WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«СЕРЕБРЯКОВА Зинаида Олеговна ФЕНОМЕН ДЕИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КАК ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ...»

На правах рукописи

СЕРЕБРЯКОВА Зинаида Олеговна

ФЕНОМЕН ДЕИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КАК ПРЕДМЕТ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и

процессы

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Самара – 2017

Работа выполнена на кафедре методологии социологических и маркетинговых исследований ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королёва (национальный исследовательский университет)»

Научный руководитель: Доктор философских наук, профессор Лехциер Виталий Леонидович

Официальные оппоненты: Доктор социологических наук, профессор Звоновский Владимир Борисович профессор, заведующий кафедрой социологии и психологии ФГБОУ ВО «Самарский государственный экономический университет»

Кандидат социологических наук Сухенко Наталья Владимировна Старший преподаватель кафедры «Связи с общественностью, маркетинг и коммуникации» ФГБОУ ВО «Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева»

ФГБОУ ВО «Саратовский национальный



Ведущая организация:

исследовательский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского»

Защита диссертации состоится «25» мая 2017 г. в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.166.14 ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им .

Н.И. Лобачевского» по адресу: 603000, г. Нижний Новгород, Университетский переулок, д. 7, ауд. 104 .

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале фундаментальной библиотеки и на сайте ФГАОУ ВО ННГУ по адресу: 603950, г. Нижний Новгород пр. Гагарина, д. 23, к. 1., https://diss.unn.ru/files/2017/688/diss-Serebryakova-688.pdf .

Автореферат разослан «___» марта 2017 г .

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат социологических наук, доцент Е.Е. Кутявина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования Если подойти к современной журналистике как к набору норм, ценностей и повторяющихся видов деятельности, можно заметить, что происходящие в нем процессы направлены на внешнее и внутреннее «разрушение» устоявшихся в течение десятилетий, если не столетий, релевантной институциональной логики и институционально определенных ролей. Оно проявляется, в частности, в сокращении количества редакций печатных СМИ: традиционные СМИ теряют аудиторию, которая уходит «в сеть». Читатели больше не хотят платить за информацию, которую можно получить бесплатно .

Другим признаком указанного «разрушения» является недоверие населения к профессиональным СМИ. Он связан с чрезмерной коммерциализацией медиа, использованием институтов СМИ для манипулятивного воздействия на граждан .

Это подвигает людей на поиск альтернативных источников информации .

Социально активные члены общества пытаются сами генерировать новости, самостоятельно формируют интернет-ресурсы для размещения и обсуждения новостей .





Еще один признак кризиса в институциональной журналистике – недоверие к журналистскому образованию. В научной литературе эта проблема рассматривается в аспекте тотального недоверия к образованию в сфере творческих профессий или через призму медиаконвергенции 1 (принципиально новых технологических условий существования информации) .

Институциональная логика журналистики как профессии исторически предполагала технологическую и содержательную монополию на производство и дистрибуцию социально значимого информационного контента. Однако, как отмечают исследователи, «в XXI веке интернет обеспечил новый уровень доступа к знаниям, накопленным человечеством за всю историю, а массмедиа потеряли Jenkins H. The cultural of Media Convergence, 2004 .

монополию на распространение контента. Любой пользователь социальной сети может теперь производить и мгновенно транслировать свои материалы на издателем» 1 .

широкую аудиторию, быть не только автором, но и Идентифицировать авторство журналистского контента зачастую проблематично даже профессионалам .

Актуальность выбранной темы связана с тем, что происходит масштабное социальное перераспределение в сфере производства и распространения социально значимой информации от классических институтов журналистики к новым агентам журналистского дела, среди которых «просьюмеры» или «профессиональные любители» (Э. Тоффлер), новостные агрегаторы, социальные сети, мессенджеры и ньюсмейкеры. Подобные контринституциональные процессы в журналистике должны исследоваться эмпирически и теоретически .

Для этого в диссертации вводится понятие деинституциализации российской журналистики – как диагностическое и как понятие-проблема, требующее теоретической конкретизации и эмпирической верификации .

Степень научной разработанности проблемы Универсальным процессам институциализации в современном обществе посвящена работа П. Бергера и Т. Лукмана «Социальное конструирование реальности» 2 (1966 г.) .

Теоретические основы исследования проблемы социального распределения знания, механизмов делегирования технике роли производителя контента заложены в трудах А. Шюца, Э. Юнгера, Б. Латура, В.С. Вахштайна, И.В. Напреенко 3 .

Паранько С. Инструментарий и навыки журналиста, 2016 .

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания, 1995 .

Шюц А. Смысловая структура повседневного мира. Очерки по феноменологической социологии, 2003; Юнгер Э .

