ее национальной безопасности понятия совпадающие. Политика обеспечения национальной безопасности в пограничном пространстве характеризует новое качественное состояние политической среды, в которой действуют независимые и вмешивающиеся переменные - акторы политического взаимодействия (традиционные - государства и новые, негосударственные акторы, появляющиеся в политической среде) .

Сущность политики национальной безопасности России в пограничном пространстве Дальневосточного региона рассматривается как составной элемент политической практики государства, объект акторов его внутри- и внешнеполитической деятельности, совокупность от!1равных идей и практических действий, направленнььх на реализацию и защиту национальных интересов и политических целей. С социально-политической точки зрения основными составными частями национальной безопасности стали безопасность личности, общества и государства в таких областях как оборона, международные отношения, общественная жизнь, экология, экономика, информация .

Политика России по обеспечению национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока осуществляется по следующим направлениям:

- повышение качества жизни российских граждан путем гарантирования личной безопасности, а также высоких стандартов жизнеобеспечения;

- обеспечение экономического роста, который достигается, прежде всего, путем развития национальной инновационной системы и инвестиций в человеческий капитал;

- развития науки, технологий, образования, здравоохранения и культуры, которые развиваются путем укрепления роли государства и совершенствования государственно-частного партнерства;

- поддержание здоровой экологии живых систем и рационального природопользования, которые достигаются за счет сбалансированного потребления, развития прогрессивных тех1юлогий и целесообразного воспроизводства природноресурсного потенциала страны;

- обеспечение стратегической стабильности при равноправном стратегическом партнерстве, которые укрепляются на основе активного участия России в развитии многополярной модели мироустройства .

Автор отмечает, что в основу выбора внешнеполитической стратегии России в АТР должны быть положены следующие принципы: незыблемость жизненно важных интересов при гибком маневрировании второстепенными интересами; учет взаимопроникновения внутренних (политически.х, экономических, демографических и др.) и международньк факторов, взаимосвязи внутренней и внешней политики государства, приоритетность внутренних национальных интересов; коллективный подход к решению глобальных проблем; участие в многосторонних международных организациях АТР, в процессах интеграции через экономические институты, а также понимание растущей роли «мягкой силы» в мировой политике; системность формирования и реализации внешнеполитической стратегии. Этот принцип предполагает строгую иерархию и согласованность стратегических и тактических целей, главенство внешнеполитической стратегии над тактикой, умелое использование политической конъюнктуры, противоречий между акторами, дипломатическое сотрудничество с заинтересованными сторонами в решении наиболее важных международных проблем .

Исследование темы проводилось в рамках теории международных отношений, с учётом политологического, юридического исторического, экономического и психологического подходов, а также важнейших составляющих в военной, политической, правовой и технологической области .

Автором сделана попытка систематизировать существующие теории взаимосвязей по их.характерным особенностям, учитывая преемственность развития основных идей. Бьши выделены: «теория принятия решений», «системный подход», «теории интеграции», «парадигма бюрократической политики», «международная политическая экономия», «теория транснационализма/комплексной взаимозависимости», «теория глобализации и глобального общества» .

Для проведения исследования была избрана методология, которая позволила изучить переходный период от трансформации российского общества к его модернизации во временных рамках данного диссертационного исследования .

Важнейшая методологическая проблема, возникшая в исследовании национальной безопасности - это необходимость проработки конкретной методики соотнесения теоретического и эмпирического аспектов анализа, и.х интеграция. Это было особенно важно в процессе применения «системного подхода» .

Современная политология _ рассматривает политические системы как «совокупность институтов и органов, формулирующих и воплощающих в жизнь коллективные цели общества или составляющих его групп».

Системный подход к государству изменил отношение к трем постулатам политического реализма:

государство - внутренне недифференцирова1П1ый целостный актор; «национальный интерес» - это мотив внешней политики государству, а не субъективные желания группы чиновников, находящихся у власти; внешней политике государства присущ рациональный характер .

Необходимость рассмотрения социальных явлений в их целостности и развитии диктует нам принцип диалектической взаимообусловленности, который требует изучать социальные процессы как динамические. Таким образом, системность и принцип диалектической взаимообусловленности неразделимы. Важным для нашего исследования были принципы «направленного развития общества» и историзма, благодаря которым было выявлено, что длительное время в истории России государство свою деятельность по обеспечению национальной безопасности представляло мессианством, либо руководствовалось родственными интересами царствующих особ. Проблема интеграции накапливающихся фактов решается в диссертации на основе принципа дополнительности. Важен принцип социоэкологической целостности, который вместе с «принципом кормчего»

(«кормчий» - правительство - goveпnent) был взят в,основу разработки многогранной проблемы внутренних угроз национальной безопасности России на Дальнем Востоке .

Принципы последовательности и сочетания количественных и качественньа методов анализа были необходимы при изучении динамики инновационного, инвестиционного и модернизационного социально-экономического развития 9-ти дальневосточных субъектов РФ. Бихевиористский подход в исследовании обеспечения национальной безопасности позволяет, по убеждению автора, преодолеть односторонность нормативного и институционального подходов, «выведя за скобки» идеологические ценности ориентации исследователя .

В практической части работы широко применялся контент-анализ, что является стандартной практикой для исследования несистематизированного и значительного по объему текстового материала. Кроме того, в диссертациошюм исследовании используется «инвент-анализ» (событийный анализ), который вместе с компаративным (сравнительным) анализом позволил исследуемые события рассматривать в соответствии с временной последовательностью. В исследованиях сфер безопасности широко использован метод наблюдений, требующий систематического фиксирования результатов наблюдения .

Для проведения исследования была избрана методология, которая позволила изучить переходный период от трансформации ' российского общества к его модернизации во временных рамках данного диссертациошюго исследования. Это сама по себе трудная исследовательская задача, осложнившаяся тем, что концепция новой междисциплинарной научной парадигмы по исследуемой теме еще не достаточно сформулирована. Зарубежные ученые вьщеляют эпистемологическую проблему постмодернизма, угрожающую са\юму существованию политологии, имеющую эвристическое значение для синергетической парадигмы и перехода к порядку из хаоса .

Структурно использованные методы политологического научного познания были разделены на два уровня: теоретический и практической. В процессе первичной обработки документов государственных и текущих архивов властных структур различного уровня, частных организаций и предприятий различных отраслей девяти субъектов РФ на Дальнем Востоке были использованы общенаучные методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, абстрагирования, моделирования, сравнения, мысленного эксперимента и др. Это позволило изучить проблемы формирования и реализации новых государственных функций политики обеспечения безопасности и национальных интересов на Дальнем Востоке России конца XX начала XXI века .

Было выявлено, что ключевой проблемой обеспечения национальных интересов и безопасности России являются дальневосточные приграничные территории. По заселенности приграничные территории РФ существенно отличаются от граничащих с ней территорий соседних стран. Приграничные районы Дальневосточного региона по уровню заселенности отличаются от соседей в 10-15 раз. В морском пограничном пространстве Дальневосточного региона безопасность России серьезно подорвана. За последние 20 лет группировка войск и численность плавсостава Тихоокеанского флота сократились вдвое. Основными угрозообразующими факторами можно считать модернизацию сил самообороны и продолжающееся реформирование, которые приобретают характер постоянно укрепляющейся военной силы в регионе. Значимое влияние на реализацию пограничной политики России в регионе оказывают состояние и соответствие пунктов пропуска через государственную границу общепризнанным стандартам .

Вторая глава «Природно-ресурснып потенциал Дальнего Востока и геоэкономические аспекты национальной безопасности Российской Федерации»

посвящена исследованию роли и места российского Дальнего Востока в системе национальных интересов государства, природного, экономического и технологического потенциала региона .

Геополитическая значение и роль российского Дальнего Востока обусловлена наличием уникальнььч, имеющик мировое значение минерально-сырьевых, топливноэнергетически.х, лесных и морских биологических ресурсов. По Японскому морю пролегают трассы, которые связывают Россию с Японией, Кореей (Северной и Южной), Китаем, США и т.д. Порты Дальневосточного бассейна обеспечивают 17,7 % грузооборота морских портов России. Промышленный потенциал Дальнего Востока сосредоточен, главным образом, в четырех субъектах ДФО: в Приморском и Хабаровском краях, в Республике Саха (Якутия), в Сахалинской области, на долю которых приходится 80,8% вьшуска промышленной продукции. На сегодняшний день в регионе имеют место следующие основные проблемы: наличие диспропорций в промышленном развитии территорий; экономическая оторванность региона от центра России и усиление экономической зависимости от приграничных стран;

существующее административно-территориальное деление, которое сводит в единый округ субъекты разного уровня социально-экономического развития; низкий инновационный потенциал у экономики городов Дальнего Востока РФ .

Очевидна ярко выраженная полицентричность Восточной Азии, основными центрами которой являются Китай и Япония. В то же время нельзя отрицать, что США по-прежнему сохраняют лидерство в обеспечении региональной стабильности/безопасности и решении узловых финансовых, технологических и экономических проблем .

Исследование геополитического положения Дальнего Востока позволило определить особенности развития и проблемы включения его в международную интеграцию. Автор подчеркивает^ что радикальные реформы и ориентация страны на открытую рьшочную экономику вызвали значительный рост внешнеэкономических связей и международнььх интеграционных процессов в целом. Более активное вовлечение в разнообразные интеграционные процессы стали получать приграничные территории и районы. Одновременно в ни.ч стали проявляться новые предпосылки и проблемы регионального развития. Интерес и внимание стран Тихоокеанского бассейна к Дальневосточным субъектам России стремительно растут. За минувшее десятилетие вне России сформировался устойчивый взгляд на ее сибирскую и дальневосточную часть с позиции концепции «общего достояния человечества», достояния не только России, но и всего мира. Китай и США проявляют особый интерес к этим территориям. Суть проблемы, требующей разрешения, заключается в том, в какую конфигурацию сложатся интересы Москвы, Пекина и Вашингтона над пространствами Сибири и Дальнего Востока, будет ли эта конфигурация выстроена в интересах сотрудничества или станет основой для различных проявлений конфронтации .

Априори представляется, что в вопросах, касающихся Сибири и Дальнего Востока, российские национальные интересы, интересы собственно сибирских и дальневосточнььх территорий и интересы КНР и США совпадают далеко не всегда, порой противоречат друг другу, что изначально ставит под вопрос возможность сотрудничества. Интересы Китая к восточным районам России достаточно очевидны, они четко сформулированы, объявлены и активно проводятся в жизнь как на уровне государства, так и всеми участниками межрегиональных связей с Россией.

Интересы эти сосредоточены:

- в расширении товарной экспансии на российском рьшке потребительских товаров, от детских игрушек до компьютеров и автолюбилей;

- в разработке сырьевых запасов Сибири и Дальнего Востока с последующим вывозом их в КНР и третьи страны;

- в развитии транспортной инфраструктуры на территории России для доставки продукции провинций Севера и Северо-востока Китая на европейские и азиатские рынки;

- в переносе части производства на российскую территорию;

- в расширении политического и культурного влияния на соседние территории России. Еще одним программным пунктом указанного плана является поиск совместных путей решения международных проблем с опорой на экономическую базу и на добрососедские отношения .

