WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Ш Е Д И Й Мария Владимировна КОРРУПЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Спешюльность ...»

На правах рукописи

Ш Е Д И Й Мария Владимировна

КОРРУПЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ:

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

Спешюльность 22.00.04 - социальная структура, социальные институты и

процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертацш! па соискание ученой стенехн!

доктора социологических наук

15 О 20 !5

Москва - 2014

Диссертация выполнена на кафедре государственной службы и кадровой политики в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» .

Научный консультант: ТУРЧИНОВ Александр Иванович доктор социологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации

Официальные оппоненты:

ОХОТСКИЙ Евгении Васильевич, доктор социологических наук, профессор, Федеральное государственное образовательное бюджетное 'чреждение высшего профессионального образования «Московский государственный институт международных отношений (уштвсрситет) Министерства иностранных дел Российской Федерации», кафедра государственного управления и права, профессор;

Х Р И Л К О В Михаил Петрович, доктор социолоп1ческих наук, профессор .



Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования «Финансовый университет ири Правительстве Российской Федерашш», кафедра общего менеджмента, профессор;

КАБАНОВ Павел Александрович, доктор юридических наук, доцент, НИИ противодействия коррупш1и частного образовательного у1реждения высшего профессионалыюго образования «Институт экономики, управления и права (г. Казань)», директор .

Ведущая организация: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт соцнологин Российской академии наук .

Защита состоится 26 февраля 2015 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 504.001.18 по социологическим наукам в Федеральном государственном образовательном бюджетном учреждении высшего профессионального образования «Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Презвденте Российской Федерации» по адресу: 119571, г. Москва, пр. Вернадского, 84, корпус 6, ауд. 2076 .

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации: http://www.ranepa.n^/incoшing/aspirantura/theе518-Гог-(1еГепсе-2.Ыш1?(с1=96

Автореферат разослан «_[_» 12- 2014 года .

–  –  –

Актуальность темы диссертационного 11сс.'1ед0ва11ня обусловлена тем, что коррупция в С0преме11)10м России относится к числу наиболее острых проблем, в значительной степе}п1 препятствующих реатпзацнп социатьно-зкономпческой и политической стратегии ргивития страны и мешающих ее эффективному развитию .

За гюследиее время в рещении этой проблемы наметились позитивные перемены .

Об этом свидетельствует принятие ряда спецнгаьных нормативных правовых актов, посвященных противодействию коррупции; Федерального закона «О противодействии коррупции» (2008 г.), Нациопальиого плана (2009 г.) и Национа^тыюй стратегии (2010 г.) противодействия коррупции, указов Президента и постановлений Правительства РФ, а также ратификация Конвенций ООН против коррупции и Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Однако, несмотря на принятые меры, государственная антикоррупционная политика не привела к улучшению положишя дел в этой области .



Так, социологические исследова1И1я Фонда «Общественное \и1е1П1е» свидетельствуют, что 54% россиян голеранпю относятся к коррупции', более того, свыше 50% населения сами участвуют в коррупционных практиках" .

Масштаб коррупции гюдтверждается не только уровнем ее распространения, но и степенью укорененности в социальных взаимодействиях. Около двух третей участвующих в коррупционных отношениях еще до вступления в контакт с представителем власти зна.'т о необходимости дачи взятки для решегшя своих проблем .

Более 60% указали, что величина взятки им была известна. Данные факты свидетельствуют о вгюлне сформировавшейся коррупционной системе. Из этого следует, что такие важные паправлепня антикоррупционной политики, как реформирование государственной н му1ннн1нальной службы, правоохранительных органов, ужесточение системы санкций за коррупционные преступления, совершенствование нормативных правовых актов на предмет сокращения в них «коррупционных ниш», не дают должного эффекта. Это требует глубинного исследования причин )корененпостп коррупционных отношений и коррупциошюго поведения российских граадаи, что позволит сформировать комплексную стратегию противодействия корругицщ, включаюи1\ю, в том числе и формироватше нетерпимого отношения общества к коррупционному поведению. Научная картина коррупции как сложнейшего социатьного феномена призвана содейсл вова! ь разработке и реал(тзации антикоррупционной политики и ироизвесги фундамеитмьиые сдвиги в общественном, групповом и индивидуальном созна(ши, познтивн\ ю коррекцию в правилах поведения фаждан .

Поставленная за^тдча не может быть успешно решена без систематического целенаправленного участия инсттутов фаждапского общества. На сегодияи]иий день в Российской Федерации отсутствует законодательная основа для гражданс1сого участия в противодействии коррущпп!, не сформированы конкретные мсха!щзм1.1 взап\юдействия государственных и негосударственных структ'р в этой области, ие вырабоганы способы вовлечення институтов гражданского общества в противодействие коррупции и активизации их деятельноеги в этом направлении .

' Коррупция: [Пдгиш п вблизи. Опрос Фор1да "Общественное мнение.» проведен I S - i f t марта 2008 года. Опрошено 1500 респондентов в 46 субъектах РФ. URL: http:/'bd.fom.ni'report'niap/dOX 1021 " Состояние бытовой коррупции в РФ. Доклад Министерства экономического развития РФ. - М., 2011 .

Вышеизложенные положения выступают весо\гыми аро'ментамп, обусловливающими необходимость исследования социалььюго феноме)ш коррупции в российском социуме и формирования целостной системы знаний как инструмента изменения общественного сознания н поведения граждан, а также разработки эффективных антикорругщионпых действий государства и общества .





Степень научной разработанности. Среди работ, затрагивающих проблемы, обозначенные в диссертационном исследовании, можно выделить несколько групп .

Первую группу представляют научг1ые исследования, определившие методологическую основу диссертации. К ним относятся общеметодологические работы, отражающие социологические, политологические, экономические и правовые подходы к пониманию суЕЦПости коррупции .

Коррупция в рамках политологт1ческого подхода анализируется с нескольких точек зрения. С одной стороны, подчеркивается, что коррз'нция представляет серьезную угрозу основным принципам и ценностям гражданского обшества, подрывает веру граждан в демократию, разрушает правление закона, нарушает права человека, препятствует социально-экономическому развитию государства (Б.И. Зеленко, И.Н. Клюковская и др.). С другой стороны, указывается, что заострение обществентюго внимания на вопросах предупреждения коррупц1Н1 и борьбы с ней в области финансирования политическ1гх партий является необходимым условием адекватного функционирования демократических инстит)'тов (И.M Клямкин, Л.М. Тимофеев и др.) .

Политические аспекты коррупции, в частности вопросы коррупциогенностн политических процессов в Российской Федерации, затрагиваются в трудах В.Н.Лопатина, П.А. Кабанова, А.Ю..Мельвиля, В.Н. Лавриненко, A.C. Гречина, В.Ю. Дорошенко, В.А. Николаева. Т.Е. Новицкой, A.C. Панарина, Г.А. Сатарова и др .

Среди зарубежных специалистов можно выделить работы Дж. Сентлрия, А. Хайде1ьхаймера, Е. Этциони-Хапеви, Дж. Пая, П. Делеона, У. Алемана, Р. Барро, Г. Вен-Дора, Р. Брукса .

В рамках экономического подхода коррупция рассматривается как разновидность экономического поведения, преследующего цель максимизации полезности за счет извлечения непроизводительного дохода посредством манипулягщи рес рсами, которые находятся в расгюряжении должностных лиц в соответствии с должностными полно\ючиями. С точки зрения да1шого гюдхода поведение коррумпанта и коррумпатора трактуется как рациональный расчет выгод и потерь. Рассматриваемый подход представлен в работах С.Р. Аккерман, Г. Нойгебауэра, В. Райсмена, VI. Олсона, А. Крюгера, Д. Делла Порта, Д.О. Акемологоу и Т. Вердье, П. Бардхана, Т. Беслей и А. Кейс, а также А. Шляйфера и Р. Вишни .

С точки зрения правового подхода коррупция рассматривается как явление, выражающееся в умышленном использовании чиновниками, иными лицами, уполномоченными на выгюлнение государственных функций, своего служебного положения, статуса и авторитета занимаемой должности в корыстных целях - для лич1юг'о обогащения или в групповых интересах .

Понятие и сущность коррпции как общественно-правового явления стали предметом изучения таких авторов как Т.Е. Вагабов, Б.В. Волженкин, P.P. Газимзянов, Л.Д. Гаухман, Я.И. Гилинский, Ю.В. Г'олик, А.И. Долгова, П.А. Кабанов, И.Н. Клюковская, В.Н. Кудрявцев, В.В, Лунеев, C.B. Максимов, Г.К. Мишин, A.B. Нау.мов, А.З. Нуртдинов, Л.М. Тимофеев, В.И. Омигов, Н.В. Селихов, Ю.А. Тихомиров, E.H. Трикоз, B.C. Устшюв, B.C. Чершинцев, В.И. Шульга, B.Е. Э.ми[юв и др .

1С1асспческая социологическая тралицня не рассматривает корруииию как самостоятельную теоретическою проблему, однако анализ работ Э. Дюркгейма, Р. Мертона, М. Вебера, Т. Парсонса, Г. Зиммеля, П. Бергера, Г. Лукмаиа и др. позволяет выделить концепции и теорин, имеющие непосредственное отношение к исследовательской проблематике. В работах казанпих классиков социологии -заложены методологические принципы изучения исследуемого феномена, несмотря на то, что термин «корр) пция» и\п1 не использовался .

В качестве самостоятельного объекта социологического анализа феномен коррупции стал рассматриваться.тишь с середины 50-х годов XX века. Первая попытка социологического анализа коррушиш в западной сощюлогии бы.т иредирпията в работе С.Н. Алатаса «Социология коррупции» (1968 г.), в которой автор указал не только па закрытый характер огого феномена, но и на ограниченные BOiNm^inocrn применения традиционных методов социологии, таких как анкегнрование, интервью, статистический анализ при исследовании коррупции .

Социологический подход к изучению коррупции в России начал складываться в 60-х годах XX века в рамках социологии социального конгроля и девиантного поведения и окончательно сформировался.тишь в 1990-2000 гг. В работах C.B. Алексеева. C.B. Боидаренко. В.Л. Римского, Г.Л. Сатарова, Я.И. Гилинского, H.A. Ахметовой и др. коррупция в современном российском обществе рассматривается не просто как совокупность пропшонравных деяний, совершаемых должностными лицами, а как cncTCNmoe социальное явление .

Различные подходы к классификации коррупции, ее типологические характеристики детально описаны в трудах A.C. Выстровой и VI.В. Сильвестроса, B.И. Добренькова, Н.Р. Исправниковой,.Л.И. Кирничникова, Э.Н. Ожигаиова и др .

В работах Г.Л. Сатарова, М.А. Краснова,.Л.И. Турчинова, К.О. Магомедова и др .

обобщаются результаты эмпирических исследо1заний восприятия коррупции различны,NH1 социальны\н1 rpynnaNHi российского общества, оценки этого явления массовым сознанием .

Изуче]Н1ю роли институтов гражданского общества в противодействии коррупции посвящены труды таких ученых, как В.А. Астафьев, М.Б. Горный, Г.М. Заболотная, C.С. Купреев, Ю.А. Ниспевич, Е..Л. Панфилова, В.М. Соколов, Е.В. Охотский и др .

Значительный вклад в эмпирическое изучение коррупции внесли социологические исследования, проводимые зарубежны\и1 и отечественными организациями, такими как Всероссийский центр изучения обществепного мнения, Фонд «Общественное NHICHHC», ЛЕВАДА-Цеитр, региорга.и.пый обн(ествениый фонд «Информатика для демократии», 1 Дентр «Трапснерепси И1ггернеш;1л-Россия», проектноучебная лаборатория антикоррупционной политики ГУ-ВШ'З, Саратовский центр гю исследованию проблем организованной престугмюсти и коррупщп! и нр .

Ко второй группе принадлежат исследования, посвященные проблемам противодействия коррупции. Эт\' гр} пп\' составляют политологические, социологические, философские и культурологические работы, в которых проблемы противодействия коррупции рассматриваются с позиций различных соцнатьиых паук .

Социально значимые вопросы организации аитикорр\ пциоииой деятельности государства в современных российских условиях рассма1ривают А.Э. Бинецкий, Б.В. Волжеикин, В.А. Кудрявцев, В.П. Логгатин. А.Л. Крутиков, Э.Ю. Козонов, A.M. Жукаев, А.К. Константинов, IO.B. Голик, П.А. Скобликов, В.В. Лунеев, В.К. Максимов, Г..А. Сатаров, И.Н, Клюковская, М.И. Левин, В.Л. Римский, н ряда других .

Проблемам противодействия и предупреждения коррупции посвящепы работы B.В. Астанина, П.П. Баранова, В.П. Бахнна, Г.И. Богуша, И.И. Вершкова, С.А. Головко, М.А. Долгова, H.A. Егоровой, О.Г. Карповича, Н.Ф. Кузнецовой, A.B. Куракина, А.И. Мизерня, Д.К. lieHeenna, В.А. Номоконова, B.C. Овчинского, Д.М. Овсянко, C.Б. Погодина, Л.Л. Попова, В.П. Ревина, A.A. Савостина, В.А. Тюрина, А.Г. Хабибулина, A.M. Цирина, A.A. Шевелевича, И.П. Яблокова и многих других ученых .

Содержание антикоррупционной политики Российской Федерации и основные направления ее реализации исследовались в работах A.A. Аслахановой, О.Н. Ведерниковой, В.И. Гладких, И.Н. Коноватова, Ю.А. Кузнецова, H.A. Лопашенко, A.B. Малько, И.И. Мельника, М.П. Петрова, П.Г. Пономарева, В.И. Попова, A.A. Тарасова .

Формы реализации антикоррупционной политики рассмотрены в работах А.П .

Коробовой, А.И. Коробеева A.B. Мачько, и др. Уровни этой политики проанализированы Г.М. Миньковским, ее основные направления A.C. Молодцовым и Е.В. Благовым .

Международный опыт по предупреждению и противодействию коррупции получил отражение в трудах Е. Вятра, М. Вебера, Д. Делла Порта, Р. Мертона, С. Ро) зАкерман, Р. Уильяма, П. Ходгкипсон, Г. фон Арним, Г. Ленендеккер, Д. Порт, М. Моммзен, В. Танци, И. Ламбсдорф и др .

Третью группу научных исто1П1пков составляют работы, посвящениь[е изучению состояния коррупции и антикоррупционной деятельности на региональном ypoBEie (A.A. Аникин, П.А. Кабанов, А.Г. Чернышев, О.Л. Шумаева, A.C. Макарычев и др.) .

Анапиз научной литературы позволяет сделать вывод, что исследование коррупции в настоящее время является нpeдмeтo^^ специалыюго из\'чеш1я в различных общественных науках. Особенно активно изучением проблем, связанных с коррупцией, до настоящего времени занимались правоведы и экономисты. Однако, исследовании, в которых коррупция рассматриватась бы с позиций социологической науки, как социатьное явление современного российского общества, несмотря на их несомненную теоретическую и практическую востребованность, явно недостаточно .

Необходимость эффективного противодействия корругщии настоятельно выдвигает на первый план теоретико-методологический анатпз социатьной сущности коррупции, ее причин и истоков, а также определение ключевых агентов антикоррупционной политики, к числу которых относятся институты гражданского общества, выработку рекомендаций по активизации гражданского участия в противодействии коррупции .

Объектом исследования выступает корр\'пция как социальное явление .

Предметом исследования являются социатьные детерминанты, факторы и тендощии развития коррупции в российском обществе .

Цель диссертационного исследования заключается в изучении социатьных основ коррупции в российском обществе и формирования целостной системы знаний как инструмента изменения общественного сознания и поведения раждан, а также выработки механизмов активизации гражданского общества как социатьного ресурса повышения эффективности государствищой антикоррупщюнпой политики .

Для достижения указанной цели рещатись следующие задачи:

1. раскрыть теоретико-методологические основы и сущность социологического подхода к исследованию коррупции как социатьного явления;

2. выявить закономерности институционатизации коррупции в российском обществе;

3. исследовать социатьпую трансформацию механизмов государственной антикоррупциоииой политик» и их зависимость от характера социальных отношений;

4. выявить и проанализировать основные детерминанты ннституцнонализацпи коррупции в российском обществе;

5. определить место и значение коррупции в системе социальных отношений современного poccm'icKoro социума;

6. выявить противоречия в восприятии коррупции общественным групповым и индиви;;уш1ьным cosnainieM; •

7. изучить cocTOHiHte и выявить возможности общественного антикоррупционного потенциала;

8. обосновать и предложить мехащпмы и технологии активизации вовлечения акторов грЕшданского российского общества в антикоррупщкищую практику .

В качестве гипотезы исследования выдвигается предположение о том, что распространенность и традиционность коррупционных отношений порождает социальные представления о естественности и приемлемости коррупционного поведе1тя во всех сферах жизнедеятельности общества. В условиях отсутствия устойчивых практик социального контроля это приводит к фор\п1рованию толерантного отношения населения к коррупции .

В связи с тем, что коррупция как соцна.тьнос отношение представляет собой неправовое двустороннее взаимодействие, одной из сторон которого являются социальные субъекты, нуждающиеся в по.т)чеппи услуг (благ и т.д.) эффективное противодействие ей невозмож1ю без систематического и целенаправленного участия институтов гражданского общества, без пропедения государственной политики, направленной па формирова1ще не только правовой культуры, соответствующей принципам правового государства, но и антикоррупционною правосознания, проявляющегося в нетерпимости граждан к коррупционным практикам .

Теоретико-методологическая основа исследования обусловлена сложностью такого социального явления, как коррупция. Комплексный характер исследования темы диссертации предопределил необходимость использования различных методологических npneNTOB и подходов .

Представленный в работе теоретический анализ коррупции как социального явления основывается на фундаментальных идеях классиков ^н^poвoй социологии:

теории социальной аномии (Э. Дюркгейм. Р. Мертон, Р. Клоуард, Л. Оулин), функциональном подходе к анализу социа.1ьпы\ девиаций (Т. Парсонс), теории социальной дезорганизации (У. Томас и Ф. Знанецкий, Р. Парк), социатьного научения, включая теорию дифференцировашюй ассоциации и централизации (Г. Беккер, Э. Сатерленд, Д. Кресси, Г. Сайке и Д. Матза), теории контроля (Т. Хирши) и социального порядка и отклонения (П. Бергер и Т. Л)кмап), юории стигматизации (Ч. Кули, В. Гоффман, Ф. Танненбаум, Е. Лемерт) и др. Па теоретические и методологические ос1Ювания исследования особое влияние оказали работы C.B. Алексеева, C.B. Бондарепко, Я.И. Гилшюкого, Т.Д. Порта .

