WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«КУРОЧКИН Александр Вячеславович ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА ...»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

КУРОЧКИН

Александр Вячеславович

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ИННОВАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА

В УСЛОВИЯХ СЕТЕВОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 23.00.02 –

политические институты, процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Санкт-Петербург Диссертация выполнена на кафедре политического управления факультета политологии Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: Сморгунов Леонид Владимирович Доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургский государственный университет

Официальные оппоненты:

Кузнецов Игорь Иванович – доктор политических наук, профессор кафедры истории и теории политики МГУ им. М.В. Ломоносова .

Колесников Владимир Николаевич – доктор политических наук, профессор кафедры истории и политологии Северо-Западного института управления РАНХ и ГС при Президенте РФ .

Никовская Лариса Игоревна – доктор социологических наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН .

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена



Защита состоится « ___» _____________________2014 г. в _______часов на заседании Совета Д. 212.232.14 по защите докторских и кандидатских диссертаций при СанктПетербургском государственном университете по адресу: 191060, Санкт-Петербург, ул .

Смольного 1/3, подъезд 7, ауд._______

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. А. М. Горького СанктПетербургского государственного университета .

Автореферат разослан « »_________________2014 г .

Ученый секретарь диссертационного совета Доктор политических наук, профессор К. Ф. Завершинский

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Актуальность перехода российской экономики к новому этапу развития – экономике, основанной на знаниях или «информациональной» экономике, практически ни у кого не вызывает сомнений. Также как не вызывает сомнений тот факт, что новый тип экономики напрямую зависит от уровня и темпов инновационного развития, а, следовательно, и способностей государства и общества в целом стимулировать, поддерживать и координировать инновационные процессы. В этой связи закономерно, что именно инновационная политика становится сегодня одной из центральных тем политического дискурса современной России. К ней регулярно обращаются как первые лица государства В. В. Путин («инновационное развитие»12), Д. А. Медведев («политика модернизации»345), И. И. Шувалов, А. В .

Дворкович6 так и их идейные оппоненты С. Ю. Глазьев7, В. Л. Иноземцев89, М. Г. Делягин10 и пр .

Также не случайно, что инновационная политика занимает ведущее положение в основных программах социально-экономического развития страны. Так, в итоговом докладе по актуальным проблемам реализации социально-экономической стратегии России на период до 2020 года «Стратегия – 2020: Новая модель роста – новая социальная политика» четко определено: «Переход к инновационной экономике – абсолютный императив развития России .





Необходимо стимулировать не только предложение, но и спрос на инновации, развивать конкурентные механизмы… Эффекты глобального кризиса 2008– 2010 гг. привели к еще большему усилению внимания бизнеса, государства и общества к Послание Федеральному Собранию Российской Федерации Президента России В.В. Путина 12 декабря 2012 [Электронный ресурс]. URL: http://президент.рф/transcripts/17118. (Дата обращения 05.05.2013) .

Путин видит будущее России в инновационной экономике [Электронный ресурс]. - Режим доступа http://www.rosbalt.biz/ 2008/11/20/543284.html (Дата обращения 05.05.2013) .

Послание Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию. 30 ноября 2010 [Электронный ресурс] .

URL: http://президент.рф/news/9637 (Дата обращения 05.05.2013) .

Дмитрий Медведев гарантировал преемственность политики модернизации и инновационного развития экономики России // Нанотехнологии. Экология. Производство. № 6 (19) ноябрь 2012. С. 3 О развитии инновационной системы Российской Федерации (материалы заседания Президиума Государственного совета, Москва, 18.04.2008) // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. №2 (35) Июль 2008 .

Дворкович А. В. Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики страны — год напряженной работы// Инновации, № 5, 2010. С. 3-7 .

Глазьев С. Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010 .

Иноземцев В. Л., Кричевский Н. А. Экономика здравого смысла. М.: Эксмо, 2009 .

Иноземцев В. Л. Пределы «догоняющего» развития. М.: Экономика, 2000 .

Делягин М. Г. Реванш России. М.: Эксмо. 2008 .

инновациям. Он стал новой вехой в переориентации развитых экономик на инновационный сектор. Во многих странах были приняты планы восстановления, предусматривающие стимулы для использования современных технологий и разнообразных нововведений»11 .

Схожую точку зрения высказывают и авторы другого аналитического доклада «Россия XXI века: образ желаемого завтра», подготовленного Институтом современного развития (ИНСОР): «России в этом веке необходим полноценный инновационный процесс, а не демоверсия «экономики знания»… Ключевая для инновационного маневра задача государства – обеспечение оптимальных условий для отечественных, локальных, в том числе сверхмалых проектов (микроинновации). В этом, пожалуй, наиболее радикальный разворот инновационной стратегии российского государства». 12 .

Помимо развертывания широкой общественной дискуссии, в течение 2000 ых годов в России были предприняты конкретные институциональные и организационные шаги по формированию и совершенствованию национальной инновационной политики. К ним следует отнести: создание Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию, преобразованной в июне 2012 г. в Совет при Президенте РФ по модернизации и инновационному развитию России; принятие в 2011 г .

«Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года», а в марте 2013 г. государственной программы «Экономическое развитие и инновационная экономика 2013-2020 гг.»; реализацию федеральной целевой программы «Научные и научнопедагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы», федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научнотехнологического комплекса России на 2007-2012 годы»; открытие Центра разработки и коммерциализации новых технологий «Сколково» и многое другое .

Между тем, достигнутые в итоге предпринятых мер результаты скорее настораживают, нежели воодушевляют. Экспорт высокотехнологичной продукции в целом вырос незначительно: с 4, 2 млрд. долл. в 2000 г. до 4,6 млрд. долл. в 2009 г.

(для сравнения:

Бразилия экспортировала в 2009 г. высокотехнологичной продукции на 8,3 млрд, Индия на 10,1 млрд, Китай на 348,3 млрд).13 При этом российский бизнес отнюдь не спешит Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социальноэкономической стратегии России на период до 2020 года «Стратегия-2020: Новая модель роста - новая социальная политика» [Электронный ресурс] URL: http://2020strategy.ru/documents/32710234.html. (дата обращения: 22.09.2013) Россия XXI века: образ желаемого завтра. – М.: Экон-Информ. 2010. – 66 с .

Ключихин Е. Инновационная политика Российской Федерации: проблемы и решения [Электронный ресурс] URL: http://www.rusnor.org/pubs/articles/7685.htm. (Дата обращения 15.08.2013) .

вкладывать средства в инновационные проекты, особенно имеющие длительный цикл отдачи: всего лишь 3,6% компаний тратят на НИОКР не менее 10% собственной выручки.14 Отсутствует комплексный механизм государственного стимулирования инновационной деятельности (в частности, эксперты отмечают несовершенство механизма налогообложения малых и средних инновационных фирм). Остается нерешенной на институциональном и организационном уровнях проблема разрыва между сферами науки, образования и бизнеса. Также следует отметить слабое развитие антрепренерской бизнескультуры и явно недостаточный опыт эффективного инновационного менеджмента. 15 Для кардинального исправления ситуации на уровне принятия политических решений необходимо четкое осознание того факта, что не рост валовых инвестиций государства в НИОКР определяет темпы инновационного развития страны, а их эффективность, т.е. конкретная отдача как в краткосрочной, так и в стратегической перспективе. А эта отдача напрямую зависит от формируемой инфраструктуры обеспечения инновационного процесса, куда помимо ресурсообесечения обязательно входят политическая, институциональная и социокультурная компоненты. Также очевидно, что процесс продуцирования и имплементации инноваций должен соответствовать той внешней среде, в которой он протекает, а именно новым условиям сетевого общества и экономики знания .

Такой подход к переопределению роли, методов и ожидаемых результатов инновационной политики требует обновления методологической основы изучения, прогнозирования и моделирования процессов ее разработки и внедрения. В современной политической науке ощущается значительная потребность в выработке и внедрении в исследовательскую практику новой междисциплинарной методологии, способной обеспечить адекватный ответ на вызовы информационной эпохи. Отсюда следует теоретическая актуальность заявленной темы .

Степень научной разработанности проблемы.

Проблематика инновационной политики, ее содержательных особенностей, сравнительной эффективности, зависимости от условий внешней среды (экономической системы, политического режима, культурных факторов и пр.) исследована в отечественной и зарубежной научной литературе достаточно Российский бизнес пока только готовится использовать отечественный научный потенциал [Электронный ресурс] URL:http://www.sciencerf.ru/client/news.aspx?ob _no=3822 (дата обращения:

27.01.2012) .

Инновационное развитие – основа модернизации экономики России: Национальный доклад.– М.:

ИМЭМО РАН, ГУ–ВШЭ, 2008 .