Совершенство техники. Машина и собственность, 2002; Латур Б. Где недостающая масса? Социология одной двери, 2006; Вахштайн В.С. «Поворот к материальному»: 30 лет спустя, 2015; Напреенко И.В. Делегирование агентности в концепции Бруно Латура: возможно ли собрать гибридный коллектив киборгов и антропоморфов, 2015 .

Э. Хьюз в работах «Профессии» (1965 г.), «Институциональная должность и персона» (1937 г.) дает определение термина «профессия» 1. К теме профессии и профессионализации обращаются Б. Гир, Х. Бекер, Э. Фрэйдсон, К. Макдональд, Е.Р. Ярская-Смирнова 2 .

П.В. Романов, Возможность профессиональной трансформации «гражданской журналистики» в эпоху развития информационнокомпьютерных технологий описана в исследовании «Глобальный кризис и гражданская журналистика» Е.Н. Ивановой 3 .

Теорию социологии журналистики обогатили исследователи «чикагской школы» Р. Парк и Ч.Х. Кули, выделившие коммуникацию как предмет социологического изучения, разделивших межличностную и массовую коммуникацию 4. В области социологии журналистики работали представители структурно-функционалистского направления (П. Лазарсфельд, Р. Мертон), феноменологического направления (Д. Элтейд, П. Сноу), «торонтской школы»

(М. Маклюен) 5 .

Исследование актуальных процессов в российской журналистике предлагается в сборнике «Как новые медиа изменили журналистику» 6. Авторы сборника ставят под сомнение сохранение «сакральности» журналистской профессии в современную эпоху, поднимают проблему конкуренции между профессиональными СМИ и новыми каналами распространения информации, говорят о «растворении» институциональных СМИ в пространстве соцсетей .

Подобные исследования есть у зарубежных социологов М. Кастельса, Б. МакНэйра 7 .

Хьюз Э. Институциональная должность и персона, 2015; Хьюз Э. Профессии, 2012 .

Becker H.S., Geer B., Hughes E.C. Making the grade: the academic side of college life, 1961; Freidson E .

Professionalism: the third logic, 2001; Macdonald K. The Sociology of Professions. 1995; Романов П.В., ЯрскаяСмирнова Е.Р. Мир профессий – пересмотр аналитических перспектив, 2009 .

Иванова Е.Н. Глобальный кризис и гражданская журналистика, 2010 .

Парк Р.Э. Новость как форма знания, 2002; Cooley C.H. The Significance of Communication, 1953 .

Lazarsfeld P.F., Merton R. Mass Communication, popular taste and organized social action, 1948; Altheide D., Snow P .

Media logic and culture: Replay to oakes, 1992; McLuhan M. The Medium Is the Message, 1967 .

Амзин А., Галустян А., Гатов В. Как новые медиа изменили журналистику, 2016 .

Кастельс М. Власть коммуникации, 2016; McNair B. Cultural Chaos: journalism, news and power in a globalised world, 2006 .

Исследование журналистики в пространстве интернета есть у социолога А.И. Черных. Со ссылкой на интервьюируемых журналистов-практиков она пишет, что в перспективе журналист может стать «поисковой машиной», превратиться в редактора, который предоставляет аудитории услуги по отбору наиболее значимого контента. Она говорит о разрушении концепции «четвертой власти», которая базируется на понимании журналистики как «рупора общества» .

Эта концепция теряет актуальность из-за появления активной аудитории, которая обладает «своим голосом», а также взаимодействия власти и журналистики 1 .

О понятии деинституциализации, возможностях его применения к различным сферам социальной жизни и его философских основаниях пишут К. Дернер, М.А. Антипов, В.Л. Лехциер 2 .

Несмотря на большое количество исследований в области социологии журналистики, процессы в современной российской журналистике еще не изучались в ракурсе ее деинституциализации .

Объект исследования – современная российская журналистика как институт .

Предмет исследования – феномен деинституциализации современной российской журналистики .

Цель – социологический анализ «внутренних» и «внешних» проявлений деинституциализации российской журналистики .

Цель обеспечивалась решением следующих задач:

1. Осуществить теоретический анализ феномена деинституциализации в российской журналистике;

деинституциализации журналистики

2. Сопоставить понятие с релевантными понятиями социологии СМИ и новых медиа;

Черных А.И. Реальность «четвертой власти», 2008 .

Дернер К. Хороший врач. Учебник основной позиции врача, 2006; Антипов М.А. Постсовременность:

деинституционализация, или новый институциональный порядок, 2012; Лехциер В.Л. «Простой смертный», или «Человек с улицы», 2010 .

3. Рассмотреть деинституциализацию российской журналистики как тенденцию в контексте актуальных социальных процессов;

4. Описать основные факторы, проявления и социальные последствия внешней деинституциализации российской журналистики;

внутренней

5. Описать основные факторы и проявления деинституциализации российской журналистики;

6. Зафиксировать изменение степени доверия к институциональной и деинституциональной журналистике .

