WWW.MASH.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - онлайн публикации
 

«Клемешев Андрей Павлович ПРОБЛЕМА ЭКСКЛАВНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ) ...»

На правах рукописи

Клемешев Андрей Павлович

ПРОБЛЕМА ЭКСКЛАВНОСТИ В

УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

(НА ПРИМЕРЕ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ)

Специальность 23.00.02 - Политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные и

политические процессы и технологии (политические наук

и)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук Москва - 2006

Работа выполнена на кафедре политической теории Факультета политологии Московского государственного института международных отношений (У) МИД России

Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук, член-корреспондент РАН Барановский Владимир Георгиевич Доктор политических наук Бусыгина Ирина Марковна Доктор философских наук, профессор Сморгунов Леонид Владимирович

Ведущая организация:

Институт Европы Российской академии наук

Защита состоится «16» марта 2006 г. в «14:00» часов на заседании диссертационного совета Д.2009.002.02 в Московском государственном институте международных отношений (У) МИД России по адресу: 119454, г .

Москва, проспект Вернадского, д. 76, ауд. 3022 .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГИМО(У) МИД России по адресу: 119454, г. Москва, проспект Вернадского, д. 76 .



Автореферат разослан «9» февраля 2006 г .

Ученый секретарь диссертационного совета, к.ф.н., доцент Чанышев А.А .

I.

Общая характеристика работы

.

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена тем, что в настоящее время регионы становятся ключевым уровнем политического действия, играют все более важную роль в национальных и международных политических процессах. Особое место в типологии регионов занимают эксклавные регионы, которые до сих пор изучены относительно слабо .

В проблеме эксклавности в концентрированном виде проявляются многие противоречия политического, экономического и социального развития регионов, характерные для современного этапа глобализации. Эксклав - это регион, отделенный от основной части страны территориями зарубежных государств .

Эксклавное положение вне «своего» государства, в полном или частичном окружении иностранных государств, обусловливает переплетение в эксклаве интересов акторов различных уровней (национального и международного) и делает подобные регионы потенциально конфликтогенными. Конфликт интересов может произойти из-за доступа в эксклав или из-за его государственной принадлежности, а также по многим другим основаниям .

Эксклавное положение, как было отмечено выше, определяет конфликтогенность такого региона, но оно же может содействовать повышению его роли в процессах глобализации, способствуя взаимовыгодному сотрудничеству между «материнской» (для эксклава) страной и государствами (государством), граничащими с эксклавом. Таким образом, проблема эксклавности — это научная проблема, представляющая значительный интерес и в рамках исследований процессов глобализации, и в рамках изучения конфликтов .

Проблема эксклавности представляет и существенный практический интерес для Российской Федерации, в состав которой входит такой субъект как Калининградская область, единственный российский эксклав, ставший в 2004 г .





анклавом внутри НАТО и ЕС. Этот эксклавный субъект РФ является объектом пристального внимания со стороны отечественных и зарубежных политиков и экспертов, предлагающих различные варианты стратегий, которые должны способствовать его устойчивому развитию. Однако все они обычно охватывают лишь отдельные аспекты проблемы, не уделяя надлежащего внимания эксклавности как сложному политическому и социально-экономическому феномену, определяющему как саму проблему жизнеобеспечения и развития Калининградской области, так и пути ее решения .

Действительно, стремительное изменение геополитического и экономичес­ кого положения Калининградской области после распада СССР, ее многократно возросшая зависимость от сферы международных отношений Российской Федерации актуализировали перед политическим руководством страны совер­ шенно новые задачи по оценке реальных и потенциальных вызовов и угроз в связи с превращением данного региона в эксклав. Возникла необходимость в разработке оптимальной стратегии развития эксклавной территории в контексте решения других задач государственного строительства, включая сферы обеспез чения национальной безопасности и внедрения научно-обоснованных методов управления комплексным развитием этого специфического субъекта РФ .

С учетом проводимых в России политических и социально-экономических реформ для эксклава по-прежнему остро стоят проблемы создания новых инсти­ тутов и структурных преобразований регионального хозяйственного комплекса, который с момента образования Калининградской области в 1950-е гг. и все последующие годы складывался в условиях приоритетного развития входивших в СССР Литвы, Латвии и Эстонии. И хотя в советский период Калининградская область занимала важное место в межблоковом военно-политическом противо­ стоянии, на каждую единицу средств, вложенную в ее экономику и социальную сферу, приходилось примерно 10-12 единиц средств, направлявшихся на развитие прибалтийских республик. Достигшее максимума к середине 1990-х гг .