подробно. Однако абсолютными доминантами здесь являются экономический и менеджериальный подход. Так, фундаментальные основы исследования инновационного развития были заложены в работах классиков экономической науки и социологии: Т .

Веблена1617, Й. Шумпетера1819, Н. Д. Кондратьева, Дж. Гэлбрейта20, Б. Санто21, Дж .

Нейсбита22, Д. Норта23 и др. Анализу актуальных проблем теории и практики инновационного менеджмента посвящены исследования: Н. Ансоффа24, Р. Акоффа25, П .

Дракера, Р. Уотермана26, С. Ю. Глазьева27, Н. И. Ивановой28, С. В. Идельменова., В. Л .

Иноземцева29, К. И. Микульского30, В. Г. Медынского31, А. И. Пригожина32, М. П .

Посталюк33, Ю. А. Яковца3435 и др. Феномен национальных инновационных систем также был исследован преимущественно представителями экономической науки: Б .

Лундваллом36, Р. Нельсоном и Н. Розенбергом37, Я. Сандредом38, К. Фрименом39 .

Веблен Т. Теория делового предприятия. М.: «Дело», 2007 .

Веблен Т. Теория праздного класса. М.: «Прогресс», 1984 .

К первым работам, посвященным экономической теории инноваций и инновационного развития, традиционно относят труды Й. Шумпетера: «Теория экономического развития» (1911) и «Деловые циклы»

(1939), а также работу известного российского экономиста Н. Кондратьева «Мировое хозяйство и его конъюнктура во время и после войны» (1922) .

Шумпетер И. Теория экономического развития, М. - Прогресс, 1982 .

Гэлбрейт. Дж. Новое индустриальное общество. Перевод на русский язык: Л. Я. Розовский, Ю. Б .

Кочеврин, Б. П. Лихачев, С. Л. Батасов. — М.: 2004. [Электронный ресурс] // Центр гуманитарных технологий. URL: http://gtmarket.ru/laboratory/basis/5021. (Дата обращения 05.05.2013) .

Санто Б. Инновация как средство экономического развития. Пер. с венг. М. “Прогресс”, 1990 .

Нейсбит Дж. Мегатренды. М.: АСТ, 2003 .

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997 .

Ансофф И. Стратегическое управление: Пер. с англ. – М.: Экономика, 1989 .

Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремлённых системах. – М., 1974 (пер. с англ.) .

Уотерман Р. Фактор обновления. Пер. с англ., М.: Дело, ЛТД, 1995 .

Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития, М. “Влад-Дар”, 1993 .

Инновационная экономика./ Под ред. А. А. Дынкина, Н. И. Ивановой. – М.: Наука, 2001 .

Иноземцев В. Л. На рубеже эпох. Экономические тенденции и их неэкономические следствия .

Аутентичные тексты статей и рецензий 1998-2002 годов. - М.: Экономика, 2003 Инновации и экономический рост. Монография / Под ред. профессора К. И. Микульского. - М.: Наука, 2003 .

Медынский В. Г., Ильдеменов С. В. Реинжиниринг инновационного предпринимательства. – М.: ЮНИТИ, 1999 .

Пригожин А. И. Нововведения: стимулы и препятствия (социальные проблемы инноватики), М.:

Политиздат, 1989 .

Посталюк М. П. Инновационные отношения в экономической системе: теория, методология и механизм реализации. Казань: Изд-во КГУ, 2006 .

Яковец Ю. А. Предпосылки преодоления инновационного кризиса // Экономист, 1998, №1, с. 32-37 .

Яковец Ю. А. Финансирование инновационных проектов и его законодательное обеспечение//Инновации, 2008, №2-3 Лундвал Б. Он придумал национальную инновационную систему // Инновационные тренды. №7. 2011.С.3 .

Nelson R., Rosenberg N. Technical Innovations and national systems // National Innovation Systems:

Comparative Analysis. Oxford: Oxford University Press. 1993 .

Сандред Я. Национальная инновационная стратегия создается посредством диалога // Инновационные тренды. №7. 2011. С.11 .

Freeman C. Technology and Economic Performance: Lessons from Japan. London: Pinter, 1987 .

Между тем, политологический анализ национальных инновационных систем и инновационной политики разработан явно недостаточно40. Практически отсутствуют монографические исследования по данной теме. Имеющиеся научные статьи посвящены, как правило, отдельным проблемам разработки и внедрения инновационной политики, что не обеспечивает комплексности рассмотрения политических аспектов инновационного развития .

Так, содержание современной инновационной политики с позиций стратегического планирования инновационного развития рассматривали С. В. Демченко41, Р. Г. Кирсанов42, Н. Ерофеева43. Зависимость инновационной политики от факторов глобализации и локализации (регионализации) в современном мире исследована в работах В. М. Кононова44, В. А. Гронского, Н. В. Урусова45. Значимость институциональной среды для продуцирования инноваций и роль государства в ее формировании рассматривали Н. В. Манченко46, А. А. Местников47, Ю. А. Красин48, Л. И. Никовская49, В. Н. Якимец50 и др .

–  –  –

Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что из почти 500 диссертаций, защищенных с начала 2000ых годов по тематике инновационного развития и инновационной политики лишь две были защищены по политическим наукам .

Демченко С. В. Инновационная политика в России: состояние и перспективы // Власть. 2009. № 2. С. 3-7 .

Кирсанов Р. Г. Инновационная политика в современном обществе: принципы и особенности реализации // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение .

Международные отношения. 2013. № 1. С. 179-183 .

Ерофеева Н. Проблемы реализации государственной инновационной политики // Государственная служба .

2013. № 2. С. 104-106 .

Кононов В. М. Инновационная политика современного государства: региональное измерение // Вестник Московского университета. Серия 12: Политические науки. 2012. № 1. С. 3-14 .

Гронский В. А., Урусов Н. В. Инновационная политика в условиях глобализации // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2012. № 6-1. С. 294-297 .

Манченко Н. В. Инновационная политика: институциональный аспект // Вестник Екатерининского института. 2009. № 1. С. 12-14 .

Местников А. А. Символический капитал как инструмент инновационной политики государства // Социология власти. 2011. № 2. С. 143-150 .

Местников А. А. Инвестирование символического капитала как инструмент инновационной политики государства // Вестник Московского университета. Серия 18: Социология и политология. 2011. № 1. С. 167Инновационная модернизация России. Политологические очерки / Под редакцией Ю.А. Красина.

— М.:

Институт социологии РАН, 2011. — с. 253 .

Красин Ю А, Курюкин А Н, Никовская Л И, Петухов В В, Дмитриев А В Куда пойдет Россия: новые возможности и ограничения современного развития : сборник статей / Ин-т «Справедливый Мир», Рос. ассоц. полит. науки, Фонд им.

Фридриха Эберта, Ин-т социологии РАН ; [редкол.:

Л. И. Никовская (отв. ред.), В. Н. Шевченко, В. Н. Якимец]. – Москва : Ключ-С, 2013. — 504 с .

Никовская Л И, Якимец В.Н. Публичная политика как ресурс и фактор посткризисной модернизации // Модернизация и политика в ХХI веке / Отв. ред. Ю. С. Оганисьян; Ин-т социологии РАН. - М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. - С. 27-35 .

государственного управления в условиях сетевого общества. Здесь можно отметить лишь несколько фундаментальных исследований: Л. В. Сморгунова515253, Т. А. Кулаковой54, Э. Н .

Ожиганова55 .

Западная политическая наука более подробно рассматривает данную проблематику .

Ее анализу в частности посвящены работы: Я. Ван Дайка56, Дж. Блаттера57, У. Кикерта58, Дж. Коймана59, Р. Роудса60, Ф. Шарпфа61, Дж. Стокера62, Э. Соренсен63 и др .

Перечисленные авторы рассматривали различные аспекты трансформации политикоадминистративных систем в условиях сетевого общества: растущее значение международных политических институтов, часто имеющих сетевую природу, появление и распространение новых управленческих технологий, способствующих развитию институтов саморегулирования внутри политической системы, интенсификацию различных форм взаимодействия между частными и государственными акторами и т.д .

Анализу отдельных вопросов применения сетевой формы координации в политике и управлении посвящены работы: Х. Хекло64, Т. Берцель65, П. Богасона, Т.Туунена66, Д .

Ноука67 и др. Однако, в исследованиях практически всех обозначенных выше авторов Сморгунов Л. В. В поисках управляемости: концепции и трансформации государственного управления в XXI веке. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2012 .

Сморгунов Л. В. Сложные сети и демократия в России: новые возможности и ограничения // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2012. № 3. С. 61-66 .

Сморгунов Л. В. Сетевой подход к политике и управлению // Полис (Политические исследования). 2001 .

№ 3. С. 103-112 .

Кулакова Т. А. Политика изменений: административные реформы и взаимодействие государства и общества. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2011 .