В процессе исследования социальной с\1цпости и содержшщя коррупции как социального явления использовались системный, структ;. рно-функцпо1[атьиый и сравнительно-исторический подходы. Важное место г работе занимает пнстит\-ционапьный подход, который даст возможность рассмотреть коррупцию не то.тько как отдельное, самостоятельное явление, но и как социмьньнТ институт, взаимодействующий с другими социальпы\т системами и институтами .

Для получения социологической информации применялись методы экспертного и массового опроса (анкетирование), метод контент-ана1нза, вторичного аналнза результатов общероссийских социологических исследован1п1, ана1нз доку.\[еР1тов и статистической информации. При обработке и аиализе эмпирических данных использовался пакет статистических ирограмк! для анатнза данных социалыгььх наук SPSS Base .

Эмпирическая база исследования включает в себя три группы источников .

1. Результаты социологических опросов, проведенных учеными кафедры государственной службы и кадровой политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации при непосредственном участии автора:

- «Духовно-нравственные проблемы государственной службы Российской Федерации» (октябрь-ноябрь 2009 г.). Опрос населения проведен в 23 субъектах Российской Федерации всех федера1ьных округов. Объем выборки 1270 человек .

Руководитель проекта - д.с.н., профессор А.И. Турчинов. Руководитель социологического исследования - Д.С.Н., профессор К.О. Магомедов. Индекс: ДНПГС-09 .

- «Социально-профессиональные проблемы обеспечения модернизационных процессов в системе государственной гражданской службы Российской Федерации» .

Материааы социологического исследова1П1я (май-июнь 2012 г.). Опрос проведен в 20 субъектах Российской Федерации всех федеральных округов. Всего опрошено 1008 госслужащих. Руководитель проекта - д.с.н., профессор А.И. Турчинов .

Руководитель социологического исследования - д.с.п., профессор К.О. Магомедов. Индекс: СППГС-12 .

- «Корпоративная к'льт'ра как фактор управления на государственной гражданской службе». Метод исследования - экспертный опрос. Опрошено 315 государственных гражданских служащих, замещающих руководящие должности (федеральный и регио})альный уровни), а также представителей профильных научнообразовательных и исследовательских организаций. Октябрь 2012 г.

Научный руководитель проекта ~ А.И. Турчи]юв. Индекс: ККГГС-2012 .

2. Данные авторских социологических исследований, проведенных в 2013 году:

- «Коррупция в современной России: причины возникновения и проблемы преодоления». Опрошено 1050 жителей Воронежской и Орловской областей. Метод исследования - анкетирование. Выборка ренрезентативна по полу, возраст-, роду деятельности. Индекс: КПВПП-2013 .

- «Проблемы эффективности антикоррупционной политики современ1юй России». Опрошено 197 экспертов в Воронежской и Орловской областях. Метод исследования - анкетирование. Индекс: ПЭАПСР-2013 .

3. Вторичный анализ материалов социологических исследований:

- «Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт \нюголетних социологических замеров)». Исследование Института социологии Российской академии наук. 2011 г .

- «Психология коррупции: анализ, теория, практика». Исследование Института психологии Российской академии наук. 2007 г .

- «Смертная казнь за коррупцию: за и против», «Коррупция бессмертна, но бороться с ней все равно надо». Исследование ВЦИОМ. 2009 г .

- «Проблема коррупции в России». Исследовашш Фо1ща «Общественное мнение»

2010-2012 гг .

- «Состояние бытовой коррупции в Российской Федерации». Исследование по заказу Мщшстерства экономического развития Российской Федерации. 2010 г .

- «Коррупция - главное препятствие на пути экономического подъема» .

Исследование Социологического центра Ю. Левады. 2006 г .

- «Коррупция и взяточничество» Исследование Социологического центра Ю. Левады. 2008 г .

- «Перспективы гражданского общества в России» Исследование Социологического центра Ю. Левады. 2011 г .

- «Диагностика российской коррупции». Исследование Фонда «Информатика для демократш1». 2010 г .

- «Индекс Восприятия Коррупции», «Барометр Мировой Корр\пции», «Индекс Взяткодателей». Исследование Transparence Interr.ational с 1996 по 2014 г .

- «Уровень коррупции в Российской Федерации и некоторые антикоррупционные приоритеты» (2010 г.), «Эффективность проводимых в Российской Федерации антикоррупционных мероприятий и участие институтов гражданского общества в реализации антикоррупционной политики» (2010-2011 гг.). Исс.тедовапие Общественной палаты РФ .

Источнпковую базу настоящей работы составили: нормативные правовые акты Российской Федерации: федеральные законы РФ от 25.12.2008 i'. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», от 17.07.2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной



•зкспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», указы Президента РФ и поста1говленпя Правительства РФ, антикоррупционное законода1ельство субъектов Российской Федерации; основонолагающие документы в сфере противодействия коррупции: На1Шонси'1ьный план по противодействию коррупции. Национальная стратегия по противодействию коррупции. Конвенция ООН против коррупции, Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию; статистические данные, материаты научно-практических конференций, \юнофафии, статьи и публикации в средствах массовой информации, другие документы и материа,ты, посвященные проблеме исследования .

Научная новиша результатов диссертационного исследова[тя заключается в следующем:

1. Предложена авторская методология изучения коррупции, заключающаяся в применении институциопалыюго подхода, позволяющего сочетать мак-ро- и микроуровпи анализа корру!щии как сложного социального явления .

2. Введена в научный оборот авторская трактовка Kaieropnn «коррупция», которую автор представляет как слож1юе, систе\цюе, са\ювоспроизводящееся общественно опасное социальное явление, выражающееся в корыстном исгюльзовании должностным лицом своего служебного иоложе1!ня для личного обогащения, приводящее к деформации государственных и общественных отиощений .

3. Доказано, что в современном россиГ1ском обществе коррупция из coциaль^югo явления тpaнcфop^нlpoвa.тacь в сощ!альный инстигут, характеризующийся рядом и1ютитуциона.чьных призиакои .

4. Выявлены основные детер\нтанты инс1итционализации коррупции в трансформирующемся российском обществе. Доказано, что уровень коррумиированности социа.1ьных отиощений определяется не каким-либо отдельным фактором, а целым комплексом факторов и причин. Это обусловлено тем, что уровень коррупции находится в тесной зависимости от \ ровня развития социума .

5. Выявлены противоречия в обшественном восприятии коррупции, которые привели к формированию двойного стандарта в морали и поведении людей в отношении этого социального феномена. Так, негативное от1юшенне к коррупщщ в целом, не мешает достаточно большому числу ф а ж д а и вступать в коррупционные сделки при решении своих проблел», а нолгннатьное осуждение верхушечной Г ч ' о р р у п ц и н в органах власти сопровождается снисходительным отношением к бытовой коррупции, которая фактически воспринимается обществом как негласная социальная норма, а не аномия .

Указанные противоречия являются одной из детерминант у стойчивого воспроизводства коррупцио1Шых взаимодействий .

6. Показано, что общественное восприятие коррупции как нормы поведения имеет возрастную дифференциацию: так, молодежь и люди актив1юго лрудоспособного возраста ( 1 8 ^ лет) демонстрируют более высокую степень толерантности к данному явлению, считая его естественным способом решения своих проблем, что затрудняет формирование у них антикоррупционного сознания. В связи с этим велика вероятность того, что представители данной социально-демографической группы будут уклоняться от активного вовлечения в антикоррупционную деятельность. Эти особенности данной группы должны быть учтены при разработке антикоррупционных технологий .

7. Доказано, что, несмотря на реализацию в течение послед1ШХ лет в российском обществе комплекса антикоррупционных мер, коррупционная социальная практика остается, по-прежнему, широко распространенной, поэтому проблема коррупции продолжает занимать одно из ведущих мест среди важнейших государственных проблем. Обоснована необходимость привлечения к борьбе с коррупцией как институтов граж.'анского общества, так и отдельных граждан .

8. Квалифицированы совреме1П1ые проблемы антикоррупционной политики, препятствующие общественному участию в ее реализации, суть которых заключается:

- в противодействии органов власти, выражающемся в уклонении от предоставления общественности информации о своей деятельности, о механизмах принятия властнь!х реше1шй, отрицательном отношеР1ии к нопьгткам общественного контроля;

- недостаточной мотивации гравдан к участию в мероприятиях по предупреждению и противодействию коррупции, причинахш которой являются взаимное отчуждение общества и власти, правовой [щгилнзм, тотальное недоверие органам власти, а также российская инерция, в 0С1Юве которой лежит патерналистский тип политической культуры, при которой общество снимает с себя ответственность за стабильное будущее свое и своей страны и возлагает ее на власть;

- в несформированности механизмов участия институтов гражданского общества, и прежде всего неправительственных и некоммерческих организаций, в предупреждении и противодействии коррупции. Деятельность таких организаций в современной России \южно охарактеризовать исключительно как «информативную», не оказывающую в данный момент влияния на антикоррупционную политику страны .

9. Доказана необходимость формировашш антикоррупционной коалиции институтов гражданского общества как способа партнерского взаимодействия социума и государства в сфере противодействия коррупции .

10. Разработаны основные технологии активизации антикоррупцио!шого потенциала российского общества: формирование антикоррупционного общественного мнения, развитие антикоррупционного правосознания, организация общественного антикоррупционного контроля .

Положения, выносимые на защиту .

1. Использование институгшонатьного подхода позволяет рассмотреть феномен коррупции на макро - и микроуровнях исследования. На макроуровне корруп[шя представляет собой специфический социальньиЧ институт, тесно взаимосвязанный с другими С0циа.1ьны\н1 ипстигутамн - политическими, экономическими, культурными .

На микроуровне коррупция выступает как результат несогласованности между социально признанными целями (к успеху, богатству) и социально организованными средствами их достижения, то есть коррупция выступает как один из видов социальных отношений, связанный с использованием общественных ресурсов (в том числе и атасти) для достижения индивидуа.тьных целей .

Коррупция воспроизводится в форме регулярных и долговременных социальных практик, поддерживаемых с помоиц^ю социа.ипых неформальных норм. Поэтому коррупцию можно рассматривать как специфическую модель действий индивида, реализуемых на макро- и микроуровне социатьпых отношений, в рамках сун1ествуюищх формальных пнституционатьных взаимосвязей н повседневных практик неформального межгрунпового и внутрмгрунпового взаимодействия .

2. В современном российском обществе коррупция из социального явления трансформируется в социальный институт. Об ннсттуционшшзацин корругщии (то есть процессе преобразования социальных практик в регулярные, долговременные, устойчивые и упорядоченные) свидетельствуют следующие признаки:

- коррупция выполняет ряд социальных функций: сокращение административных барьеров, ускорение и упрощение принятия управленческих решений, консолидация отношении между социатьными классами и группами, оптимизация экономики в условиях дефицита ресурсов и пр.;

- коррупция характеризуется нан1чием субъектов коррупционных взaи^юoтlюшe[шй («коррумпанта (коррупционера)» - «кoppy^шaтopa»), распределением социальных ролей (взяткодатель, взяткополучатель, посредник);

- коррупция предполагает натичие специфических правил, норм, известных субъектам коррупционных отношений;

- коррупция соотносится со специфическими и \ стойчивыми формами вербальной и невербальной коммуникации, выражаемой в сленге п символике .

3. Исто, ико-социологический анализ позволил выявить ос1Ювные детерми}1анты 1Н1ституционатизации коррупции в российском обшестве:

I. Важнейшая детерминанта корр\пцни з а ю ж е н а в таком механизме осуществления государственной власти, при котором коррупционеры, выступая в качестве непосредственных носителей власти (ресурсодсржатслей), используют ее в качестве инструмента достнже1шя привилегировапного социального положения, связанного с облаланием значительными материа.н.ными благами, что является следствие%г сформировавншгося у них особою интереса. оснопан1Юго на иных це}пюстях, чем те, которые являются для общества ориентиром жeлae^югo поведе1Шя .

И. На протяжегти всего исторического развития в российском обществе наблюдаются значительные противоречия между заявленными и нормативно закрепленными государством мехапизма\н1 протиподейсгвия коррупции, с одной стороны, п реапьными управленческими и поведенчески\н1 практиками! - с другой.

К таким противоречиям мож1ш отнести:

Во-первых, противоречивый характер политики государства в отношении финансового содержания управленческих С1р кт) р вплоть до начала XX века, когда, с одной стороны, происходит осуждение коррупции и введение уголовно-правовых мер противодействия данному явлению, а с другой - воспроизводство социапьиоэкономнческих условий для возникновения коррусщпи путем сокраи1ения расходов на содержание госх'дарствеиного аппарата, что можно рассматривать как фактическое поощрение властью коррунц1юнного поведения чиновничества. Результатом такого противоречивого процесса стало формирование государственного аппарата, который в значительной мере содержатся самим обществом, что способствовато закладыванию психологических основ для взяточничества как со стороны чиновников, так и со сторо}1ы общества .

Во-вторых, с коррупцией боролись в основном представители самого государственного аппарата без привлечения общественности, что приводило к двум последствиям: во-первых, боровшиеся были не в состоянии менять основополагающие причины, ее порояадавшие, поскольку они восходили к ключевым условиям существования самой системы. Во-вторых, борьба против коррупции нередко трансформировалась в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг .

В-третьих, деформации реализуелюй государственЕ!ой кадровой политики нарушают мернтократический принцип отбора управленческих кадров, ставят в основу карьерного продвижения натичие личных связей, предан}юсти и покровительства, способствуя тем самым самовоспроизводству ф у п п, связанных устойчивьлн!

коррупционными отношениями, и широкому распростране1Н1ю кадровой коррупции .

III. Коррупция является своего рода результатом реакции населения на нестабильную и неэффективную эконолшческую и социальную политику государства, попыткой корректировки ее наиболее явных дефектов. В результате социатьной адаптации значительной части населения к кризисам и социатьным проблемам, доминирующее значение в цен[юстной структуре массового сознания приобрели ценности потребительского общества и прагматические установки жизнеобеспечения, что, в свою очередь, повлияло на степень готовности российского социума к кoppyпциoнны^r отношениям. Таким образом, вовлечение в коррупционные отношения все большего числа граждан привело к возведению коррупции в ранг обычаев и традиций российского быта и восприятию дан1юго явления массовым сознанием практически как нормы, как естественной формы соцпатьных отношений .

4. Анапиз детерминант институционатизации коррупции в российском обществе выявил двусторонний характер связи мезвду коррупцией и порождающими ее детерминантами. Так, с одной стороны, }странение факторов, способствующих развитию коррупции, должно сгюсобствовать сокращению коррумпированности общества. Однако, с другой стороны, масштабная корругщия консервирует и обостряет имеющиеся социатью-экономические проблемы, создает трудности для их разреше1шя, препятствуя тем самым ликвидации факторов, детерминирующих коррупционные процессы. Отсюда следует, что, во-первых, сократить и ограничить коррупцию можно, только одновременно сокращая количество факторов, обеспечивающих ее существование п динамику, и, во-вторых, решению социально-политических и экономических проблем, обусловливаю[цих распространение коррупции, будет мешать противодействие как коррумпаторов, так и коррумпантов .

5. В современном российском обществе отмечаются следующие негативные тенденции в изменении коррупционной ситуации .

Во-первых, россияне полагают, что коррупция - это проблема не Bcei'o общества, а главным образом власти и потому она является внутренней проблемой властных структ}'р. Высокая степень коррумпированности институтов государственного и муниципатьного управления отрицателыю влияет на степень общественного доверия ко всем органам власти, яапяющимся главными субъектами антикоррупционной политики, что, в свою очередь, вызывает негативное отношение к осуществляемой ими государственной антикоррупционной политике и желанию ее поддерживать .

Кроме того, кризис доверия к власти и отрицательное восприятие ее как защитника своих интересов фop^нlpyют в общественном сознарпщ отрицательное отношише к форматьному праву, что создает почву для развития коррупционных отношений .

Во-вторых, в российском социуме коррупция воспринимается прежде всего как денежные операции с участием граждан и чиновников. Недепежные виды коррупции, такие как предоставление пезакоппых льгот ролственни1.:а\! и лр зьям, неправомерное завладение государстветтым имуп1еством, большей частью не рассматриваются как коррупционное поведение .

В-третьих, россияне считают силовые меры противоле11ствия коррупции более эффективными, чем соцпа,тьно-эконо%н1ческие. Кроме того, в общественном мнении о субъектах антикоррупционной политики выявилось следующее противоречие: с одной стороны, наиболее раснространепо мнение о том. что с корруп1Ц1ей должны бороться исключителыю правоохранительные органы, а с другой стороны, сами эти органы рассматриваются обществом как наиболее корру.\ннфовапные .

В-четвертых, выяатеп 1шзкий рейтпн! в общественном сознании россиян мероприятий, направленных на развитие институтов гражданского общества, и отсутствие готовности лично участвовать в нротиводепствии коррчпции. Недооценка таких мер является следствием отчуждения государства от общества, патерна^тстских настроений и отсутствия инициативы, при которых вся ответствепность за борьбу с коррупцией возлагается на государство. Однако концептрапня власти способствует увеличению коррупции, что, в свою очередь, снижает уровень доверия общества к власти. Таким образом, возникает порочный круг: низкий уровень доверия и уважения к закону требует возрастания роли государствегшой власти, но такая концентрация снижает уровень доверия и ос.табляет правосозна[те люде!'!. Следовагельно, нельзя преодолеть отчужденность и недоверие в обществе, не обеспечив условий институ1Ц1ональной транспарентностп, не поощряя граждан к инициативе и ca^юcтoятeл ьности .