7. Провести различие между деинституциональной журналистикой и практикой повседневного общения в социальных сетях .

Гипотеза. Деинституциализация современной российской журналистики проходит под влиянием внутренних (лежащих внутри института) и внешних (лежащих вне института) факторов, причем, преимущественное давление оказывают внешние факторы .

Теоретико-методологической основой исследования является феноменологическая социология (А. Шюц), теория медицинской профессии К. Дернера (он вводит понятие «деинституциализации»), теория институциализации П. Бергера и Т. Лукмана, исследования в области социологии профессии «Чикагской школы» .

Методы научного исследования, применяемые в диссертации: глубинное интервью, глубинное онлайн-интервью, свободное онлайн-интервью, качественный анализ документов .

Эмпирическая база исследования:

– Глубинные интервью с экспертами в области медиасферы и потребителями массовой информации (n=24), целевая выборка, 06-12.2016 .

– Качественный анализ документов: высказывания в профессиональных журналистских группах в социальной сети Facebook (n=500); авторские тексты (эссе) в сети интернет (n=12), 01-06.2015 .

– Свободные онлайн-интервью с очевидцами падения челябинского метеорита (n=26), целевая выборка, 01-06.2016 .

– Глубинные онлайн-интервью с профессиональными журналистами, когдалибо увольнявшимися по собственному желанию из соображений несогласия с редакционной политикой издания (n=30), целевая выборка, 07-11.2016 .

Научная новизна исследования .

1. Использовано понятие существа дела применительно к профессии журналиста .

2. Уточнено понятие деинституциализации применительно к журналистике .

3. Выявлены факторы и проявления внешней деинституциализации журналистики .

4. Выявлены отличия деинституциональной журналистики от практик повседневного общения в социальных сетях .

5. Изучены социальные последствия внешней деинституциализации .

6. Выявлены принципы формирования доверия к источникам информации в ситуации деинституциализации журналистики .

7. Выявлены причины и проявления внутренней деинституциализации журналистики .

Положения, выносимые на защиту:

1. По мере своей исторической институциализации профессия журналиста, может входить в непростые отношения с изначальным существом дела (Э. Хьюз), с его этической и технологической стороной, порождая контринституциональные тенденции и поиск новых форм того же самого дела. Существом дела в профессии журналиста является производство и дистрибуция информационного достоверного контента. В России особую роль в институциализации профессии журналиста сыграло государство .

2. Своеобразие новых типов и технологий коммуникации, связи между создателем и потребителем журналистского контента в современном обществе проблематизируют значимость институциональной журналистики, а зависимость журналистики от политических и бизнес-элит создает опасность для сохранения существа журналистского дела как ядра профессии. Для концептуальной фиксации описанных явлений вводится термин «деинституциализация», демонополизации, деконструкции и децентрации означающий процесс институционального порядка в сфере производства и дистрибуции социально значимой информации. Термин указывает на комплекс объективных и субъективных контринституциональных тенденций в журналистике .

3. Процесс внешней деинституциализации в журналистике, приведший к появлению деинституциональной журналистики (журналистики за пределами классических институтов журналистики), обусловлен социальными и хорошо технологическими факторами и раскрывается через понятие информированного гражданина. Этот чистый тип знания благодаря информационно-технологической революции превратился сегодня в реальную «креативную аудиторию» (М. Кастельс), которая активно ищет информацию, сравнивает источники для выработки собственной позиции, производит и распространяет социально значимый информационный контент, что создает ситуацию глобальной «парадигмы хаоса» (Б. МакНэйр) в коммуникациях .

4. Эмпирическое исследование выявило, что деинституциональную журналистику отличает от повседневных практик общения в социальных сетях притязание на потенциально неограниченную дистрибуцию значимого информационного контента. Такое притязание для деинституциональной журналистики является более важным, чем желание произвести новый контент .

5. Эмпирически зафиксировано, что социальным последствием внешней деинституциализации журналистики является конкуренция между институциональной и деинституциональной журналистикой. Представители институциональной журналистики признают потерю монополии на производство и дистрибуцию информационного контента. В попытке сохранить ее они меняют способы своего действования, заимствуя методы деинституциональной журналистики .

6. Доверие к институциональной журналистике снижается, что вызвано публикацией в СМИ «фактоидов», выполнением ею роли «пропагандиста» .

Деинституциональная журналистика была связана с ожиданиями доступа к достоверному контенту, однако эмпирически фиксируется ситуация неоправдавшихся надежд на деинституциализацию журналистики, тотального недоверия ко всем видам журналистского контента. Среди выявленных принципов формирования доверия к тому или иному источнику – его репутация, а также «триангуляционный подход», построенный на верификации контента и анализе нескольких источников .