Ожиганов Э. Н Государственная инновационная политика и кластерная стратегия // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. 2011. № 1. С. 5-22 .

Van Dijk J. The Network Society: Social Aspects of New Media. Houten (the Netherlands), 1991. P. 6–40 .

Blatter J. Beyond Hierarchies and Networks: Institutional Logics and Change in Transboundary Spaces // Governance: An International Journal of Policy, Administration and Institutions. 2003. Vol. 16. № 4 .

Kickert, W., Klijn, E. H., & Koppenjan, J. F. M. Managing complex networks. London: Sage. 1997 .

Kooiman, J. (Ed.). Modern governance: New government-society interactions. London: Sage. 1993 .

Rhodes R. A. W. Understanding governance: policy networks, governance, reflexivity, and accountability, Buckingham /Philadephia: Open University Press., 1997 .

Scharpf, F. W. Interdependence and democratic legitimation // G. Pharr & R. Putnam (Eds.). Disaffected democracies: What’s troubling the trilateral countries? Princeton: Princeton University Press. 2000 .

Stoker, G. Governance as theory: Five propositions. International Social Science Journal, №155, 1998. Pp. 17-28 .

Sorensen E. Democratic Theory and Network Governance // Administrative Theory and Praxis. Vol. 24. №24 .

Sorensen E., Torfing J. The Democratic Anchorage of Governance Networks // Scandinavian Political Studies. 28(3) .

2005. Р. 195-218 .

Heklo H. Issue Networks and the Executive Establishment / The New American Political System / Ed. by A King. Washington, DC: American Enterprise Institute, 1978 .

Borzel T. Organizing Babylon - on the Different Conceptions of Policy Networks // Public Administration .

1998. Vol. 76. N° 2 .

Bogason P., Toonen T. Introduction: Networks in Public Administration // Public Administration. 1998. Vol. 76 .

№2. P.209-212 .

Knoke D. Political Networks. The Structural Perspective. Cambridge: Cambridge University Press, 1990 .

вопросы инновационной политики крайне редко выходят на первый план, оставаясь в тени анализа либо глобальных политических процессов, либо частных проблем эффективности сетевых форм организации .

Таким образом, сегодня востребовано комплексное исследование структурных, институциональных, социокультурных факторов, влияющих на эффективность процессов разработки, внедрения и коррекции инновационной политики в условиях сетевого общества. В этой связи целью данной работы является анализ влияния процессов трансформации систем политико-административного управления в условиях сетевого общества на эффективность процесса разработки и имплементации инновационной политики, а также ее содержание .

Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

Обосновать взаимосвязь выработки инновационной политики и координирующей функции современного государства;

Определить основные параметры и отличительные особенности координационной модели инновационной политики;

Выявить значение коммуникативного аспекта государственной политики в условиях перехода к координационному государству;

Разработать критерии коммуникативной эффективности и определить основные параметры ее использования в системе оценки механизмов выработки и внедрения инновационной политики;

Выявить и проанализировать в аспекте реализации региональной координационной модели инновационной политики отличительные характеристики национальных инновационных систем стран Северной Европы;

Определить институциональные и структурные условия и границы применимости североевропейской координационной модели в современных российских условиях .

Объектом исследования выступает система разработки, имплементации и коррекции государственной инновационной политики .

Предметом исследования является институционализированное взаимодействие между ключевыми акторами национальной инновационной системы как фактор обеспечения коммуникативной эффективности процессов инновационной политики .

Теоретико-методологическая основа исследования. В работе применены как общенаучные методы (сравнительный, гипотетико-дедуктивный), так и специальные теории и подходы: теория общественного выбора, неоинституциональный подход и теория постиндустриального общества. В рамках последней, особо выделяется концепция сетевого информационального общества, разработанная М. Кастельсом .

Неоинституциональный подход и теория общественного выбора использованы в исследовании особенностей различных моделей инновационных систем, форм координации, доминирующих в них, а также для концептуализации понятия «коммуникативная эффективность». Теории модернизации и постиндустриального общества определяют в исследовании взаимосвязь направления и динамики общественного развития с научно-техническим прогрессом и глобализацией. Теория сетевого общества М .

Кастельса использована в качестве ключевой концепции, определяющей специфику социальной структуры современного общества, его социокультурных, политических и экономических институтов, а также диагностирующей наиболее важные вызовы со стороны различных подсистем сетевого общества и информациональной экономики .

Хронология работы. Исследование охватывает временной период с конца 1990 ых годов по настоящее время .

Научная новизна исследования состоит в том, что в нем:

- обоснована ключевая роль координирующей функции государства в процессе выработки и реализации инновационной политики в условиях сетевого общества;

разработана и обоснована на конкретном эмпирическом материале сетевая координационная модель инновационной политики;

- установлено решающее значение коммуникативного аспекта государственной инновационной политики в рамках сетевой координационной модели;

разработаны принципы обеспечения коммуникативной эффективности инновационной политики и определены основные параметры ее оценки;

- выявлены и проанализированы отличительные характеристики национальных инновационных систем стран Северной Европы в рамках региональной координационной модели;

- определены институциональные и структурные условия и границы применимости североевропейской координационной модели выработки и реализации инновационной политики в современных российских условиях .

Положения, выносимые на защиту:

1. Сетевое общество и экономика знания определяют новые детерминанты экономического и политико-правового развития систем государственного управления, в значительной степени влияющие на выбор моделей разработки и реализации инновационной политики, а также определяющие их сравнительную эффективность;

2. Сетевое общество формируется в делиберативном пространстве, пространстве общественного дискурса и наполняется новым политическим содержанием, кардинально меняющим не только структуру, но и суть политических отношений;

3. В условиях сетевого общества и экономики знания наиболее эффективной моделью разработки и имплементации инновационной политики является сетевая координационная модель, ориентированная на со-участие в обсуждении и выработке политики максимально широкого круга акторов, а также актуализацию координирующей функции государства в этом процессе;

4. Структура и институциональные характеристики координационной модели разработки и реализации инновационной политики зависят от особенностей организационной и управленческой культуры, доминирующей в том или ином обществе, что позволяет выделить различные национальные и региональные подвиды координационной модели .

5. Режим функционирования современных национальных инновационных систем и их сравнительная эффективность определяются формами координации взаимодействий ее основных акторов или элементов;

6. Измерение сравнительной эффективности различных моделей координации взаимодействий в ходе разработки политики может осуществляться посредством оценки коммуникативной эффективности, определяемой в исследовании как функция минимизации транзакционных издержек;

7. Коммуникативная эффективность государственной инновационной политики определяется, прежде всего, способностью государства обеспечивать сбалансированное сосуществование различных форм координации акторов инновационного процесса и легитимирующих их ценностных порядков;

8. Институциональный базис координационной модели в условиях сетевого общества должен отвечать требованиям гибкости и подвижности, т.е .

быть способным меняться в направлении достижения компромисса между различными ценностными порядками;

9. Развитие сетевой структуры координации и сетевых каналов коммуникации, являются необходимым условием для продуцирования технологических и социальных инноваций в сетевом обществе, позволяя субъектам инновационного процесса распространять информацию, представлять свои знания в различных формах, вовлекать в диалог других индивидов, достигать консенсуса относительно установок в совместной инновационной деятельности .

Теоретическая значимость диссертации состоит в разработке концепции сетевой координации инновационной политики на основе приоритетного принципа обеспечения коммуникативной эффективности .

Практическое значение диссертации заключается в том, что положения и выводы данного исследования могут быть использованы в качестве методологической основы для коррекции систем выработки и реализации инновационной политики в современной России .

Материалы исследования также могут быть использованы в учебном процессе, в частности, при подготовке и чтении курсов: «Теории современного общества», «Разработка государственной политики в РФ», «Инновационная политика», «Политический менеджмент», а также для создания новых спецкурсов .

Степень достоверности и апробация результатов. Степень достоверности достигнутых в работе результатов определяется использованием признанных научных методов исследования и опорой на обширный эмпирический материал, включающий в себя: официальные статистические данные, нормативно-правовые акты органов государственной власти, материалы социологических исследований и пр .

Результаты исследования были апробированы автором в ходе выступления докладами на всероссийских и международных конференциях и семинарах:

International conference «Social and Economic Dimension of European Integration:

Problems, Solutions, Perspectives». Даугавпилсский университет, Даугавпилс, Латвия. 3-5 ноября 2011г .

ІI Международная научная конференция «Становление государства и права в условиях глобализации: теоретический и практический аспект» ГОУ НАУ, Киев, Украина .

24 февраля 2012 г .

Всероссийская научная конференция «Социальный капитал современного общества», СПбГУ, Санкт-Петербург, 25-26 октября 2012 г .