6. Коррупция, являясь системной 11робле\юй, требует и cиcтe^н^ыx усилий в борьбе с нею, заключающихся в согласова1Н1Гз1х действиях трех секторов общества:

власти, бизнеса и граадапского общества. Систе.мообразующнм основанием антикоррупцион1юй политики в современных условиях должно стать активное и постоя1тое противодействие коррупции, осгюватюе па 1 рех базовых стратегиях:

- стратегии-осознания, заключающейся в общем апапизе ситуации и выработке антикорр'пцнонной стратегии; антикоррупционном гражданском образовании;

построение антикоррупциош1ых коалиций; свободном доступе к информации и независимым СМИ; разработке и внедрещщ антикоррупционных образовательнопросветительских програ.\гм и кампаний;

- стратегии-предупре-ждения, сугь которой лежит в области фop^н^poвaния транспарентности органов власти; активного нривлечепня институтов гражданского общества к деятельности по предотвращению коррупции; уменьшения вмешательства государства в дела общества; принятии ко.тексов эгики для чиновников, предпринимателей; снижении адмимистратнвпых барьеров;

- стратегии-прссечения, представляющей собой фор.\трование сильной и независимой судебной власти; неукоснительное исполнение закона; общественную экспертизузаконодательства на коррупциогенность; доступность гpa/кдaнa^нt правовой помощи и защиты .

7. В связи с тем, что государственная власть в данный момент обладает наибольшими ресурсами для противодействия коррупции по сравнению с другими ее антикоррупционными субъектами, центральной задачей государственной политики противодействия должно стать максимальное привлечение институтов гражданского общества к борьбе с коррупцией. Это пре^ту сматривает как привлечение гражданского общества к разработке антикоррупционной стратегии, так и использование социальных ресурсов для реализации антикоррупционной политики .

В целях выстраивания конструктивного диалога органов государственной власти и институтов гражданского общества в сфере противодействия коррупции предполагаются:

- информационная поддержка программ, проектов, акций и других инициатив, осуществляемых организациями негосударственного сектора;

- оказание государством содействия в создании и размещении инстит'тами гражданского общества на телевидении, радиоканалах, в печатных изданиях, в сети Интернет разножанровых общественно-публицистических, информационнопросветительских программ, ориентированных на различные возрастные и социа1ьные группы и отражающих позитивные процессы развития гражданского общества и взаимодействия государства с гражданским обществом в сфере противодействия коррупции;

- освещение в средствах массовой информации ос1ювных итогов деятельности негосударственных оргашиаций, принимающих наиболее активное участие в противодействии коррупции;

- выработка кгеханизмов поддержки институтов гражданского общества, принимающих активное участие в противодействии коррупции, в том числе путем предоставления налоговых льгот и экономических преференций;

- проведение публичных слушаний при выработке и приггятии решений органами государственной власти;

- совершенствование института независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов;

- развертывание системы антикоррупционного правового просвещения граждан;

- проведение регулярных социологических исследований (мониторинга) и на их основе разработка индексов уровня коррумпированности, позволяющих сравнивать между собой регионы и институты власти;

- разработка сети центров бесплатной юридической антикоррупционной помощи;

- активизация работы общественных и :зкспертных советов при федеральных и региональных органах исполнительной власти посредством расширения представительства в них институтов гражданского общества, выделения в качестве одного из приоритетных направлений работы обсуждение способов сниже1П1я случаев проявлений коррупции при реализации государственных функций и оказании государственных услуг .

8. Важнейшим условием противодействия коррупции является формирование антикоррупционных коа1ицин организаций гражданского общества, под которыми следует понимать добровольное неформальное объединение некоммерческих организаций и сектора предпринимательства, их усилий и ресурсов, а также координацию деятельности в противодействии коррупции. Главная миссия таких коалиций - способствовать снижению уровня и возможностей для проявления коррупции посредством совместной разработк,. и выполнения комплекса антикоррупционных мер и программ .

Научно-теоретическая и практическая значимость дпссертацпонной работы .

Исследование вносит существенный вклад в теоретическое изучение социальной сущ}1ости, детерминант и тенденций развития коррупции в современном российском обществе .

Методологические подходы, изложенные в работе, могут быть использованы в изучении различных.механизмов взаимодействия всех субъектов антикоррупционной политики, направленных на активизацию участия инсптггутов гражданского общества в противодействии коррупции .

Содержащиеся в работе предложет1я и рекомендации могт использоваться в практической деятельности органов государственной власти, общественных объединений при разработке конкретных механизмов противодействия коррупции, подготовке руководящих документов по вопросам активизации антикоррупционного потенциала гражданского общества .

Теоретические положения и выводы диссертац[Юниого исследования мо1-ут применяться в процессе преподавания ряда учебных дисциплин, изучаемых в высщих учебных заведениях и в системе подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных и мунициначьных служащих .

Лпробацпя результатов работы осуществлена в фор.ме выступлений и публикаций матернатов на международных и всероссийских конференциях .

Всероссийских: III Всероссийский социологический конгресс «Социология и общество: проблемы и пуз и взаимодействия» (.Москва, 2008); научно-практическая конференция «Повышение эффективности государственного и муниципального управления; опыт, проблемы, перспективы» (Челябинск, 2008); «круглый CTO.TI»

«Противодействие коррупции: проблемы и перспективы фор\»1роватн1Я и реализации национатьной, регионазьной и муниципальной антикоррупцощюй политики»

(Нижнекамск, 2008); науч1ю-практическая конференция «Актуазьные проблемы противодействия коррупции на современном этане» (Opcji, 2010); Всероссийская научно-практическая конференция лИпститущюнатизация антикоррупционной политики в России: федератьчые, регионатьные и муиицниатьиые аспекты» (Казань, 2010); науч1го-практическая конференция «Актуатьные проблемы совершенствования законотворческой деятельности в условиях модернизации экономики, проведения активной социатьной политики и реформирования [юлитической системы общества»

(Орел, 2010); межвузовская научно-практическая конференция «Кадровая политика в условиях модернизации российского общества» (Москва, 2011); III Орловские социологические чтения «Стратификацио1шая моде.чь современного общества» (Орел, 2011); II Всероссийская научно-нрастическая конференция «Диатектика противодействия коррупции» (Казань, 2012); «круглый стол» «Роль общественных организаций в нротиводейстпни коррупции. Участие научного сообщества и общественных объединений в реатизации анткоррупцнонной хартии российского бизнеса» (Торгово-промышленная патата, Москва, 2013); IV Всероссийская научнопрактическая конференция «Диатектика противодействия коррупщщ» (Казань, 2014) .

Межд%'народных: V Международная научная конференция «Россия и Восток» .

«Проблема коррупции: пути.междисциплинарного исследования» (Астрахань, 2009);

Международная научно-практическая конференция «Легализация престутнлх доходов и коррупция в органах государственной власти: теория, практика, техника противодействия» (Н. Новгород, 2010); X Международная научная конференция «Россия: ключевые проблемы и реше1И1я» (Москва, 2009); Международная научнопрактическая конференция «Менеджмент-ор1нтован1 п!дходп до зд1йсне}н1я зм1н в публ1чному управлипп» (Днепропетровск, 2010); Международная конференция «Государство, политика, социум: вызовы и стратегические приоритеты развития»

(Екатеринбург, 2010); Международная науч[Ю-практическая конференция «Теор!я та практика державно1 служби: сугасн! пр1оритета рег1онально1 кадраво! полтики»

(Днепропетровск, 2010); Международная научная конференции «Россия: тенденции и перспективы развития» (Москва, 2011); XI Международный научный конгресс «Государственное управление и местное самоуправление» (Харьков, 2011); X конференция Европейской социологической Ассоциации «Социальные отношения в нестабильгюе время» (Швейцария, 2011); Международная научно-практическая Интернет-конференция «Россия в системе мирохозяйственных отношений» (Орел, 2011);

Международная научно-практическая конфере[1ция «Проблеми управл1ння соц1альним \ гуман1тарним розвитком» (Днепропетровск, 2011, 2013); П Международная научнопрактическая конференция «Перспективные разработки науки и техники - 2011»

(Польша, 2011); Международная научная конференция «Россия: тенденции и перспективы развития» (Москва, 2012, 2013); Международная научно-практическая конференция «Модерн!зац!я системи державного управл1ння: теор1я та практика»

(Львов, 2012); Международная научно-практическая конференция «Права человека в контексте формирования гражданского общества: теория и практика» (Елец, 2013);

Международная научно-практическая конференция «Актуальн! проблеми та перспективи розвитку публ!чного управл!ння» (Одесса, 2013); VI Международная научно-практическая интернет-конференция «Деятельность органов государственной власти по противодействию организованной преступности и коррупции» (Екатеринбург, 2014) .

По теме диссертации опубликовано более 55 работ, среди них пять монографий, учебное пособие и 16 статей в изданиях из перечня ВАК .

Материалы исследования по теме диссертации широко используются автором при чтении лекционных курсов «Основы государственной антикоррупционной политики», «Антикоррупционная политика в государственно.м и муниципальном управлении» .

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, девятнадцати параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Ъо Введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, формулируются научная проблема, цель и задачи исследования, его объект, предмет и теоретикометодологическая основа. Дана характеристика научной новизны работы, представлены положения, вьшосимые на защит}'; обосновывается леоретическая и практическая значимость исследования .

В первой главе - «Теоретико-методологические основы исследования коррупции как соцшиьного явления» - рассматриваются основные научные подходы к изучению коррупции как многоаспектного явления, раскрываются теории и концепции исследования коррупции в контексте социологического знания, обосновывается применение институционального подхода для анализа коррупции как социального явления, аначизируется структура социальной архитектоники коррупционных отношений, исследуется специфика формирования «коррупционной иерархии», «коррупционной вертикали», «коррупционной сети» и «коррупционной лов шки» .

в первом параграфе - «Научные пооходы к аналнзу коррупции как социального явления» - спстематизировапы научные представления в отношении поиятия «коррупция» как лпрогоаспектного, сложного социального явления, при исследовании которого следует учитывать междисциплинарный характер данного феномена .

В научной литературе выделяются несколько подходов к определению коррупции, каждый из которых имеет как свои преимущества, так и недостатки. Так, в рамках классического или «идеалистически-философского» гюдхода термин «коррупция» применялся главным образом для характеристики общего моральнонравственного состояния общества (Платон, Аристотель, Фукпдид, Макиавелли) .

Модернистский подход определяет коррупцию как некое противоправное действие (совокупность действий). Именно он являлся превалирующим вплоть до начала XX века. В рамках этого подхода тер.чшн «коррупция» чаще всего употребляется как синоним «взятки», «подкупа» и обозначает продажность служебных действий (А.И. Долгова, B.C. Комиссаров, Г.Н. Борзенков) .

Подход, соединяющий современные понятия о коррупционном поведении с классической характеристикой морально-нравственного состояшш общества, получил название «неоклассического» (Б.В. Волжеикин, А.И. Кирпичников). Согласно данному подходу, коррупцию следует рассматривать как «...социальное явление, включающее совокупность морально-этических и правовых нарушений, выражающихся в использовании лицами своего публичного статуса в целях незаконного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ» (C.B. Максимов) .

Представители функционального подхода выступали против одпосторо1Н1его негативного рассмотре1Н1я коррупции как общественного зла .

Корругщия, по их утверждению, является не результатом отклоне1Н1я поведения от норм, а порождается несоответствием.между иopмa^нl и устанавливающимися моделями поведения, причем коррупция может выполнять позитивные функции в плане интеграции и развития обществ, способна повысить эффективность экономики, сглаживая неоправданно жесткие государственные меры по ее регулированию, но только в странах «третьего мира» (А. Хайденхаймер, Дж. Скотт, К. Лейс, Н. Лефф, С. Хантингтон) .

Особое внимание в параграфе уделяется исследованию коррупции с точки зрения днсциплипарно-отраслевых подходов. Так, в рамках экономического подхода коррупция рассматривается как форма социатьного oMCiia, а коррупционные платежи - как часть трансакционных издержек (С. Роуз-Аккерман, В. Райсмен, М. Олсон, А. Крюгер, А .

Шлянфер и Р. Вишни, Е. Галицкий, С. Гуриев, М. Вилисов, А. Сулакшин, М. Левин, Н .

Епифанова) .

В рамках политологического гюдхода преобладает акцент на властноуправленческий аспект изучения коррупции, представляющая серьезную угрозу основным принципам и цешюстям гражданского общества, нарушающая права человека (Дж. Септурия, А. Хайденхаймер, К. Фридрих, А. де Токпиль, Л.В. Гевелинг, С.Ю. Барсукова, Ю.А. Нисневич, В.В. Лунеев, Н.В. Селихов, Г.А. Сатаров, П.А. Кабанов) .

Важную роль в изучении коррупции играют и различные направления правового подхода, который основывается на том, что коррупция - это система противоправных действии властных субъектов, связанная с наруше[шем прежде всего специальных правовых 1юрм, определяюпщх деятельность государственных органов и должностных лиц (A.B. Куракин, H.A. Лопашенко, М.В. Костенников, В.И. Попов, И.Н. Клюковская, С.Г. Александров, C.B. Максимов, П.А. Скоб.миков) .

Таким образом, во всех вышеперечисленных нами подходах описываются основные методологические приемы определения коррупции, выявления ее причин, проявлений и последствий .

Систематизация научных подходов к исследованию феномена коррупции позволила автору сгруппировать их в четыре основных ршправления. Согласно первому направлению, корругщия тракауется как некоторое отклонение от норм права, служебной этики или общечеловеческих моральных принципов. Коррупция с точки зрения данного направления - это совокупность проступков - от преступных до неэтичных - должностных лиц, как в государственном секторе, так и в коммерческом .

Вторая группа научных подходов трактует коррупцию как определенный вид социально-экономических отношений. Это касается, как правило, той разновидности коррупции, которая сопряжена со взяточничеством, поскольку взятка - это некоторый вид отношений, в который вст'пают стороны .

Третий подход рассматривает коррупцию как набор универсальных стратегий поведения больших социальных групп. Например, «по1с'пка» посредством взяток государственных услуг есть универсальная стратегия компенсации дефицита или низкого качества услуг, которые должны предостаа1яться государством .

Четвертая группа научных подходов основана на разделении коррупции как некоего системного общественного явления и частных видов коррупции. В данном случае коррупция определяется как определенньн1 обищй дефект системы (государства, общества, правовой системы, экономики и т.п.). В результате коррупцию можно рассматривать как «энтропию» общественной системы (меру внутренней неупорядоченности, меру неопределенности, если следовать традиционным определениям) или более узко - как энтропию системы управления. Следовательно, коррупцию в общем смысле можно рассматривать как меру социальной неэффективности. Более того, частные проявления коррупции являются и}1дикаторами такой неэффективности в конкретных зонах взаимоотношений, точках соприкосновения между властью и обществом .

Суммируя ра$личные взгляды исследователей коррупции, автор делает следующий вывод: несмотря на разнообразие существующих подходов, вопрос о понятии коррупции остается открытым в связи с тем, что на данном этапе развития знаний об этом явлении сложно найти единое определение, которое бы однозначно, объективно и в полном соответствии с существующей реальтгостью характеризовало исследуемый феномен .

Во втором параграфе - «Корруп11ия как объект согрюлогического анализа» представлены различные социологическне подходы к изучению коррупции. В нарафафе отмечается, что интерес социологической науки к данному явле1шю активизировался лишь в последней трети XX столетия. Одгшко, следует отметить, что методологические основы исследования коррупции как социологической категории были заложены еще в рамках осмысления функционализма (Э. Дюркгейм); социальной дезорганизации (У. Томас и Ф. Знанецкий, Р. Парк); аномии (Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Р. Клоуард, Л. Оулин); социального научершя, включая теорию дифференцированной ассоциации и нейтрализации (Г. Беккер, Э. Сатерленд, Д. Кресси, Г. Сайке и Д. Матза); теории контроля (Т. Хирши) и социального порядка и отклонения (П. Бергер и Т. Л'кман);

символического интеракционизма, или стигматизации (Ч. Кули, В. Гоффман, Ф. Танненбаум, Е. Лемерт), и др .

Обращение к данным работам позволило автору выделить теоретические концепции и идеи, имеющие непосредственное отношение к исследовательской проблематике, хотя термин «коррупция» в тр указанных социологов не использовался .

Исследование показаю, что комплексный анализ коррупции как сложного социального явления целесообразно осуществлять с позиции институционатьного подхода, позволяющего сочетать микро- и макроуровни исследований данного феномена .

Изучение коррупции как социатыюго явления и исследование механизма ее воспроизводства требуют, по мнению автора, реконструк[цн1 конкретных социальных процессов, рассматриваемых на микроуровне, так как коррупция связана с поведением населения, с новьпп!. социатьными явлениями (рынком, экономическими и адаптационными стратегиялп1 и т.д.), то есть основной «единицей» анализа должен выст}'нать человек. В то же время исследоваш1е данного явления требует анализа общесистемных общественных трансформаций, которые задают рамки и]П1 препятствия для реализации различных видов социального поведения, в том числе коррупционного .

Именно институциональный подход дает возможность, по мнению автора, дополнить мнкроуровепь анализа макроуровнем .

Автор отмечает, что исследование на микроуровне предполагает описание складываюпшхся социальных практик, которые в дальнейшем институционализируются и формируют уже новое пространство социальных ограничений, возможностей и предпочтений. На ^н^кpoypoвнe коррупция выступает как результат несогласованности межд' социально признанными целями (к успеху, богатству) и социально организованны\т средствами их достижения. Таким образом, коррупция представляет собой один из видов социальных оттюшений, связанный с нспользованием общественных ресурсов (в том числе и власти) для достижения индивидуальных целей .

Концептуализируя проблему на макроуровне нсследоват1я, автор приходит к выводу, что коррупция представляет собой специфический социальный инститз'т, тесно взаимосвязанный с другими социальными инсгитутами - политическими, экономическими, культурными, она воспроизводится в форме регулярных и долговре.менных социальных практик, поддерживаемых с помоиц.ю социальных неформальных норм .

Сочетание макро- н микроуровпей исследования позво.тяет, по мнению диссертанта, определить не только характер, но и фундаменталыюсть происходящих институциональных изменений, влияющих на процессы воспроизводства коррупции, что создает основу для формирования прогнозов и перспектив дальнейшей трансфорхтации данного явления .

Автором выяатено, что об институциопализации (процессе превращения социатьных практик в регулярные, долговременные, устойчивые и упорядоченные) коррупции • свидетельствуют следующие признаки: коррупция выполняет ряд социальных функций; коррупция характеризуется наличием вполне определенных субъектов коррупционных взаимоотношений (патроп - клиент), распределением социатьных ролей (взяткодатель, взяткополучатель, посредшж); коррупция предполагает наличие определе}пп .