отставание в социально-экономическом развитии эксклавной Калининградской области от окружающих ее соседей — стран Балтии и Польши, и ее дотационность в общей федеральной структуре преодолеваются крайне медленно .

Непоследовательная, а порой и вызывающая политика вышеуказанных стран в отношении России, в том числе из-за конъюнктурных соображений по причине их вступления в НАТО и ЕС и различных политико-психологических наслоений недавнего прошлого, лишь усугубило отрицательное воздействие эксклавности на текущее состояние и перспективы развития Калининградской области .

Политическая и экономическая стабильность и эффективность российской внешней политики остаются решающими для устойчивого развития Калининградской области и ситуации вокруг нее. Однако следует учитывать и обратное влияние (как отрицательное, так и позитивное) эксклава на Российскую Федерацию и ее соседей. Таким образом, проблема эксклавности Калининградской области является важным внутри- и внешнеполитическим фактором для России, затрагивающим интересы других стран .

Одним из центров исследований проблем эксклавности (и проблем, с которыми сталкивается российский эксклав на Балтике) является Калининградский государственный университет (в 2005 г. переименован в Российский государст­ венный университет имени Иммануила Канта), где исследования осуществляются по научному направлению «Россия и Европа: прошлое, настоящее, будущее»

силами созданного при университете Балтийского межрегионального института общественных наук (БалтМИОН) с привлечением ученых и специалистов области, экспертов из других российских регионов и из-за рубежа. Ежегодно проводятся международные конференции и семинары; по результатам исследований опубликован целый ряд монографий, статей в российских и зарубежных журналах и сборниках, более 40 выпусков серии «Регион сотрудничества» .

Выполненные исследования позволили перейти к теоретическому осмыслению проблемы эксклавности. В настоящей диссертации подводятся некоторые итоги методологического и теоретического характера, касающиеся развития эксклавов в условиях глобализации и регионализации, потенциальной конфликтогенности эксклавных регионов и путей ее преодоления. Исследования в данном направлении продолжаются. Но уже сейчас их результаты используются для выработки региональной политики Российской Федерации по отношению к ее эксклавному региону и для обоснования стратегии развития Калининградской области в условиях зарубежного окружения .

Цель исследования заключается в комплексном изучении феномена эксклавов как узлов сосредоточения многообразных интересов, определяющих конфликтогенность этих специфических территорий и особенности их развития в условиях глобализации и регионализации, в анализе роли эксклавной Калининградской области в составе Российской Федерации, в разработке аналитической модели устойчивого развития этого российского эксклава .

Исходя из сформулированной цели, объектом исследования выступают эксклавы как специфический вид регионов, отделенных от основной территории их «материнских» стран территориями зарубежных государств, и Калининградская область РФ как пример эксклавной территории, в особенности .

Предмет исследования — эксклавность как обобщающий признак эксклавов, определяющий закономерности их развития, специфику взаимоотношений институциональных структур эксклавов с национальными и наднациональными институтами. Выявляются причины и содержание эксклавности в условиях глобализации, а полученные результаты исследования тестируются на примере Калининградской области .

Поставленная общая цель предполагает решение следующих более локальных задач исследования:

— определить содержание понятий «эксклав» и «анклав», дать типологию эксклавных/анклавных территорий, рассмотреть их специфику как особого вида регионов и установить факторы их конфликтогенности;

— изучить влияние регионализма и регионализации на специфику развития эксклавов в условиях глобализации;

— выявить природу и характер основных интересов, возникающих у вовлеченных политических акторов в связи с существованием эксклавов;

— рассмотреть факторы обеспечения баланса интересов вокруг эксклавов как условий снижения их конфликтогенности;

— проследить исторические особенности возникновения и развития эксклавности Калининградской области;

— проанализировать политическую роль эксклавной Калининградской области в интеграционном дискурсе на национальном, региональном и общеевропейском уровнях;

— с учетом незавершенности трансформационных процессов в Российской Федерации оценить политическое и социально-экономическое состояние Калининградской области и обосновать стратегию ее устойчивого развития, снижающую издержки и использующую возможности эксклавного положения .

Хронологические рамки исследования охватывают период с середины 1980-х гг., когда процессы глобализации усилили новые формы регионализма и эксклавные территории получили возможности разрешения проблем развития на пути регионализации, с экскурсами в более ранние периоды (с XIII в.) примени­ тельно к развитию сначала немецкого, а затем российского эксклава на Балтике .