Природно-ресурсный комплекс российского Дальнего Востока (нефть, уголь, металлы, лес и т.д.) по-прежнему остается важнейшим конкурентным преимуществом России в условиях обострения ресурс1юй ситуации в мире. По данным Центра стратегических разработок «Северо-Запад», потребление нефти в странах АТР в 2010 году составило 1,5 млрд тонн, к 2020 составит 2,0 млрд тонн. На Китай, Японию, Корею в настоящее время приходится 40% всего импортируемого в мире леса и 20% целлюлозы. Среди основных импортеров угля называются ближайшие соседи российского Дальнего Востока - Япония 1/5 мирового и^шopтa, а также Республика Корея и Тайвань - совокупно еще около 1/5. ' Опережающее развитие экономики субъектов РФ на Дальнем Востоке и формирование потенциала экономического роста в региональных социальноэкономических системах, которые исторически и в силу структурных особенностей экономики объективно интегрированы в систему международного разделения труда, обеспечивается посредством оптимизации трехзвенной структуры рьшков, на которые ориентируется данный регион: национального межрегионального рьшка, внутрирегионального рьшка самого региона и международного рьшка .

Экономическое развитие Дальневосточного региона и входящих в него субъектов Федерации определяется взаимодействием двух групп факторов .

Долговременные позитивные факторы: геополитическое положение, высокая насыщенность природными ресурсами (ресурсоинтенсивность региона), наличие развитой производственной инфраструктуры и насыщенность физическим капиталом в ряде отраслей (в частности, в машиностроении), наличие потенциально емкого внешнего рьшка. Кратковременные негативные факторы - это удаленность от концентрированных рынков сбыта и источников сырья в России и странах СНГ, депрессия на государственном рынке, особенно рьшке вооружений, низкая емкость внутрирегионального рьшка, высокие сравнительные издержки производства .

Задачей государственной политики и политики региональных органов власти и управления является компенсация действия негативных и стимулирование долговременны.\ позитивных факторов .

Ключевую роль в развитии российского Дальнего Востока должны сыграть «Кластерные проекты». Кластеры представляют собой концентрации специализированных знаний, навыков, инфраструктуры и поддерживающих отраслей в конкретном регионе с целью экономического развития данного региона, увеличения производительности, усиления инноваций и формирования новых бизнесов. В настоящее время на территории Дальневосточного региона формируется структура семи основных кластеров: агропромышленного; инновационного, космического, авиаи судостроительного; топливно-энергетического; горно-металлургического;

транспортно-логистического; лесопромышленного; рыбохозяйственного .

К основным направлениям государственной политики обеспечения безопасности на российском Дальнем Востоке следует отнести: инвестиционные программы в сфере космоса, авиа- и судостроения,' электроэнергетики, транспортной инфраструктуры, топливно-энергетического комплекса, добычи и переработки минерально-сырьевых ресурсов. Переориентация политических и социально-экономических интересов России на восточные регионы, построение региональной политики в соответствии с реальным потенциалом региона принесет колоссальные экономические и геополитические выгоды .

В третьей главе «Угрозы и вызовы национальным интересам Российской Федерации на Дальнем Востоке» рассмотрелны угрозы и вызовы национальной безопасности России на Дальнем Востоке Автор отмечает значительный вклад в изучение проблем регионализации постсоветской России, который внесли российский исследователи: И.Н. Барыгин, И. М. Бусыгина, Ю. П. Гладкий, A.C. Макарычев, С. К .

Песцов, А. А. Сергунин, Р. Ф. Туровский, А. И. Чистобаев и зарубежные авторы - Г .

Лапидус, О.Уэвер, П.Джоун1шми. Окончание конфронтации между двумя политическими системами, в том числе и по причине исчезновения одной из них, не привело к возникновению более стабильного и безопасного мира. В настоящее время политика России направлена на поиск зон совпадения межгосударственных интересов, причем эти зоны могут постоянно расширяться. Но это не означает, что исчезают противоречия на межгосударственном уровне и что некоторые государства отказываются от демонстрации силы и даже от ее применения с целью защиты своих национальных интересов .

В XXI веке появился целый ряд новых угроз международной, региональной и национальной безопасности, на которые мировое сообщество и отдельные государства не нашли еще адекватных ответов. Среди них - политический терроризм, международная преступность, распространение по планете ядерного и обычного вооружений, технологическая отсталость, новые чрезвычайные ситуации экологического и техногенного характера, неравномерность развития стран и регионов, нарастание социально-экономических проблем .

Автор подчеркивает, что в настоящее время возможность внешней военной агрессии представляет для России куда меньшую угрозу, чем внутренняя социальнополитическая нестабильность, коррупция, экономический кризис, экологические и техногенные катастрофы, организованная преступность. Выполнение новой политики национальной безопасности в пограничном пространстве предполагает наличие у нее соответствующей внутренней структуры, которая и определяет возможность исполнения ею определенных задач. Деятельность политических акторов по обеспечению национальной безопасности представляет собой сложную открытую динамическую социальную систему. Главными структурными компонентами этой системы являются политические институты, национальные интересы, ценности, угрозы национальным интересам .

Пограничное пространство Дальнего Востока России испытывают на себе наибольшее влияние геополитических факторов. Геополитическое положение, геополитические интересы и проблемы, геополитический потенциал и его различия все это включают в себя геополитические факторы, особая роль при этом принадлежит геополитическому положению. Приграничные субъекты РФ на Дальнем Востоке испытывают, с одной стороны, разнообразное влияние соседей, с другой, являются проводниками влияния на соседние страны, прежде всего на приграничные территории. В этих условиях трансграничная территория включается в сферу взаимных геополитических и геоэкономических интересов сопредельных стран .

Обеспечение национальной безопасности во все времена - весьма актуальная и архиважная проблема. Особенно ее острота усиливается в условиях переходного периода, в связи с ломкой всей системы общественных отношений в стране в последнее десятилетие XX века, затянувшимся системным кризисом, охватившим все стороны общественной жизни, стагнацией производства, сырьевой ориентированностью экономики, технологическим отставанием, опасной для политической стабильности социальной дифференциацией общества, негативной демографической ситуацией в стране и тенденцией депопуляции на Дальнем Востоке, нелегальной миграцией .

Экономическая безопасность на российском Дальнем Востоке в последние десятилетия ухудшилась. Типичным примером одной из «проблемных ситуаций», возникшей вследствие расширения трансграничных связей, является криминализация Дальневосточного региона, нелегальный оборот мигрантов и наркотиков, контрабанда леса и рыбы дополняется высоким уровнем коррупции в регионе .

«Вызовом» для традиционного ресурсно-сырьевого развития российского Дальнего Востока стало утверждение в последние десятилетия XX века инновационных моделей экономики у его азиатских соседей .

Экологические и техногенные катастрофы, исчерпание природных ресурсов, демографическая ситуация и социальные конфликты привели к настоятельной необходимости поиска новой парадигмы безопасности в интересах выживания как отдельных человеческих сообществ, так и всего человеческого рода. Для обеспечения экологической безопасности необходима фундаментальная перестройка экономических, политических, социокультурных и, самое главное, ценностных структур. Очевидно, что антропоцентризм и покорительская парадигма человеческой деятельности исчерпала себя. Потребительское отношение к природе породило «эффект бумеранга» с ее стороны. В настоящее время реализация стратегии социально-экономического развития и государственная политика страны в области экологии должны бьггь взаимоувязаны, поскольку здоровье, социальное и экологическое благополучие населения находятся в неразрывном единстве .

В настоящее время, как и два десятилетия назад, перед Россией стоит "проблема выбора между двумя альтернативами:

- продолжать относительно «пассивно-изоляционистскую» линию поведения;

— встать на путь активной интеграции в экономическое и политическое пространство Азиатско-Тихоокеанского региона .

Первый путь не принесет больших потерь в десятилетней перспективе, поскольку «интеграционные процессь») в Восточной Азии будут развиваться с умеренной скоростью'. Но в стратегическом отношении позиция «неучастия» оставит российский ДВ без шансов на прорыв через приобщение к передовым экономикам Восточной Азии и неизбежно приведет в будущем еще к большему отставанию как от соседей, так и от европейской части России .

Для следования вторым путем государственные ведомства и корпорации федерального центра должны пересмотреть укоренившееся отношение к Дальнему Востоку как «окраинным землям», разработать и успешно реализовать основанную на комплексном подходе стратегию закрепления населения, привлечения инвестиций и развития инновационного бизнеса в регионе. У России есть все необходимые возможности: создание восточноазиатского рынка углеродов на основе российских энергоресурсов, транспортная составляющая трансграничных отношений, участие в экономических и политических форумах АТР. В рамках второго направления необходимо продолжать углублять национальные рыночно-демократические преобразования и широкомасштабное сотрудничество в СВА с США, Японией, и Китаем, используя точки совпадения интересов .

В четвертой главе «Политика России по предотвращению угроз и вызовов безопасности на Дальнем Востоке» проведен анализ реализации программ развития Дальнего Востока в исследуемый период; политики создания благоприятного инвестиционного климата в регионе как фактора защиты национальных интересов России; «кластерные» проекты рассмотрены как новая модель социальноэкономического развития Дальневосточного региона .

Отказ государства в начале 90-х годов прошлого века от своих обязательств и от проведения какой-либо экономической политики на Дальнем Востоке привел к катастрофическим последствиям для региона. Кризис и последующая стагнация развития здесь были более длительными и глубокими, чем в среднем по России .

Регион не получил планируемого импульса от принятой в 1996 г. Президентской программы развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2005 года .

В течение десятилетий руководство страны отводило Дальнему Востоку роль военного форпоста на Тихом океане, отгороженного от участия в мирохозяйственнььх связях. Традиционно Дальневосточный регион (ДВР) рассматривался как один из богатейших минерально-сырьевых регионов России. Его экономика носила ярко выраженный сырьевой характер и была связана только с европейской частью страны .

Распад СССР привел к разрыву внутрихозяйственных связей, подорвал основы сформировавшейся структуры экономики и поставил вопрос о выживании дальневосточных регионов .

' Россия и мир. Новая эпоха. 12 лет, которые могут все изменитъ/отв. ред. и рук. авт. кол. С. А. Караганов. М.;

Русь - Олимп, 2008. С. 330 .

Сегодня дальневосточные субъекты значительно отстают не только от центральных регионов, но и от многих окраинных территорий России по различным экономическим и социально-политическим показателям. Региональная экономика дезинтегрирована. Только 5% валового регионального продукта поставляется на внутренний рынок России. Высокие энергетические тарифы (на 40% выше средних по стране), колоссальные транспортные расходы выталкивают Дальний Восток из механизма внутрироссийских рыночных отношений. Валютная, таможенная и тарифная политика федерального правительства сдерживают развитие импортпых операций, наносят ущерб российскому потребителю .