7. Внутренняя деинституциализация журналистики – личный протест профессионального журналиста против институционального принуждения, возможный в ситуации либерализации общественной жизни, это желание существом журналистского дела .

руководствоваться Внутренняя деинституциализация в России вызвана «обманутыми профессиональными ожиданиями» (Э. Хьюз), необходимостью работать в рамках госзаказа и интересов рекламодателей, необходимостью выполнять роль пропагандиста .

Также она вызвана поколенческим конфликтом журналистов «старого», «среднего» и «молодого» поколения, возникающим в основном вокруг (не)учета требований информационно-технической революции. Протест может быть скрытым или открытым. Эмпирическое исследование выявило такие способы открытого протеста, как добровольный уход журналиста из редакции, публикация «острого», злободневного контента в обход редактора, публикация «вырезанных»

фрагментов журналистского материала у себя на странице в социальной сети, переход из общественно-политических СМИ в развлекательные («профессиональная мимикрия»). Среди скрытых форм протеста – публикация цитат или интервью отдельных персон без стилистических правок, «молчаливый бойкот» конкретного ньюсмейкера, публикация контента в другом СМИ без указания авторства, передача части эксклюзивного контента конкурентам .

Теоретическая значимость состоит в том, что исследование вносит вклад в изучение современной российской журналистики. Для социологического анализа фундаментальных трансформаций в институте журналистики вводится понятие внешней и внутренней деинституциализации. Феномен деинституциализации российской журналистики описывается в различных его модификациях, с привлечением ресурсов современной социальной теории и на базе качественных методов анализа .

Практическая значимость. Результаты работы могут быть использованы в рамках вузовских курсов по социологии институтов и профессии, социологии коммуникации и журналистики, методологии социологических исследований; в области текущей аналитической работы в СМИ .

Соответствие паспорту специальности. Соответствует п. 5 .

«Трансформационные социально-стратификационные процессы современного российского общества. Основные пути формирования новой социальной структуры» и п. 21 «Роль социальных институтов в трансформации социальной структуры общества» паспорта специальности 22.00.04 «Социальная структура, социальные институты и процессы» .

Достоверность научных результатов достигается за счет использования теоретически и экспериментально обоснованной исследовательской методики, а также суммой полученных воспроизводимых результатов в серии эмпирических исследований, согласованных с данными отечественных и зарубежных исследований .

Апробация результатов исследования По теме диссертационного исследования у автора 8 публикаций объемом 4,6 п.л., из них 5 статей в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ .

Положения диссертации были обсуждены на вузовских, всероссийских и международных научных конференциях, в том числе на XXXVIII научной конференции молодых ученых и специалистов Самарского государственного университета (г. Самара, 15-19.04.2013), XLVI научной конференции преподавателей и сотрудников Самарского государственного университета (г. Самара, 17-19.04.2015), X всероссийских Ковалевских чтениях (г. СанктПетербург, 09-11.11.2015), XV международной научной конференции студентов и аспирантов «Спектр социального» (г.

Москва, 08.04.2016), IX научнопрактической конференции молодых ученых «Социальные коммуникации:

профессиональные и повседневные практики» (г. Санкт-Петербург, 13Работа победила в областном конкурсе «Молодой ученый-2015»

министерства образования и науки Самарской области (г.Самара, диплом победителя от 06.07.2015) .

Структура диссертации: работа состоит из введения, двух глав (каждая состоит из трех параграфов), заключения, списка использованных источников и литературы, приложений .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность проблемы, раскрывается степень ее научной разработанности, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, гипотеза, характеризуется теоретико-методологическая и эмпирическая база, выносимые на защиту положения научной новизны, излагаются теоретическая и практическая значимость, апробация результатов исследования .

Глава 1 . «Теоретическое обоснование феномена деинституциализации в современной российской журналистике» .

В п. 1.1 «Журналистика как социальный институт: социологические теории и ключевые понятия» рассматривается формальная и содержательная сторона института журналистики, дается определение социального института и институциализации с точки зрения феноменологического подхода. Впервые в отечественной социологии журналистики используется понятие существа журналистского дела (Э. Хьюз), описываются особенности институциализации журналистской профессии в России .

Дается обзор разных точек зрения на соотношение понятий журналистики, СМИ и профессии журналиста, описывается институциональное закрепление этой профессии. В научной литературе институциональный статус журналистики нередко освещается с точки зрения структурно-функционального подхода .

Называются такие объективные функции института журналистики, как коммуникативная, формирование «повестки дня», идеологическая, организационная, культуроформирующая, контроль за властью, социальный форум, отражение актуальных общественных интересов. Автором предлагается анализ института журналистики из другой онтологической и методологической перспективы – из перспективы социального конструктивизма, реализованного в феноменологической социологии. Посредством феноменологической теории институциализации П. Бергера и Т. Лукмана и близкой по смыслу социологии профессии Э. Хьюза раскрывается «человеческое измерение» института журналистики, его интерсубъективный, интерпретативный и исторически подвижный характер. Для диссертации важен тезис П. Бергера и Т. Лукмана, что «первоначальный смысл институтов» по мере процессов их воспроизводства (легитимации) может быть утрачен в глазах очередных поколений .