1х правил игры, норм, известных субъекта.м коррупционной деятельности; коррупция соотносится со специфическими и устойчивыми формами вербалыюй и невербальной коммуникации, 01ражаем0й в сленге и силгаолике. Критерием завершенности процесса институционатизации является создание статусно-ролевой структуры, социатьью одобренной большей частью общественности. В результате масштабы распространения коррупции могут свидетельствовать о завершенности/незавершенности процесса институционатизации, что, в свою очередь, обусловливает необходимость эмпирического исследования данного явления .

Представленный анализ коррупции с позиций инстит\ционального подхода позволил автору определить коррупцию как специфические устойчивые модели действия индивида, реализуемые на макро- и лн1кроуровне социальных отношений, в рамках существующих формальных институциональных взаимосвязей и повседневных практик неформального межгруппового и внутригруппового взаимодействия .

В третьем параграфе — «Соцйачьная архитектоника коррупционных отношений а современно.» обществе» - автор определяет и анализирует основные элементы коррупционных отношений как социальной модели: детерминанты коррупции, коррупциогенные факторы, лиц, вовлеченных в коррупционные отношения, формы выгоды от вступления в них, инструменты и последствия коррупции .

Особое внимание в параграфе уделяется исследованию взаимосвязи следующих понятий: «коррупционная иерархия», «коррупционная вертикаль», «коррупционная сеть» и «коррупционная ловушка». Автор считает, что в трансформации коррупционных отношений следует разграничивать понятия «коррупционная иерархия» и «коррупционная вертикаль». Так, по мнению автора, коррупционная вертикаль - это совокупность коррупционных возможностей, а также объемов, направлений и механизмов их реализации на различ1гых уровнях управления организацией .

Коррупционная вертикаль не включает в себя системные, теневые взаимодействия между высшими и низшими иерархическими уровнями внутри организации, на которых и базируется коррупционная иерархия, включающая в себя отношения контроля теневых доходов и коррупционгюй субординации высших и низших уровней управления .

Коррупционные вертикали существуют в тех организациях, уровень потенциальных коррупционных возможностей которых сравнительно невелик, а сами указанные возможности не являются постоянными и реализуются время от времени, - в подобной ситуации отсутствует объективная необходимость формирования коррупционной субординации внутри организации, поскольку коррупционные доходы не являются основным источником существования ее сотрудников. Напротив, в организациях с высоким или растущим уровнем потегщиальпых коррупционных возможностей, с ускоренно растущей потенциальной коррупциоемкостью должностей по ^fepe увеличения уровня управления возникает возможность формирования коррупционной иерархии - гораздо более сильной в интегративном смысле формы функционирования социально-экономических взаимосвязей по сравнению с коррупционной вертикалью .

Автор делает вывод, что коррупц(юнная иерархия организации есть коррупциошгая вертикаль, соединенная с внутренней коррупцией, которая может иметь и исключительно скрытую форму, В1.1ступая в качестве блата, патронирования, например, в процессе вертикальной ротации кадров. Коррупционная иерархия реализует следующие взаимосвязанггые функции: «круговой поруки», регулирования коррупционных возможностей, защиты от внешних угроз, ротации кадров, репродуктивную функцию .

В диссертации подчеркивается, что в целом коррупционная иерархия позволяет снизить риск дисфункциональности организации, обесггечивает регулярное поступление коррупциошгых доходов при миггимальном риске разоблачения. Здесь уже имеет место не просто единичное преступлегн1е коррупционггого порядка, а хорошо организованггая системная коррупция .

Важной особенностью функционирования коррупционных иерархий является то, что с ростом уровня управления коррупционные позмюжности, как правило, не только увеличиваются, но и трансформируются, качественно видоизменяются, приобретая более скрытую, более организованную и соответствоню более сложную с точки зрения выявления и эффективного противодействия форму .

Расшире1нюе воспроизводство коррупционных сделок па условиях взаимовыгодьюго обмена приводит к фор.хшропанию сложно!! коррупционной сети мелстичностных отношешнй и сообществ. Раскрывая специфику понятия «корруп1щонная сеть», автор исходит из того, что корругщионная сеть способствует осуществлению любых незаконных сделок на базе отношений конкуренции, иерархии и солидарности (меркантильности, подчинения и доверия). Сила сетей обусловлена тем, что они с гибкостью реагируют на требования к безопасности и процедурной рациональности в комбинации и оперировании вышеуказанными тремя переменными .

Таким образо\!, сеть создает паутину подходящих партнеров, которые заинтересованы как в определении проблем, подлежащих разрешению, так и в их разрешении .

Коррупционная сеть характеризуется своей запутанной деятельностью и многообразием умений ее членов. С помощью повторяющихся действий, соучастия, стремления к поддержанию связей и их стабильности спорадическая организация начинает казаться незаменимой и постепенно укрепляет свою структуру. Коррупционные сети в государственных органах власти способны сфор.мнфовать корру\нп1рованную пирамиду управления, где каждый из слоев имеет поступления с уровня контролируемой им внешней среды .

Общие тенденции эволюции коррупционных отношени15 в настоян1ее время - это постепе1нюе умножение их форм, переход от эгиподической и низовой коррупции к системной, при которой коррупция становится частью систехпл управления, охватывает все или почти все основные сферы социа,!ьно11 жизш1. Системная коррупция неразрывно связана с понятием коррупционной ловушки - крайне характерным явлением для развивающихся стран. Суть коррупционной ловушки заключается в следующем: чем распространенней является коррупция, тем будет меньше вероятность наказания для каждого отдельного коррумпанта, в результате формируются коррупционные иерархии, развиваются технологии дачи взятки, что ведет к закреплению коррупционной формы поведения, встраиванию ее в систему других социальных норм. В результате коррупция становится настолько обычной и ожидаемой, что отказ от нее воспринимается как нарушение обшепргшятого порядка. В итоге коррупция устраивает каждого индивида, так как к ней нричаст1Ю практически все общество, и система оказывается в равновесии, то есть в корруициопной ловушке .

После сформированности тако11 ловушки возврат к начальным (дореформенным) условиям уже не приводит к ее разруию1н1ю .

Автор на основе проведенного анализа делает вывод: причины возникновения и воспроизводства коррупционных отношений лежат в постоянно развивающихся и изменяющихся условиях взаимодействий гражданина и государства. По этой причине исследование коррупции предполагает в первую очередь уяснение ее природы и причинной взаимосвязи с другими явлениями. Нес\ютря на то, что коррупция представляет собой ^нюгoacпeк•тнoe явление, которое рассмагривается и изучается как экономическая, политическая, юридическая и культурная проблема, именно исследование данного феномена социо]югически\н1 методами дает надежную основу для проектирования эффективных а т икоррупц1Ю1П!ых мер .

Вторая глава - «Институцнонализация коррупции в России: историкосоциологический анализ» - посвящена изучению возникновения и институционализации коррупционных отношений в период XI - начала XXI в. с учетом специфики социально-эко1юмической, политической и культурной ситуации, характерной для конкретных исторических этапов развития нашей страны, а также анализу процесса формировагшя и развития механизмов противодействия корру пции .

В первом параграфе - «Социапьиая обусловленность возникновения и развития коррупционных проявлений на Руси» - автор на основе анализа исторических источников приходит к заключению о том, ^гто в указанг1ый период появлегше коррупции связано с первоначаньным делегированием или узурпацией права управлять некоторой социальной общностью, разделением труда в сфере управления, выделением группы людей, обладающих таким правом и вoз^южнocтями .

Анализ исторических данных позволил автору доказать, что история Руси демонстрирует очевидную связь коррупции с сггстемой государственного управления и особенно со сферой государственной власти и что их развитие шло параллельно, несмотря на стремление власти оргагнгзовать борьбу с этим социальным явлением .

История развития коррупции как «легального» типа социальных взаимоотношений относится к IX - X вв., когда на Руси возникает по примеру Византии институт «кормления» - древнерусский институт направления главой государства (князем) своих представителей (воевод, наместников) в провинцию без денежного вознаграждения, где население должно было содержать не только самого наместгшка, но и весь его аппарат .

Коррупция в процессе исторического развития претерпевала определенные изменения, приобретала различные формы: «почесть», «поминки» и «посул». Различия между указанными коррупционны.\т явлeння^u^ заключалась в следующем. Почесть как форма добровольного приноще[1ия существовала со времен Киевской Руси и была призвана выразить уважение тому, кто ее удостаивался. Уважительное значение «почести» присутствует и в русском обычае одаривать уважаемого человека, в особишости высокое начальство. Почести и поминки рассматривались как законные отношения, и только посулы оценивались как нарушение закона и были собственно взятками в современном смысле этого слова. Закоьюдательство Х1У-ХУ1 вв .

решительно осуждает посулы, понимая под ни^ш подношения, связанные с неправильным решением дела. Однако уже в XVII в. «почесть» приобрела новое значение — как разрешешюй взятки. Эта трансформация подношений в ХУП в. как нельзя лучше демонстрирует происхождение мздоимства, которое распространилось на основе широкой практики подьюшегшн «почести» чиновникам, формально не запрещенной в допетровской Руси .

Автор обращает внимание на то, что к XV веку коррупция в России приобрела характер системы. Кормление трансформировалось в лихоимство (подкуп за действия, нарушающие действующее законодательство) и мздоимство (за действия без нарушения закона) .

Во второ.м параграфе - «Коррутщонные отношения в Российской империи:

тендешрш формирования и механизмы противодействия» - отмечается, что на данном историческом этапе проявление и распространение коррупции обусловлено целым комплексом причнн .

Во-первых, противоречивый характер государственной политики гю формированию и содержанию управленческих структур (с одгюй стороны, осуждение взяточничества и введение мер уголовного и административного характера за должностные правонарушения, а с другой - сокрс ^гние расходов на содержание государственного аппарата и фактическое поощрение «подношений» и «почестей») .

Во-вторых, несовершенство законодательства, в котором долгое время отсутствовали санкции за коррупционные действия .

В-третьих, в обществе того времени не существовало структур, которые позволили бы ему участвовать в государственных делах, тем самым способствовали бы ограничению корругщии среди чиновничества .

В-четвертых, бездействие либо отсутствие контролирующих органов .

Специальные органы контроля за работой государственных учреждений создавались Jшшь периодически, однако их деятельность жестко регламентировалась государством .

В-п5ггых, в укорененности коррупции играли немаловажную роль моральнонравственные ценности - нопустительство к использованию служебного положения в личных целях в коллективе сослуживцев.

Среди причин живучести взяточничества и коррупции, на наш взгляд, следует также назвать социологический фаетор:

передававшиеся из поколения в поколенне сложившиеся традиции, стереотипы .

В ходе анализа было подтверждено, что коррупция как социатьное явление тесно связана с традициями общества, 1 не является следствием особых черт русского Ю нацнонального характера, она нороукдатась внутренней политикой правительства, которое давало возможность «кор\н1ться от дел», и яатялась неотъемлемой частью установившейся системы управления .

В третьем параграфе - «Коррупционные отношения и механизмы трансформации антикоррупционной политики в Советской России» - раскрыты особенности институ'ционашгзагщи коррупции в советский период развития российского общества .

Автор доказывает, что истоки коррупции в указанный исторический период заключаются в самом процессе советского государственного строительства: негюмерное разрастание бюрократического аппарата; криминапизация атастных отношении; низкий уровень заработной платы госслужащих среднего и низшего звена; отсутствие обществен[Юго контроля над деятельностью органов государственной власти;

несовершенство законодательства, регулирующего отношения власти и частного канитата. В свою очередь, «узаконите» взяточничества (особе1шо мелкого) шло параллельно с превращением советского общества в подвластное население, обязанное платить некую дань чиновникам. В новом «формате» взятка постепенно переставата быть нарушением норм морати и права .

В диссертации подчеркивается, что осЕювные прнчи[1ы распространения коррупции в Советской Росст1 заключан1сь в следующем. Во-первых, отрицание самого термина «коррупция» п тем самым самого явлегшя заранее обрекато на неудачу любые меры по борьбе с его частными уголовно наказуемыми последствиями. Вовторых, бесконтрольность партии и власти, точнее - их самоконтроль и практически неприкосновенность высших советских и партийных сановников. В-третьих, с коррупцией среди государственного аппарата боролись исключительно сами представители аппарата, что приводило к двум последствиям: а) боровшиеся были не в состоянии менять коренные причины, ее порождавшие, поскольку они восходили к важнейшим условия.м существования самой системы; б) борьба против взяточничества нередко трансформироватась в борьбу против конкурентов на рынке коррупционных услуг. Таким образом, для России не было характерным привлечение к этой борьбе общественности .

В-четвертых, коррупция нередко представляла из себя единственно возможное средство внедрения рыночных отношений в плановую экопомик-у. Именно об этом свидетельствовала vKopefieHHOCTb данного явления как организатора теЕ1евого рынка, и именно поэтому она расширялась по мере ослабления тотального контроля .

Автор подчеркивает, что главная причины.масштабности коррупции в данный период развития России - это участие в ней каждого гражданина. На бытовом уровне постоянный дефицит и распределительная система привели к созданию всеобщей систе.мы подношений за все виды дефицитных товаров и услуг. [Небольшие взятки, «благодарность», подношешя воспринн.мались массовым сознанием практически как норма, как естественная форма отношений людей, скорее как проявление уважения, чем унижающий другого человека поступок. Успешность человека зависела не столько от трудового усердия, сколько от его места в системе Jшчныx отгюшений с «нужными людьми», такие социальные отношения были представлены в виде блата .

Автор приходит к выводу, что коррупция при социализме как продажа статусных возможностей или продажа обобществленных прав собственности в распределительной системе заложила основу нынешней современной коррупции, основанной также на распределяющей, рег'лирующей, контролирующей функциях государства в сочетании с приватизацией государственной собстве1щости .

В четвертом параграфе - «Коррупция в современном российском обществе:

основные тенденции и проблемы политики противодействия» - исследована современная специфика распространения и проявления коррупции в российском социуме, а также проанализированы особенности антикоррупционной политики государства, позволяющие определить основные проблемы обгцественного у ч а и и я в процессах предотвращения коррупции .

На основе проведенного анализа автор приходит к выводу, что в настоящее время в Российской Федерации в целом сформированы правовая и организационная основы противодействия коррупции. Однако автор подчеркивает, что данные офицнатьной статистики, экспертных оценок, а также различных социологических исследовар1ий указывают на то, что коррупция в нашей стране не только остается одной из серьезнейших пробле.м, 1ю и продолжает обостряться. Так, в 2011 году отмечается снижение по сравнению с 2010 годом выявленных правоохранительной системой преступлений коррупционной направленности: снижение фактов коммерческого подкупа составило 11%, получения взятки - 10,3%, дачи взятки - 6,1%. Однако С1тжение числа выявленных преступлений коррупционной направленностн обусловлено Fie уменьшением уровня коррупции в стране, а недостаточно результативной работой правоохранительных органов в \словиях крайне высокой латептности коррупц1ш .

По м}1ению диссертанта, ситуация с распространением коррупции в России стала приобретать системный характер, об этом свидетельствует тот факт, что количество уголовных дел, направле[щых в суд, остапось практически неизменным, но зато выросло число оправданных лиц, дела которых прекращены «за отсутствием события состава преступления» или «за непричастностью». Так, по итогам первого полугодия 2010 г. количество закрытых дел по указанным основаниям в два раза больше, че.м за такой же период 2009 года. Интересно, что наиболее распространепиьг\г видом наказания за преступления коррупцношюй напраатенности является условный приговор, который определен почти в 55% случаев .

Масштаб проблемы подтверждается не только уровнем распространения коррупции, но и степенью ее корененности в российском обществе. Так, в январе 2011 г .

83% россиян оценивают уровень распространения коррупции в России как высокий (+3% к результатам аналогичного опроса в октябре 2010 г.), 46% опрошенных россиян считают, что уровень коррупции в стране повышает : (+10%), 34% респондентов не отмечают роста (-7%), н лишь 8% по-прежиему отметили снижение уровня коррупции' .

По данным Института психологии РАН, большинство граждан толерантно к бытовой коррупции", а шикни уровень правосознания как граждан, так и чиновников на местах порождает условия для злоу потреблений в самых различных сферах. Согласно результатам исследования, проведенного в 2010 году но инициативе Торговопромьшгленной палаты РФ, около половины граждан готовы инициировать дачу взятки, «если «цена вопроса» дороже взятки» (51%), а почти две трети наших граждан пойдут на коррупционное преступление, «если нет иных способов решить вопрос» (63%)^ .

По данным исследования, опубликован1юго Институтом социологии РАН в июле 2011 года, 86% граждан считают, что антикоррупционная политика не приводит к улучшению ситуагцш. Растет доля граждан, обеспокоенных масштабами коррупции и безответственностью бюрократии (с 24 до 44 % в послед)Н1е годы)" .

Следовательно, граждане пашей страны разуверились в эффективности государственной антикоррупционной кa^шaнии. Сегодня только 5% опрошенных считают эффективными усилия правительства, направленные на борьбу с коррупцией, и никто не назвал их «очень эффективными». В 2010 году таких было 18% и 6% соответственно' .

Диссертант отмечает, что коррупция снижает действенность законов, ведет к расслоению общества из-за перераспределения обществе]1ных благ в пользу узких групп лиц, подрьшает доверие населегшя к власти, создает разрыв между декларативными и существующими ценностя\ш, формируя тем самым у граждан страны двойные стандарты поведения. Все это нарушает принципы социальной справедливости, повышает напряженность и порождает депрессивные настроешш в обществе .

Автор, анализируя основные проблемы, встающие на пути общественного участия в процессах предотвращеггия коррупции, приходит к выводу, что на сегодняшний день отсутствует закополательная основа для гражданского участия в противодействпи коррупции, не сформированы конкретные механизмы взаимодействия государственных и негосударственных структур, а также вовлечения и активизации институтов гражданского общества в противодействии дангюму явлению .

В диссертации подчеркивается, что в числе важнейших задач государственной антикоррупционной политики - коренной перс-том общественного сознания. В обществе должна сформироваться атмосфера жесткого неприятия коррупции. Добиться этого можтю путем планомерного совершенствования антикоррупциоптгого законодательства, повышения культуры населения, достижения максиматьпой г1розрач1юсти процедур предостаатения государстве1нн,1х услуг, а также постоянной про(])илактической и предунредительтюй работой всех государственных органов и институтов гражданского общества .