Тсорсттсо-мстодологичсскне основы нсслсдоппння. Комплексное рассмотрение проблем эксклавности предполагает использование разнообразных исследовательских методов и подходов, способных раскрыть как базовые особенности развития этого особого вида регионов, так и специфические характеристики эксклавности Калининградской области, включая соответст­ вующие социально-пространственные формы организации регионального сообщества и проблемы формирования региональной идентичности.

С данной точки зрения наиболее плодотворными оказались:

• системный подход, который помог выявить и уточнить критерии эксклавности в условиях глобализации и регионализации, что необходимо для разработки диссертантом научных проблем управления развитием эксклавного региона РФ;

• исторический и культурологический подходы позволили проанализировать связь эксклавности Калининградской области с проблематикой политикотерриториальной организации власти в эволюции государственности с точки зрения исторического времени и культурных традиций конкретного общества (западного и отечественного);

• использование компаративного метода позволило провести сравнение эксклавных территорий, «вписать» российский эксклавный регион в контекст зарубежного опыта .

При обосновании стратегии эксклавного развития используются традиции и современный опыт описания политических концепций равновесия с точки зрения баланса интересов, рассматриваются несколько сценариев политического развития Калининградской области с учетом неравномерности и противоречивости процессов интеграции в Европе и перспектив эволюции российской федеративной государственности .

Исходной базой исследования послужили опубликованные труды по тематике диссертации, данные Госкомстата РФ, материалы Государственного архива Калининградской области, а также результаты социологических исследований, проведенных в Калининградской области в 2001-2005 гг. под руководством диссертанта .

Степень научной разработанности проблемы .

Поскольку диссертант анализирует общие подходы к проблемам эксклавности и случай эксклавной Калининградской области в частности в контексте процессов глобализации и регионализации, то методологическую основу исследования составляют научные принципы и концепции регионалйе­ ти ки, в особенности касающиеся соотношения глобализации и регионализации (А.Аппадурай, Р.М.Боне, Э.Гидденс, Д.Гольдблатт, В.Каганский, Ч.Капхен, М.Кастельс, П.Р.Кругман, ДЛернер, Р.Любберс, Э.Макгрю, М.Обстфельд, А.Пааси, Д.Перратон, Р.Робертсон, С.Тарроу, Т.Фридмен, А.Харрелл, Д.Хелд), анклавности и эксклавности (Е.Ю.Винокуров, Ю.М.Зверев, Я.С.Крог, С.Нис, Дж.У.С.Робиисон, Ю.Д.Рожков-Юрьевский, Б.Р.Уайт и др.), современные теории социального конфликта (работы А.Я.Анцупова, К.Боулдинга, Р.Дарендорфа, Н.В.Гришиной, А.В.Дмитриева, Л.Козера, Р.Коллинза, А.ГЛдравомыслова, И.С.Семененко), подходы к изучению международных конфликтов (М.Дойч, Н.ИДоронина, Б.В.Коваленко, М.М. Лебедева, А.Ю.Мельвиль, К.Митчелл, А.И.Пирогов, А.Рапопорт, Д.Розенау, О.А.Рыжов, Д.М. Фельдман, А.В.Торкунов, К.Холсти, Т.Шеллинг, К.К.Худолей, П.А.Цыганков и др.) .

При рассмотрении вопросов, касающихся эксклавности Калининградской области и обоснования комплексной стратегии ее развития, особое значение имеют работы В.С.Бильчака, К.Веллмана, В.В.Ивченко, П.Йоенниеми, С.Д.Козлова, У.Кивикари, О.В.Кузнецовой, Ю.С.Маточкина, B.A.May, A.Papa, И.Самсона, Н.В.Смородинской, Х.Тиммерманна, Г.М.Федорова и др .

Научная новизна исследования заключается в том, что решена научная проблема управления развитием эксклавов как особого вида регионов, разработана концепция эксклавности в условиях глобализации. На этой базе обоснована федеральная политика по отношению к развитию эксклавной российской территории — Калининградской области .

Положения, выносимые на защиту .

1. Эксклавы — это регионы, отделенные от основной части территории страны территорией другого государства (или государств). Помимо политичес­ ких (в диссертации им уделено основное внимание), выделяются экономические и этнические эксклавы, функционирование которых может усиливать полити­ ческую эксклавность и повышать конфликтогенность эксклавной территории .