Этот «первоначальный смысл» является фундаментальным содержанием профессии, которое его агенты пытаются пронести через всю историю институциональных оформлений и которое в социологии Э. Хьюза именуется существом дела. Существо журналистского дела выражается в социальных обязательствах перед обществом публиковать материалы, строго соответствующие критериям журналистского текста .

По мере институциализации профессии журналиста (согласно Хьюзу, «от занятия к профессии») возникают тенденции, затемняющие изначальное существо журналистского дела, становится невозможной полноценная реализация профессиональных ожиданий журналистов и возникает конфликт между содержанием журналистской профессии и ее новейшей институциональной формой. В разное время профессия подвергалась разным видам институционального принуждения, и на современном этапе оно проявляется в тотальном усложнении структуры организаций, стороннем вмешательстве в работу профессионала, появлением новых звеньев в цепи «журналист – получатель информации» (в России это, в частности, возрастающее влияние государства на СМИ) .

В п. 1.2. «О понятии деинституциализации журналистики» дается определение деинституциализации журналистики в ее внешних и внутренних проявлениях, термин сопоставляется с другими понятиями теории медиа .

Деинституциализация журналистики – комплекс контринституциональных тенденций в институте журналистики, возникающих в силу объективного эффекта новых технологий коммуникации и действенного субъективного противостояния профессиональных журналистов усиливающемуся доминированию институциональной логики над существом журналистского дела .

Внутренняя деинституциализация – это такой выбор профессионала, когда после институционального искажения «базовой деятельности» (Э. Хьюз) профессионал решает продолжать работать в организации, но исходить только из существа дела, как он его понимает, не обращая внимания на коммерческие и бюрократические интересы организации, которые его искажают. В журналистике этот протест может быть скрытым и открытым. «Базовая деятельность» профессии журналиста, предполагающая определенный набор деятельностей, вкупе с этическим отношением к ценностям профессии, вслед за Э. Хьюзом называется существом журналистского дела. На существо дела ориентируется истинный профессионал, конструируя свои профессиональные ожидания .

Внутренняя деинституциализация журналистики в России связана с общественно-политической ситуацией, с особыми ролями, которые выполняют журналисты, и с отношением к профессии .

Внешняя деинституциализация – это, применительно к теме исследования, распространение журналистских практик вне профессиональных учреждений, это объективный процесс, втягивающий профессиональное сообщество в совершенно новую информационную реальность, в новую конфигурацию отношений между «профессионалами» и «любителями». Процесс представляет собой глобальные изменения в институте журналистики, которые в силу своей масштабности становятся неконтролируемыми. Эпоха внешней деинституциализации журналистики в России и за рубежом характеризуется свободой доступа к созданию и распространению информационного контента .

Возникает, в терминах М. Кастельса, креативная аудитория, которая сама производит контент, конструируя смыслы в общественном сознании .

конвергентной Несмотря на предметную схожесть с понятиями журналистики, новых медиа, альтернативных медиа понятие деинституциональной журналистики имеет свою специфику. В нем присутствует смысл негации, конфликта с классическими институтами журналистики. Кроме того, оно распространяется и на формы субъективного контринституционального протеста журналистов-профессионалов, который никакими другими конвенциональными понятиями не описывается .

Феномен деинституциализации тематически коррелирует с постулатами нового институционализма. Механизм возникновения новых институтов, о которых говорит новый институционализм, отражает механизмы деинституциализации, а затем реинституциализации журналистики. Указывается, что в обществе еще не сформированы механизмы, которые бы работали на воспроизводство и поддержание структуры деинституциональной журналистики, ее существование хаотично. Эту мысль подтверждает М. Кастельс, полагающий, что новая медиареальность не отменяет и не заменяет старую, но дополняет ее, создавая проблемную ситуацию демонополизации деятельности коммуникационных корпораций. Кастельс говорит не о возникновении новых институтов коммуникации, а о разрозненных практиках дистрибуции контента, которые по отношению к действующим институтам являются контринституциональными. Подобную ситуацию шотландский исследователь Б. Мак Нейр назвал парадигмой хаоса (chaos paradigm), сместившей фокус от аналитических механизмов идеологического контроля над коммуникациями к анархии и дезорганизации .

В п. 1.3 «Деинституциализация российской журналистики в контексте актуальных социальных процессов» рассматриваются концептуализации деинституциональной российской журналистики, проблема доверия к различным источникам .