XI Международный семинар «Религия и гражданское общество:

межконфессиональные и этнические конфликты в условиях геополитической конкуренции», Таврический гос. университет. Ялта, Крым, 5-10 ноября 2012 г .

International conference «Challenges of transition: post-communist experience», Университет Бухареста, Бухарест, Румыния. 24-25 мая 2013 г .

II KONFERENCJA WSCHODNIOZNAWCZA «Procesy integracyjne i dezintegracyjne na obszarze postsowieckim» Торунский университет, Торунь, Польша. 17-18 октября 2013 Структура работы.

Работа состоит из введения, пяти глав, заключения и списка литературы .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

II .

Во введении обоснована актуальность проблематики исследования, раскрыта степень ее научной разработанности в отечественной и зарубежной политической науке, определена основная задача и цели исследования, а также обоснован выбор теоретикометодологической базы .

Первая глава «Трансформация системы государственного управления в условиях сетевого общества: актуализация координационного и коммуникативного аспектов управления» посвящена анализу ключевых инновационных вызовов системе государственного управления в условиях сетевого общества, а также ее институциональным и структурным изменениям, происходящих под влиянием данных вызовов. В первом параграфе первой главы «Инновационные вызовы системе государственного управления в условиях сетевого общества» раскрыто влияние на систему управления ключевых эндогенных и экзогенных вызовов, порождаемых новой социально-экономической и культурной средой сетевого общества. К таковым, в частности, относятся: политическая, экономическая и культурная глобализация, кризис национального государства, лавинообразный рост коммуникаций и их дигитализация, чрезвычайно высокая степень индивидуализации социального и политического пространств, значительное увеличение числа разнообразных культурных течений, взаимопроникающих и дополняющих друг друга, чрезвычайно завышенные темпы потребления и ожидания в связи с этим перманентного роста качества жизни, изменения структуры потребностей индивидов и т.д .

Выделенные выше вызовы определили общие черты кризиса управляемости современных обществ: размытость всех иерархических структур, упадок социальной дисциплины, утрату социальной идентичности, дезинтеграцию гражданского порядка, усиление отчуждения и самоотчуждения граждан от политики и общественной активности, неопределенность социального развития и постоянно растущие во всех сферах общественной жизни риски .

В качестве одной из гипотез исследования автором выдвигается идея о том, что преодоление кризисного состояния системы социально-политического управления потребует создания условий, обеспечивающих как минимум:

равноправную, свободную, беспрепятственную коммуникацию;

возможность реального соучастия граждан в управлении;

гарантию беспрепятственного доступа к информационным потокам, а также возможность продуцировать новые знания и обмениваться ими;

когнитивную близость, являющуюся залогом взаимопонимания и продуктивного сотрудничества в процессе продуцирования нового знания .

Обеспечение данных условий требует внедрения и широкого распространения сетевых структур координации взаимодействий в процессе управления .

Второй параграф первой главы «Сетевое общество: актуализация координации и сотрудничества в системе разработки государственной политики»

посвящен анализу влияния новых вызовов сетевого общества на трансформацию государственного управления и политики. В частности, в нем проанализированы ключевые характеристики сетевого общества, которые предопределяют исключительное значение производства и распространения в нем социальных и технологических инноваций, повлиявших, в свою очередь, на изменение роли, функций и структуры политического управления .

Распространение новых форм демократии (прежде всего, делиберативной), расширение круга субъектов, участвующих в принятии политических решений требуют трансформации бюрократического стиля управления и основанной на строгой иерархии структуры управленческих организаций. Современное государство лишено того абсолютного доверия, которым оно обладало на протяжении первых двух третей ХХ в. Ему на смену должно прийти новое государство, основанное, по мысли Кастельса, «на сети политических институтов и органов принятия решений национального, регионального, и локального уровней, неизбежное взаимодействие которых трансформирует принятие решений в бесконечные переговоры между ними»68 .

Практически все, выделенные М. Кастельсом и рядом других авторов черты сетевого общества, базируются на императиве инновационного технологического развития .

Связь государства, общества и технологических инноваций определяется в первую очередь способностью или неспособностью первых предвидеть, планировать, разрабатывать и внедрять новые технологии: «Мы можем сказать, что хотя технология perse не детерминирует историческую эволюцию и социальные изменения, технология (или ее отсутствие) воплощает способность обществ трансформировать себя и определяет Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. под науч. ред. О. И .

Шкаратана. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. С. 29 .

направления, на которых общество (всегда через конфликтный процесс) решает применить свой технологический потенциал»69 .

Т.о. инновационный потенциал государства в условиях сетевого общества определяется способностью системы политического управления формировать, поддерживать и постоянно обновлять институциональную инфраструктуру производства и распространения нового знания, а также обеспечивать общественное согласие относительно целей, задач и методов государственной инновационной политики. При этом происходит существенное обновление принципов и методов государственной политики и управления, используемых для решения этих задач. Данные принципы и методы более не могут опираться на административные распоряжения, иерархию, прямое навязывание воли субъекта управления ее объекту. Их конечная цель – формирование кроссекторального (государство/бизнес/некоммерческий сектор) механизма координации взаимодействий субъектов производства и коммерционализации инноваций .

Вторая глава «Сетевые принципы функционирования современных демократий в концепции «со-управления»: переопределение значения и роли инноваций» посвящена выявлению и анализу новых принципов функционирования демократических систем государственного управления в условиях сетевого общества, а также переопределению значения их инновационного потенциала для эффективности управления .

В первом параграфе второй главы «Трансформация политических систем в условиях сетевого общества: власть, мобилизация, участие» рассмотрены основные вызовы, определяющие сетевой, координационный характер современных систем политического управления. В этой связи отмечается значительный рост в условиях сетевого общества политического влияния малых групп и отдельных индивидов. Именно они становятся сегодня значимыми акторами как во внутренней политике, так и на мировой арене. Во-вторых, актуализируются изменения природы властных отношений. Сетевые структуры представляют собой особую форму координации взаимодействий, принципиально отличную от иерархий, поэтому властные отношения в них не могут иметь ту же природу и характер реализации, что и в политических системах этатистского или эгалитаристского типа. Наиболее полно разработанный методологический подход к анализу политической власти в сетевом обществе мы находим в ряде последних работ Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. под науч. ред .

О. И. Шкаратана. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. С. 205 .

Мануэля Кастельса.

По мнению Кастельса, ключевыми факторами, влияющими сегодня на специфику властных отношений являются:

- появление и распространение новых форм коммуникации (прежде всего, т.н .

самокоммуникации, базирующейся на горизонтальных сетевых связях), которые становятся первоосновой формирования общественного мнения;

- широкое распространение медийной или шоу-политики (политическое сообщение всегда является сообщением, транслируемым СМИ; политика оперирует образами, имиджами и т.д.) .

Следующий вызов связан с изменением роли административных структур в процессе выработки и имплементации политики. Бюрократия и административные институты, в соответствии с классической традицией, заложенной основателями теории административной политики В. Вильсоном и М. Вебером, воспринимаются как априори нейтральные и отстраненные акторы в процессе принятия политических решений, что также является важным принципом, определяющим предметное различие теории административной политики и политической науки. Однако сегодня, в условиях распространения сетевых структур, такой подход ставится под сомнение. Расширение участия бюрократии в процессах выработки политики связывают с растущей автономией публичных институтов, что определяет политическое управление как мета-управление, осуществляемое посредством механизмов саморегуляции и, соответственно, размывает границу между политикой и управлением. С другой стороны, растущее значение горизонтальных сетей значительно усиливает функции административных структур в сфере организации и координации взаимодействия различных сетей. Т.е. они становятся ключевыми акторами сетевой политики и управления. В конечном счете, в условиях сетевого общества кардинально меняется набор наиболее значимых требований к эффективному администрированию и, соответственно, меняется сам образ эффективной бюрократии. Вместо политической нейтральности и строгого следования букве закона, ключевыми требованиями здесь становятся способность к эффективной координации, посредничеству и нестандартным решениям, а также креативность и инициативность в поиске решений административных и социально-экономических проблем .

В результате проведенного анализа автор приходит к выводу, что сети, безусловно, становятся источником власти в новом обществе, однако эта власть возникает не вследствие исключительности самого феномена сети, а по причине эффекта синергии, позволяющего сетям максимально полно учитывать разнонаправленные интересы и вырабатывать оптимальные решения. Таким образом, основа сетевой политики это обеспечение максимально широкого включения разнообразных акторов в процесс обсуждения, принятия и имплементации решений. В конечном счете, мы можем говорить о том, что сетевое общество формируется в делиберативном пространстве, пространстве общественного дискурса и наполняется новым политическим содержанием, кардинально меняющим не только структуру, но и суть политических отношений .

Второй параграф второй главы «Становление системы «со-управления»:

новые принципы разработки и имплементации административной политики»

посвящен анализу концептуальных оснований модели «governance» или «со-управления» .