Эксклавность — характерный признак эксклавов, отражающий их социально-экономическую обособленность от «материнского» государства, вызванную пространственной изоляцией от основной части территории страны .

Эксклавность отражает не просто обособление части (эксклава) от целого («материнской» страны), а осознание (иногда деформированное) этого обособления, наиболее ярко проявляющееся в «синдроме эксклава», постоянном чувстве оторванности от единого целого .

В силу отделенности эксклава от основной части территории страны территорией другого государства (или государств), он является объектом межгосударственных отношений, что необходимо для обеспечения его нормальных коммуникаций с основной частью территории «материнской» страны и сопредельными государствами. Эксклавы качественно отличаются не только от внутренних регионов страны, но и от приграничных регионов: применительно к эксклавам речь идет не о количественном (географическом) понятии удаленности, которым характеризуются периферийные регионы, а о доступности, измеряемой качественно .

2. Политическая эксклавность вызвана преимущественно условиями Вестфальской системы международных отношений, основные акторы в рамках которой - суверенные государства. Отделенная от «материнского» государства эксклавная территория становится объектом взаимодействия государств, от баланса интересов (и сил) которых часто зависит само существование эксклава .

Эксклав приобретает высокую степень конфликтогенности вследствие межгосударственных противоречий, вызываемых вопросом о реализации суверенитета государства над частью своей территории, окруженной зарубежными странами .

При сложном сочетании внутренних и внешних факторов в условиях Вестфальской системы главное влияние на судьбу эксклавов оказывали внешние факторы, определяемые характером межгосударственных отношений. Ситуация меняется в эпоху глобализации, когда в экономической, социальной и политической жизни усиливается роль негосударственных акторов — транснациональных корпораций, политических и общественных движений, регионов. Вестфальская система суверенных государств под влиянием процессов глобализации (в том числе вследствие регионализации, усиления роли регионов

- наднациональных (например, ЕС), субнациональных (исторических и новых) и транснациональных (образованных взаимодействием субнациональных регионов; характерный пример — еврорегионы) трансформируется, хотя последствия и мера такой трансформации — предмет жарких дискуссий. Можно утверждать, что регионы-объекты, которыми манипулировал общенациональный центр (власти суверенного государства), превращаются в регионы-субъекты, проводящие собственную политику — не только в рамках их возрастающей компетенции и усиливающегося потенциала, но, прежде всего, через реализацию своих интересов в региональной политике центра .

3. Для экономики эксклавных территорий в силу их сравнительно небольшого населения характерен недостаточно емкий внутренний рынок, ограничивающий ее развитие. Работа же на рынок «материнской» страны осложнена высокими транспортными издержками, таможенными и пограничными процедурами при пересечении границ (иногда нескольких государств), повышающими транзакционные издержки и конечную стоимость продукции. Вместе с тем переориентация на сопредельные иностранные государства, помимо объективных трудностей, грозит ослаблением экономических связей с «материнским» государством, что в итоге может ослабить и связи политические .

Вариантом решения экономических проблем эксклава может быть придание ему статуса свободной (особой) экономической зоны (СЭЗ/ОЭЗ) или введение иных специальных режимов (например, оффшор). При этом, однако, государство должно контролировать подобные зоны с тем, чтобы они, в частности, не были использованы для транзита в «материнскую» страну прямого импорта под видом локализованного производства (сборки). Кроме того, неопределенность, складывающаяся вокруг эксклавов, их зависимость от внешних факторов препятствуют долговременному экономическому планированию и инвестированию. В случае дружественных отношений между «материнским» государством и странами, окружающими эксклав, может быть создана зона свободной торговли или применены иные механизмы, облегчающие сотрудничество (еврорегион, пилотный регион, регион сотрудничества и др.) .

4. Эксклавное положение влияет на социально-культурные характеристики регионального социума. Пространственная удаленность может ослабить ментальные и социально-культурные связи между эксклавом и «материнской»

страной. Удаленность эксклава от «материнской» страны и местные особенности со временем могут привести к формированию собственной идентичности. Для региональных социумов, формирующихся на пространственно изолированных от основной части страны территориях, характерен синдром эксклава. Он обусловлен наличием постепенно ослабляющихся социальных связей с «материнской» страной и заключается в осознании пространственной оторванности от национального социума, соседства с чуждыми социумами зарубежных стран. Реакция на синдром эксклава различных частей социума неоднозначна: это могут быть попытки упрочить связи с «материнской» страной, расширить взаимодействие с соседями, либо автаркия и сепаратизм .