Внешняя деинституциализация журналистики обсуждается в контексте актуальных идей современной социальной теории и философии: эпоха «технической воспроизводимости» (В. Беньямин), «материальный поворот» в социологии (Б. Латур, К. Кнорр-Цетина), модель ризомы (Ж. Делез и Ф. Гваттари). Используются эвристические возможности концепции социального распределения знания, предложенной А. Щюцем. Утверждается, что в информационную эпоху возникает журналистика хорошо информированного гражданина, для создания социально значимого контента и его донесения до широкой аудитории достаточно статуса хорошо информированного гражданина, а не эксперта. Это глобальный процесс, который проявляется как в российской журналистике, так и в мировой. Именно хорошо информированный гражданин становится основным агентом деинституциональной журналистики .

Показательно, что социальные сети принесли в социальную реальность новый термин «расшарить» (англ. «share» – распределять, делиться). Практика сетевого «распределения знания» привнесла в понятие хорошо информированного гражданина, помимо присущего ему желания быть информированным, чтобы вырабатывать свою точку зрения на происходящее (А. Щюц), еще и волю (а также техническую возможность) к распространению социально значимой информации, ранее присущую и технологически возможную только институциональному журналисту (эксперту) .

Деинституциализация российской журналистики связывается с проблемой доверия. Институциональная журналистика сталкивается с недоверием со стороны потребителей, которым важен доступ к информации и возможность влиять на процесс ее создания. Контроль над СМИ они воспринимают как ограничение прав и свобод. На деинституциональную журналистику возлагаются определенные надежды на получение непредвзятого, достоверного контента. В работе дается анализ опасностей, которые подстерегают эту надежду (условность свободы деинституциональной журналистики в России, информационные войны) .

Глава 2 . Эмпирическое исследование феномена деинституциализации современной российской журналистики .

В п. 2.1 «Методология качественного социологического исследования деинституциализации российской журналистики» обосновывается необходимость использования качественных методов социологического исследования для описания нового, не изученного ранее явления. Формируются две группы исследовательских вопросов, первая из которых ориентирована на изучение внешних проявлений деинституциализации, вторая – на изучение ее внутренних проявлений. Подробно описываются методы, при помощи которых проводилось эмпирическое исследование: качественный анализ документов, глубинное интервью, глубинное онлайн-интервью, свободное онлайн-интервью .

В п. 2.2 «Исследование внешних проявлений деинституциализации российской журналистики» приводятся результаты исследования факторов, проявлений и социальных последствий внешней деинституциализации .

Выявлены два основных фактора деинституциональной журналистики – технологический и социальный. Технологический фактор связан с неограниченными возможностями дистрибуции контента в эпоху интернета, а также возможностью делегировать задачу фиксации события гаджетам (сотовому телефону, видеорегистратору). Социальным фактором является притязание на неограниченную/глобальную дистрибуцию информационного контента. Именно наличием этого притязания деинституциональная журналистика отличается от повседневной практики общения в социальных сетях. Побудительный мотив к дистрибуции контента может быть не только у тех, кто непосредственно был свидетелем события и сам зафиксировал его при помощи технических средств, но и у тех, кто, не являясь свидетелем, захотел проанализировать и распространить контент других пользователей (Рис. 1) .

Рис. 1.

Схема различия между деинституциональной журналистикой и практикой повседневного общения в социальных сетях Социальные и институциональные последствия внешней деинституциализации журналистики:

– Конкуренция между институциональной и деинституциональной журналистикой за потребителей. Есть две точки зрения на то, кто выигрывает в этой конкуренции: первая или вторая журналистика. Среди преимуществ институциональной журналистики респонденты называют дистрибуцию контента независимо от яркости и насыщенности новостного фона, возможность предоставить потребителю только наиболее значимый контент. Среди преимуществ деинституциональной журналистики называются оперативность и гибкость, более активное следование за актуальными тенденциями создания и распространения контента .

– Процесс адаптации институциональной журналистики к новой информационной реальности, ее попытка перенять способы и технологии создания контента в интернете, востребованные аудиторией, использующейся деинституциональной журналистикой .

– Возникновение проблемы авторства контента (и связанная с ней проблема значимости самого авторства), обусловленная возможностью неограниченного тиражирования информации .

– Снижение доверия к журналистскому образованию, что также связано с принятием факта конкуренции между двумя журналистиками .

Исследование показало, что внешней деинституциализации журналистики дается позитивная оценка. Негативная оценка относится не к самой деинституциализации, а к факту конкуренции. При этом «негативность»

обусловлена позицией институционального журналиста, который осознает потерю монополии на глобальную дистрибуцию контента. Также негативная оценка внешней деинституциализации связана с затруднением поиска полезной информации и отсутствием у многих деинституциональных авторов нормативных и ценностных ориентиров .