Также как и термин «сеть», понятие «со-управление» (governance) является на сегодняшний день одним из самых широко употребляемых в западной политической и административной науках. В научной и публицистической литературе этот термин прочно занял место, отводимое ранее более привычному нам понятию «government» (правительство, правление). Только с 2000 по 2003 г. частота употребления «governance» выросла в публицистических источниках примерно с 800 упоминаний до 2200. Сегодня под названием «Governance» выходит международный научный журнал, посвященный анализу политики, администрирования и институтов. С конца 1990 ых гг. данный термин прочно ассоциируется с реформами публичного сектора в целом, что предопределило его широкое распространение в западном мире, охваченном несколькими волнами административных реформ .

Однако, несмотря на значительную популярность, в научной литературе давно признана проблема множественности интерпретаций термина «governance», иногда расширяющих (скорее даже размывающих) его значение настолько, что оно вообще с трудом поддается четкому определению .

Проанализировав различные подходы к трактовке данного термина, автор отмечает общие положения данной модели, приводящие к переопределению основной функции современного государства как координатора и активатора взаимодействий.

Это:

расширение сферы публичного контроля (публичной силы), децентрализация управления, приватизация, как основной метод снятия излишних обременений государства, повышающаяся роль консультативно-совещательных практик и, наконец, широкая вариативность акторов, представленных в публичном дискурсе .

Помимо рассмотрения исследовательского потенциала концепции «со-управления», автор указывает и на его проблемные стороны. Неконвенциональные формы участия, постоянная неопределенность, децентрированность, которая может привести к потере управляемости, фрагментарности и перегруженности публичной сферы – становятся новыми вызовами для демократии в развитых странах Запада. Сетевое общество имеет более гибкую и адаптивную социальную структуру, но насколько модель, представленная в концепции «со-управления», соответствует этой структуре и насколько она окажется эффективнее административного и рыночного государства – пока открытый вопрос .

В третьем параграфе второй главы «Сетевые технологии политического управления: на пути к открытому правительству» автор проводит сравнительное исследование конкретных технологий политического управления, появившихся и получивших распространение в условиях сетевого общества. Их зарождение связывают, прежде всего, с необходимостью решения задачи минимизации сложности и непредсказуемости политического процесса .

Автор фокусирует внимание на трех наиболее распространенных методах сетевой коммуникации: бенчмаркинге, краудсорсинге, краудфандинге, а также открытом правительстве, как интегративной системе сетевого управления, обеспечивающей координационные усилия государства в новых условиях .

Открытое правительство определяется, как сложная, комплексная система координационного управления, интегрирующая различные сетевые методы участия в рамках общей постменеджериальной стратегии административного реформирования.

С другой стороны, открытое правительство рассматривается как новый этап в развитии системы электронного правительства, предполагающем 2ух фазный переход:

1 ый переход совершается от электронного правительства первого поколения (eGov 1.0), характеризующегося высокими издержками разработки и внедрения новых технологий, ограниченной результативностью и акцентом на обеспечении органов управления техническими средствами и программным обеспечением к электронному правительству второго поколения (eGov 2.0), также отличающемуся сравнительно высокими издержками внедрения, однако уже более социально эффективному, что объясняется не столько последующим технологическим развитием, сколько изменением идеологии и стратегии государственного управления, становящегося более открытым, т.е .

нацеленным на активное вовлечение граждан и организаций в процессы принятия решений посредством сетевых сервисов и интернет технологий и создающего предпосылки для превращения процесса управления в действительно интерактивный процесс .

2 ой переход – от электронного правительства второго поколения к открытому правительству или правительству 3.0, основными характеристиками которого становятся:

активное гражданское участие в процессах управления, открытость, прозрачность и подотчетность гражданам в режиме постоянного контроля и обмена информацией, интерактивный характер принятия решений. Открытое правительство актуализирует не столько технические и сервисные возможности обновленной системы управления, сколько обеспечение реального со-управления со стороны граждан и их ассоциаций. Оно ориентировано на использование возможностей коллективного разума и рассмотрение широкого спектра предлагаемых решений .

Автор приходит к выводу, что открытое правительство претендует на роль конкретной формы реализации модели «со-управления» государственным сектором, обеспечивающей прозрачность механизмов принятия решений, интегрирующей различные методы со-участия в разработке и коррекции политики (краудсорсинг, бенчмаркинг пр.), ориентированной на постоянное самообновление и стимулирующей гражданскую активность .

Для обеспечения целей инновационного развития в условиях сетевого общества важно учитывать значение процессов трансформации системы государственного управления в комплексе. Стимулирование инновационного развития и обновление механизма принятия политических решений – не просто параллельно идущие процессы .

Это процессы самым тесным образом связанные, поддерживающие друг друга.

В этом смысле, основная задача координирующего государства – постоянно обновлять себя в соответствии с теми задачами инновационного развития, которые вырабатываются в ходе общественного обсуждения, с обязательным вовлечением широкого круга акторов:

бизнеса, гражданских ассоциаций, представителей организаций науки и образования, местного самоуправления и пр. Т.е. речь идет о необходимости четкого согласования политики в сфере инновационного развития и курса административных реформ .

Третья глава исследования «Координационная модель инновационной политики в контексте перехода от технократической к коммуникативной концепции эффективности политики и управления» посвящена рассмотрению координационной модели выработки и реализации инновационной политики. В первом параграфе третьей главы «Координационная модель инновационной политики» автор отмечает, что переход к координационной модели выработки инновационной политики, основан на генерировании и комбинировании различных знаний, локальных решениях (в противовес бюрократическому универсализму), широком вовлечении в процесс принятия решений негосударственных акторов. Ключевыми элементами модели стали: делиберация и сотрудничество, частно-государственное партнерство, новые сетевые формы политического участия и со-управления, понимаемого как процесс аргументированного диалога между всеми вовлеченными в него стейкхолдерами. Устойчивая системная интеграция в рамках координационной модели требует формирования особой экосистемы инновационного развития, имеющей сложную неиерархическую структуру.

В качестве ключевых внешних факторов такой экосистемы выступают:

1. Экономика знания или информациональная экономика, отличающаяся прежде всего тем, что источник производительности заключается в технологиях генерирования знаний, обработки информации и символической коммуникации;

2. Революция в развитии информационно-коммуникативных технологий web 2.0, обеспечившая невиданный ранее уровень дигитализации социальных, политических и экономических отношений;

3. Появление нового «сетевого» поколения, получающего основные экономические, коммуникативные и политические навыки в пространстве интернета (достаточно сложно определить универсальные характеристики этого пока еще становящегося поколения, но определенно можно отметить повышенную гражданскую и политическую активность, индивидуализм и стремление к оригинальной самопрезентации, а также открытость к любым новациям);

4. Социальные сети (как виртуальные, так и реальные) составившие структурную основу нового сетевого общества .

В рамках координационной модели инновационной политики ключевую роль наряду с государством играют посреднические структуры, обеспечивающие межсекторное инновационное сотрудничество. Это т.н. Open Innovation Accelerators – организацииакселераторы инновационного процесса, занимающиеся поиском центров знания, устанавливающие устойчивые связи между несвязанными или слабо связанными друг с другом центрами знания, а также обеспечивающие стратегическое планирование инновационного развития. Технологическую инфраструктуру инновационной экосистемы составляют открытые инновационные платформы или хабы, представляющие собой виртуальные системы, объединяющие различные инструменты по поиску контрагентов, постановке инновационных задач, распространению лучших решений, заключению формальных договоров, передаче концепций решений .

Подводя промежуточный итог анализу координационной модели, автор определяет ключевые функции, которые должно выполнять государство в рамках данной модели:

- институциональное и организационное обеспечение процесса сотрудничества представителей различных сфер, задействованных в инновационном процессе. Эта функция реализуется посредством создания необходимой нормативной базы, учреждения или ресурсного стимулирования деятельности организаций посредников или акселераторов инновационной активности, различных форм стимулирования эффективного международного сотрудничества (снятие институциональных и, возможно, культурноидеологических барьеров);

- создание необходимой технологической инфраструктуры в масштабах государства и выравнивание технологических условий инновационной деятельности на уровне отдельных регионов и муниципалитетов (современные виды проводной и беспроводной связи, достаточное количество публичных точек доступа в интернет, наличие общедоступных баз данных и пр.);

- формирование виртуальных систем обмена передовым опытом (бенчмаркинга) организации и регулирования инновационного процесса, создание открытых баз данных по инновациям (в отраслевом и территориальном срезах), а также стимулирование участия бизнеса в работе такого рода систем;

- разработка образовательной политики, во-первых, соответствующей задачам и целям инновационного развития (т.е. направленной на формирование инновационных установок в обществе, разработку и научение новым методам поиска, обработки и анализа информации, трансляцию мирового и отечественного опыта инновационного развития и т.д.), во-вторых, нацеленной на решение задачи преодоления когнитивного рассогласования в ходе продуцирования нового знания .