Современные долгосрочные перспективы восточных территорий России обусловлены принятой «Стратегией социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025г.» Условием успешной реализации настоящей Стратегии является комплексное, системное и синхронное взаимодействие государства, бизнеса и общества на принципах государственночастного партнерства в реализации ключевых инвестиционных проектов, в первую очередь на территории опережающего экономического роста .

Пока экономическое развитие восточных территорий традиционно тормозят слабая логистика и дорогая энергетика, приоритетами в развитии Дальнего Востока должны стать инфраструктурные проекты - транспортные и энергетические. Кроме того, в регионе необходимо реализовать особые меры государственной поддержки в области налогового, таможенного, инвестиционного и тарифного регулирования .

Однако сами по себе данные проекты, даже будучи реализованными, не дадут стопроцентной эффективности, если не будут включены в единую систему по развитию ДВР, поэтому необходимо рассматривать их в терминах кластеризации и системного подхода. Автор предлагает ввести новое понятие, более точно отражающее суть данного термина. «Кластер» - это организационная форма государственно-частного взаимодействия компаний, организаций, органов власти и прочих учреждений с целью привлечения инвестиций, быстрой и инновационной адаптации внутренней структуры и внешней взаимосвязи с меняющейся внешней средой .

Конкурентоспособность компаний, объединяющихся в кластер, повьииается сразу по трем направлениям:

- преимущества работы в одной географической зоне;

- массовое использование высокотехнологичных инновационных проектов;

- стимулирование создания новых организаций, которые включаются в кластер, усиливая его .

На базе существующих на территории ДВР ресурсов во внешнеэкономической сфере региона мож1Ю говорить о создании семи глобальных основных кластеров, которые реализуют преимущества системного развития и которые могут иметь существенное значение для социально-экономического развития ДВР. Среди них топливно-энергетический, инновационный космический, авиа- и судостроительный, горно-металлургический, транспортно-логистический, агропромышленный, лесопромышленный, рыбохозяйственный .

В 2013 году вертикаль власти была дополнена специальным правительственным органом - Министерством по развитию Дальнего Востока. Таким образом, условием успешной реализации задач, направленных на развитие Дальнего Востока, является комплексное, системное и синхронное взаимодействие государства, бизнеса и общества на принципах государственно-частного партнерства в реализации ключевых инвестиционных проектов .

Одной из главных проблем субъектов Дальневосточного региона остается экономический разрыв между европейской частью страны и восточным регионом, развитие которого требует значительных средств. Только подготовка Владивостока к саммиту АТЭС-2012 обошлась в 662 млрд руб. 2 апреля 2013 г. была принята государственная программа «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года», которая формирует условия для ускоренного развития восточных территорий России и повышения конкурентоспособности Дальнего Востока и Байкальского региона путем диверсификации экономики, в том числе за счёт повышения доли высокотехнологичных производств с высокой добавленной стоимостью .

Регион становится одним из центров притяжения мировой торговли и экономики в XXI столетии. Динамизм происходящих здесь процессов создает угрозу возникновения новых антагонизмов, трений и противоречий между государствами региона, грозящих обернуться в крупные экономические столкновения и войны .

Автор отмечает, что шансы России присоединиться к интеграционным процессам в АТР в качестве полноценного и полноправного участника весьма незначительны. Малопродуктивная интеграция в АТР регионов Дальнего Востока, ставшая особенно очевидной к началу XXI века, связана с исчерпыванием или ограниченностью ресурсов предыдущего периода. Низкий технологический уровень экономики российского Дальнего Востока, ее несоизмеримость с зарубежными рынками, миграционный отток населения и другие факторы препятствуют продуктивному включению России в региональные интеграционные процессы .

Реально торгово-экономическое присутствие в АТР России в настоящее время обеспечивает преимущественно Дальний Восток и Восточная Сибирь. Более 85% экспортно-импортных операций российского Дальнего Востока приходится на страны АТР, из них (на протяжении последних 20 лет) около 80% - на так называемую «северотихоокеанскую четверку», т.е. на Японию, КНР, Республику Корею и США .

Особенности интеграционных процессов в АТР объективно создают для России весьма благоприятные экономические и политические возможности для регионального сотрудничества, но вопреки своим потенциальным возможностям в ресурсно-сырьевой, энергетической, инновационной и иных сферах Россия обеспечивает себе лишь минимальное присутствие в экономике АТР. Доля российской коммерции в общем объеме внешней торговли региона в последние десятилетия была незаметной - менее 1%. При этом азиатско-тихоокеанские торговые партнеры имеют весьма существенное значение для России. В структуре экспорта Дальневосточных субъектов РФ в страны СВА традиционно преобладает продукция ресурсных отраслей: 43% российского экспорта лесотоваров, 45% - твердого топлива, 60% - нефтепродуктов, 97% - рыбы и морепродуктов. В географической структуре внешней торговли России за 2010-2011 гг. лидирующие позиции сохраняли страны Европейского Союза. Второе место занимали страны АТЭС - 23,2% (20,7%), доля государств-участников СНГ составила 14,8% (14,6%), на страны ЕврАзЭС приходилось 7,8% (8,7%) внешнеторгового оборота. Из этого следует, что азиатское направление внешней политики постепенно усиливается .

Автор считает, что суть «восточной политики» России в конце первого десятилетия XXI века просматривается невнятно. Причиной тому конфликт интересов политических и деловых элит Москвы. Прослеживается противоречие между декларируемой рационально обоснованной политикой государства («policy») и реальным её осуществлением на уровне ведомств, корпораций, которое происходит в условиях «бюрократической политики» и борьбы между группами интересов (то, что именуется в политологии термином «politics»). На практике сложился комплекс из несколько базовых установок реальной политики центральных властей на Дальнем

Востоке:

- сохранение за регионом статуса периферии и ресурсно-сырьевого резервуара для поставок в европейскую часть России и получения доходов от экспорта в страны АТР;

- доминирование государства и недостаточное развитие среднего и малого бизнеса, обслуживающего крупные предприятия, в экономике региона, которая основана на сырьевой отрасли;

- противоречивое отношение к участию иностранцев в освоении ресурсов Сибири и Дальнего Востока, особенно КНР и США, по созданию правовых гарантий для инвестиций и особых, льготных условий (таможенных, налоговых, тарифных, внешнеторговых и др.) и отсутствие специальных выгод для отечественного частного бизнеса с целью его привлечения в регион .

В пятой главе «Внешнеполитическая стратегия России по предотвращению угроз и вызовов национальной безопасности в отношениях с ведущими странами АТР» автор проанализировал взгляды политической элиты РФ и стран «северотихоокеанской четверки» в контексте национальной безопасности России, выявил их различия и точки взаимодействия, а также провел анализ внешнеэкономического взаимодействия Дальневосточных субъектов РФ со странами «северотихоокеанской четверки» т.е. Японией, КНР, Республикой Кореей, США. Кроме этого сделан комплексный анализ закономерностей и особенностей экономической кооперации Дальневосточных субъектов со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, влияние этого процесса на текущее и перспективное развитие Дальнего Востока России, дана оценка взаимосвязи региональной экономики с международным рынком в бассейне Тихого океана в области внешней торговли и движения капитала .

В начале XXI в. в СВА сложилась ситуация, когда решение ключевых проблем региональной безопасности в значительной степени зависит от ведущих государств региона, прежде всего от КНР, России и США. Из этого вытекает необходимость развития их отношений в контексте позитивного разрешения взаимных противоречий на многосторонней основе с целью снижения вероятности региональных и субрегиональных конфликтов. В Концепции внешней политики Российской Федерации 2013г. основными задачами в укреплении национальной безопасности России являются защита геополитических рубежей и территорий и обеспечение достойной роли России в мировой политике. В регионе имеются три ядерных государства (КНР, США, Россия), а также существует потенциальная возможность расширения «ядерного клуба» (Япония, КНДР и Республика Корея). Имеются основания утверждать, что к этому клубу скоро примкнёт и КНДР, несмотря на международные санкции, разрабатывает компактные ядерные заряды и соответствующие средства доставки. В качестве ответной реакции появится вероятность дальнейшего расширения «ядерного клуба» за счет Японии и Республики Кореи (если США допустят такой ход событий). В этой связи необходимо прямое участие России в углублении регионального сотрудничества в интересах укрепления режима нераспространения ядерного оружия .

в складывающейся ситуации - как на краткосрочную, так и на долгосрочную перспективу - у России не остается иного выбора, кроме как оставаться мощной ядерной державой. Прогнозирование (и, в том числе, форсайтинг) должно стать одним из важнейишх направлений государственной политики. В Северо-Восточной Азии нет никаких международных структур поддержания мира и безопасности. Во внешней политике необходимо создать механизм реального партнерства между Россией и странами СВА (при участии США). Ключевым геополитическим вопросом является транзит энергоресурсов в Евроазиатском регионе .

В главе показано, что формально Дальний Восток и Сибирь не занимают видного места в американской внешней политике. Однако это не означает отсутствия к ним интереса со стороны Вашингтона. С одной стороны, будучи глобальным игроком, Соединенные Штаты пристально отслеживают ситуацию с разработкой Сибирских ресурсов. С другой, интенсивное развитие ДВ (если оно состоится) повлечет за собой усиление позиций России на Тихом океане, что не может не отразиться на позиции США, учитывая их жизненные интересы в регионе. Интерес

США к российскому Дальнему Востоку носит, скорее, опосредованный характер:

ограничить рост влияния Китая на востоке России, предотвратить создание российско-китайского альянса, содействовать стабильности своего важнейшего партнера по региону - Японии (в том числе, посредством обеспечения ее энергетических запросов), предотвратить возникновение угроз безопасности для США и их союзников (Японии и Южной Кореи), проистекающих из этого региона .

Автор отмечает, что сегодня ЬШР является одним из главных полюсов в формирующемся многополярном мире, что фактически ставит Китай в двойственное положение. С одной стороны, Пекин ратует за стабильность в развитии мировых процессов, а с другой, - готовит почву для внесения серьезных корректив в сложившийся мировой порядок или, по крайней мере, старается придать ему свое толкование таким образом, чтобы они отвечали новым интересам и возможностям Китая как становящейся супердержавы .

Основной целью китайской внешней политики последних десятилетий является задача создания и сохранения долгосрочного внешнего мирного окружения страны, благоприятного для дальнейшего экономического развития КНР. Отметим, что задача создания мирного, добрососедского окружения вокруг Китая остается главной и ключевой в XXI в. Так бьшо заявлено с трибуны XVII съезда КПК. В политическом докладе лидер Ху Цзиньтао призвал партию и народ ЬСитая к открытости внешнему миру, к повышению уровня экономики открытого типа. В докладе было подчеркивалось, что продолжая политику расширения внешних связей, еще лучше «привлечь к себе» с «собственным выходом за рубеж»; важно расширять сферу открытости, оптимизировать ее структуру и качество, улучшать взаимовыгодную, безопасную и высокоэффективную экономическую систему открытого типа .