5. Расположение эксклавов вне «своих» государств, в полном или частичном окружении иностранных государств — источник потенциально повышенной конфликтогенности. Столкновение интересов может произойти и из-за доступа в эксклав, и из-за его государственной принадлежности, и по многим другим причинам. Но и сами эксклавы могут создавать угрозу для окружающих их государств как плацдарм военного нападения, распространения наркотиков и оружия, нелегальной миграции, зона нестабильности в силу внутренних межэтнических, религиозных, социальных, экологических причин и т.д .

Преодоление конфликта является стимулом к развитию объекта (в нашем случае — эксклава), а также отношений между участвующими в конфликте акторами .

6. Процессы глобализации приводят к изменению роли и функций госу­ дарственных границ, а, значит, изолированные ранее этими границами эксклавы оказываются в иных, чем прежде, условиях. Для развития эксклавов необходимо, чтобы они были «вписаны» в процессы глобализации, иначе будет неизбежно развиваться автаркия, следствием которой станут депрессивное состояние экономики и нарастание социальных проблем. Если эксклавный регион может стать «коридором развития» между двумя или более регионами, занимающими центральное место в процессе глобализации, то можно утверждать, что глобализация создает в целом более благоприятные условия жизнедеятельности эксклавов, чем это было в предшествующие исторические периоды. Интегрируясь в единое экономическое пространство и далее — в политическое и социальное пространство (при условии перерастания экономического сотрудничества в политическое, как, например, в ЕС), эксклавы получают возможность расширения контактов с соседями, развития множественных форм приграничного сотрудничества, т.е. у них появляются возможности преодоления своего эксклавного положения .

7. Необходимость применительно к эксклавам решать помимо внутри­ политических также и внешнеполитические вопросы определяет то, что классическое разделение предметов ведения и компетенции, привычное для внут­ ренних регионов страны, оказывается в этом случае малопригодным, а региона­ лизм и регионализация, проявляющиеся в отношениях регионов и центра, приобретают особую остроту (угроза сепаратизма и т.п.) и особые формы .

Для обеспечения устойчивого развития эксклавов необходимо целенаправленное комплексное управление их политическим, экономическим и социальным развитием. Стратегия развития эксклавов должна основываться на балансе интересов, узлами переплетения которых они являются. Помимо решения социально-экономических вопросов жизнеобеспечения эксклавных регионов, она должна включать в себя предупреждение и разрешение конфликтов, вызванных зксклавностью. В целом, региональная политика по отношению к эксклавам относится не только к внутренней политике государства, но и затрагивает важные внешнеполитические аспекты их жизнеобеспечения в зарубежном окружении .

8. Эксклавность территории нынешней Калининградской области имеет давнюю историго. Соответственно, существующий в настоящее время конфликт применительно к Калининградской области есть продолжение в новых условиях конфликта, длящегося с момента превращения данной территории в эксклав .

Современный конфликт представляет собой результат сочетания двух конфликтов — собственно эксклавного и зонального (связан с функционированием на территории области СЭЗ/ОЭЗ). Он отличается высокой степенью открытости, его обсуждение ведется на самых разных уровнях - от бытового до международного, причем все аспекты находят широкое отражение в СМИ. По сфере проявления конфликт вокруг региона комплексный экономический, политический, межкультурный и экологический. Это многосторонний конфликт, прежде всего межгосударственный, но также и конфликт между Российской Федерацией (центром) и регионом, между регионами РФ, а также межгрупповой конфликт (между различными бизнесгруппами, слоями населения). Возникла сложная конфигурация противостоящих интересов. В силу многообразия участвующих в нем сторон и различий реализуемых ими стратегий, он может оказаться конфликтом и с нулевой суммой, и с ненулевой суммой, и даже с отрицательной суммой .

Обеспечение устойчивого и динамичного развития региона (что декларировано в официальной стратегии «региона сотрудничества») возможно лишь в том случае, если оно будет отвечать общероссийским интересам и в минимальной степени затрагивать интересы других регионов страны. Кроме того, должны быть учтены и интересы зарубежных партнеров, прежде всего ближайших соседей области, Польши и Литвы, а также других стран Балтийского бассейна .