Частными задачами координационной инновационной политики являются:

- создание и инвестирование ресурсов в инновационные платформы развития для обеспечения сотрудничества участников инновационного процесса;

концентрация ресурсов на поддержке сетей инноваторов (активно обменивающихся результатами НИОКР и использующих эти сети для оптимизации маркетинга продукции), которые замещают сегодня традиционные территориальные кластеры;

- содействие развитию совместных инноваций, как новой формы государственночастного партнерства, посредством расширения сфер и масштабов деятельности различного рода объединений и ассоциаций субъектов инновационной деятельности .

Является ли координационная модель инновационной политики универсальной – открытый вопрос. Процессы координации и сотрудничества слишком чувствительны к таким не политическим и не рыночным факторам как организационная и управленческая культура, основанным на определенных наборах ценностей и уровне доверия в обществе в целом. Поэтому, например, общества с высоким уровнем доверия и низким уровнем гетерогенности организационной культуры, такие как Япония или Южная Корея70, демонстрируют значительно меньшую потребность в серьезных координационных усилиях, нежели общества со сравнительно низким уровне доверия (как, например, США)71. Первые реализуют скорее кооперативную или смешанную (координационнокооперативную) модель, в которой государство скорее ограничивается мерами иституционального дизайна инновационного процесса .

В целом, это означает, что существует национальная или, как минимум региональная (в масштабах географического региона или группы близких в культурноисторическом и институциональном отношении стран (англо-саксонские государства) специфика координационной модели инновационной политики и инновационного развития .

Второй параграф третьей главы «Коммуникативная эффективность инновационной политики в условиях сетевого общества» посвящен концептуализации понятия «коммуникативная эффективность» и определению основных параметров ее оценки применительно к инновационной политике государства .

Под коммуникативной эффективностью в исследовании понимается функция минимизации транзакционных издержек, рассматриваемых здесь в более широком

Casson M. Enterprise and Competitiveness: A Systems View of International Business, Oxford, England:

Clarendon Press. 1990 .

Casson M. Enterprise and Competitiveness: A Systems View of International Business, Oxford, England:

Clarendon Press. 1990 .

значении, как издержки обеспечения беспрепятственных коммуникаций в процессе социальных, политических и экономических обменов .

Предложенный подход к концептуализации понятия коммуникативная эффективность строится на следующих основных предпосылках:

- Коммуникативная эффективность государственного управления состоит в минимизации политической неопределенности на макроуровне, предложении ясных «правил игры» для всех контрагентов и контроле за их исполнением;

- Коммуникативная эффективность напрямую зависит от координационного потенциала государства, определяемого как «способность эффективно проводить и пропагандировать коллективные мероприятия»72 (важно отметить, что речь здесь идет не о количественном увеличении бюрократической, военной или полицейской мощи государства, а о поиске новых со-общественных способов реализации государственного управления);

- В качестве основного способа повышения координационного потенциала государства выступает создание оптимальной институциональной базы, проясняющей социальные, политические и экономические взаимодействия акторов, а также обеспечивающей равноправность и справедливость таких взаимодействий .

На основе проанализированного эмпирического материала, автор приходит к выводу, что обеспечение коммуникативной эффективности координационной модели управления инновационной деятельностью требует соблюдения в управленческой практике следующих принципов:

Принципа равноправного применения различных форм координации 1 .

взаимодействий, заключающегося в минимизации потенциальной экспансии одного ценностного порядка и, соответственно, доминирования какой-либо одной формы координации: «Открытость организации разным способам координации позволяет ей справляться с неопределенностью, проистекающей из столкновения нескольких способов координации…Наличие нескольких способов координации делает организацию более адаптивной, обеспечивая своего рода динамическую эффективность»73 .

2. Принципа обязательного учета при выборе той или иной формы координации взаимодействий соответствующей ей временной перспективы: ориентации на прошлое Государство в меняющемся мире (Отчет о мировом развитии – 1997 г.) / Пер. с англ. М.: Прайм-ТАСС, 1997.,c.16 .

Stark D. Rethinking Internal Labour Markets: New Insights From a Comparative Perspective // American Sociological Review. 1986. Vol.51., P.498 .

(традиционный порядок), настоящее (рыночный порядок) или будущее (индустриальный порядок) .

3. Принципа гибкости институциональной основы коммуникаций, которая должна отвечать требованиям крайне изменчивой внешней среды: быть более подвижной, способной меняться в направлении достижения компромисса между ценностными порядками. В этом смысле переопределяется и роль институтов: вместо сравнительно жестких детерминант поведения они рассматриваются скорее как поле возможных решений, проясняющих общую перспективу взаимодействия для акторов, чье поведение они регулируют .

4. Принципа децентрированности и деконцентрации координационных усилий государства, заключающегося в широком использовании сложных сетевых форм координации, которые оказываются наиболее гибкими, открытыми и «толерантными» к другим формам координации. Они же, как правило, обеспечивают более эффективные решения относительно производства и распределения общественных благ .

Т.о. ключевым критерием коммуникативной эффективности инновационной политики, как на национальном, так и на локальном (внутриорганизационном уровне) являются: во-первых, степень сотрудничества, т.е. признание позиций и интересов друг друга, а во вторых, уровень взаимозависимости акторов инновационного процесса 74. Для того, чтобы наладить подобную коммуникацию и выработать такие партнерские механизмы, необходимо пройти этап изучения и отладки индивидуальных установок .

Сетевые информационные каналы и сетевая структура, являются необходимым условием для развития распределенного познания, позволяя индивидам распространять информацию, представлять свои знания в различных формах, вовлекать в диалог других индивидов для достижения консенсуса относительно установок и совместной деятельности .

В четвертой главе диссертационного исследования «Координационная модель инновационной политики стран Северной Европы» анализируются основные параметры североевропейской координационной модели инновационной политики, а также отличительные характеристики национальных инновационных систем стран, принадлежащих к данной модели .

Dougherty D. Interpretive Barriers to Successful Product Innovation in Large Firms // Organization Science, №3,

1992. pp. 179-202 .

Первый параграф четвертой главы «Общая характеристика североевропейской модели инновационной политики» посвящен рассмотрению национальных и региональных социокультурных и институциональных различий в реализации координационной модели инновационной политики, что напрямую связано с особенностями типа сетевого общества, формирующегося в том или ином государстве или регионе. Автор анализирует три таких модели: восточноазиатскую, североамериканскую и скандинавскую или североевропейскую .

Наиболее существенные отличия североамериканской и восточноазиатской моделей относятся к общественно-политической сфере и могут быть описаны в характеристиках:

уровня гражданской активности, закрытости/открытости общества, степени обеспечения гражданских и политических прав и свобод. Восточноазиатская модель может быть охарактеризована по данным параметрам как сетевое общество авторитарного/закрытого типа. Безусловно, государства, следующие данной модели, существенно разнятся по степени обеспечения политических и гражданских свобод, открытости и уровню развития гражданского общества. Резюмируя, мы можем определить данную модель, как общество с развитой коллективистской инновационной культурой, высоким уровнем развития человеческого потенциала, но в то же время с очевидной склонностью к авторитарным методам социального и политического управления. Эти факторы оказывают решающее влияние и на тип инновационного развития и модель инновационной политики, присущую данным странам .

Североевропейскую модель сетевого общества автор описывает в терминах открытости (как с точки зрения технологической доступности для большинства граждан, так и в смысле обеспечения механизмов широкого гражданского участия в политической жизни и процессах принятия управленческих решений), прочно укорененной инновационной культуры (культуры хакерства в терминологии М. Кастельса), а также гибкой модели государства благоденствия, исключительно органично вписавшейся в новые условия информационной экономики. По сути, государство благоденствия в большинстве стран Северной Европы (прежде всего, в Финляндии и Швеции) сформировало своеобразную сеть с агентами информациональной экономики, позволившую снимать многие социальные противоречия, возникающие сегодня внутри wellfair state, за счет бурного технологического развития, обеспечивающего удешевление для государства производства большинства общественных благ. Иначе говоря, позитивный экономический эффект достигается в данном случае благодаря существенному росту эффективности государственного и муниципального управления, а также изменению положения государства, ставшего лишь одним из поставщиков общественных благ наряду с многочисленными и разнообразными неправительственными организациями и бизнесом .

Таким образом, бремя расходов, с одной стороны, перераспределяется внутри такой сети, а с другой — значительно сокращается за счет технологических и социальных инноваций Второй параграф четвертой главы «Национальные инновационные системы в рамках североевропейской модели: сравнительный анализ» посвящен анализу национальных инновационных систем, принадлежащих к североевропейской модели:

Финляндии, Дании, Швеции, Норвегии, Исландии и Эстонии .