Согласно официальной позиции КНР, среди ее приоритетов на первом месте стоит экономическое развитие, на втором - сохранение суверенитета и территориальной целостности страны, на третьем - поддержание безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вторая проекция - участие Китая в интеграционных процессах в регионе и доступ к природным ресурсам других стран, прежде всего РФ. Китай рассматривает Россию как второго после США игрока в вопросах стратегической стабильности и в ракетно-ядерной сфере и, одновременно, как важный источник поставки энергоресурсов, научных технологий и военнотехнической продукции. Восточные районы России рассматриваются Пекином не только как богатая ресурсами часть Российского государства, но и как территория, входящая в Северо-Восточную Азию .

В Пекине считают, что постепенно регион Северо-Восточной Азии становится полем, где развертываются процессы, направленные на укрепление региональной безопасности и стабильности. Эти процессы идут сложно и противоречиво, но в целом - в поступательном направлении взаимного мира и сотрудничества, в чем заинтересованы все его участники и, прежде всего, великие державы - КНР, РФ, США и Япония .

В течение почти тридцати лет шли переговоры Китая и России, позволившие завершить демаркацию и юридическое установление почти 4300-километрового восточного и западного участков границы. 21 июля 2008 г. в Пекине был подписан дополнительный протокол-описание российско-китайской границы, который вступил в силу 14 октября 2008 г. Таким образом, Пекин и Москва решили для себя практически все основные территориальные споры. Документы, урегулировавшие пограничное размежевание, заложили основы долгосрочного политического и экономического сотрудничества, названного «стратегическим партнерством» .

Российский Дальний Восток занимает особое место в политике Китая. С учетом взаимных интересов стран-соседей ведутся результативные поиски основ для дальнейшего взаимодействия и совместного развития этого региона, являющегося одной из давних и постоянных сфер китайского влияния, с целью содействия тем самым благоприятному развитию северо-восточных провинций Китая. Стратегия Пекина в сфере военной безопасности направлена на предотвращение войны путем осуществления превентивных мер политического, дипломатического, экономического и военного характера, направленных на создание благоприятных условий вокруг Китая и уменьшение факторов нестабильности .

Серьезную озабоченность в Китае вызывает развитие в международных отношениях таких негативных тенденций, как попытки ослабить роль ООН и ее Совета Безопасности в урегулировании конфликтных ситуаций, укрепление и расширение военных блоков, подмена международного права силовым давлением вплоть до военного, использование тезиса о «превосходстве прав человека над суверенитетом» и теории «хуманитарного вмешательства» для посягательств на суверенные права независимых государств. КНР пытается активно реализовать популярную в стране концепцию стратегического треугольника «Китай — США Россия». По ней политическое расстояние между американским и китайским и российским и китайским «углами» должно быть ближе, чем между российским и американским. Следует отметить некоторую двусмысленность в отношениях России и Китая. На официальном уровне все выглядит оптимистично. Но тема прошлых российских «преступлений» культивируется в сознании китайцев под воздействием правительственной пропаганды. Угроза национальной безопасности России со стороны КНР сегодня не носит явного характера и должна рассматриваться в качестве вероятной. Это объясняется высокой степенью неопределённости будущего внутреннего развития Китая и возможных изменений принципов его внешней политики, особенно вследствие его успехов в экономике и технологическом прогрессе, а также появления «нового национализма» у представителей молодого поколения. Опасения вызывает растущая разница демографических потенциалов двух стран - перенаселенный Северо-Восточный Китай и стремительно пустеющие Сибирь и Дальний Восток. В итоге тесное соседство с Китаем помогает российским приграничным регионам не только экономически выживать и развиваться, но параллельно формирует целый комплекс опасностей (демографических, экологических, экономических и т.п.) .

Формально Сибирь и Дальний Восток не занимают видного места в американской внешней политике. Однако сегодня интерес США к российскому Дальнему Востоку носит, скорее, опосредованный характер: ограничить рост влияния Китая на востоке России, предотвратить создание российско-китайского альянса, содействовать стабильности своего важнейшего партнера по региону Японии, предотвратить возникновение угроз безопасности для США и их союзников из этого региона (Японии и Южной Кореи) .

По мнению автора, во многом определять выбор итоговой стратегии национальной безопасности России будет политика национальной безопасности Японии, КНР и Республики Корея .

В отношении России Япония вьаделяет следующие три момента:

- проблема северных территорий и отсутствие мирного договора;

- военный потенциал России, включая ядерное оружие в сопоставлении с растущей японской военной мощью (особенно на море);

- неопределенность в развитии российских Вооруженных сил на Дальнем Востоке .

При этом основными источниками угроз безопасности и стабильности для Японии в регионе являются Северная Корея и Китай. Поэтому с момента окончания Второй мировой войны Япония выступает за военное присутствие США в АТР как главного гаранта военно-политической стабильности в регионе. В стратегическом плане Японию беспокоит сближение России с Китаем. Кроме того, во внешнеполитических и военных доктринах прослеживается усиление интереса Японии к евразийскому региону, ресурсам Прикаспия и, следовательно, странам Центральной Азии и Закавказья, что может повлиять на отношение к России .

Корейский полуостров остается для всего региона узлом повышенной политической напряженности, обусловленной соприкосновением и соперничеством интересов соседних держав: Китая, Японии, России и США. В отношениях с Россией политические и стратегические интересы Кореи преобладают над экономическими .

Южная Корея связьшает с политикой на российском направлении собственные прагматические расчеты: обеспечение поддержки Москвой политической линии Сеула в отношениях с КНДР и использование возможностей России для оказания сдерживающего влияния на Пьхеньян; получение максимально широкого доступа к российским природным ресурсам; целенаправленная работа с общинами этнических корейцев, проживающих на территории России .

Сегодняшняя стратегия южнокорейского руководства ориентирована на США как на условие обеспечения национальной безопасности Республики Корея, для поддержания регионального баланса сил в СВА и для определения совместной северокорейской политики. Однако Россия восстанавливает свое экономическое и политическое присутствие в АТР и может стать страной, оказывающей активное влияние на Корейский полуостров. Главной текущей угрозой безопасности в регионе является ситуация вокруг Северной Кореи. Проблема ракетной и ядерной программ Пхеньяна усугубляется тяжелой социально-экономической ситуацией в стране .

Автор отмечает, что в современных условиях самое целесообразное - это политика балансирующей равноприближенности к мировым лидерам, которая подразумевает максимальное использование имеющихся у России рычагов воздействия на мировую политику; недопущение чрезмерного усиления отдельных геополитических центров; использование имеющихся между ведущими мировыми державами противоречий; применение во внешней политике принципа сбалансированных уступок .

Проведенный анализ концепций безопасности ключевых стран «северотихоокеанской четверки» показывает, насколько по-разному они видят происходящие события, что обусловлено национальными интересами участников международных отношений на Дальнем Востоке. Причем проблемы и разногласия более серьезны и взрывоопасны между Японией и Китаем, между США и Китаем, чем отношения России с любой из этих сторон. Данное положение дает основание говорить о значительных дипломатических возможностях России в диалоге с этими странами .

Вашингтон видит в быстром экономическом росте и растущих военных расходах Китая угрозу своей безопасности. Однако при сложившемся балансе сил в регионе в ближайшее время радикальных изменений произойти не должно, ибо существует определённая паритетная равновесность. Американские политологи обращают особое внимание на укрепление оси двусторонних оборонительных связей США и их региональных союзников, а также ключевое значение американокитайских отношений в деле создания региональных режимов безопасности .

Рассматривая отношения США с Китаем, бесспорный авторитет в этой области исследований Г. Хардинг рекомендует Вашингтону проводить селективную политику в отношении Пекина. Последняя означает поощрение расширения двусторонних экономических и политических связей КНР со своими соседями, а также многостороннего сотрудничества в рамках АТР .

Автор исследования приходит к вьшоду, что в XXI веке АТР для Российской Федерации приобретает новое значение. Ее отношения с большинством стран субрегиона теперь носят характер доверительного стратегического партнерства. Это новая, более высокая форма международного сотрудничества, свидетельствующая о значительной общности взглядов каждого из партнеров на перспективы развития, а следовательно, и всего субрегиона. Еще одной особенностью сотрудничества России со странами «северотихоокеанской четверки» становится ее многовекторность. Об этом свидетельствуют соглашения РФ и КНР по пограничным вопросам, а также расширение двусторонней торговли, крупномасштабное сотрудничество в области энергетики, партнерство в рамках ШОС и т. д. В политической области она отражает курс РФ на расширение численности своих партнеров и стремление конструктивно, по-деловому откликаться на все значительные проблемы, возникающие в регионе .

Это проблема распространения средств массового уничтожения, ядерная ситуация в КНДР, всплеск терроризма .

Анализ содержания заключенных в последние несколько лет договоров и соглашений показывает: помимо традиционного пункта о поставках Россией своим партнерам энергетических ресурсов, в них появились статьи о взаимодействии в области космонавтики, высоких технологий, науки и техники, обучении студентов в высших учебных заведениях России и т. д .

В Заключении диссертации подводятся основные итоги исследования, формулируются выводы и обобщения, вытекающие из содержания работы .

Комплексное исследование государственной политики обеспечения национальной безопасности в пограничном пространстве Дальнего Востока в конце XX - начале XXI веков позволило сделать выводы, что политика обеспечения национальной безопасность имеет сложную структуру. Макросистема «политика национальной безопасности» включает множество социальных подсистем. Наиболее значимыми среди них являются системы: экономической, социальной, политической, оборонной, информационной, научно-технологической, генетической и экологической безопасности; обеспечение национальной безопасности; жизненно важных интересов; национальных ценностей и целей .

Во второй половине XX века советская наука фактически игнорировала категорию национальной безопасности, предпочитая фокусировать свое внимание в основном на проблемах противоборства социальных систем и международной безопасности. Понятия «национальные интересы», «национальная безопасность»

бьши для советских ученых «буржуазными измышлениями», изобретенными «апологетами» политического реализма для обоснования агрессивной империалистической политики Запада. В тех случаях, когда речь шла об интересах СССР или других стран социализма, советские международники предпочитали использовать государство-центричные термины - «безопасность СССР», «государственная безопасность», оставляя в стороне такие важнейшие компоненты национальной безопасности, как безопасность общества и личности. Российским ученым и политикам пришлось осваивать категорию «национальной безопасности»

фактически «с нуля» и в острых дискуссиях решать, каким конкретным содержанием наполнить это достаточно абстрактное понятие. Советские концепции международной безопасности бьши не просто идеологизированными, они бьши выстроены «для нужд» периода конфронтации между двумя общественными системами эпохи «холодной войны» .