В вопросах собственного позиционирования в социальных сетях профессиональные журналисты придерживаются нескольких позиций – они используют социальные сети для личного общения, позиционируют себя в них как журналисты определенной институции и самостоятельные ньюсмейкеры (что характерно для деинституциональных журналистов). Роль ньюсмейкера второстепенна, она развивается на фоне ведущей роли профессионала как представителя определенной институции – в отличие от самопозиционирования деинституциональных журналистов, где роль ньюсмейкера является ключевой .

Это накладывает определенный отпечаток на ожидания аудитории относительно качества материалов профессиональных журналистов (даже в их собственных социальных сетях и блогах) и ее реакцию в случае неудачи .

С точки зрения информантов, по отношению к институциональной журналистике присутствует недоверие. По отношению к деинституциализации российской журналистики возникла надежда на доступ к достоверному контенту .

Причина возникновения этой надежды связывается информантами с процессами давления власти на профессиональную журналистику, с отрывом институциональной журналистики от существа дела .

По мнению информантов, ожидания, связанные с деинституциональной журналистикой, не оправдались (информанты используют метафоры «болезни», «нападения на...» этот тип журналистики). Среди потребителей информационного контента распространен «триангулятивный подход», когда они анализируют несколько источников, и только после этого делают собственный вывод о ситуации (в полном соответствии с поведением хорошо информированного гражданина, как его описывает Щюц). Единственным оставшимся критерием формирования доверия называется репутация того или иного источника .

В п. 2.3 «Исследование внутренних проявлений деинституциализации российской журналистики» изучаются причины и проявления внутренней деинституциализации журналистики .

Проявлением внутренней деинституциализации российской журналистики является протест профессиональных журналистов против институциональной логики, которой они вынуждены следовать в рамках должностей в конкретных журналистских организациях.

Протест чаще всего носит открытый, характер:

это, например, увольнение по собственному желанию, сопровождающееся публичными заявлениями. Другой способ открытого протеста – публикация «острого», злободневного контента в обход редактора, публикация «вырезанных»

фрагментов журналистского материала у себя на странице в социальной сети .

Исследование выявило и формы скрытого протеста, такие как публикация цитат или интервью отдельных персон без стилистических правок, «молчаливый бойкот» конкретного ньюсмейкера, публикация контента в другом институциональном СМИ без указания авторства .

Факторами внутренней деинституциализации являются:

– Поколенческий конфликт внутри института между журналистами «старого», «среднего» и «молодого» поколения, которые, взаимодействуя в рамках одной организации, могут следовать разным стандартам и нормам;

роль

– Необходимость выполнять в рамках своей должности пропагандиста, усиление негласной цензуры и государственного контроля за СМИ: «Очевидно, журналистика оторвана от своей основной задачи – информировать. Хотя российские медиа не были независимыми и не будут – это утопия. Есть только локальные независимые редакции» [ж., 32 года, редактор интернет-портала, Самара] .

Главным мотивом увольнения по собственному желанию интервьюируемых журналистов является желание руководствоваться в своей работе существом журналистского дела, что было невозможно в рамках занимаемой ими должности (мотив обманутых профессиональных ожиданий) .

Почти все информанты говорят, что происходило «марание профессиональной репутации», вмешательство в редакционную политику как в «семейные устои» и «разрушение дома»: «Нам сообщили о смене главного редактора на прокремлевского, и это было, как услышать о том, что твой дом сгорел. ''Как вы приняли решение сменить жилье?'', – ''Да, никак. Просто жилья не стало''» [ж, 29 лет, Москва] .

Еще один мотив увольнения по собственному желанию базируется на этике коллективной солидарности с журналистами, которые также решили уволиться из соображений протеста. Мотивы внутренней и внешней деинституциализации, а также ее проявления и социальные последствия приведены на концептуальной схеме (Рис. 2) .

Журналисты, которые когда-либо увольнялись по собственному желанию из-за несогласия с редакционной политикой институционального СМИ, не следуют типичным сценариям развития дальнейшей карьеры. Две трети опрошенных журналистов продолжают поиск работы, которая бы соответствовала их профессиональным ожиданиям. Для этого они переходят в другие СМИ или смежную сферу пиара .

Рис. 2. Схема факторов, проявлений и социальных последствий деинституциализации российской журналистики Трое опрошенных выбрали путь «профессиональной мимикрии» (термин автора), переход из общественно-политических СМИ и/или отделов в СМИ и/или отделы, связанные с развлекательной журналистикой. Лишь двое журналистов полностью ушли из журналистики, не найдя возможности реализовать свои профессиональные ожидания .

заключении В представлены основные выводы диссертационного исследования и обозначены направления практического применения результатов .