Автор выделяет и анализирует конкретные характеристик данных НИС в аспекте их соответствия следующим параметрам североевропейской координационной модели инновационной политики:

- сложной сетевой структуре координации инновационного процесса;

- ярко выраженному партнерскому характеру отношений государственного и негосударственного секторов в процессе выработки и имплементации инновационной политики;

- расширенному пониманию концепта «инновации», включающему не только технологическое развитие, но и не менее значимое социальное и гуманитарное измерение;

- высокому статусу инновационной политики, предполагающему обязательное участие в разработке и утверждении курса инновационной политики представителей высшего эшелона государственной власти: премьер-министров, спикеров парламентов, министров и т.д.;

- эффективному использованию национальных (обычно весьма ограниченных) и внешних ресурсов;

социально ориентированной политике государства, обеспечивающей благоприятные экономические условия и необходимую институциональную инфраструктуру для развития человеческого потенциала;

- общей ориентации на инновации как эффективный инструмент повышения конкурентоспособности национальных экономик, неотъемлемую и необходимую часть государственной экономической политики;

дуальности подчинения агентов ресурсообеспечения и координации инновационного процесса (фондов, советов, центров и пр.) органам государственной власти и научному (или/и бизнес) сообществу;

- тесной связи инновационной политики с региональным и муниципальным развитием (местная и региональная власть играют ключевую роль в обеспечении условий внедрения инноваций и развития инфраструктуры для их продуцирования на конкретной территории);

- экологической ориентации инновационной политики (практически во всех сферах инновационного развития североевропейских стран присутствует, а во многих доминирует экологическая компонента);

- сбалансированному соотношению сервисной и партисипативной составляющих инноваций внутри самой системы государственного и муниципального управления, прежде всего, касающихся внедрения технологий электронного правительства .

Рассмотрев шесть национальных инновационных систем в рамках общей североевропейской модели, автор определил, как универсальные, так и особые национальные характеристики процесса разработки и реализации инновационной политики. При этом, как было показано в исследовании, национальные особенности этих стран, не только не противоречат, а напротив стимулируют развитие общей модели, дополняя ее отдельные элементы .

Первый вывод, который следует из общего анализа североевропейской модели инновационной политики, заключается в том, что невозможно обеспечить эффективное продуцирование, коммерциализацию и распространение инноваций без соответствующего изменения факторов внешней среды инновационного процесса. К наиболее значимым из них относятся: готовность общества и системы государственного управления к изменениям (инновативный дух, склонность к риску, отношение к новым технологиям и пр.); состояние системы образования и науки в целом (ее соответствие новым вызовам и запросам сетевого общества и экономики знания); наличие установки на взаимовыгодную кооперацию и сотрудничество между наукой и бизнесом; достаточная степень доверия инвесторов к государству и заявленной им инновационной политике; открытость системы государственного управления и степень вовлеченности в процесс обсуждения и выработки политики всех заинтересованных акторов; наличие соответствующих институционализированных форм взаимодействия .

Изменение внешней среды влечет за собой необходимость реализации нового координационного механизма управления инновационной политикой, принципиально отличного как от традиционной бюрократической модели административного государства, так и рыночной менеджериальной модели .

Второй вывод касается сравнительной эффективности сетевой структуры управления процессами инновационного развития. Сетевая координационная модель не просто наиболее адекватна новому, информациональному типу экономики, но и предоставляет целый ряд конкретных преимуществ с позиций беспрепятственного продуцирования и циркуляции нового знания в обществе.

К ним автор в первую очередь относит:

- высокий уровень доверия контрагентов сетевого взаимодействия, что обеспечивает существенное снижение издержек на убеждение и взаимный контроль;

- значительную экономию практически на всех видах транзакционных издержек

- более высокую интенсивность взаимодействия участников сети, а, следовательно, более динамичный и продуктивный обмен знаниями, значительно повышающий производительность новых идей;

открытый характер сетей, обеспечивающий свободу коммуникаций, а также приток новых участников;

- более эффективный процесс имплементации новых идей и технологий, за счет сокращения дистанции между инноватором, производителем и потребителем инноваций, а также оптимально организованного в сетевой структуре координации бенчмаркинга .

Пятая глава исследования «Инновационная политика в современной России:

перспективы реализации координационной модели и основные факторы торможения» посвящена анализу особенностей системы выработки и внедрения инновационной политики, сложившейся сегодня в РФ, а также оценке возможностей реализации здесь координационной модели скандинавского типа .

Основной акцент сделан на рассмотрении ключевого для определения перспектив инновационного развития России документа «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». В результате ее анализа автор делает вывод о том, что в рамках данной Стратегии предполагается формирование модели рассредоточенной координации с недостаточным уровнем интеграции по сферам науки, образования и бизнеса. Остается непонятным ни на уровне теоретической модели, ни на уровне практики реализации заявленной стратегии, как должен функционировать т.н .

«инновационный лифт», обеспечивающий механизм коммуникации между институтами развития и высокий уровень интеграции различных субъектов инновационной деятельности .

При этом, степень вовлеченности в процесс выработки инновационной политики представительной власти, а также регионального и тем более муниципального уровня управления представляется крайне недостаточной .

Несмотря на прямое указание в тексте Стратегии на «модель координации», как ключевой механизм управления инновационным развитием, представления о едином координационном механизме в рамках концепции не формируется. Напротив, он распадается на отраслевые направления, координируемые отдельными министерствами .

В целом, анализ развития инновационной политики РФ в 2000 ых гг., позволил выявить и проанализировать основные группы факторов, сдерживающих реализацию здесь сетевых координационных механизмов. Это – институциональные, организационнотехнологические и социокультурные факторы .

К первым относятся: преобладание неформальных институтов и неустойчивых субъективных стратегий взаимодействия в сфере координации деятельности ключевых агентов инноваций, недостаточную защиту прав собственности (в том числе интеллектуальной) и, как следствие, низкую предсказуемость условий инновационной деятельности, неразвитую конкурентную среду, значительные административные барьеры на пути инновационной деятельности, недостаточность эффективных институциональных инструментов взаимодействия государства с инновационными компаниями малого и среднего бизнеса .

Ко вторым – структурные ограничения, испытываемые органами государственной власти при управлении сложными инновационными процессами, преобладание коммуникационных каналов, выполняющих лишь функцию передачи информации, а не обмена ресурсами и формирования знания, разделяемого другими. Сюда же следует отнести отсутствие в современной России сбалансированного механизма финансирования сфер образования и науки. Российские эксперты объясняют сложившуюся ситуацию недостатком средств у предприятий, бюрократическими препонами, отсутствием правильной налоговой политики, старым образом мышления менеджмента.

Таким образом, первичным, даже в вопросе ресурсообеспечения, оказывается когнитивный фактор:

доминирование привычных административно-бюрократических схем мышления, отсутствие антрепренерских установок, узость управленческого кругозора при решении проблем .

К третьей группе факторов торможения автор относит: бюрократическую косность административного аппарата и неготовность к восприятию критики в рамках механизма обратной связи, недостаточность мотивации бизнеса к инновационной деятельности, предпочитающего иные, более традиционные модели получения прибыли (занятие доминирующего положения на рынке, использование административного ресурса и пр.) .

В результате складывается критическая масса препятствий на пути реализации как координационной модели скандинавского типа, так и неолиберальной модели, проектируемой по типу «Кремниевой долины». Вторичными оказываются проблемы качества человеческого капитала, создания разделяемого другими знания, его адаптации для широкого распространения, недостаточность координационных усилий и механизмов сотрудничества субъектов инновационной деятельности. Фактически все обозначенные выше лакуны являются решающими для развития координационной модели и обеспечения эффективности инновационной политики в стратегической перспективе .

В заключении главы автор определяет возможные направления V совершенствования государственной инновационной политики РФ на основе изучения опыта реализации сетевой североевропейской модели выработки и имплементации инновационной политики. К ним относятся: повышение уровня открытости и подотчетности процесса выработки политики за счет развития новейших сетевых методов и форм со-управления (краудсорсинг, краудмэппинг, партисипативное бюджетирование, бенчмаркинг и пр.), а также формирование системы комплексного государственного планирования инновационного развития, предполагающей обязательное наличие системы ясных и четко измеримых показателей оценивания хода реализации планов; формирование действенного координационного механизма реализации государственной инновационной политики за счет деконцентрации процессов управления и снятия излишних административных барьеров .

–  –  –

В заключении автор формулирует общие выводы и подводит итоги исследования .

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1. Наука, образование, бизнес: векторы взаимодействия в современном обществе // Коллективная монография / Под. ред. И.Д. Демидовой, В.Н. Мининой, М.В .