В конце XX - начале XXI веков, когда изменились само понятие международной безопасности и геополитическая ситуация в мире, поменялись внешнеполитические приоритеты России и система ее военно-политических союзов, старые концепции просто перестали соответствовать современным реалиям. Распад СССР и прекращение глобальной военно-политической конфронтации между социализмом и капитализмом резко изменили соотношение между военными и невоенными аспектами национальной и международной безопасности. Для России на передний план вьшши так назьшаемые «мягкие» (невоенные) факторы безопасности. Поскольку реальной военной угрозы извне для России не существовало, то вопросы «жесткой»

(военной) безопасности потеряли свою былую значимость. Российское руководство оказалось перед совершенно новым для него спектром проблем, требовали настоятельного решения: незащищенность новых границ РФ, незаконная миграция, терроризм, наркоторговля, контрабанда, религиозный, национальный и политический экстремизм, сепаратизм, притеснения русскоязычных в бывших советских республиках, массовые заболевания и эпидемии (СПИД, мультирезистентный туберкулез, дифтерия, гепатит и, наконец, организованная преступность) .

Для решения этой исследовательской проблемы были сформулированы задачи, которые бьши вьшолнены. В процессе решения задач выстроилась авторская концепция, которая представлена к защите. Достоверность работы основана на используемых источниках, которые неоднократно перепроверены.

В процессе исследования выявлены особенности Дальневосточного региона России:

малозаселенность, сложные природно-климатические условия, продолжающийся отток населения, неоднородность девяти субъектов РФ в регионе по степени социально-экономического развития, обеспеченности природными богатствами, людскими ресурсами, уровнем жизни населения т.п .

Исследование показало, что в этих условиях более благоприятным становится юг Дальнего Востока, который стоит в авангарде, являясь локомотивом модернизационного развития всего Дальневосточного региона. Представляется важным, что впервые за последние десятилетия было уделено особое внимание региональному аспекту развития России и была принята государственная программа «Социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 года». Появляется реальная возможность совмещения отраслевых и корпоративных стратегий, в том числе в области топливно-энергетического комплекса, с тем видением, как могут и как должны развиваться ее восточные регионы России .

Национальная безопасность включает в себя все виды и сферы безопасности личности, общества и государства. Она выражается в потребности личности, общества и государства в устойчивом прогрессивном развитии, имеет свою историю, закономерности и законы развития. Государство является главным субъектом обеспечения безопасности личности и общества. Цель государства - управлять состоянием нормальной жизнедеятельности людей и возводить порядок, обеспечивающий их безопасность .

Основными структурными элементами социально-политической системы «национальная безопасность» автору представляются национальные интересы, национальные ценности, национальные цели, средства, органы, силы, ресурсы, принципы и меры обеспечения национальной безопасности. Система обеспечения национальной безопасности России в XXI веке должна формироваться с учетом и на основе взаимозависимосги и взаимообусловленности социально-экономических, социально-политических, военно-политических, экологических, научно-технических, информационных, культурологических потенциалов страны .

Основу теории национальной безопасносги представляют следуюище понятия:

«национальная безопасность», «национальный интерес», «жизненно важный интерес», «угроза», «опасность», «политика обеспечения безопасности» .

Социально-политический характер безопасности позволил выявить причины и закономерности национальной безопасности реформирующейся новой России в сферах человеческой деятельности. Объективность безопасности предостерегает от впадения в фатализм, побуждает государственных и политических деятелей целенаправленно искать пути обеспечения безопасности личности, общества и государства .

Политологический анализ как метод исследования социально-политических систем помогает раскрыть роль и значение всех субъектов обеспечения национальной безопасности реформирующейся новой России, правильно определить национальные цели и основные направления деятельности личности, общества и государства в различных сферах жизнедеятельности по их достижению. Он также позволяет видеть политику как конкретную деятельность субъектов обеспечения безопасности по достижению национальных целей, проследить зарождение и истинную роль государства в обеспечении национальной безопасности. Определение политики как феномена деятельности является наиболее жизненным и научным .

Методы исследования подразумевают сбор, изучение, обобщение и интерпретацию материалов о направлениях и результатах деятельности отдельных личностей, социальных групп и институтов, анализ их интересов и ценностей с целью выработки политики и стратегии обеспечения национальной безопасности страны на различных этапах ее цивилизационного развития.

Политологический анализ национальной безопасности базируется на общих социологических методах:

наблюдении, контент-анализе, опросе и др. Отличительной особенностью его является сужение предметной области и ограничение ее лишь деятельностью личности, общества и государства по реализации политики и стратегии обеспечения национальной безопасности. Приведенные методы исследования проблем национальной безопасности являются общими и могут бьггь применимы для изучения всех предметных сторон изучаемого объекта .

Понимание национальной безопасности как комплекс организационных, социально-экономических, политических и иных мер, обеспечивающих защиту жизненно важных интересов личности, государства и общества во всех сферах жизнедеятельности от внутренних и внешних угроз и опасностей, и обеспечивающее устойчивое развитие, учитьшает современные процессы глобализации в широком смысле, предполагает учет в политике обеспечения национальной безопасности объективных и субъективных, внешних и внутренних факторов, нацеливает государство на принятие мер по созданию безопасных условий для граждан в каждой сфере общественной жизни .

Россия, 2/3 территории которой лежит в Азии, оказалась на периферии интеграционных процессов, занимая менее 1% в объеме межрегиональной торговли стран АТР. На фоне быстрого экономического и демографического роста целого ряда азиатских стран экономическая отсталость, малозаселенность и все возрастающий миграционный отток населения с Дальнего Востока России становились факторами, угрожавшими безопасности страны. Пограничное пространство Дальнего Востока территория, на которой сконцентрированы приоритетные для России национальные интересы в XXI в. и где сталкиваются интересы главных участников геостратегического процесса в борьбе за ресурсы. Национальные интересы России на Дальнем Востоке состоят в обеспечении безопасности, сохранении территориальной целосгносги и преемственности курса, устойчивости и стабильности власти, ускорении темпов социальных преобразований, позволяющих совершить технологическую модернизацию на основе стратегии «равноприближенности» к мировьм лидерам и манипулятивном использовании противоречий между ними .

Фактом такой государственной расточительности стало отношение Центра к Дальнему Востоку, когда политика социально-экономического контроля сменилась на требование самостоятельности в организации своего развития каждого из субъектов РФ на Дальнем Востоке. Разрыв традиционных связей между краями и областями региона усугубился разрывом связей с европейской частью России, который в значительной степени бьш связан с подорожанием перевозки 1 тонны' груза за километр расстояния с 0,3 коп. в 24 ООО раз. Это мгновенно сказалось на себестоимости продукции, в которой транспортные расходы составили 70%, тогда как перевозка грузов в страны АТР составила только 25% себестоимости продукции .

Эта ситуация ориентировала все дальневосточные субъекты Российской Федерации на самостоятельный поиск партнеров в сопредельных странах АТР в условиях отставания в экономическом развитии на целую технологическую эпоху .

Оценивая эту ситуацию, японцы назвали Дальний Восток России, в котором так стремительно произошел экономический разрыв между субъектами, «регионом упущенных возможностей» .

Центр экономической реформы объективно сместился в регионы, что потребовало осуществить реальную регионализацию экономической политики .

Каждый дальневосточный субъект определял свой путь выживания в очевидно надвигающейся катастрофе: износ основных фондов достиг критического уровня в базовых отраслях промышленности, объем инвестиций сократился на 79%, объем продукции на 60%, да и она не находила сбыта: внутренний рынок не был развит, в центр страны везти не позволяли высокие транспортные затраты .

Историческое пространство для формирования и реализации новой государственной политики обеспечения безопасности на Дальнем Востоке, как и в целом в России, своими корнями уходило в дореволюционный период своего развития, где были свои специфические обстоятельства .

Государственная политика обеспечения национальной безопасности формировалась в условиях ослабления и разрушения социалистической системы хозяйствования, происходивших под влиянием изменений в идеологии Политбюро ЦК КПСС и принятия прорыночных нормативных правовых актов, в условиях острой политической борьбы, когда признание необходимости реформ сопровождалось их сдерживанием .

Руководители администраций дальневосточных субъектов Российской Федерации, проводившие реформы на местах, не обладали знаниями в области общей идеи преобразований. Непоследовательность и мало оправданные резкие повороты от одной крайности к другой объяснялись неясностью объективной логики реформ, в связи с чем логика определялась непосредственно в общественной практике через огромные дополнительные издержки. Ими не бьши учтены минимум факторы трех групп: исходного состояния каждого субъектов РФ на Дальнем Востоке России, объективная логика необходимых преобразований, реальная практика региона Дальнего Востока по своему собственному преобразованию .

Формирование новой государственной политики обеспечения безопасности и защиты национальных интересов в Дальневосточном регионе проходило в обстановке чрезвычаЙ1ю сильной дифференциации стартовых условий в различных регионах, различия внутрирегиональных условий воспроизводства, ресурсной базы, а также целевых ориентиров в развитии предполагало разработку и реализацию адаптированных к этим особенностям экономических политик в субъектах Федерации, с тем чтобы совокупность их давала возможность реализовать эффективную общенациональную стратегию развития. Государство фактически отказалось от привязанной к конкретным регионам промышленной политики, которая обязательно должна составлять сердцевину рьшочных преобразований, так как до тех пор, пока рьшочный механизм регулирования не набрал силу, эффективное распределение ресурсов должно обеспечиваться государственными механизмами .

В результате этих негативных тенденций произошло превышение предельных (или пороговых) значений - индикаторов, что привело к нарушению политической, социальной, экономической стабильности, вызвавшему массовый отток из региона экономически активного населения с высшим образованием и специалистов. В течение последних двух десятилетий сохранялась ситуация, когда количество прибывающих стремительно уменьшалось. Последний зафиксированный максимум численности населения Дальнего Востока был отмечен 1 января 1991 г. - 5, 4 % населения РФ (8 064 тыс. чел.). После этого наблюдалось стабильное сокращение численности. С 1991 по 2012 гг. регион потерял 22,1% населения, то есть 1 800 тыс .

чел .

Разработка и принятие региональной политики отставали от саморегулирующих процессов формирования политико-экономического пространства. Подавляющая часть руководителей разных уровней власти и государственных органов не знали и не учитывали местные экономикогеографические особенности, производственную, социальную базу, в которой разворачивалась новая общественно-политическая ситуация .

Опережающее развитие всех основных сфер жизнедеятельности напрямую зависит от роста инновационных технологий, причем со временем эта зависимость экономики от науки становится все сильнее. Вместе с тем, в России к началу второго десятилетия XXI века сформировались губительные факторы, не дающие возродиться инновационной экономике: уничтожение смыслов и ценностей, «привязка» к Западу, отказ от государственного планирования и целеполаганий, переход от работы к имитации деятельности, опора государственных структур на криминалитет .