9. Экономическая глобализация усилила регионализм в бассейне Балтийского моря, способствуя реализации комплексного проекта «Eurovisionпроектов «Baltic Ring» в сфере энергетики, «Baltic Gateway» в сфере транспорта и др. В результате относительно самостоятельные регионы начинают образовывать транснациональные субпространства, среди которых особенно известны еврорегионы. Они разрабатывают совместные стратегии, объединяют ю финансовые средства для решения общих проблем и реализации межрегиональных проектов. Калининградская область, ее муниципальные образования участвуют в проектах еврорегионов «Балтика», «Неман», «Сауле», «Шешупе», «Лына-Лава». Пока участие области во всех указанных проектах минимально (поскольку федеральные власти не проявляют большой заинтересованности в их реализации, в том числе путем финансового участия в межгосударственных программах). Однако предпосылки усиления интегра­ ционных процессов существуют и могут быть реализованы .

10. Российские и зарубежные эксперты предлагают различные сценарии развития области, учитывающие внешние факторы. В меньшей мере они обращают внимание на внутренние факторы, возможности превращения калининградского эксклава из региона-объекта (зависящего в своем развитии от внешних факторов) в регион-субъект (активно взаимодействующий с внешним окружением). Активи­ зация внутренних факторов регионального развития представляет собой весьма перспективный сценарий. Однако повышение самостоятельности эксклавного региона, по мнению центральных властей, сопряжено с угрозой сепаратизма .

В действительности эксклавность не является фактором, непосредственно порождающим сепаратизм, но она может способствовать его развитию .

Применительно к российскому эксклаву на Балтике ряд обстоятельств (например, недавнее заселение области жителями из разных регионов страны, отсутствие этнической предпосылки сепаратизма) препятствует формированию сепаратистских движений. Но здесь формируется социально-территориальная общность — калининградский социум, который при сочетании неблагоприятных внешних и внутренних обстоятельств может продуцировать сепаратистские движения. Условием их предотвращения является устойчивое и динамичное социально-экономическое развитие региона, обеспечиваемое эффективной федеральной политикой по отношению к Калининградской области и совершенствованием российского законодательства .

11. Если процессы углубления интеграции в Европе будут развиваться далее (такая тенденция в целом очевидна), а Россия (это становится все более явным) не сможет на полноправной основе к этим процессам присоединиться, то эксклавная Калининградская область, находящаяся на границе двух больших экономических и политических пространств, может оказаться в крайне сложном положении («двойная периферия» России и ЕС). Принимая во внимание вступление Польши и Литвы в ЕС, нельзя полностью исключить возникновение на западной российской границе нового («бархатного») «занавеса» .

Имеются две возможности преодоления трудностей социально-экономи­ ческого развития Калининградской области как эксклавного региона, снижения потенциала его конфликтогенности. Первый из них связан с более активным социально-экономическим и политическим взаимодействием России и ЕС .

Этому способствует взаимодополняемость экономик двух больших экономических пространств наряду с наличием общих черт цнвилизационного характера и общих политических интересов обеспечения безопасности .

it Разрешению конфликта может способствовать его. институционализация. В противном случае (как это происходит сейчас) будет наблюдаться спонтанность принятия решении по вновь возникающим проблемам (визовым, транзитным и пр.). Поэтому столь важно заключение специального договора (соглашения) между Россией и ЕС о жизнеобеспечении и развитии Калининградской области .

Институционализация конфликта будет способствовать компромиссному пути его разрешения, что представляется единственной возможностью предупредить возникновение трудноразрешимых антагонизмов .

Практическая значимость исследования .

Материалы диссертационного исследования использованы при обосновании Стратегии социально-экономического развития Калининградской области как региона сотрудничества. Теоретические выводы и эмпирический материал используются автором при чтении курсов «Региональное развитие» и «Глобализация, регионализация и проблемы эксклавов» в Российском государственном университете имени Иммануила Канта и вошли в учебные пособия «Управление региональным развитием» (Калининград, 2000) и «Глобализация, регионализм и проблемы эксклавов» (Калининград, 2005) .

Апробация результатов исследования .

Настоящая диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры политической теории Факультета политологии МГИМО(У) МИД России .

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, докладывались в 2000-2005 гг. на более чем 25 международных и общероссийских конференциях и семинарах в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Париже, Варшаве, Гданьске, Вильнюсе, Клайпеде, Турку .

По результатам конкурса Российской ассоциации политической науки в 2005 г. на лучшие научные и учебно-методические работы российских политологов монографии «Российский эксклав: Преодоление конфликтогенности» (СПб, 2005) было присуждено 3-е место .

II. Структура и содержание работы .

Структура диссертации соответствует замыслу, целям и задачам исследования. Исследование состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы .

Во введении обосновываются выбор темы, ее актуальность, научная и практическая значимость, сформулированы цели и задачи исследования, разработанность темы, методологические основы работы, представлены положения, выносимые на защиту .

В первой главе «Эксклавы как особый вид регионов» приведена система понятий, используемых в исследовании; раскрыта сущность понятия эксклав как разновидности анклавных территорий, и охарактеризовано их географическое распространение в мире. Проанализировано содержание понятия эксклав как особого вида регионов, выявлена специфика их развития в условиях глобализации .

Необходимость разработки системы использованных в исследовании понятий определяется тем, что существуют серьезные терминологические трудности: исследователи-регионалисты до сих пор не выработали для себя «общего языка». Эта ситуация объясняется разными причинами — от использования в регионалистике разных парадигм и методологических подходов до междисциплинарного характера региональных исследований .

Система понятий формируется вокруг базового понятия «регион» и включает также родственные ему понятия — «регионализм», «регионализация». Автор кратко рассматривает основные подходы к определению данных понятий, существующие в современных общественных науках .

Автор показывает, что эксклавы, отделенные от территории «материнских»

стран территорией других государств, являются объектами межгосударственных отношений, что необходимо для обеспечения их нормальных коммуникаций с «материнскими» странами. Следовательно, здесь переплетаются внутренняя и внешняя политика, что усложняет управление эксклавами .

Эксклавные регионы качественно отличаются не только от всех внутренних частей страны, но и от приграничных регионов, поскольку управление эксклавами затруднено вследствие пространственной отделенности от основной территории «материнской» страны. В отношении эксклава не всегда можно принять управленческое решение, применимое к внутренним регионам. Так, невозможно осуществить сухопутную транспортировку любых грузов без договоренностей со странами, через которые осуществляются перевозки (особые сложности возникают при перемещениях вооружений и воинского персонала). То есть, применительно к эксклавам речь идет не о количественном понятии удаленности, которым характеризуются периферийные регионы, а о доступности, измеряемой качественно .

Развитие эксклавов (как и любых регионов) в настоящее время подчинено действию процессов глобализации и регионализации. Анализируя связь между этими процессами, автор особо подчеркивает, что все стороны жизни современного общества — экономику, социальную сферу, политику — охватывает глобализация, результатом которой выступает глобальное пространство, то есть некоторая область действительности для объектов, в которой имеются установленные законы (или закономерности) и стандарты, определяющие относительные положения этих объектов. Объекты единого пространства подчиняются действию единых законов, но при этом не являются одинаковыми, имеют разную динамику и расположение в пространстве .

В более узком смысле под глобализацией понимается феномен объединения и трансформации экономических, политических, социокуль­ турных пространств и, в конечном счете, их взаимопроникновения под воздействием технологических изменений, экологических ограничений и др .

Признавая абстрактность данного подхода, его можно наполнить конкретным содержанием, понимая под пространством область действия единых законов, правил и закономерностей. Причем важно подчеркнуть, что законы, определяющие социально-экономическое пространство, - это в первую очередь законы стоимости (и инвестиций) и стандарты потребления, а не юридические нормы, которыми скорее определяется политико-правовое пространство .

Соответственно, можно выделить экономическую, социальную и политическую глобализацию .

Под экономической глобализацией понимается тенденция к образованию всемирной инвестиционной среды и интеграция национальных рынков. Иначе говоря, это совокупность процессов пространственного слияния рынков капиталов, товаров, услуг и финансовых инструментов, которые ускоряются под воздействием конкуренции (в том числе на уровне инновационных технологий) .

По мнению ряда исследователей, глобализация создает качественно иную, не имеющую прецедентов в прошлом экономику1. Она вовсе не предполагает однородности мирового экономического пространства. Развитие информационных технологий, явившихся необходимым условием глобализации, подвержено поляризации в еще более очевидной форме, чем даже материальное производство .

Относительную однородность мирового экономического пространства задают наиболее мощные в экономическом отношении государства, инициировавшие создание ВТО и определяющие ее правила, использующие преимущества распространенности своих валют в мировом масштабе. Многие государства объединяют национальные рынки в единое экономическое пространство, образуя региональные экономические блоки, и ЕС уже создал собственную валюту, конкурирующую с долларом. С другой стороны, одной из важнейших составляющих понятия суверенитет государства были и пока остаются государственные границы, которые служат серьезным барьером для потоков товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. Так что роль государства в экономической глобализации неоспорима .