Рубцовой. СПб. Скифия-принт. 2008. - 288 с. (авторский вклад - 1 п. л.) .

2. Курочкин А.В., Шерстобитов А.С. Политика и государственное управление в условиях сетевого общества. СПб.: Изд-во СПбГУ. 2012. - 148 с .

Курочкин А.В. Инновационная политика в условиях сетевого общества 3 .

(североевропейская модель). СПб.: Изд-во РХГА. 2013. - 132 с .

–  –  –

1. Курочкин А. В., Курочкина Е. О. Опыт муниципального реформирования в государствах Балтийской Европы // ПОЛИС: политические исследования. 2003 .

№ 3. С. 89-97 .

2. Курочкин А. В. Институционализация сетей в российской системе образования // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2005. № 2. С. 252-262 .

3. Курочкин А. В. Трансформация государственного суверенитета в условиях сетевого общества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 12-3. С. 95-99 .

4. Курочкин А. В. Формирование «электронного правительства» в Российской Федерации в контексте административной реформы // Ars Administrandi. 2012. №

1. С. 21-26 .

5. Курочкин А. В. Новые формы регионального управления в условиях становления сетевого общества: опыт Финляндии и Швеции // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право .

Международные отношения. 2012. № 4. С. 73-77 .

6. Курочкин А. В. Реформирование регионального управления в условиях становления сетевого общества: скандинавская модель // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 5-1. С. 103-106 .

7. Курочкин А. В. Становление сетевой модели политико-административного управления в условиях современного общества // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право .

Международные отношения.2011. - № 2. - С. 115-123 .

8. Курочкин А. В. Оценивание программ и политик в контексте административной реформы в РФ // ПОЛИТЭКС, 2011. - T. 7, - № 1. - С. 117-126

9. Курочкин А. В. Сетевые формы регионального и местного управления современной Финляндии // Ars Administrandi, 2011. - № 1. - С. 105-112 .

10. Курочкин А. В. Перспективы реализации сетевых форм кооперации и сотрудничества в муниципальном управлении РФ // Вестник Самарского муниципального института управления. 2011. № 4. С. 14-19 .

11. Курочкин А. В. Сетевой подход к обеспечению эффективной политики национальной безопасности // Политическая экспертиза: ПОЛИТЭКС. 2011. Т. 7 .

№ 4. С. 183-189 .

12. Курочкин А. В. Роль ЕС в обеспечении эффективности региональных реформ в государствах – членах ЕС на современном этапе развития // Вестник СанктПетербургского университета. Серия 6: Философия. Культурология .

Политология. Право. Международные отношения. 2012. № 4. С. 73-77 .

13. Курочкин А. В. Формирование «электронного правительства» в контексте административной реформы в субъектах РФ: на примере Уральского федерального округа // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 7-3. С. 94-97 .

14. Курочкин А. В. Сетевая модель выработки и реализации инновационной политики (опыт Финляндии) // Вестник Санкт-Петербургского университета .

Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. 2013. №3. С.84-93 .

15. Курочкин А. В. Краудсорсинг как новый метод политического управления в условиях сетевого общества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 9-1 (35). С. 78-81 .

16. Курочкин А. В. «Открытое правительство» как новая модель управления в условиях сетевого общества // Вестник Санкт-Петербургского университета .

Серия 6: Философия. Культурология. Политология. Право. Международные отношения. 2013. №4. С. 86-94 .

17. Курочкин А. В. «Коммуникативная эффективность»: концептуализация понятия и перспективы использования в теории и практике государственного управления // "Человек. Сообщество. Управление". 2013. № 4. С.83-92 .

–  –  –

18. Курочкин А. В. Современные политико-административные системы // Политикоадминистративное управление / Под общ. ред. В.С. Комаровского, Л.В .

Сморгунова. М.: Изд-во РАГС, 2004. С. 21-35 .

19. Курочкин А. В. Новая институциональная теория / Государственная политика и управление: учебник: в 2 ч. / Под ред. Л. В. Сморгунова. М.: РОССПЭН, 2006. – 381 с .

20. Курочкин А. В. Эффективность государственного управления / Государственная политика и управление: учебник: в 2 ч. / Под ред. Л. В. Сморгунова. М.:

РОССПЭН, 2006. – 381 с .

21. Курочкин А. В. Современная теория государственного управления (учебное пособие). СПб.: Изд-во СПбГУ. 2009. 7,5 п.л .

22. Курочкин А. В. Государственное управление как наука: история и современное состояние (учебное пособие). СПб.: Изд-во СПбГУ. 2011. 8 п.л .

23. Курочкин А. В. Социальный капитал, сетевые ресурсы и теория сетевого обмена / Сетевой анализ публичной политики / под ред. Л.В. Сморгунова. Москва: РГпресс, 2013. С. 139-151 .

24. Курочкин А. В. Принципы сетевого подхода к анализу политики / Сетевой анализ публичной политики / под ред. Л.В. Сморгунова. Москва: РГ-пресс, 2013. С. 49Прочие публикации

25. Курочкин А. В. Гуманитарные технологии: проблемы выбора методологических оснований//Проблемы и парадоксы гуманитарных технологий: Гуманитарные технологии и политический процесс в России: Сб. статей / Под ред. Л. В .

Сморгунова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001 .

26. Курочкин А. В. Эффективность государственного управления / Сравнительное государственное управление: теория, реформы, эффективность Сб. статей / Под ред. Л. В. Сморгунова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. С. 48-68 .

27. Курочкин А. В. Синергетическая концепция государственного управления / Сравнительное государственное управление: теория, реформы, эффективность Сб .

статей / Под ред. Л. В. Сморгунова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. С. 18-29 .

28. Курочкин А. В. Новый институциональный подход к анализу государственного управления / Сравнительное государственное управление: теория, реформы, эффективность Сб. статей / Под ред. Л. В. Сморгунова. СПб.: Изд-во С.-Петерб .

ун-та, 2000. С. 29-37 .

29. Курочкин А. В. Эффективность государственного управления: проблема определения и оценки в контексте «способностей государства» // Демократия и управление. 2007. № 2. С. 20-25 .

30. Курочкин А. В. Влияние региональных политико-административных режимов на динамику административной реформы // Демократия и управление. 2009. №2 .

С.20-30 .

31. Курочкин А. В. Сетевая концепция политического образования в аспекте интеграции науки, образования и политической практики / Политическое образование: Запад и современная Россия. / под ред. Гуторова В.А., СПб.: Изд-во СПбГУ. 2011 .






Похожие работы:

«ТОМСОН Ольга Игоревна ТВОРЧЕСТВО ТАТЬЯНЫ НАЗАРЕНКО Специальность 17.00.04 изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Санкт-Петербург 2003 г Работа выполнена на кафедре русского искусства Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры...»

«УДК 711.424 (470.23) Баранова Мария Геннадьевна Готический стиль в русской архитектуре второй половины XVIII начала XX вв. (На примере памятников Санкт-Петербурга и его пригородов) Специальность: 17.00.04 — изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степе...»

«J!1Udl ШАГИАХМЕТОВА Алня Хусанновна ЛИДЕРСТВО КАК УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ Специальность 22.00.08социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«КАЛИНИНА Надежда Васильевна ТЕНДЕНЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА С СООТЕЧЕСТВЕННИКАМИ В СТРАНАХ СНГ В КОНТЕКСТЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ Специальность 23.00.04. — политические проблемы международных отношений и глобального развития АВТОР...»

«ЛУКИНОВА ИРИНА АЛЕКСЕЕВНА МЕСТО И РОЛЬ РОССИЙСКОГО ПАТРИОТИЗМА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ставрополь – 2013 Работа выполнена в федеральном государственном автономном образовательном учреждении вы...»

«Бугрова Татьяна Ивановна Категории мышления естествознания и философии: феномен трансформации 09.00.01 Онтология и теория познания по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов — 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный университет...»

«Орлов Дмитрий Евгеньевич АУТОПОЙЕЗИС ТЕХНОСОЦИАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ И НАРАСТАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ РИСКОВ Специальность 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2015 Работа выполнена на кафедре социальной философии федерального госуд...»

«БАЗАРКИНА ДАРЬЯ ЮРЬЕВНА РОЛЬ КОММУНИКАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ В АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального разви...»

«Макеев Денис Александрович Политическая оппозиция как институт современного российского общества. Специальность: 23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии". Автореферат диссертации на соискан...»

«Худяков Данил Сергеевич КОНЦЕПТ "ЗНАНИЕ" В КОНТЕКСТЕ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ 09.00.01 — онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск-2006 Работа выполнена на кафедре философии и методологии науки философского факультета ГОУ ВПО "Томский государственный университет". Научн...»

«Барабанов Антон Анатольевич Профсоюзы России в условиях современной политической системы Специальность: 23.00.02 Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.