Поддержка «инновационного климата^) в стране стала одной из важнейших функций государства. Государственная политика по поддержке развития инновационных процессов определяется финансовой базой, не позволяющей создать и в XXI веке хорошего «инновационного климата» в стране: Германия тратит на инновационные проекты больше средств, чем Россия в 4,5 раза, Япония - в 9,6 раза, США - в 26 раз .

В результате в экономике России прослеживается наличие 3,4 и только элементы 5-го технологических укладов с преобладанием 3-го и 4-го укладов, в условиях, когда развитые страны подготовили старт для перехода к 6-ому технологическому укладу (по системе «К-циклов» Н.Д. Кондратьева) .

Данный регион нельзя воспринимать как очерченное географическими границами экономически замкнутое пространство, развитие которого подчиняется исключительно принципам региональных отношений. И Россия, и регион уже «втянуты» в процесс глобализации. Судьбу российских реформ нельзя отрывать от глобального контекста, от размышлений о будущем мировой цивилизации и месте в ней отдельных государств, целых континентов и регионов. В этом смысле поиск Россией своего места в системе международных, политических и экономических отношений должен занимать не меньшее место, чем российская политика на Западе .

Дальний Восток России, обладая уникальными природными ресурсами, сильной научной базой ДВО РАН и вузов, мощной современной производственной базой военно-промышленного комплекса, способен определить и реализовать новое качество своего развития, соответствующие требованиям XXI века. Для этого нужна политическая воля лидеров властных структур субъектов РФ на Дальнем Востоке и государственная поддержка. Общим для всех субъектов РФ на Дальнем Востоке являлась интеграция существовавшего научного, технического, технологического и инновационного потенциала, а также высококвалифицированных кадров, информационных ресурсов научно-образовательного комплекса, производственной структуры различных форм собственности с инициативой, предприимчивостью предпринимателей .

Наслоение разноплановых проблем военно-политического, правового, социально-экономического, технологического и нравственного характера, безусловно, обострили важную проблему обеспечения национальной безопасности в Дальневосточных субъектах Российской Федерации .

В настоящее время проблемы в политике обеспечения безопасности обусловлены возрастанием геополитической и геоэкономической роли Дальнего Востока в начале XXI века. С одной стороны, ресурсы и территориальное пространство этого региона становятся основой для обеспечения социальноэкономического прогресса России, оказьшают существенное влияние на формирование ее будущего облика, внутреннюю и внешнюю политику. С другой эти ресурсы превращаются в ключевой фактор в определении ее азиатской политики в целом и двусторонних отношений со странами АТР. Успех в развитии восточных районов страны - гарантия динамики экономического роста и прочного положения России на мировой арене, неуспех - серьезный барьер, не только не позволяющий ей претендовать на более значимую роль в Восточной Азии, но и пробуждающий призрак угрозы экономической колонизации региона иностранными державами .

За минувшее десятилетие вне России сформировался устойчивый взгляд на ее сибирскую и дальневосточную часть с позиции концепции «общего достояния человечества», достояния не только России, но и всего мира .

Китай и США проявляют особый интерес к этим территориям. Суть проблемы, требующей разрешения, заключается в том, в какую конфигурацию сложатся интересы Москвы, Пекина и Вашингтона над пространствами Сибири и Дальнего Востока, будет ли эта конфигурация выстроена в интересах сотрудничества или станет основой для различных проявлений конфронтации, и каким образом грядущая трансформация бывшей периферии мировой политики, каковым сегодня является пространство Сибири и Дальнего Востока, скажется на характере международных отношений на Тихом океане и в мире?

Априори представляется, что в вопросах, касающихся Сибири и Дальнего Востока, российские национальные интересы, интересы собственно сибирских и дальневосточных территорий и интересы КНР и США совпадают далеко не всегда, порой противоречат друг другу, что изначально ставит под вопрос возможность сотрудничества .

Прагматичный Китай намеревается привлечь все возможные ресурсы для модернизации промышленной базы своего Северо-Востока. Следствие этого активная пропаганда в КНР идеи координации этого плана с российскими планами по развитию Дальнего Востока. При этом получение доступа к природным ресурсам Сибири и Дальнего Востока Пекин рассматривает как стратегическую задачу .

Интерес США к тихоокеанской России носит, скорее, опосредованный характер:

ограничить рост влияния Китая на востоке России, предотвратить создание российскокитайского альянса, содействовать стабильности своего важнейшего партнера по региону Японии (в том числе, посредством обеспечения ее энергетических запросов), предотвратить возникновение угроз безопасности для США и их союзников (Японии и Южной Кореи), проистекающих из этого региона. Отсутствие прогресса в сфере демократии в России по-прежнему будет удерживать Белый дом от поддержки американских компаний, заинтересованных в доступе к сибирским ресурсам, что, в свою очередь, снижает их шансы в конкурентной борьбе за благосклонность российского правительства при выборе партнеров. Целью США в борьбе со своими конкурентами на мировом рынке является сдерживание их экономического роста и снижение конкурентоспособности .

Отношениям России и КНР как субъектам мирового хозяйства присущи дисгармонии - по типу экономики, мотивам и темпам экономического роста, по композиции отраслей, уровню индустриальности и инновационному потенциалу, по методам управления, различной встроенности в мировой товарообмен и финансовую архитектуру, по различной ресурсно-сырьевой обеспеченности. Эти дисгармонии уже сейчас (или в перспективе) могут проявиться между Москвой и Пекином в их подходах к ключевым вопросам строительства нового мирового порядка, в трактовке ими США как ключевого элемента этого миропорядка .

Россия - в силу своих геоэкономических особенностей (обширной территории, достаточных сырьевых ресурсов, евразийского расположения, уровня индустриального развития и композиции своей, преимущественно «советской», экономики), в силу проевропейской ментальности ньшешней российской элиты разделяет частично некоторые реформаторские начинания Китая в отнощении мирового порядка, однако имеет здесь и свои собственные мотивации. Не будучи жёстко мотивирована демографией, безальтернативной потребностью форсированного роста и экспорториентированного производства, Россия в меньщей степени зависима от мирового экспортного рьшка и не так сосредоточена на глобальных условиях товарообмена, его валютно-финансовых измерениях, в силу чего китайско-американский спор о валюте для нее мало актуален. Её встроенность в мировую экономику пока определяется экспортом энергоносителей, где условия ценообразования носят более сбалансированный характер и зависят от глобально взвешенных циклов производства и потребления .

Россия для японских стратегов остается значимой величиной, в том числе не только потому, что она обладает еще достаточно мощным военным потенциалом, но и потому, что не исключено сближение России с Китаем, что беспокоит Японию в стратегическом плане. Япония теряет практический интерес к развитию энергетических проектов на территории России, за исключением разработки сахалинских месторождений .

Интерес Японии в отношении России представлен только необходимостью решения территориальной проблемы, а с точки зрения безопасности сконцентрирован исключительно на военно-политическом аспекте. Очевидно, что для японской стороны достижение политических целей в сотрудничестве с РФ довлеет над экономической составляющей. Развитие взаимных отношений России и Японии зависит от решения проблемы «северных территорий». Причем, проблемы и разногласия более серьезны и взрывоопасны между Японией и Китаем, между США и Китаем, чем отношения России с любой из этих сторон. Данное положение дает основание говорить о значительных дипломатических возможностях России в диалоге с этими странами, хотя ни японская, ни американская стороны пока не учитывают российский фактор .

В целом, сферы национальных интересов России и конкретно российского Дальнего Востока сталкиваются с интересами «северотихоокеанской четверки» .

Проблема безопасности таких пространственно отдаленных пограничных и приморских регионов, как российский Дальний Восток, имеет н? только принципиальное теоретико-методологическое, но и практическое значение .

Реальная внешняя военная опасность для Российской Федерации уменьшилась, но потенциальная сохраняется, в силу того, что ведущие страны АТР не сокращают свои военные расходы, в то время как Россия сократила численность личного состава, боевых самолетов и вертолетов, кораблей ВМФ на дальневосточном направлении .

Военно-научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы ведутся в Соединенных Штатах в сотни раз больше, чем в России. Существует опасность региональных, локальных войн с применением всего арсенала обычных вооружений, в том числе в непосредственной близости от дальневосточных границ Российской Федерации .

Структурно система национальной безопасности представлена подсистемами безопасности личности, общества и государства в экономической, научнотехнологической, информационной, экологической, духовной, социальной, оборонной, политической сферах. Каждая из этих подсистем, в свою очередь, имеет внешние и внутренние аспекты. Для развития российского Дальнего Востока и Сибири наиболее предпочтительными сферами являются энергетика, транспорт, финансы, использование на контрактно-договорной основе иностранной рабочей силы для освоения Дальнего Востока и Сибири, особенно строительство объектов инфраструктуры: дорог, жилья, соцобъектов .

Итак, на базе существующих на территории Дальнего Востока ресурсов во внешнеэкономической сфере региона можно говорить о создании семи глобальных основных кластеров, которые реализуют преимущества системного развития и имеют существенное значение для социально-экономического развития дальневосточных субъектов. Среди них: топливно-энергетический, инновационный космический, авиа- и судостроительный, горнометаллургический, транспортно-логистический, агропромышленный, лесопромышленный, рыбохозяйственный. В структуре экспорта Дальнего Востока на продукцию этих кластеров планируется более 90% экспортных поставок продуктов и услуг .

В периодической печати, в трудах отдельных политологов нередко можно встретить утверждения о том, что «Восточная Сибирь и Дальний Восток стали самым слабьм звеном в экономической безопасности России», что позиции России в Восточной Азии «сотканы из высокопарных деклараций и подкрепляются в значительной мере военно-техническим сотрудничеством» и т. п .

Распространение получила и такая точка зрения: российских производителей в АТР до сих пор не воспринимают как серьезных партнеров. Такая, мягко говоря, односторонняя, а значит и необъективная позиция ведет к тому, что сегодня Россия и российский Дальний Восток предстают в информационном пространстве страны и за рубежом по большей части в негативном ракурсе, что не способствует их развитию и не отвечает интересам национальной безопасности нашего государства .

Подобные оценки, может быть, и способны, по замыслу критиков, побудить Россию к тому, чтобы в скоростном порядке изменить ситуацию в лучшую сторону, но вместе с тем свидетельствуют и о недостатке знания ими реального положения дел в Сибири и на Дальнем Востоке. Из их поля зрения исчезает, например, тот факт, что на российском Дальнем Востоке постепенно формируются предпосылки для подъема региональной экономики. В период 1999-2010 гг., например, темп экономического роста в Хабаровском крае был выше, чем по России в целом. Залогом успеха становится возрождение промышленного комплекса Дальнего Востока, в том числе отдельных предприятий оборонно-промышленного комплекса. Еще один убедительный пример - бурное развитие транспортной инфраструктуры, связывающей Дальний Восток и Запад в единый мегарегион. В регионе формируется благоприятный инвестиционный климат, позволяющий рассчитывать на приток инвестиций не только из-за рубежа, но и из центральных частей России. Экономика Дальнего Востока развивается в более сложной ситуации, чем экономика остальной части России. Бесспорно, Дальний Восток России имеет свои абсолютные и относительные преимущества в регионе. Это вьн-одное географическое геополитическое положение, разнообразные природные ресурсы. В этой части России еще действуют серьезные утяжеляющие факторы: высокие тарифы на электроэнергию, на перевозки .