В третьей главе - «Детерминанты пистнпгуцио/китации коррупции в российском обществе» - осу ществлен комплексный аначиз детерминант коррупции в фаггсформирутошемся российском обществе. В преамбуле к главе автор отмечает, что ' Проблема коррупции в России. Опрос Фонда «Общественное мнение? проведен 22—23 января 2011 г-ода .

Опрошено 1500 респондентов в 4 3 субъектах РФ. URL: httpi/'bd.fom.m/report'map'dl 10412 " Психология коррупции: анализ, теория, практика. Материалы конференции. Институт психологии Р А Н, СанктПетербургский униве^китет М В Д, Санкт-Петербургская акмеологическая академия. 2007 .

' М о н и т о р и н г состояния малого и среднего предириинмательства в субъектах РФ. Обобщенные результаты анкетирования территори.гтьных т о р т в о - п р о ч ы ш л е н н ы х палат и рукОЕОдителеи предприятий в ра\1ках м о и и т о р и н т. оргашгзованного Т П П Р Ф совместно с МиЕГЭкономразвития России. М.,,2011. С. 2 .

" Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических за.черов): АналитическиП доклад / Институт социологии РАН. М., 2011 .

• Барометр Мировой Коррупции 2012 - Трансперенси Ингернешнл .

изучение детерминант коррупции сопряжено с рядом серьезных трудностей и прежде всего с тем, что характер данного яатения определяется не каким-то отдельным фактором, а целым комплексом причин. При этом выделить и оценить степень воздействия каждого в отдельности чрезвычайно трудно .

В первом параграфе - «Социашю-экономичестш факторы трансформации коррупционных отношений» - раскрыта специфика влияния социально-экономических факторов на процесс институционализации коррупции в российском обществе .

Коррупция, как и любое другое социальное явление, находится в тесной зависимости от уровня развития социума, от характерных для него социальноэкономических отношений и соответствуюнщх им интересов и форм их реализаЕцзи .

Автор на основе анализа тенденций развития российского общества в период с 70-х 1г .

XX века определяет, что к числу основных социатьно-экономических детерминант коррупции следует отнести:

— экономическую нестабильность, проявляющуюся прежде всего в неконтролируемых инфляцион[1ых скачках, стандартным следствием которых является внезапное обесценивание дершжпого содержания государственных п муницинштьных служащих, провоцирующее их искать любые источники доходов;

— формирование социального слоя, имеющего сверхвьгсокие доходы, следовательно, свободные деньги его мог\ т широко использоваться для подкупа;

— завышенные темпы приватизации государственной собственности;

— отсутствие эффективной рыночной конкуренции, позволяющее получать необоснованные сверхдоходы;

— традиция уравнительного подхода к оплате труда государст веш)ых и муниципальных служащих, провоцирующая стремление к незаконным средствам компенсации дополнительр!ых заграт .

Диссертант полагает, что основу советской коррупции составляла тотальная распределительная система в условиях постоянного дефицита товаров и \слуг-. Как указывает Я. Корнай', дефицит автоматически порождает черный и серый рынки, а их функционирование и защита поддерживаются коррупцией. С дефицитом, как и с коррупцией, тесно связано такое явление, как «блат», чрезвычайно распространенный в СССР и до сих пор, правда, в меньшем масштабе существующий в современной России .

Блат граничит с оказанием услуг по знакомству. Однако в СССР его главным источником бьш тотатьный дефицит. В результате блат был огромнььчг, всепроникающим рынком обмена возможностями доступа к дефициту. Люди обменивались не товарами, а возможностями их приобрести. Естественно, что многие предлагали возможности, которые были им доступны в силу служебного положения, и, чтобы получить доступ к чужому дефициту, они должны были приватизировать часть своего дефицита .

Автор доказывает, что значнтельрюе влияние на рост коррупции оказывают резкое изменение степени поляризации общества по уровню доходов и уровня экономической нестабильности. Становление рыночных отношений в России сопровождатось стремительным ростом как неравенства в распределении доходов, так и коррупции. О натичии огромного социально-экономического неравенства свидетельствуют данные Росстата, согласно которым в 2009 г. коэффициент фондов (разница между денежными доходами 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан) достигла 16,7 раза. Если на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходился 31% общего объема денежных доходов, то па долю \0% самых бедных Корнал я. Дефицит. М., 1990. С. 45 .

всего 1,9%. Причем дифференциация доходов населения России почти вдвое выше, чем в странах СНГ' .

Результат отражения в массовом сознании такого неравенства можно измерить:

индекс терпимости людей к м а т е р и а л ь н о м у расслоопно, к отличию одного человека от другого в рамках «богатство-бедность» в США достигает цифры 100 и больше раз, в Швеции - до десяти, в России - только 3-4 .

Превышение привычного индекса терпимости ведет к напряженности в социаль)1ых отношениях. Кроме того, колоссальное соцнальпо-зко1юмическое неравенство и возросшая гн|фляция усиливают недовольство людей собственным материальным положением. И поскольку высокие доходы сегодня проще получить, занимаясь перераспределе1п1ем, а не производством, люди все чаще останавливают свой выбор па карьере 1П1П0В1П1ка, обладающей психологической привлекателыюстью в виде незакоппой кo^raeнcaции за коррупционное обогащение других индивидов. Для России характерна высокая степень социальной дифференциации, но при этом обогащение тех или иных нндг[видов зачастуро происходит за счет использования коррупционных механизмов. Как показывают социологические опросы, 41% граждан убеждены, что в нынешней России люди становятся богатыми исключительно за счет «воровства, разграбления страны». Одновреме(шо на «злоупотребление служебным положением, взятки, коррупцию» в качестве источников обогащения указали 40% опрошенных, на «ж-ульничестпо, обман» - 39% .

Автор приходит к выводу, что российский вариант зконо\н1ческих реформ изначально был ориентирован на преимуществепЕЮ коррупционные механизмы приватизации национального достояния. Коррупционные стереотипы экономического поведения постепенно стали госполтствующими среди предпринимателей всех уровней .

Российский бизнес начат рассматривать коррупцию не только как важнейший фактор экономического успеха и конкурентной борьбы, по и как инструмент прямого влияния на экономическую политику государства .

Второй параграф - «Общественно-политическое устройство общества и коррупщш: проблема коррелящт» - содержит анализ взаимосвязи коррупции и особенностей общественно-политического устройства. Автор, опираясь па исторический анапиз фактов, приходит к выводу, что уровень коррупции в общественных отношениях напрямую зависит от сложившегося в государстве политического строя. Так, ослабление тоташтар1юго режима вызьшает естественный рост уровня к•oppy^шиpoвaн^юcти социальных отпоше1гий, однако, в свою очередь, рост коррупции в датьнейшем тор.\юзнт формирование демократических институтов и свободного рынка .

Диссертант приходит к заключению, что наиболее высокий уровень коррупции наб;подается в неразвитых демократических режимах с элементами авторитаризма (или авторитарных с эле.мептами де.\юкратии). Это обусловливается, по мнению автора, следующими фактора%п1 .

1. Сложный, силыю бюрократизированный характер функционирования государственного аппарата, низкий уровень его транспарентности .

2. Отсутствие действенного общественного контроля за фупкцио1щрованием институтов государствешюй власти, присущего развитым формам де\юкратии .

3. Верхушечную коррупцию в неразвитых демократических или авторитарных режимах подгттьшает теневая деятельность крупных корпораций, пытающихся «купить власть» на различ[1ых уровнях, вплоть до высшего .

' Социальное положение и уровень жизнн населения Росснн. 2009: стат. сб. / Росстат. М., 2009 .

4. Авторитаризм и неразвитая демократия, как правило, существуют в рамках рынков несовершенной конкуренции, олигополии и ^юнoпoлии в различных отраслях экономики. Рыночные институты защиты нрав собстве}1ности обычно не развиты или вовсе номинальны, а судебные решения неэффективЕ1ы, в т.ч. но тем же коррупционным причинам. Именно для обеспечения и защиты прав собственности используются коррупционные механизмы как на уровне крупных корпораций, так и на уровне отдельных физических лиц. По сути, проблема заключается в том, что эффективтгость коррупционного решения экономических проблем в такого рода обществе выше, чем эффективность их решения по закону .

5. В описанных выше экономических условиях деятельность крупных корпораций, как правило, непрозрачна, широко развита практика ведения двойной бухгалтерии, что создает объективные предпосылки для формирования и развития коррупции в негосударственных организациях, выступающей в форме так называемых «откатов» .

6. Имеют место низкий уровень легальных доходов (как граждан вообще, так и особенно государственных служащих) и высокая степень их дифференциации - данный макроэкономический фактор является важнейшей предпосылкой формирования и усиления коррупции .

В совреметюй России помимо изложенных выше действуют еще несколько факторов, усиливающих действие коррупционных механизмов в обществе, а именно:

1. Отсутствие прозрачности в деятельности органов власти. Основной проблемой, возникающей в Российской Федерации при реализации международных принципов транспарентиости органов власти, является то, что принцип открытости и презумпция открытости информации подменены 1гллюзорной открытостью органов власти и презумпцией закрытости информации, в связи с чем вся информация в органах в.тасти 1ЮСИТ закрытый характер .

2. Неукорененность демократических политических традиций, как-то:

несформнрованность политической культуры, несовершенство законодательства, неразвитость гюлнтической ответственности и т.д .

3. Слабость гражданского общества, фактическое отчуждение большей части населения от власти, в частности от управления имуществом, от правотворчества и правоприменения, которое уже само по себе постоянно воспроизводит основания зависимости гражданина от чшювника. Демократическое государство в состоянии решать проблемы только в кооперации с институтами гражданского общества .

Ухудшение социатьно-экономического положения граждан, вызываемое этим разочарова[П1е, приходящее па смену прежним надеждам, - все это способствует отчуждению общества от власти, изоляции последней. Между те.м ни низовая, ни верхушечная корргщня не \югут быть гюдавлены без усилий общественных организаций .

4. Неэффективность государственгюго управления. Согласно данным международных экспертов, по эффективности государственного управле1шя и качеству публичных услуг Россия в настоящее время находится среди стран, которые намного уступают ей гю уровню экономического развития и человеческому потенциалу. В частности, в рейтинге международной конкурентосиособности Всемирного экономического форума за последний год Россия опустилась с 89-го в 2005 г. до 133-го.места в 2012 г. по показателю «качество государственных институтов» .

Автор приходит к выводу, что сама по себе борьба с коррупцией в рамках режимов с неразвитой дехюкратиен ite снособна ни собственно снизить уровень коррумпированности государственного аппарата, ни с..лать штасть более «прозрачной» .

Следовательно, важное значение в отношении противодействия коррупции могут иметь наличие устойчивых традиций демократии в обществе и, как следствие, высокая степень общественно-политических свобод .

В третьем параграфе - «Деформсщия общественного правосознания как институщ1опа1ьный фактор коррупции в России» - автор на материалах социологических исследований доказывает, что в российском обществе доминируют установки, поддерживающие традиционное для социума пренебрежительное отношение к формальному нраву. Такое отношение к праву, по ^ПIeнию автора, сложилось под влиянием широко распространещюй практики невозможности или редкой возможности добиться успеха даже при соблюдении законов, общего ощущения неправового характера связи общества и личности с государством. В условиях требований соблюдать закон при заведомой невозможности защитить законные права легитимными же методами рождаются правовой нигилизм и правовое «двоемыслие» .

Действительно, с одной стороны, именно государство в лице его законодательной и судебной власти яв.пяется источником 1юр.мативного регулирования жизнедеятельности общества. С другой стороны, та же власть в лице, например, органов государственной и.муниципальной службы становится зачастую препятствием для реализащш этих норм в жизнь. Так, готовность предпринимателей обращаться в суд, достаточгю высокая в случае нарушения их законных прав другими предпринимателями или физическими лицами (86%), резко снижается, если их гипотетическими контрагентами становятся органы аласти (до 54%)'. Одновременно четырехкратно - с 11% до 40% - возрастает доля тех, кто не будет пытаться отстоять свои права, если ответчиком будут не другие предприниматели, а органы власти. Нежелание многих предпринимателей обращаться в суд, если на стороне ответчика будут органы власти, исходит нз уверенности, что правило «перед законом все равны» в России не действует .

Кроме того, результаты исследования показывают рекордггое за последние восемь лет падение доверия населения к судам - до 29%', что ниже аналогичного показателя доверия к полиции, к которой россияне всегда относятся с лрадиционной настороженностью. В числе причин, которые мешают судам эффективно работать, в качестве основ1юй 31% россиян называют недобросовестность и взяточничество судей .

Лишь затем с заметным отрьшом следует такой фактор, как давление со стороны властей, на него указывают 23% респондентов .

Как показывают социологические исследования, в различных группах российского общества сформировался довольно устойчивый рост установок на нетрудовой образ жизни, с которым тесно коррелируют тенденции укрепления в сознании и мышлении людей правовой аномии, вследствие чего все большая часть их в принципе допускает возможность совершения неправомерных деяний, готовность к выполнению пассивной, несколько реже - активЕгой роли в системе коррупционных отношений. Коррумпированность российского общества усуг'бляется еще и воспитанием патернализма, который ориентирует население не на использование официалыю устаьювленных механизмов защиты прав (в том числе методов гражданского публичного давления), а на неформальное заступничество, на помощь алнятельпых лиц. Граждане склонны решать проблемы внеправовыми способами ввиду их большей практической эффективности .

• Дамаскнн О.В. Коррупция состояние, причины, противоденствие. М. : И Д «Триумфальная арка», 2009. С 114 .

- Сатаров Г.А., Римский В.Л., Благовещенский Ю.Н. Социологическое исследование росснПскоп судебной власти .

СПб.; Норма, 2010 .

Диссертантом показано, что, буд'чи порождением коррупции, правовой нигилизм становится выражением правового бескультурья, а последнее - органическим составным компонентом ее питательной среды. Автор отмечает, что уровень правосознания отдельного индивида, представителей государственных и общественных структур еще невысок, и это является существенным препятствием в проведении эффективной государственной антикоррупционной политики .

Анализ, проведенный в параграфе, позволил автору прийти к выводу, что дисфункции инстит'тов социализации, отсутствие единства в базовой системе ценностей общества препятствуют выработке ценностно-нормативных стандартов права, становясь причиной противоправного, в том числе и коррупционного, поведения людей .

Исследование показывает, что сегодня правовая культура российского населения.мозаична и характеризуется ростом отклоняющегося, а также и коррупционьюго сознания и поведения. Эти тенденции свойственны гтрактически всем слоям российского населения, но одни из них высту пают преимущественно активными, другие - пассивными субъектами коррупционных отношений, а третьи попеременно исполняют на разных их уровнях роли тех или других. Все это отражает рост масштабов и коррупционных отношений, обусловленных усилением девиантности правового созпа1тя, мышления и поведения не только коррумпантов, но и все более широких масс населения .

Следовательно, коррупция в российском обществе является одним из самых опасных факторов, дефорлшрующих од1ювременно не только личгюсть, общество и государство, но и правосознание как отдельного индивида, так и всего социума в целом .

В четвертом параграфе - «Социачьно-псгаологические детерминанты коррупционного поведения» - автор определяет, что первопричина коррупционного поведения заключается в самой природе социальных отношении. Питательной средой коррупции яш1яются жизненно важные для индивида и социу.ма биологические, социатьные и духовные составляющие - потребности, ценности, социально-обменные процессы и т.д. Императивные в силу своей естественной значимости, они даже при незначительном искажении и одновре.менной деформации социального контроля могут вовлекать индивида и общество в социально-деструк-тивную деятельность .

На основании этого автор выдаляет два условия, которые существенно определяют или облегчают включение индивида в коррупционные отношения: девиация потребностей, ценностных ориентации человека; нарушение социально-обменных процессов, деформации социального контроля систем управления .

В соответствии с данной моделью нредрасположенность отдельной личности или социальной группы к коррупции формируется в процессе жизнедеятельности под воздействием микрофакторов для отдельного индивида, отдельной личности и макрофакторов-для социальных фупп .

Диссертант выделяет и анализирует следующие микрофакторы, оказывающие воздействие на предрасположен1юсть индивида к коррупции: характер воспитания;

система ценностей индивида; частота попадания в коррупционные взаимодействия;

влияние социального эталона; отношение к религии; этническое отождествление и национальная культура; личное отношение индивида к коррупции .

Автор определяет и исследует следующие макрофакторы, способствующие вовлечению в коррупционные отношения: исторические предпосылки развития страны;

менталитет социума; характер взаимоотгюшений общества и власти; эффекпивность антикоррупцион[юй политики государства; степень социальной дифференциации;

моральная деградация общества .

в заключение автор делает вывод: выделенные ^нIкpo- н макрофакторы в совок'пностн оказывают влияние как на социум в целом, так и на отдельные социальные группы, формируя таким образом определенное отношение к коррупции (одобрительное или неодобрительное), характеризующееся степенью предрасположешгости к данному явлению каждого отдельного индивида .

Пятый параграф - «Коррупционачизация власти как фактор деформации государственного управления» - посвяще)! анализу совокупности факторов, способствующих и непосредственно участвующих в коррупщшнатизации российской государственной власти .

Автор обоснованно констатирует, что одрщм из ключевых факторов является государственная практика отказа от оплаты труда чщговников или их низкое материальное обеспечение, а так-же недостаточная заинтересованность в результатах собственного трчда. Хотя практика «кормлений» на Руси и была официально отменена в середине XVI в., однако государственные доходы еще долго не позволяли содержать регуляргю оплачиваемый бюрократический аппарат. «Кормления» чиновников за счет поборов с населения прочно вошли в национальный менталитет как элемент культуры управлегшя. Специфика проблемы заключается в том, что повышение заработной платы должностных лиц не может рассматриваться как самодостаточная мера противодействия коррупции, однако низкие зарплаты, как правило, сопровождаются значительной коррупционной активностью .