Гипотеза исследования подтвердилась. В современной российской журналистике действительно проявляются процессы деинституциализации, имеющие под собой внутренние (изменение институциональной логики, ее трансформация под влиянием «власти», рекламодателей, заказчиков) и внешние (информационнотехническая революция и возникновение «креативной аудитории») факторы, при этом преимущественными являются внешние факторы. Внешним проявлением деинституциализации является формирование «деинституциональной журналистики» (журналистики за пределами института), внутренним – скрытый или открытый протест журналистов институциональных СМИ против изменения институциональной логики, попытки деформировать существо дела .

Исследование выявило три основных перспективы («прогностических мифа») института журналистики. Первая (ее назвала половина информантов) связана с возможностью возвращения института журналистики к существу журналистского дела, к выполнению основных функций журналистики. В терминах диссертации данный «прогностический миф» можно назвать реинституциализацией института журналистики. Вторая перспектива, институциализация упомянутая менее, чем половиной информантов – деинституциональной журналистики: формирование нового института на базе журналистики, которая сейчас находится «за его пределами». Третий «прогностический миф», упомянутый несколькими информантами, связан с апокалиптическим разрушением обеих журналистик (и институциональной, и деинституциональной) под давлением власти на существо дела .

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

В изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Серебрякова З.О. Журналистский текст в эпоху его технической воспроизводимости: деинституциализация журналистики // Вестник СамГУ. 2014 .

№ 9 (120). С. 46-54. 0,8 п.л .

2. Серебрякова З.О. О понятии деинституциализации журналистики .

Журналистика и теория медиа // Коммуникология. 2016. Т.4, №1. С. 151-159 .

0,6 п.л .

3. Серебрякова З.О. Проблема доверия журналистике на современном этапе:

надежда на деинституциализацию // Вестник Поволжского института управления .

№ 3 (54). 2016. С. 96-102. 0,4 п.л .

4. Серебрякова З.О. Опыт качественного исследования деинституциализации института журналистики // Вестник СПБГУ. Серия 12 .

Социология. 2016. №3. С. 48-59. 0,9 п.л .

5. Серебрякова З.О. Журналист или случайный свидетель? Опыт проведения интервью со свидетелями падения челябинского метеорита // Журналист. Социальные коммуникации. 2016. №1-2. С. 57-63. 0,4 п.л .

В других изданиях:

6. Серебрякова З.О. Журналистика хорошо информированного гражданина:

за пределами классических институтов // Юбилейный сборник научных трудов преподавателей, аспирантов и магистрантов социологического факультета Самарского государственного университета. Самара, 2014. С. 118-123. 0,4 п.л .

7. Серебрякова З.О. Деинституциализация российской журналистики:

качественный анализ документов // Вестник молодых ученых и специалистов Самарского государственного университета. 2015. №1(6). С. 84-92. 0,9 п.л .

Тезисы конференций:

8. Серебрякова З.О. Деинституциализация как вектор развития российского информационного пространства // Десятые Ковалевские чтения. Материалы научно-практической конференции 13-15 ноября 2015 года / Отв. редактор:

Ю.В. Асочаков. СПб.: Скифия-принт, 2015. С. 930-932. 0,2 п.л .

–  –  –






Похожие работы:

«Гольцева Марина Николаевна Человеческий капитал организации: диагностика и управление Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук по специальности 22.00.08 социология управления Научный руководитель кандидат социологических наук, Ильницкий В.Г. Тверь-2010 Работа выполнена в НИИ синергетики при Б...»

«УДК 551.24.03+551.76+551.77 (571.56) Журавлёв Алексей Николаевич Тектоническое развитие Верхнеселеннях Уяндинского района Колымской петли в мезозое и кайнозое Специальность 25.00.01 – Общая и региональна...»

«Макеев Денис Александрович Политическая оппозиция как институт современного российского общества. Специальность: 23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технолог...»

«Хон Алексей Валерьевич САМОРЕГУЛЯЦИЯ В ДИНАМИКЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕЧНОГО ПОТОКА И РУСЛА 25.00.25 – "Геоморфология и эволюционная география" Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук Томск 2003 Работа выполнена в лаборатории...»

«НОВИКОВА Анна Владимировна ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В ВЕРТИКАЛИ ВЛАСТИ (на примере Читинской области) Специальность 23.00.02 — политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии (политические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на...»

«Горлинская Светлана Евгеньевна МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ ДО 1917 ГОДА Специальность 17.00.02 музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Ростов-на-Дону 2009...»

«Худяков Данил Сергеевич КОНЦЕПТ "ЗНАНИЕ" В КОНТЕКСТЕ ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ 09.00.01 — онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск-2006 Работа выполнена на кафедре философии и методологии науки философского факультета ГОУ ВП...»

«Богатырёв Всеволод Юрьевич Взаимодействие драмы и музыки: вокальная эстетика оперного спектакля Специальность 17.00.01. Театральное искусство Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата искусствоведения Санкт Петербург Работа выполнена на кафедре эстрадного искусства и музыкального театра...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.