Проэкспорториентированная политика - этого требуют объективные условия развития региона. С расширением же транспортных сетей в сторону центральных регионов России вырисовывается вполне реальная перспектива - помимо внешней торговли, Дальний Восток России будет ориентироваться на развитие более тесных связей с другими российскими регионами .

Накопленный опыт в российских регионах, ориентированных пока в основном на экспорт, а в скором будущем и на развитие интеграционных связей с внутренними регионами нащей страны, образует богатый материал для развития и совершенствования ее национальной концепции и стратегии развития, включая внешнюю политику, а с учетом особенностей регионов - региональных стратегий .

Разумеется, при этом нельзя закрывать глаза на старые и новые проблемы страны и ее отдельных регионов, но появление признаков к лучшему - налицо. Поддержка их со стороны государства является требованием нашего времени .

Экономическая безопасность означает создание экономической структуры, которая обладает потенциалом для эффективного экономического воспроизводства с использованием внутренних ресурсов, для удовлетворения основных потребностей народа и укрепления независимости страны и, в случае необходимости, для поддержания страны в течение определенного периода времени. Экономическая безопасность является краеугольным камнем независимости и суверенитета Российской Федерации .

Принятая государственная программа создает условия для эффективного развития имеющих сравнительные преимущества в рьшочных условиях секторов регионального хозяйства и обеспечение на этой основе стабильного развития экономической системы Дальневосточного региона в рамках международного и внутрироссийского разделения труда, формирования комфортных стандартов жизни населения .

Изучение политики обеспечения национальной безопасности на Дальнем Востоке России позволило сделать вывод о том, что разработанные «Кластерные программы» становятся реальными для региона. Северный морской путь является связующим звеном для дальневосточных субъектов, а также соседствующих стран и российского ДВ, Федерального центра и субъектов РФ на Дальнем Востоке .

Несмотря на «сильный» внешний фактор, можно утверждать, что история формирования и реализации государственной политики защиты национальных интересов на российском Дальнем Востоке испытывала на себе воздействие системы внешних императивов. Проведение приватизации, смена форм собственности, нормативная правовая база, налоговая система, порядок регистрации фирм и т. д. воздействовали на формирование государственной политики обеспечения безопасности на российском Дальнем Востоке. Оставалась большая зависимость политики безопасности от механизмов и методов ее реализации федеральными и муниципальными органами власти. Авторское рассмотрение названных проблем характеризуется их тесной привязанностью к реалиям российской истории, что придает им доказательную силу, поскольку основой критериев истинности является исторический опыт конкретного региона, самого отдаленного и проблемного в России .

Чтобы найти объяснение этой ситуации, важно вспомнить слова великого российского реформатора П. Столыпина, который пророчески подчеркивал: «Оставить Дальний Восток без внимания бьшо бы проявлением громадной государственной расточительности» .

Исследованный исторический период, при всей его сложности и противоречивости, рассматривается как начальный этап формирования новой государственной политики обеспечения безопасности и защиты национальных интересов в пограничном пространстве Дальнего Востока. Не претендуя на полноту и завершенность исследования поднимаемой темы, автор считает, что разработанные методологические подходы могут быть полезны последующим исследователям, поскольку поднимаемая автором проблема нова, актуальна, она несет в себе множество возможных направлений новейших исследований. Остался не рассмотренным или освещенным с недостаточной глубиной довольно широкий круг вопросов, таких как проблемы продовольственной безопасности, взаимодействия органов власти субъектов Федерации и муниципальных органов. Не исследованы на сегодняшний день военно-политические проблемы конца XX. - начала XXI века .

Новые будущие исследования позволят создать более полную картину развития Дальнего Востока, одного из самых отдаленных, обширных и проблемных регионов России .

III. Список работ, опубликованных автором по теме диссертации Статьи в периодических изданиях перечня ВАК

1. Сидоров С.А. Дальневосточный федеральный округ в геополитическом пространстве России / С.А.Сидоров // Журнал научных публикаций аспирантов и докгораш-ов. 2008. - № 8. С. 59-62 (0,3 п.л.) .

2. Сидоров С.А. Социально-экономическая безопасность Дальневосточного федерального округа / С.А.Сидоров // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. 2008. № 9. С.61-67 (0,6 п.л.) .

3. Сидоров С.А. Государственные меры по обеспечению социальнодемографической безопасности Дальневосточного федерального округа / С.А.Сидоров //Право и политика. 2009. № 1. С. 39-43 (0,5 п.л.) .

4. Сидоров С.А. Современные тенденции геополитических процессов в зоне АТР / С.А.Сидоров // Национальная безопасность. 2010. № 3-4. С. 79-85 (0,8 П.Л.) .

5. Сидоров С.А. Концептуальные основы национальной безопасности:

ретроспективный анализ / С.А.Сидоров // Национальная безопасность. 2010. № 9-10 .

С. 9-22 (1,3 п.л.) .

6. Сидоров С.А. Национальная безопасность через призму международных отношений / С.А.Сидоров // Право и государство: теория и практика. 2010. № 8. С. 106п.л.) .

7. Сидоров С.А. Технологическая политика: региональный аспект / С.А.Сидоров // Право и государство: теория и практика. 2010. № 9. С. 138-141 (0,5 П.Л.) .

8. Сидоров С.А. Роль и место России в концепции национальной безопасности США / С.А.Сидоров // Право и государство: теория и практика 2010. № 12 .

С. 86-92 (0,7 П.Л.) .

9. Сидоров С.А. Государственная программа приоритетных направлений обеспечения национальной безопасности / С.А.Сидоров // Право и политика 2011. №

2. С. 188-195 (0,85 п.л.) .

10. Сидоров С.А. Концепция национальной безопасности КНР в контексте международной и национальной безопасности России / С.А.Сидоров // Право и политика. 2011. № 9, С. 1514-1542 (1,21 п.л.) .

11. Сидоров С.А. Оборонно-промьшшенный комплекс Дальнего Востока на рубеже веков: состояние и меры по сохранению и развитию / С.А.Сидоров И Исторические, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 2. С. 178-182 (0,8 п.л.) .

12. Сидоров С. А. Геополитическое положение ДФО. Проблемы международной интеграции в АТР / С.А.Сидоров // Право и политика. 2011. № 4. С .

579-587 (0,8 п.л.) .

13. Сидоров С.А. Особенности современных угроз и вызовов России:

региональный аспект / С.А.Сидоров // Исторические, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2011. № 3. С .

1 3 9 - 1 4 8 (1,1 П.Л.) .

14. Сидоров С.А. Государственная политика развития Дальнего Востока и Забайкалья в постсоветский период: цели и результаты / С.А.Сидоров // Вестник Белгородского государственного университета. Вып. 18. Серия: История, политология, экономика, информатика. 2011. № 7. С. 252-257 (0,6 п.л.) .

15. Сидоров С.А. Национальная безопасность России, Китая в контексте безопасности Японии и республики Корея / С.А.Сидоров // Право и государство:

теория и практика 2 0 И. № 6. С. 95-106 (1,2 п.л.) .

16. Сидоров С.А. Теоретические основы механизма формирования государственной политики России на базе системного подхода АТР / С.А.Сидоров // Право и политика. 2013. № 7. С. 889-897 (1,2 п.л.) .

17. Сидоров С.А. Экономика и природные запасы как ресурс внешней политики / С.А. Сидоров, В.А. Смоляков, Е.А. Фролова // Исторические, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики .

2013. № 1 1. С. 147-157(1,3 п.л.) .

Монографин

1. Сидоров С.А. Дальневосточный федеральный округ в системе национальной безопасности России: монография / С.А.Сидоров. Курск: Редакция журнала научных публикаций аспирантов и докторантов, 2009. 177 с. (10,23 п.л.) .

2. Сидоров С.А. Дальневосточный федеральный округ и страны АТР:

проблемы российской безопасности / С.А.Сидоров. Москва: Спутник+, 2013. 250 с .

( 1 5, 7 5 П.Л.) .

3. Сидоров С.А. Государственная граница как фактор геополитической безопасности России на Дальнем Востоке / С.А.Сидоров, В.Е.Степенко, А.В.Степенко

- Хабаровск Изд-во Тихоокеан. гос ун-та, 2013. 195 с. (11,45 п.л.) .

Научные статьи, доклады в прочих научных изданиях

18. Сидоров С.А. Демографическая и миграционная политика России на Дальнем Востоке / С.А.Сидоров // Актуальные проблемы формирования системы обеспечения интересов Российской Федерации в пограничной сфере: материалы Всерос. науч. практ. конф. Хабаровск: Хабаровский пограничный институт ФСБ России. 2005. С. 252-254 (0,2 п.л.) .

19. Сидоров С.А. Дальневосточный федеральный округ в экономике России и АТР / С.А.Сидоров И Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов .

Курск. 2008. № 10. С. 14-17 (0,3 п.л.) .

20. Сидоров С.А. Проблемы обеспечения безопасности в пограничном пространстве ДФО / С.А.Сидоров // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. Курск. 2008. Ха 1!. С. 47-54 (0,9 п.л.) .

21. Сидоров С. А. Международное приграничное сотрудничество как важнейшее направление реализации государственной пограничной политики / С.А.Сидоров // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. Курск. 2010. №

4. С. 55-60 (0,5 П.Л.) .

22. Сидоров С.А. Демографическая ситуация в ДФО как угроза национальной безопасности России: / С.А.Сидоров // Материалы XXIII Всероссийской науч. практ. конф. «Пограничная деятельность органов федеральной службы безопасности: практика, проблемы, пути решения». Хабаровск. 2010. 14 апреля. С. 352-358 (0,4 п.л.) .

23. Сидоров С.А. Международное пограничное сотрудничество России в Азиатско-Тихоокеанском регионе - важная составляющая процесса обеспечения национальной безопасности / С.А.Сидоров И Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук: ежемесячный научный журнал. 2010. № 5. Ч. 1. С. 307-310 (0,45 п.л.) .

24. Сидоров С.А. Функции границы в период глобализации / С.А.Сидоров // Экономические и правовые аспекты регионального развития: история и современность: материалы II Всерос. науч. практ. конф., с междунар. участием .

Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2010. - С 370-376 (0,4 п.л.) .