Значимым фактором, сопровождаюиигм гювьниение уровня заработ(юй платы, должно быть изменение характера самой государственной службы в направлении придания ей свойств публичности. В нынешней ситл'ации, с одной стороны, чиновники в большинстве своем подотчетны только перед споим негюсредственным руководством, с другой стороны, общество, имея лишь гипотетическую возможность повлиять на их деятельность, в то же время не имеет вoз^южнocти их контролировать .

Все это позволяет заключить, что вторым фактором коррупщюналнзации власти являются нарушение меритократических принципов отбора и деформация кадровой политики, способствующие самовоспроизводству групп, связанных устойчивыми коррупционными отношениями. В этой сит'ации опасность, по мнению автора, состоит в ограничении конкуренции и подавлении отбора лучших люде!!, что в итоге приводит не только к увеличению коррупции, но и к стагнации всей системы государствегнтого управления. Дат1ый технологический произвол в конечном итоге ведет к таким негативным фактам, как: использование служебного положения в личных корыстных целях (36,5% респондентов), недобросовестное исполнение своих обязанностей (33,4% респондептов), оказащге предпочте1П1Й отдельным гравданам (31,1% респондентов)' .

Третьим фактором, способствующим коррупционализации власти, яштяется ослабление государственною и общественного контроля за деятельностью чиновников .

Непрозрачность власти означает, что для широкого круга лиц она представляет собой закрытую стру ктуру, где доступ к информации о деятельности власти, о процедурах принятия решений властными структурами сильно ограниче}!, действия субъектов, наделенных властными полномочиями, непонятны, влияние на принятие решений органами власти населением и формирующимися структуралш гражданского общества крайне затруднительно .

Четвертым фактором коррупционализации власти, тю мнению атора, является деформация корпоративно!"! культуры и этики государственных служащих. Ста1ювление государственной службы России в условиях административ1!0й реформы ' Индекс:СППГС-12. с. 18 .

сопровождатось трансформацией корпоративной культуры, которая унаследовата ряд отрицательных черт, присущих как дореволюционной, так и советской модели госслужбы. К ним можно было отнести такие черты, как личная зависидюсть служащих от выщестоящих должностных лиц, их материальная зависимость от клиентов и в связи с этим высокий уровень коррупции, отсутствие гарантий против произвольных увольнений, личная система всех назначений и др.'. Следовательно, состояние корпоративной культуры государственной службы в цело.м люжно оценить как невысокое: лищь 5,4% респондентов оценили его как высокое, более 50,0% дати низкую или скорее низкую оценку^ .

Пятым фактором в процессе коррупционатизации власти является сращивание бюрократии и бизнеса, под которым понимается непосредственное (открытое или завуатированное) противоправное участие чиновников (лиц, занимающих государственные должности, государственных и муниципальных служащих) в предпринимательской деятельности. Данное явление не является собственно российским «изобрете1тем» и известно в ^н^pe с того момента, когда чиновник научился незакощю испо:гьзовать своп властные полномочия и возможности для негюсредственного осуществления предпрщщмательской деятельности .

Проанализировав в данной главе де1ер\шнанты институционан13ации коррупции в российском обществе, автор отмечает, что связь между коррупцией и порождающими ее детерминантами двусторонняя. С одной стороны, устранение факторов, способствующих развитию коррупции, усугубляющих ее тенденции, должно способствовать уменьшению коррумпированности чиновников. С другой стороны, масштабная коррупция консервирует и обостряет имеющиеся социально-экономические проблемы, создает трудности для их разрешения, тем самым препятствуя устранению факторов, детерминирующих корруппионные процессы. Отсюда следует, что, вопервых, уменьшить и ограничить коррупцию можгю, только одновременно сокращая влияние факторов, обеспечивающих ее существование и динамику, и, во-вторых, решению социально-политических и экономических проблем, обусловливающих распространение коррупции, будет менить противодействие как кoppy^шaтopoв, так и коррумпантов .

Четвертая глава - «Коррупция в системе совремеиных общестееииых отношений (социологический анализ)» - посвящена исследованию значения коррупции в системе современных отношений российского социума и выявлению проблем разв1!тия общественного ангикоррупционного потенциала .

В первом параграфе - «Коррупция и население: проблема понимания и оценки степени распространения в российском обществе» - диссертант на основе данных авторского социологического опроса приходит к выводу о том, что коррупция в совремешюм российском обн1естве воспринимается как величина постоянная. Каждый второй участник исследова1шя утверждает, что «коррупция осталась на прежнем уровне», невзирая на инициирование процессов, направленных на борьбу с данным явлением как на федеральном, так и региональном уровнях. Так, оценивая степень распространения коррупции в российском обществе в целом, подавляющее большинство опрошенных считают ее «высокой» - 89,9% респондентов и 97,9% экспертов (сумма показателей «очень высокая» и «высокая»), «Низкую» степень отмечают 5,2% населения и 2,2% экспертов (сумма показателей «скорее низкая» и «довольно ьпгзкая») .

' Индекс: ККГГС-2012 .

^ Индекс: СГГПГС-12 .

Как показывают результаты опроса, значит. 1ипая часть населения (66,8%) воспринимает коррупцию как одну из самых актуальных и острых проблем. Однако восприятие актуальности данной проблемы дифференцируется с возрастом респондентов: признание актуальности снижается в наиболее социально активной и работоспособной гру ппе респондентов среднего возраста 18-44 лет .

Результаты исследования убедительно свидетельствуют об отсутствии динамики уменьшения объемов коррупции, а также о том, что ее распространенность привела к преобразованию данного явления из социальной аномии в социальную норму .

Полученные в ходе опроса данные де\юнстрируют то, что восприятие в обществе коррупции как нормы поведения дифференцируется с возрастом: так, \юлодежь и люди трудоспособного возраста (18-44 лет) показьшают более высокую степень толерантности к данному явлению, считая ее естественным способом решения своих проблем. Приходится констатировать, что действителыю массового неприятия бытовой коррупции в настоящее время не наблюдается. Следовательно, данная группа может оказать сильное противодействие антикоррупцнонЕ1ым программам властей .

Проведенное исследование показало, что у россиян сформировалось следующее убеждение: коррупция - это проблема не общества, а в большей степени власти. Она является поэтому внутренней пробле.мой властных структур .

Анализ оценки респондентами степени коррумпированности отдельных институтов и оргаи1гзаций гюзволил диссертанту сгруппировать их в четыре группы:

коррумпированные организации, организации с неопределенным уровнем коррумпировашюсти, практически не коррумпированные организации, некоррумпировапные организации .

Анализируя полученный «рейтинг» организаций и учреждений, автор отмечает, что исполнительная и законодательная ветви мест}юй власти, а также учреждения, предоставляющие государственные и муниципальные услуги, относятся респондентами к первой группе. Перевес же позитивных оценок над нeгaтивны^н^ наблюдается главным образом тогда, когда речь идет о религиозных либо общественных организациях. Что же касается органов государственной власти и государственных учреждений, то они в зоне недоверия, где соответствующий институт чаще считается «коррумпированным», чем «некоррумпированным» .

В то же время высокая коррумпированность институтов государственного и муниципальЕюго управления отрицателыю влияет на степень обществентюго доверия ко всем органам власти, являющимся главными субъектами антикоррупциошюй политики, что, в свою очередь, вызывает в обществе в целом негативное отношение к осуществляемой ими государственной антикоррупцношюй политике и желанию ее поддерживать. Кроме того, кризис доверия к власти и отрицательное восприятие ее как защитника своих интересов форлшруют н обществешюм сознании отрицательное отЕюшение к формальному праву, что создает почву для развития коррупционных от1юшеЕ1ий. На основе полученных даЕЕЕЕЫх автор делает вывод, что коррупцЕЕя в государствеЕшых органах и.меет тендеЕЩИЮ не только к разрастанию, но и к инсти'гуЕЕИонализации и легализаЕЕии .

Во втором параграфе - «Причины и механизмы распространения коррупции:

социологическая сщеика» - расс.матриваЕОтся до\НЕНирующЕЕе причины коррупции в общественЕюм сознании россиян .

Результаты исследоваЕшя показывают, что граждане к наиболее важным факторам, порождаюЕцим коррупцЕЕЮ, в первую очередь ОТЕЕОСЯТ коррулннЕрованЕЕОсть власти Е1а высшем уровЕве, ЖДДЕЕОСТЬ, аморальность российских ЧИЕЮВНИКОВ И бизнесменов, несовершенство законов, слабую судебную систему, плохую работ}' правоохранительных органов в отноше[Н1и коррупционеров. Это свидетельствует о существенном разрыве между общество.м и властью, о достаточно слабой ко.ммуникации между обществом и государством, о негашвном отношении граждан к государственным служащим .

Проведешюе исследование позволило выделить две группы причин - с наименьшими и наибольшими рейтинга\ш. К группе причин с наименьшими рейтингами (им ресгюндентами придается наименьшая важность) относятся: низкая зарплата чиновников (28,8%); влияние западных стандартов поведения (33,8%);

результат внедре1шя рыночных отношений (34,5%); слишком обширное вмешательство государства в экономику (37,8%)); слабые гарантии достойного обеспечения чиновгшка при уходе с государственной службы (38,6%); исторические и культурные традиции (41,9%); нынешний экономический и финансовый криз[ю (43,8%) .

В список причин, которые оцениваются респондентами как наиболее важные, вошли: коррумпированность власти на высшем уровне (84,9%); жадность, аморальность российских чиновников и бизнесменов (83,8%)); несовершенство законов (81,2%);

падение уровня морали в обществе (80,5%); слабая судебная система (79,8%); слабость государственной власти (79,8%); плохая работа правоохранительных органов (78,5%);

мягкие наказания, отсутствие страха перед наказанием (78%); влия1ше крупных бизнесменов на власть (77,6%); круговая порука чиновников (77,5%);

неупорядочегшость контрольной деятельности государства (74%); сращивание власти и бизнеса (72,4%)); низкий уровень правовой культуры и законопослушания подавляющего числа населения (70,6%)) .

Результаты проведенного исследования показьшают, что мнения россияг! не вполне совпадают с мнением ученых, которые рш первое место среди причин коррупции обычно ставят институциональное несовершенство государства, а лишь во вторую очередь говорят о личных чертах чиновников (жадность, аморальность, правовая неграмотность и др.) и рядовых граждан (низкая правовая культура и др.). Видимо, это связано с тем, что обыденное сознание склонно персонифицировать, субъективировать причины социально-экономических явлений, придавая меньшее значение объективным факторам .

Для определения того, в какой степени коррупция представляет собой явление, оказывающее на общество негативное воздействие, диссертантом был введен в анкетирование вопрос «Представьте себе, что все чиновники в России разом перестати брать взятки. Как это может, на ваш взгляд, повлиять на решение проблем простых людей?». Результаты оказатись парадоксальными. Только 38,8% респондентов выбрати ответ «людям станет проще решать свои проблемы». 15,5% дати противоположную оценку, полагая, что «людям станет сложнее решать свои пробле.мы». 35,7% респондентов посчитали, что «это существенно не повлияет на то, как решаются проблемы простых людей», остатьные затруднились ответить. Таким образо.м, в негативном эффекте коррупции убеждены в современной России лишь 2/5 граждан .

Треть россиян считают коррупцию явлением с нулевым эффектом, а каждый седь.мой полагает, что коррупция в цeлo^r приносит пользу. Эти данные свидетельствуют, что мнение о преимущественно негативном влиянии коррупции хотя и проникло «в массы», но не глубоко. Сторонники этой наиболее науч1Ю обоснованной позиции составляют самую крупную фуппу, но не абсолготное большинство .

Автор делает вывод, что от россиян ^южнo ожидать одобрегшя усиления борьбы с коррупцией, но одобрение не будет абсолютным. От почти половины россиян (тех, кто не ждет от такой борьбы облегчения в решении своих проблем) вряд ли стоит ожидать активной поддержки антикоррупционных мер властей .

Полученные резу.пьтаты убедительно свидетельствуют о том, что взятка и коррупция в целом являются cиcтe^н^ы^нI социальными явлениями, которые осуществляются не от случая к случаю и не спонтаршо, а являются социальными механизмами решегшя проблем, получения услуг, преодоления различных административных барьеров, где происходит длительный процесс согласования и принятия решений. Автор обращает внимание на то, что именно молодежь и люди трудоспособного возраста в большей степени убеждены в естественности коррупции как способа решения своих проблем .

В третьем параграфе - «Установка российского общества на коррупционные отношения: анаиа современной ситуации» - диссертант на основе дап}1ых опроса приходит к выводу о том, что распространенность коррунциопных действий порождает представления об их нормальности, а отсутствие устойчивых практик социального контроля фор\Н1рует толерантгюе 0Т1Юшение к коррупции и взяткам среди населения .

Результаты исследования убедительно свидетельствуют: обществешюе сознание в своих представле}п1ях о коррупции и оценках ее масштаба достаточно однородно и характеризуется поразительным единством как для выборки граждан, так и для выборки экспертов. Можно утверждать, что если сравнивать различные социальные аномии, которые сейчас имеют место в российском обществе, коррупция, бесспорно, является самой массовой. В то же время коррупция оценивается достаточно спокойно. Это связано, по мнению диссертанта, с тем, что в обн1естве1Пюм сознании достаточное распространение получила идея о социальной неизбежности и необходимости коррупции .

Для арг)'ментации вывода о недооценке poccиянa^n^ проблемы коррупции в исследовании был задан следующий вопрос: «В России для решения своих проблем гражданам приходится нередко давать взятки. По вашему мнению, взятки - это....»

Каждый десятый опрошенный (10,7%) выбрал ответ «Взятки - необходимая часть нашей жизни, без них ничего не решить», треть опрошенных (35,4%) - ответ «Их можно избежать, но со взятка\Н1 легче делать дела». Следует констатировать, что 2/5 россиян относятся к коррупции как к нривычгюму «фону жизьш». Вместе с тем больше половины (50,3%) указали: «Взятки нужлю избегать, поскольку коррупция разлагает нас и нашу власть» .

Результаты исследования показа.ти, что существует прямая зависимость между отношением к коррупции и принадлежностью к определенной социальнодемографической группе. Так, чем моложе граждане и ниже уровень их образования, тем терпимее отношение к проявлениям коррупции, тем, следовательно, больше среди них распространено коррупционное новедение .

Самый низкий уровень неприятия коррупции демонстрируют возрастные группы 18-29 и 30-44 лет - наиболее экономически активная часть населения. Представители данных групп чаще всего принимают материальное вознаграждение как наиболее легкого способ решения проблем. Наиболее высокий уровень восприятия взятки как необходимой составляющей жизни отмечается в возраст1ЮЙ категории 60 лет и старше .

При этом наиболее толерантное отношение к коррупции характерно для группы ресгюндентов с выcoки^нl и относительно высокими доходами. Автор отмечает, что нмен1ю эти группы отличаются наибольшей вовлеченностью в практики взяточ1П1чества, что еще раз подтверждает вывод о форлшровашш позитивного отнонюния к взяткам под воздействием личного (п\'сть даже и вынужденного) участия в коррупционной деятельпостн. Таким образом, автор подчеркивает, что коррупция является привилегией материально обеспече11ных слоев населения; чем выше уровень материального положения, тем выше уровень терпимости и, следовательно, вероятности реатизации коррупционного поведения .

Полученные автором данные свидетельствуют о том, что в российско.м обществе коррупция воспринимается прежде всег о как денежные операции с участием граждан и чиновников. Неденежные виды коррупции, такие как предоставлен не незаконных льгот родственникам и друзьям, неправомерное завладение государственным имуществом, большей частью не рассматриваются как коррупциошюе поведение .

Диссертант попытался измерить глубину проникновения в сознание людей коррупционных явлений, с которыми они сталкиваются в своей повседневной жизни .

Респондентам было пред-тожено ответить па вопрос о допустимости и предосудительности ряда ситуаций, так или иначе связанньпс с коррупцией и взяточничеством. В результате было выявлено, что уровень приспособления к коррупционным проявлениям достаточно высок.

Следует учесть также, что при ответах на столь деликатные вопросы декларации часто расходятся с рештьными действиями:

многие люди стремятся представить свое поведение в лучшем, более «правильном»

виде .

Согласно полученным результатам непредосудительными для респондентов являются: устроить «по блату» на работу- в обход обычной процедуре (65,9%);

возможность использовать связи для нродв!1жения карьеры (64,5%); отблагодарить «нужного» человека за оказанную услу1у (66,7%). Предосудительным респонденты считают оказьшать незаконную услуо' за услугу (76,1%); дать взятку чшювнику (74,2%). Автор делает вьшод, что взятка, несмотря на общее негативное отношение к ней, тем не менее оценивается двойственно: дача взятки чиповн1гку «в интересах дела» в общественном сознании носит более положительную окраску, пежелн просто дача взятки .

Диссертант подчеркивает, что основная ггроблема состоит не в наличии и даже не в широком распространении коррупционных связей в нынешнем российском обществе, а в отсутствии четкого водораздела, гра!П1.между кoppyптивны^f и «норматьршпо поведением. Корруптивная среда формирует человека, принимающего коррупцию как неизбежное зло, а то и как средство решения своих проблем, в том и другом случае беспомощного перед этим явлением .

В ходе анатиза полученных данных автор приходит к выводу: оценка общественным сознанием коррупции как согцгатьной проблемы не соответствует ни ее масштабам, ни угрозам, которые она несет. Понятно, что в таких условиях затруднена мобилизация общества, а значит, и власти на реатьное противостоя1п1е коррупции .

Автором установлено, что на оценку уровня коррупции влияют понимание коррупции и доверие к власти. В среднем чем больше понимание коррупции, тем выше оценивается ее уровень в стране. Напротив, чем больше доверие к власти, тем ниже оценивается уровень коррупции. Отношение граждан к коррупции является, с одной стороны, важнейшим показателе.м состояния общественного созна1тя (показателем степени его «здоровья»), а с другой стороны, вахчнейшим средством противодействия коррупционно.му поведению .

В четвергом параграфе - «Общественный антикоррутцюнный потен1(иач:

современный уровень и проблема развития» - оценивается уровень cфop^rиpoвaннocтн антикоррупционного потенниата современного российского социума .

Результаты проведенного исследования показывают крайне низкий процент как граждан (0,6%), так и экспертов (3,7%), ссылаюнщхся при отказе от вступления в коррупционные отношения на страх перед наказанием. Уровень латент1юсти преступлений, связанных с коррупцией, настолько высок, что вероятность наказания за участие в коррупционно1'1 сделке представляется респондентам ничтожной .