25. Сидоров С.А. Освоение Арктического шельфа как приоритетное направление внешней политики России / С.А.Сидоров // Современное развитие регионов России: экономический, социальный и политический аспекты: материалы Межрегион, науч. практ. конф. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2010 .

С. 1 0 0 - 1 0 3 (0,32 П.Л.) .

26. Сидоров С.А. Модернизация экономики (на примере предприятий Хабаровского края) / С.А.Сидоров // Региональная политика в России на современном этапе: материалы междунар. науч. практ. конф., посвященной 70-летию Адыгейского государственного университета. Майкоп: Изд-во Магарин О.Г., 2010. Т. 1. С. 153-161 (0,4 п.л.) .

27. Сидоров С.А. Приоритеты сотрудничества России со странами АТР / С.А. Сидоров // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук: журн .

науч. публик. М.: Институт Стратегических Исследований. 2010. № 7. С. 341-344 ( 0, 3 8 П.Л.) .

28. Сидоров С.А. Дальневосточный федеральный округ как объект региональной политики / С.А.Сидоров // Известия высших учебных заведений и научных организаций. Общественные науки: сб. науч. ст. Вып. 2. М.: МИИ Издат, 2 0 1 0. - С. 227-235(0,56 п.л.) .

29. Сидоров С. А. Продовольственная безопасность: региональный аспект / С.А.Сидоров // Проблемы и перспективы социально-экономического реформирования современного государства и общества: материалы междунар. науч. практ. конфер. М.:

Институт стратегических исследований, 2010. С. 163-166 (0,43 п.л.) .

30. Сидоров С.А. Дальний Восток - стратегическая база интеграции в СВА /

С.А.Сидоров // Современные проблемы гуманитарных и естественньгх наук:

материалы шестой междунар. науч. практ. конф. М.: Институт стратегических исследований, 2011. С. 276-279 (0,3 п.л.) .

31. Сидоров С. А. Субнациональный уровень многостороннего сотрудничества в СВА: роль российского Дальнего Востока / С.А.Сидоров // Экономические и правовые аспекты регионального развития: история и современность: материалы III Всерос. науч. пракг. конф. - Елабуга: Изд-во ЕГПУ,

2011. С. 26-30 (0,35 П.Л.) .

32. Сидоров С.А. Защита национальных интересов в пограничном пространстве Дальневосточного федерального округа / С.А.Сидоров // Вопросы безопасности России и постсоветского пространства: история и современность: сб. ст .

междунар. науч. практ. конф. Пенза: РИО ПГСХА, 2011. С. 125-130 (0,15 п.л.) .

33. Сидоров С.А. Проблемы механизма формирования и реализации национальных интересов России / С.А.Сидоров // Пограничная деятельность органов федеральной службы безопасности Российской Федерации по обеспечению национальных интересов государства в Дальневосточном федеральном округе:

материалы Всерос. науч. пракг. конф. Хабаровск, Хабаровский пограничный институт ФСБ России, 2011. Ч. 2. С. 353-358 (0,3 п.л.) .

34. Сидоров С.А. К вопросу о проблемах правового регулирования пограничной деятельности в субъектах РФ: региональный аспект / С.А.Сидоров // Social SCIENCE Общественные науки. Всероссийский научный журнал. М.: МИИ Наука. 2011. № 6. С. 269-274 (0,35 п.л.) .

35. Сидоров С.А. Российско-китайское приграничное сотрудничество:

политико-правовой аспект / С.А.Сидоров // Проблемы и перспективы социальноэкономического реформирования современного государства и общества: материалы IV Межд. науч. пракг. конф. М.: Институт стратегических исследований, 2011. С. 255-260 ( 0, 3 5 П.Л.) .

36. Сидоров С.А. Миграционная политика: сущность и основные понятия / С.А.Сидоров // Социально-гуманитарные науки: современные тренды в изменяющемся мире: материалы IV Межд. заочн. науч. практ. конф. Краснодар:

Премьер, 2011. С. 80-83 (0,5 п.л.) .

37. Сидоров С.А. Угрозы экономической безопасности России в Дальневосточном регионе / С.А.Сидоров // Закон и порядок: сб. материалов V Межд .

науч. практ. конф. Таганрог, 2012. С. 46-52 (0,45 п.л.) .

38. Сидоров С.А. Деятельность пограничных органов ФСБ РФ и других полномочных государственных органов по защите экономических интересов России на территории Дальневосточного федерального округа / С.А.Сидоров // Законность и правопорядок на современном этапе развития общества: сб. материалов Межд. науч .

практ. конф. Краснодар: ЦНТИ, 2012. Т. 1. С. 24-37 (0,85 п.л.) .

39. Сидоров С.А. Приоритетные направления политики обеспечения национальной безопасности Дальневосточных рубежей Российской Федерации / С.А.Сидоров // Современные социально-политические процессы в регионах России и мира: монография. Кн. 5. Краснодар: Центр социально-политических исследований «Премьер», 2012. С. 60-71 (0,8 п.л.) .

40. Сидоров С.А. Инновационный потенциал ДФО: состояние и перспективы развития / С.А.Сидоров // Проблемы инновационного развития территории: междисциплинарный подход: материалы Всерос. с межд. участ. науч .

пракг. конф. Пермь: Зап.-Урал. инт. экономики и права, 2012. Ч. 1. С. 537-553 (0,7 П.Л.) .

41. Сидоров С.А. Пограничная политика в пограничном пространстве ДФО :

проблемы, угрозы, перспективы / С.А.Сидоров // Таможенная политика на Дальнем Востоке: научпо-практический журнал. Владивосток: Владивостокский филиал Российской таможенной академии. 2012. № 3. С. 35-45 (1,45 п.л.) .

42. Сидоров С.А. ОПК Дальнего Востока: состояние и перспективы развития / С.А.Сидоров // Гражданская война и военная интервенция на Дальнем Востоке:

уроки истории: сб. материалов науч. конф. Владивосток: Изд-во ДВФУ, 2012. С. 3 0 5 П.Л.) .

43. Сидоров С.А. Кластерная стратегия развития Дальневосточного федерального округа / С.А.Сидоров // Региональная экономика, инвестиции, инновации, социально-экономическое развитие: теория, методология и концепция модернизации: материалы Междунар. науч. практ. конф. М., 2013. С. 21-49 (1,3 п.л.) .

–  –  –

ПОЛИТИКА РОССИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

В ПОГРАНИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ X X I В В

Специальность: 23.00.02 - Политические институты, процессы и технологии

–  –  –

Отпечатано отделом оперативной полиграфии издательства Дальневосточный государственный медицинский университет 680035, Хабаровск, ул. М.-Амурского, 136






Похожие работы:

«АЛЕКСЕЕВ  Александр  Валерьевич УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ И СОСТАВ ХРОМИТОВЫХ РУД АЛАПАЕВСКОГО, ВЕРХ-НЕЙВИНСКОГО И ВЕРБЛЮЖЬЕГОРСКОГО АЛЬПИНОТИПНЫХ УЛЬТРАОСНОВНЫХ МАССИВОВ УРАЛА Специальность 25.00.11  - Геология,  поиски  и разведка твердых полезных ископаемых,  мине...»

«Каменева Татьяна Николаевна Трансформация семейно-брачных практик в обществе риска 22.00.04 социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук Белгород 2016 Диссертация выполнена на кафедре социологии и политологии ФГБОУ ВО "Курский...»

«Жуйков Андрей Алексеевич Информационная безопасность в условиях генезиса виртуального пространства трансформирующегося российского общества 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой с...»

«Леонов Аркадий Константинович РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ НАУКИ КАК СОЦИАЛЬНОГО ИНСТИТУТА 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени ка...»

«Ершов Вячеслав Вячеславович ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА ВОЕННОСЛУЖАЩИХ, ПРОХОДЯЩИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание у...»

«Арутюнян Андраник Варданович ОСОБЕННОСТИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В КОНТЕКСТЕ СТАНОВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Специальность...»

«Рамазанова Саида Ракиповна НРАВСТВЕННЫЕ ИМПЕРАТИВЫ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА 09.00.11Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Пятигорск – 2017 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высш...»

«БУХАРБАЕВА АСИЯ РАДОЛЕВНА П о л и т и ч е с к а я к о м м у н и к а ц и я в условиях л е г и т и м а ц и и и делегитимации власти в современной России Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой сте...»

«ЧИКИЛЕВА Елена Николаевна РАЗВИТИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РЕГИОНЕ: СОЦИАЛЬНО-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Пенза – 2018 Работа...»

«МИХЕЕВА Марина Владимировна Архив С. В. Рахманинова в Петербурге как источник изучения творчества и биографии композитора Специальность 17.00.02 — "Музыкальное искусстао" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения а/кі Санкт-Петербург 20П о 1 идр 2071 Раб...»

«Федорченко Вероника Сергеевна Международные структуры в процессе формирования стратегий национального государства 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва 2015 Работа выполнена на...»

«& ЧЕРНЯЕВА Алла Леонидовна ПРОБЛЕМЫ ЖАНРА СОВРЕМЕННОЙ СИМФОНИИ НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА Ю.В.ВОРОНЦОВА И А.В.ЧАЙКОВСКОГО Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусст...»

«Боева Елена Сергеевна НЕТРАДИЦИОННЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: ФАКТОРЫ РОСТА И О Ц Е Ш Ш НАСЕЛЕНИЯ 22.00.04 социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание учен...»

«Макаренкова Наталья Юрьевна СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУБЪЕКТОВ ПРОФИЛАКТИКИ ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических...»

«Рымко Григорий Александрович Теоретические проблемы тексто-музыкальной формы Специальность 17.00.02 — музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2014 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Московская государственная консерватория (университет) им. П.И.Чайковского...»

«БОРОДИН Евгений Андреевич ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СТАНОВЛЕНИЯ НООСФЕРНОГО ПРАВА: ИНВАЙРОНМЕНТАЛЬНЫЙ ДИСКУРС "ЖИВОГО ПРАВА" Специальность: 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Иваново – 2015 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Ивановский государственный университет...»

«Баженова Ольга Иннокентьевна СОВРЕМЕННАЯ ДЕНУДАЦИЯ В ОСТРОВНЫХ СТЕПЯХ СИБИРИ Специальность 25.00.25 геоморфология и эволюционная география АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук Томск – 2011 Работа выполнена в Учреждении Российск...»

«// Баранов Алексей Геннадьевич ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕЕ СУБЪЕКТОВ Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических н...»

«БАРЛЫБАЕВ Халиль Абубакирович АНТРОПОГЕННЫЕ ФАКТОРЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: социально-философский анализ Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук МО...»

«Анисимов Никита Сергеевич Нелинейное развитие: онтологический анализ 09.00.01 Онтология и теория познания по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов — 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чер...»

«Айвазян Диана Степановна КАСПИЙСКИЙ РЕГИОН В СИСТЕМЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ США, ЕС И КНР Специальность 23.00.04 Политаческие проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на со...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.