Незначительность влияния указанной причины на отказ от коррупционного поведения, а также стабильность доли ссылающихся на отсутствие финансовой возможности (12,3% и 18,5% соответственно) дать взятку, лишний раз подтверждает вывод о высокой степени институционапизацин бытовой коррупции. Последняя стала неотъемлемой частью повседневной жизни граждан, и даже те, кто не дает взятки, как правило, имеют достаточ1ю адекватное представление об алгоритмах коррупционного поведения, «трафиках» и «правилах поведения» в процессе коррупционного взаи\юдействия с представителями публичной власти. Только 38,9% опрошенных респондентов (сумма ответов «Я принципиально не даю взяток, даже если все это делают» и «Я могу добиться своего и без взяток, другим путем») демонстрируют гражданское поведение. Для формирования антикоррупционгюго общественного сознания и фажда}1Ского поведения этого пока очень мало .

Результаты исследования со всей очевидностью подтвердили основную причину латентности взяточничества: лицо, давшее взятку, не намерено обращаться в правоохранительные органы. Так, согласно данным, получеггным в результате опроса, 68,9% респондентов производили неофициальные платежи государственным должрюстным лицам. Но всего лишь 7% из этих респондентов ответили утвердительно на вопрос о подаче официальной жалобы в отноше1Н1и коррупции .

Диссертант полагает, что это свидетельствует о неразвилых меха1Н1змах защиты прав граждан и о недоверни к государственным органам, призвагшым защищать интересы населения. Очевидно, что опасе1И1е каких-либо ответных мер против гравдан в подобного рода ситуациях представляет собой сильный фактор, тормозящий подачу соответствующих заявлений .

Проведенные исследования позволили автору сделать вывод: проблема разработки системы целенаправленных мер профилактики и противодействия коррупции в настоящее время является одтюй из самых актуальных. Проведегпюе исследование также выявило низкий рейтинг в общественном сознании россиян мероприятий, направленных на развитие институтов гражданского общества, и отсутствие готовности лично участвовать в противодействии коррупции. Полученные результаты свидетельствуют о том, что россияне считают более эффективными силовые меры противодействия коррупции, чем социально-экономические. Кроме того, в общественном ^н^eнии о субъектах антикоррупционной политики автор выявил следующее противоречие: с одной стороны, 1гаиболее распространено мнение о том, что с коррупцией должны бороться исключительно правоохранительные органы, а с другой стороны, са%Н1 эти органы рассматриваются обществом как наиболее корру\шированные .

Автор делает вывод, что формирование антикоррупционного потенциала у населения должно быть основано прежде всего на заинтересованности граждан в противодействии коррупции, выявлении и устранении коррупционных факторов .

Помимо заинтересованности большую роль в противодействии коррупции играет формирование определенных норм, ценностей и стандартов поведе1Н1Я, имеющих антнкоррунциониую направленность .

в пятой главе - «Гражданское общество как социальный ресурс повышения эффективности политики протиеодействия коррупции» - па основе анализа роли институтов граяеданского общества в антикоррупционной политике определяются основные направления привлечения и активизации деятельности акторов гражданского российского общества в сфере противодействии коррупции .

В первом параграфе - «Антикоррупционный потенциал акторов гражданского общества как субъектов реализации государственной политики противодействия коррупции: проблемы формирования и мехатгшы использования» - диссертант исходит из того, что успешная антикоррупционная политика невозможна без фундаментальных сдвигов в общественном, групповом и индивидуальном сознании, без серьезных позитивных коррекций в правилах поведения не только таких целевых групп, как государственные и муниципальные служащие, но и самих граждан .

В диссертации подчеркивается, что для реатизации успешных и стабильных антикоррупционных программ необходимы системные усилия, т.е. со1-ласоваиные действия всех слоев общества, всех трех секторов: власти, бизнеса и гражданского общества, в т.ч. общественных организаций .

Важную роль в осуществлении данной стратегии ифают разнообразные институты гражданского общества По \шению автора, проблема состоит в том, как привлечь акторов гражданского общества к конструктивной антикоррупционной деятельности. Для этого диccepтaf^т предлагает: развивать структуры гражданского общества, в первую очередь НКО и их коалиции (стратегия осознания); развивать систему гражданского образования среди НКО, школ и институтов, вовлекать в эту систему властные структуры, создавать специальные центры гражданского образования (стратегия осознания); обмениваться опытом и внедрять перспективные формы общественног'о участия в друтих регионах (стратегия предупреждения) .

Диссертант отмечает, что в первую очередь речь должна идти о реализации программ в области просвещения и повышения уровня фажданского сознания с тем, чтобы общественность могла в большей степени участвовать в управлении государством и контролировать работу государственных органов.

Также необхо;ц1мо:

ввести обраювательные програ.ммы с целью повышения общественной осведомленности относительно антикоррупционных стратегий и входящих в }1их специфических мер; обсуждать тот реатьный вред, который может нанести коррупция (даже в ее некриминализированных формах) жизни любого граясданина; объяснять, как каждый представитель общества может добиться результата без вступления в коррупционные отношения с государственными или муниципальными служащими, а также другими должностными лицами .

Одним из направлений развития потенциала фажданского общества, ориентированного на преодоление коррупционных побуждений, является формирование гражданской ответственности..Лвтор указывает, что, игнорируя гражданское общество, государственная власть препятствует не только развитию непосредственной демократии, но и укреплению доверия к себе со стороны населения.

Институты государства.могли бы поощрять участие представителей гражданского общества в деятельности по борьбе с коррупцией, в частности, посредством:

- сотрудничества с группами, представляющими I ражданское общество, такими как торговые палаты, профессиональные ассоциации, неправительственные организации, профсоюзы, жилищные ассоциации, СМИ и прочие организации;

- обеспечения защиты информаторов в коррупционных делах;

- привлечения неправительственных организаций к контролю над нрофаммами н деятельностью государстиенного сектора, например, посредством законодательного закрепления принципов взаихюдействия НКО и органов власти на осгюве социального партнерства, а также участия НКО (пеносредствещю либо через представителей) во всех стадиях законодательного процесса (разработка, принятие, исполнение) .

Следовательно, именно гражданское общество с его институтами должгю быть генератором антикорругщионно!! политики и направлять государственные органы к ее осуществлению. Автор подчеркивает, что государство, являясь определе}1ным способом орга!П1зации общества, не существует изолировагпю от окружающей его общественной среды. Поэтому именно от активности свободных, ответственных людей, их ценностных установок, уров[1я гражданской, правовой, политической культуры и образования зависит построение правового, эффективного государства, в котором ^и^ни^и^зиpoвaны причины и условия, порождающие и питающие коррупцию. Сам факт привлечения формирующегося гражданского общества к разработке стратегии борьбы с коррупцией, по мнению автора, придаст процессу новый имнульс и обеспечит стимулы для дальнейшего развития .

Во втором параграфе - «Антикоррут1Понная коашция институтов гражданского общества как способ партнерского взагшодегютвия социума и госуОарства в сфере противодействия коррупции» - подчеркивается, что важнейшим условием противодействия коррупции является объедщгеиие усилий всех заинтересованных лиц и организаций, формирование антикоррупционных коалиций организаций фажчанского общества и партнерств с органами власти .

Автор доказывает, что разнонаправле(Гные, недостаточно скоординированные действия отдельных сегментов гражданского общества не позволяют говорить сегодня о высокой эффективности борьбы с коррупцией институтами гражданского общества в современной России .

Диссертант подчеркивает, что государственная власть, обладая наибольщи1\ш ресурсами для противодействия коррупции по сравнению с другими его элементами, должна создать более благоприятные условия для открьггости и П0д0тчет(юсти его шгститутов перед обществом, а также поддерживать и в определенной доле координировать деятельность гражданских объединений по противодействию коррупции. В этой связи решение пробле.чнл организации эффективно действующего механизма взаимодействия власти и социума, их совместного участия в выработке государственных решений, направлен!1ых на противодействие коррупции, невозможно без создания универсатьных инструментов, которые помогли бы раскрыть и реализовать и.меющийся в стране обществеш1ый потенциал .

Автор определяет следующие механизмы и осповатшя участия (а равно привлечения) гражданского общества в продуктивном сотрудничестве с государством в сфере противодействия коррупции:

- оказание государство.м содействия в создании и размещег1ин институтами гражданского общества на телевидении, радиоканатах, в печатных изданиях, в сети Интернет разножанровых общественно-публи1щстических, информационнопросветительских программ, ориентированных па различные возрастные и социальные группы и отражающих позитивные процессы развития гражданского общества и взаимодействия государства с гражданским обществом в сфере противодействия коррупции;

- освеще1Н1е в средствах массовой информации основных итогов деятельности негосударственных организаций, принимающих 1гаиболее аетивное участие в противодействии коррупции;

- выработка механизмов поадержки институтов граяеданского оощества .

принимающих активное участие в противодействии коррупщ1и, в том числе путем предоставления налоговых льгот и эконоьп1ческих преференций;

- развертывание системы антнкоррупцнонно1'о правового просвещения граждан;

- разработка сети центров бесплатной юридической антикоррупционной помощи .

По мнению автора, для оргатшзаций гражданского общества важно объединиться в коалицию, которая в состоянии целенаправленно и последовательно заниматься антикоррупционной деятельностью. Под антикоррупционной коалицией организаций гражданского общества автор понимает добровольное неформальное объединение некоммерческих организаций, сектора предпринимательства, их усилий, ресурсов и координацию деятельности в противодействии коррупции. Главная.миссия таких коалиций - способствовать снижению уров}1я и возмож1ЮСтей для проявления коррупции посредством совместной разработки и выполнения комплекса антикоррупционных мер и профамм .

Антикоррупционная коалиция может выполнять следующие задачи:

1. Повышать осведомлен1Юсть общества о причинах коррупции и наносимого ею социального и экономического вреда, а также формировать нетерпимость общества к данному явлению .

2. Активно участвовать в разработке, реализации инициатив и проведении реформ по ошжению уровня коррупции .

3. Популяризировать такие принципы, как профессиональная честность, прозрачность, подотчетность и главенство закона в структурах власти н в обществе .

4. Осуществлять.мониторинг и контроль за соблюдением законности в деятелыюсти органов власти и.местного са.\(оупрааления и принятие.м решений общественной значимости .

5. Способствовать проведению рефор.м в системе принятия государственных решений общественной важности для обеспечения прозрачности, ясности н недву смысленности деятельности органов власти в интересах общества и при участии граждан .

6. Содействовать сотрудгшчеству заинтересованных сторон в антикоррупционных усилиях, включая координацию действий организаций гражданского общества с органами власти .

В третьем параграфе - «Технологии активизации антикоррупционного потенг1иаш российского общест.ва» - вьщелены и описаны основные технологии, нацеленные на активизацию антикоррупционного потенциала акторов российского общества в сфере противодействии коррупции .

Активизация антикоррупционного поте!щиала - это процесс, который включает в себя превращение воз\южностей в действительность, порождение новых фор.м и технологии его реализации, совершенствование системы адаптагщи отдельного человека, социальной группы или общности к новым для них социальным отношениям .

К числу важнейших технологий активизации а1Ггикоррупционного потенциала российского общества диссертант относит:

1. Формирование антикоррупционного общественного мнения, которое ^южeт осуществляться по следующим направлениям:

- обеспечение максимальной гласности ггри осуи1ествлении государством антикоррупционной политики;

- разъяснение значегн1я норм к'орноративной этики в системе госу дарственной службы, бизнес-структурах, организациях некоммерческого сектора как основьг для обеспечения прозрачности профессиональной или общественной деятельности, условия успешного противодействия коррупции;

- использование сети Интернет для информирования общественности о деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, обеспечения доступа к общественно значимой информации, вовлечения граждан в процесс обсуждеш1я проектов решений, в осуществление контроля за их реализацией;

- разработка системы гражданского просвещения, включающей обучение антикоррупцион1юму поведению, в том числе посредством создания и тиражирования сюжетов в электронных и телевизионных средствах массовой информации, демонстрирующих наиболее тшшчиые модели правомерного поведения при столкнове1ши граждан с коррупционными проявлениями;

- проведегше совместно со СМИ разъяснительной работы с населением, в том числе и молодежью, о вреде для развития общества, причиняемом коррупцией;

- разработка и реализация на практике технологии по созданию переговорных площадок, на которых представители властей, НКО и СМИ могли бы на регулярной основе вести диалог о реальных мерах по борьбе с коррушщей;

- оказание общественной поддержки журналистам, занимающимся журнатистскими расследованиями;

- создание сетевых сообществ граждан на основе территориальной общности и возможностей доступа к сети Интернет, одними из целей которых были бы профилактика и противодействие «низовой» коррупции;

- способствовать созданию национальных и международных специализированных телепрограмм по вопросам противодействия коррупции, поддержки инициатив национальных н регионааьпых медийных компаний по безвозмездному размещению тематических видеоматериатов этих телестудий в качестве социатыюй рекла\)ы, а также их размещению в общедоступ)том бесплатном сегменте сети Интернет;

- содействовать формированию у журнатистского сообщества, редакций печатных и электронных СМИ пош1мания необходимости максиматьио широкого информирования населения не только о проявлениях коррупции и наказании лиц, участвовавших в коррупционных действиях, но и о позитивной активности деловых кругов, институтов гражданского общества и правительственных структур, направленной на сокращение коррупции, а также о примерах успешного противостояния ей .

2. Развитие антикоррупционного правосознания посредством следующих основных направлений:

- нреодоление правового нигилизма посредством правового просвещения и формирования основ правовой культуры, в частности и в сфере антикоррупционного законодательства;

- информирование обучающихся в учебных заведениях о противозакошюсти вступления в коррупционные отногиешгя, видах юридической ответственности за коррупцио1шые правонарушения;

- формирование ' осознанного негативного восприятия и отношения к коррупции: нравствешюе отторжение коррупционного поведения, коррупционной морали и этики .

Диссертант подчеркивает, что целью антикоррупционного образования должно прежде всего являться формирование антикоррупционного мировоззрения, прочных нравственных основ личности, гражданской позиции и устойчивых навыков антикоррупционного поведения. Огро\н1ую роль в этом играет система высшего образования по следующим причинам: во-первых, здесь сосредоточена значительная часть интеллектуального потенциала страны, которая могла бы исследовать различные аспек-ты коррупции и предложить научно обоснованные рекомендации борьбы с ней; вовторых, вузы воспроизводят кадровый и ингеллектуатьный потенциат, определяющий будущее развитие страны .

3. Организация общественного антикоррупционного контроля, включающего в себя следующие формы участия граждан в противодействии коррупции .

— Общественный мониторинг - систематическое наблюдение со стороны субъектов общественного контроля за соответствием общественным интересам деятельности объектов общественного контроля. Для этого необходимо прежде всего натичие достаточно полной и достовергюй информации о деятельности орга1ЮВ власти и должностных лиц, естественно, за исключением информации, составляющей государственную и.ти иную охраняемую зако1юм тайну, т.е. прозрачность и открытость для 1'раждан решений и действий властей всех \ ровней .

— Общественная экспертиза - использовании субъектами общественного контро.ля специальных знаний и (или) опыта для исс.тедования, анализа и оценки документов и матернатов, касающихся деятельности объектов общественного контроля, на предмет их соответствия общественным интересам .

— Общественные слушания (обсуждение) заключаются и реализации прав граждан на участие в процессе принятия решений органами гоеударстве1шой власти, органами местного самоуправления посредством проведения собрания для публичного, с обязательнььм участием уполно.моченных лиц органов власти и органов местного самоуправления, представителей граждан, интересы которых непосредственно затрагиваются соответствующим решением, обсуждения проектов указанных решеншЧ, а также действующих нормативных правовых актов по вопросу их соответствия общественным интересам .

— Общественная проверка (расследование) представляет собой совокупность действий субъектов общественного контроля по сбору информации, устарювлению фактов и обстоятельств, касающихся деятельности объектов общественного контроля, в целях определения ее соответствия общественным н!гтересам .

Заключительное направление общественного антикоррупционного контроля, по мнению диссертанта, состоит в пу бличном предоставлении результатов общественной экспертизы власти и обществу, главенствующая роль в котором принадлежит СМИ как массовому информационному посреднику между гражданами, их объединениями и органами власти .

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются основные результаты и выводы, обосновываются практические рекомендации по формированию и развитию антикоррупциошюго общественного потенциата российского обшества .

Список работ, опубликованных автором по теме днссертаинн Публикации в седучцих ре11внзир\-емь1х научных.жур/иаах и изданиях, рекомендованных ВАК

1. Шедип М.В. Причинные факторы, влияющие на развитие коррупционной преступности в современной России // Среднерусский вестник общественных наук. С. 125-132.(1 п.л.) .

2. Шеднй М.В. Сравнительные исследова1Н1я и индикаторы распространения коррупции в современном мире // Среднерусский вестник общественных наук. - 2010. С. 88-99. (0,6 п.л.) .

3. Шеднй М.В. Роль институтов гражданского общества в противодействии коррупции // Вестник Орловского государственного университета. Серия Новые гу'манитарные исследования. - 2010. - № 6(14). - С. 85-89. (0,5 п.л.) .

4. Шедий М.В. Ос}ювные теоретические подходы исследования коррупции // Среднерусский вестник оби1ествеппых наук. - 2011. - № 2. - С.72-83. (1 п.л.) .

5. Шедий М.В.Типология коррупции и ocnoBtibie модели коррупционных стратегий поведения // Научные ведомости Белгородского государственного университета .

Философия. Социология. Право. - 2011. - № 8 (103). Выпуск 16. - С. 86-97. (1 н. л.) .

6. Шедий М.В. Коррупция в современной России: проблемы противодействия // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. Вып. 2. Туда: Изд-во ТулГУ, - 2011. - С. 2 4 2 п.л.) .

7. Шедий М.В. Социальная обусловленность возникновения коррупционпы.х отношений в российском социуме // Вестник Нижегородского университета им. Н.И .

Лобачевского. Серия Социа.тьные науки. - 2012. - № 3 (27). - С. 90-97. (0,7 п.л.) .

8. Шедий М.В. Феномен коррупции: социологический анализ // Вестник университета. - 2012. - № 19. - С. 260-267. (0,9 п.л.) .

9. Шедий М.В. Специфика социальной архитектоники коррупционных отношений // Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Серия О б щ е с т в е т ш е и гуманитарные на\ ки. - 2013. - № 7 (136). Т. 1. Ноябрь. - С. 44-48. (0,5 н.л.) .

10. Шедий М.В. Влияние социально-экономических детерминант на трансформацию коррупционных отношений в российском обществе // Вестник ВЭГУ. - 2013. - № 1 (63) .

- С. 75-81.(0,4п.л.) .

11. Шедий М.В. Особенности развития антикоррупционного потенциата гражданского общества в России // Ученые записки. Электронный научный журнат

Курского государственного университета. Курск. - 2013. - № 2 (26). URL:

http://w\v\v.scientific-notes.ra/pdf;'030-045.pdf. (0,4'п.л.) .

12. Шеднй М.В. Формиропа1П1е антикоррупционного правосознания как основного эле.мепта антикоррупщюпного образования гражданского общества // В е с п ш к университета - 2014. - № 3. - С. 286-291. (0,4 п.л.) .

13. Шеднй М.В. Общественный антикоррупционный контроль как механизм противодействия корру пции // Среднерусский вестник общественных наук. - 2014. - № 2. С. 123-130. (0,8 И. Л. ) .

14. Шедий М.В. Коррупция как системная пробле.ма неэффективности российского государственного упраатения // Вестник Северного (.Арктического) федератьного университета. Серия Гуманитарные и социатьные пауки. - 2014. - № 4. - С. 67-74. (0,6 п.л.) .

15. Шедий М.В. Деформация общественного правового сознания как инститл циопатьпый фактор коррупции в России // Гуманитарные н сониатьные науки. URL: http://vv\w.hses-on!ine.ni/2014/l 5.pdf. (0,3 н.л.) .

16. Шедий М.В. Антикоррупционная коатиция институтов гражданского общества как способ партнерского взаимодействию connyNia и государства в сфере противодействия коррупщп) // Гумаш1тарпые и социатьные науки. - 2014. - № 3. URL:

http://w\v\v.hses-online.ru/2014/03/27.pdf (0,4 п.л.) .

Монографии

1. Шедий M.B. Коррупция как социалглюе яапение: теоретико-методологические аспекты исследования: Монография. - Орел: Изд-во ОРАГС. - 2011. - 180 с. (8 п.л.) .

2. Шедий М.В. Коррупция в России: опыт концептуализации и механизмы противодействия: Монография. - Орел: Изд-во ОРАГС. - 2011. - 144 с. (7 п.л.) .

3. Шедий М.В. Социальные детерминанты коррупции в российском обществе:

Монография. - Орел: Изд-во ОФ РАНХиГС. - 2012. - 148 с. (8 п.л.) .

4. Шедий М.В. Коррупционные отношения в современном обществе:

социологаческий анализ: 1Монография. - Орел: Изд-во ОФ РАНХиГС. - 2013.-150 с. (8 п.л.) .

5. Шедий М.В. Коррупция как социа.чьное явление: детерминанты возникновения и пути преодоления:.\/1онография. - Германия, LAP Lambert Academic Publishing. - 2012. с. (18,8п.л.) .

Статьи в профессиональных.журначах и научных сборниках, ооклады на конференциях

1. Шедий М.В. Влияние сощюкультурного фактора на распространение коррупции в России // Альманах «Социология государственного и муниципального управления»

Выпуск 1. Рашюнатизация государственного и муниципального управления .

Оре.т. С. 150-152.(0.2 п.л.) .

2. Шедий М.В. Влияние кадровой коррупции на эффективность работы исполнительных органов госу дарствешюй в-тастп / Сборник нау чных статей и материатов У участников V Ме-лчлународной научно-практической конференции. Проблемы устойчивого развития городов. Научное издание. Миасс. Том II. - 2 0 0 8. - С. 71-75. (0,4 п.л.) .

3. Шедий М.В. Проблема катровьр; девиаций в органах п.х;ударственпой атасти современной России /7 III Всероссийский социологический конгресс «Социологая и общество: проблемы и пути взаимодействия». Сессия 7. Граж;данское общество и государство .

Москва. - 2008. Режим доступа: http://mv\v.isrds.ni/abstract_bank/1209067658.pdf (0,1 п.л.) .

4. Шедий М.В. Кадровая коррупция в органах государственной власти как причина неэффективности государственного управления // Повышение эффективности государственного и муниципального управления: опыт, проблемы, перспективы .

Материаты Шестой Всероссийской научно-практической конференции. Челябинск. С. 57-62. (0,5 П. Л. ) .

5. Шедий М.В. Причины возиикновенпя коррупции в совре.менпом обществе / / Следователь. - 2009. - № 2. - С. 53-57. (0,6 и.л.) .

6. Шедий М.В. Особешюсти возникновения коррупции в современпой России // Противодействие коррупции: проблемы и перспективы формирования и реатизадии национатьной, региональной и муниципальной антикоррупцонной политики: Сборник материалов «круглого стола». Казань. - 2009. - С. 139-148. (0,6 и.л.) .

7. Шедий М.В. Институты исследования проблем коррупции: специфика мониторинга // Проблема коррупции: пути междисциплинарного исследования:

материалы V Международной научной конференции «Россия и Восток». Астрахань. С. 83-87. (0,25 п.л.) .

8. Шедий М.В. Особенности исследования коррупшюгиЕых прояатений в современном обществе // Легаш'зация пресгунных доходов и коррупция в органах государственной власти:

теория, практика, техника противодействия: Сборник научньсч статей по итогам между народной науч1к-практической конференцию. Н. Новгород. - 2010. - С. 780-797. (1 ц.л.) .

9. Шедий М.В. Особенности анл икоррупционной политики и меха1шзмов ее реализации в Орловской области // X Между па]50дная научная конференция «Россия: ключевые проблемы и решения». Секция: Качество власти и лпрааления. Москва. - 2009. Режи,м дocлл•пa:http://195.178.195.230/ras/vevv/publicatoп/'generl.J^tml?id=100016197(0,5п.л.) .

10. Шедии М.В. Исследование коррупции в современном oouiecTBe: зарубежный опыт// Аклуальныс проблемы пропшодействия коррупции на современном этапе: Материаты научно-практической конференции. Орел. - 2 0 1 0. - С. 235-253. (0,8 п.л) .

11. Шедий М.В. Типология основных антикорруннионньк слратегий государства // Мепеджмснт-opiEHTOBaHi п1дходи до здгйснення зм1н в публичному' управл1нн1: матер1али наук.-практ. конф., за М1жпародно10 участю. Днепропетровск. - 2 0 1 0. - С. 221-224. (0,2 п.л.) .

12. Шедий М.В. Антик0рруп:н10нная политика России: промежуточные итоги // Следователь. - 2010. - № 12 (152). - С. 60-62. (0,3 п.л.) .

13. Шедий М.В. Проблемы реализации антикоррупционной полиллпси в современной России // Государство, политика, социум: вызовы и стратегические приоритеты развития .

Международная конференция. Сб. статей. Часть2. Екатеринбург.-2010.-С. 312-316. (0,2 п.л.) .

14. Шедий М.В. Этический кодекс государственного служащего как механизм предотвращения коррупции в органах власти // Теор1я та гграктика державно! служби:

cyracHi npiopifTCTa perioHaibHoi кадраво! нолтики: матер!али наук.-практ. конф .

Днепропетровск. - 2010. - С. 72-74. (0,1 п.л.) .

15. Шедий М.В. Государственная антикоррупциошгая политика Российской Федерации:

ггравовые и инстит'щгональные осгговы // Агсгуальньге проблемы совершенствования законотворческой деятельности в условиях модернизации экономики, пр(5ведения активной социальной политики и реформирования политической системы обгцества: Материалы научно-практической коггфсренции. Орел. - 2 0 1 0. - С. 381-388. (0,4 п.л.) .

16. Шедггй М.В. Коррупция как осгговггая проблема модергшзацин современной России // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 6. Часть 2 .

Редкол.: Пивоваров Ю.С. (отв. ред.). Москва. - 2 0 1 1. - С. 106-111. (0,6 п.л.) .

17. Шедий М.В. К вопросу о коррупции как проблеме эффективности государслвенного управлеггия России // Государственггое 'правление и местггое самоуправление: Тезисг.г XI Международного научного конгресса. Харьков. - 2011. - С .

66-67. (0,2 п.л.) .

18. Шедий М.В. Коррупция в кадровой сфере как угроза эффективности государегвенной кадровой политики Россггн // Кадровая политика в условиях модерн1тзаци1г россггйскою общества: Магериальг ХГ межвх-зовской ггаучно-нрагсгической конференггии молодых ученых и аспираггтов / Под общ. ред. Турчиггова А.И. Москва С. 37-42.(0,3 П.Л.) .

19. Shediy.V1.V. AnticoiTuption Activity of Actors as the Par-amoiint Condition for Curbing Corruption // Russian Sociology in Turbulent Times. Ed. by V.A. Mansurov. - Moscow: RSS, 2011 .

Editorial Board: Elena Grigorieva, Elena Pronina, Alexander Malyugin, Yuliya Yermolayeva Olesya Yurchenko, Pa\'el Yuriev, Irina Streltso\'a UDK 316.1. - P. 659-662. (0,2 п.л.) .

20. Шедггй M.B. Некоторые аспекты международног^о сотрудгпгчества в противодействии коррупцгнг // Россия в системе миро.хозяйствешгых отношеггнй .

Межл\ггародная научно-практическая иггтерггет-коггферегщия: материалы конференцгш .

Орел.'-2011. - С. 51-55. (0,3 п.л.) .

21. Шедггй VI.B. Коррупция и социалыгое ггеравенство: причина или следствие //

Социологический альмаггах «Стратификационггая модель совремеггггого общества»:

Материалы III Орловских социологических члений. Орел, 2011. - С. 50-53. (0,2 п.л.) .

22. Шедий М.В. Корругщия как угроза социальной безопасггостгг социума // Проблелги у11равл1гпгя соц1альннм i гуман1ларним розвитком : матер!али V perioH. наук.практ. конф. за м1жггар. участго. Днепропетровск. - 2011. - С. 199-202. (0,2 п.л.) .

23. Шедип М.В. Коррупция как социальное явление современного общества:

проблемы противодействия И Materialy V f l Mi?dzynarodovvej naukowi-praktycznej konferencji «Perspektywiczne opracowania sii nauki\ i technikami - 2011». Volume 23 .

Przemysl Nauka i studia. - C. 3-6. (0,2 п.л.) .

24. Шедий М.В. Направления международного сотрудничества по противодействию коррупции // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 7 / РАН .

ИНИОН. / Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. Москва. - 2012. - Ч. 1. - С. 304-307. (0,3 п.л.) .

25. Шедий М.В. Повышение эффективности антикоррупционного образования государственных и муниципальных служащих как основного ресурса противодействия коррупции // Модерн!зац1я систелш державного управл1ння: теор1я та практика: матер, наук.практ. конф. за м1жнар. уч. Львов. - 2012. - С. 251-254. (0,2 п.л.) .

26. Шедий М.В. Коррупция в советский период развития российского общества:

особенности трансформации механизмов антикоррунцион1юГ| гюлитики // РТаучный вестник Уральской академии государственной службы: политология, экoнo^н^кa, социология, право. - 2012. - № 2. - С. 382-391. (1 п.л.) .

27. Шедий М.В. Социальные факторы институционализации коррупции в российском обществе // Диалектика противодействия коррупции: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции. Казань. - 2012. - С. 300-304. (0,3 п.л.) .

28. Шедий М.В. Антикоррупционный пoтefщиaл фажданского общества: проблемы развития в условиях \юдернизации России // Россия: тен,денции и перспективы развития .

Ежегодник" Вып. 8 / РАН. ИНИОН. Отв. ред. Ю.С. Пивоваров. Москва. - 2013. - Ч. 2. С. 141-146. (0,7 п.л.) .

29. Шедий М.В. Антикоррупционный потенциат гражданского общества как социальный ресурс государственной политики противодействия коррупции // Права человека в контексте формирования фажданского общества: теория и практика:

Материалы международной науч[ю-практической конференции. Елец. - 2013. - С. 101п.л.) .

30. Шедий М.В. Проблема влияния коррунционализации на развитие государсгвенного управления России // Акгуалыи проблеми та перспективи розвитку публ1чного управл1ння: матер]али Всеукр. п1дсумк. наук. - практ. конф. 3 а М1жнар .

участю. Одесса - 2013. - С. 177-179. (0,2 п.л.) .

31. Шедий М.В. Проблемы противодействия коррупции в условиях трансформации российского общества // Проблемы управления (Минск). 2014. - Xi 2 (51). - С. 126-130 .

( 0, 6 Н.Л.) .

32. Шедий М.В. Проблемы формирования антикоррупционной коалиции институтов фажданского общества в России // Деятельность органов государственной власти по противодействию организованной преступности и коррупции: Материалы VI меж-дународной научно-практической интернет-конференции. Екатеринбург. 2014 .

С. 153-160. (0,6п.л.) .

33. Шедий М.В. Антикоррупционное образование кадров как фактор повышения эффективности государегвенной политики противодействия коррупции // Вестник государственного и муниципального управления. 2014. - № 2/1 (12). - С. 150-155 .

( 0, 4 П.Л.) .

34. Шедий М.В. Коррупция в системе современных общественных отношений // Диалектика противодействия коррупции; Материалы IV Всероссийской научнопрактической конференции. Казань. - 2014. - С.223-226. (0,4 п.л.) .

АВТОРЕФЕРАТ

–  –  –






Похожие работы:

«Брянчанинова Наталия Игоревна СЕРПЕНТИНЫ И СЕРПЕНТИНИТЫ ПОЛЯРНОГО УРАЛА Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора геолого-минералогических н^тс по специальностям 25.00.05 —минералогия, кристаллография, 25.00.04 —петр...»

«J!1Udl ШАГИАХМЕТОВА Алня Хусанновна ЛИДЕРСТВО КАК УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ Специальность 22.00.08социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«БУХАРБАЕВА АСИЯ РАДОЛЕВНА П о л и т и ч е с к а я к о м м у н и к а ц и я в условиях л е г и т и м а ц и и и делегитимации власти в современной России Специальность 23.00.02 Политические институты, процессы и техно...»

«Подоровский Виктор Евгеньевич Гносеологическая демаркация предмета философии и теологии 09.00.01 Онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов – 2018 Работа выполнена в ГБОУ ВО СО "Самарская государственная областная...»

«Осипова Наталья Викторовна СОВРЕМЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ Специальность 22.00.04 социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2004 Работа выполнена на кафедре социологии управления факультета государственного управления МГ...»

«& ЧЕРНЯЕВА Алла Леонидовна ПРОБЛЕМЫ ЖАНРА СОВРЕМЕННОЙ СИМФОНИИ НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА Ю.В.ВОРОНЦОВА И А.В.ЧАЙКОВСКОГО Специальность 17.00.02 Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения 2 0 май 2010 Сарат...»

«КУРОЧКИН Александр Вячеславович ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степен...»

«ТОМСОН Ольга Игоревна ТВОРЧЕСТВО ТАТЬЯНЫ НАЗАРЕНКО Специальность 17.00.04 изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт-Петербург 2003 г Работа выполнена на кафедре русского искусства Санкт-Пете...»

«БЮРАЕВА Юлия Григорьевна ФОРМИРОВАНИЕ СЛОЯ МЕНЕДЖЕРОВ В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ МОДЕРНИЗИРУЮЩЕГОСЯ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА (на материалах Республики Бурятия) Специальность 22.00.04 социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук с ПИ • • I....»

«СЕРЕБРЯКОВА Зинаида Олеговна ФЕНОМЕН ДЕИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КАК ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальн...»

«УДК778.5И (Англ.) ББК 85.373 (3) Т76 ТРОФИМОВА Ольга Сергеевна Тема личности и империи в английском кинематографе 1930-80-х гг. Специальность 17.00.03 "Кино-, телеи другие экранные искусства". Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва, 2004 Работа в...»

«НОВИКОВА Анна Владимировна ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ВЕРТИКАЛИ ВЛАСТИ (на примере Читинской области) Специальность 23.00.02 — политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии (политические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени...»

«ГАВРИЛЮК Вера Владимировна СТАНОВЛЕНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ИНСТИТУТА ОБРАЗОВАНИЯ: РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ 22. 00. 04 — социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учен...»

«Худяков Данил Сергеевич КОНЦЕПТ "ЗНАНИЕ" В КОНТЕКСТЕ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ 09.00.01 — онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск-2006 Работа выполнена на кафедре философии и методологии науки филосо...»

«Баженова Ольга Иннокентьевна СОВРЕМЕННАЯ ДЕНУДАЦИЯ В ОСТРОВНЫХ СТЕПЯХ СИБИРИ Специальность 25.00.25 геоморфология и эволюционная география АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук Томск – 2011 Работа выполнена в Учре...»

«Жигунина Лира Владимировна ДИАЛЕКТИКА УТОПИИ И МЕДИА: ОПЫТ СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казань – 2014 Работа выполнена на кафедре социальной философии философского факультета ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволж...»

«БОНДАРЕНКО НАТАЛЬЯ ГРИГОРЬЕВНА ПРИНЦИП ДЕТЕРМИНИЗМА В КОММУНИКАТИВНОЙ ТЕОРИИ ОБЩЕСТВА 09.00.11 социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Ростов-на-Дону Работа выполнена в Ростовском государственном университете в Институт...»

«Леонов Аркадий Константинович РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ НАУКИ КАК СОЦИАЛЬНОГО ИНСТИТУТА Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соиска...»

«ЗАХАРКИНА Елена Юрьевна ГОСУДАРСТВЕННАЯ АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ПЕРИОД ТРАНСФОРМАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМ Ы Специальность 23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии Автореферат диссертации на соискание ученой сте...»

«Хлопаева Наталья Анатольевна СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕДИА-ИССЛЕДОВАНИЯ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность 22.00.08 Социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва...»

«УДК 711.424 (470.23) Баранова Мария Геннадьевна Готический стиль в русской архитектуре второй половины XVIII начала XX вв. (На примере памятников Санкт-Петербурга и его пригородов) Специальность: 17.00.04 — изобразительное и декоративно-прикладное ис...»




 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.