Среди экспертов нет единства в ответе на вопрос «Кто является главным агентом экономической глобализации: государство или транснациональные корпорации?». Многие исследователи, особенно из развивающихся стран, склонны противопоставлять деятельность национальных государств и транснациональных корпораций. Такая точка зрения кажется правильной, если рассматривать не особенности формирования мирового экономического пространства, а интенсивность связей, его объединяющих .

Крайне противоречива и социальная глобализация .

Казалось бы, новейшие средства коммуникаций способствуют взаимодействию и интеграции культур, растущая доля массовой культуры обусловливает все новые черты сходства людей. Современный мир в силу усилившихся интеграционных процессов становится во многих отношениях все более похожим, «глобальным». Возникли такие понятия как «глобальное См., например: Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, власть и общество. - М.: ГУ ВШЭ, 2000 .

Ding L, Lui X. Growth Pole Theory and its Implications on the Evolution of Internet and Internet Industry in the United Slates. Paper presented for the Digital Communitics-2003 Conference. Stockholm, June 15-18,2003 .

мышление», «глобальная ответственность». Но параллельно развиваются не менее значимые процессы социально-экономического, культурного и т.п .

расслоения общества, в том числе в территориальном разрезе. Различия цивилизаций под воздействием глобализации не уменьшаются (о чем свидетельствует хотя бы само возникновение гипотезы «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона, идеи смены «железного занавеса» между Россией и Западом «бархатным» и пр.), хотя у них появляются и некоторые общие черты, вызванные все возрастающим распространением новых средств коммуникаций .

Сегодня говорят о новом этапе глобализации, усиливающем как никогда региональный компонент и требующем разработки новых парадигм 3. Как шаг в этом направлении, в ЕС разработана программа «Европа-2010», в которой глобализация рассматривается в различных аспектах — территориальном, духовном, демографическом и др., и во многих случаях отмечаются ее негативные аспекты .

Действительно, если интенсификация разнообразных связей в мировом политическом, экономическом, социальном пространствах составляет сущность глобализации, то неизбежно формирование узлов концентрации этих связей, с одной стороны, и их периферии, с другой. Иначе говоря, сохранится неоднородность мирового пространства .

Противоречивость социальной глобализации четко отражают результаты исследований процессов европейской интеграции, которая создает широкую платформу для усиления социальных контактов между населением разных стран .

Исследователи отмечают, что интенсификация миграционных процессов в ЕС даже ведет к формированию в ряде регионов двойственной идентичности. Все более распространяется мнение, что внутри ЕС создается некий образ коллектива, противопоставляемого «другим», которые также являются некими собирательными образами.4 Политическая глобализация означает, как полагают многие исследователи, конец Вестфальской, или государственно-центрической, модели (системы) мира, которая берет начало в Вестфальском мире 1648 г. В основу этой системы положена идея национального государства, или нациигосударства {nation-state). Вестфальский мир зафиксировал, что государство обладает суверенитетом (т.е. суверен распоряжается всей полнотой власти на территории суверенного государства), само определяет внутреннюю и внешнюю политику. Был закреплен и принцип невмешательства государств во внутренние дела друг друга. В дальнейшем эти принципы были распространены и на другие континенты .

Dialog between Peoples and Cultures in the Euro-Mediterranean Area: Report by the High-Level Advisory Group established at the initiative of the President of the European Commission. - Luxembourg : Office for Official Publications of the European Communities, 2004 .

Banus E. Introductory Report: The European Union: A Space for Intercultural Dialogue // Intercultura/ dialogue. Dialogue interculturel. Brussels, 20 and 21 March 2002. - Brussels: European Commission, DG for Education and Culture. - P. 188 .

В последней четверти XX в., однако, происходит то, что дает основание говорить о размывании или даже, как утверждают некоторые исследователи, о начале конца Вестфальской модели мира. Глобализационные процессы изме­ нили мировую систему и место в ней национальных государств. Госу­ дарственный суверенитет, ранее бывший незыблемым, подвергся ограничениям как «сверху» (со стороны международных организаций и институтов, включая ТНК), так и «снизу» (со стороны активно выходящих на международную сцену внутригосударственных регионов, общественного мнения) .

Результатом возникновения и расширения транснациональных сетей производства, торговли и финансов становится «денационализация» экономики;

государства отчасти утрачивают контроль над экономическими процессами .

Правительства трансформируются из главных институтов мирового порядка в институты посреднические, чья роль заключается, прежде всего, в обеспечении связей между все более укрепляющимися локальными, региональными и глобальными механизмами управления. По мнению «гиперглобалистов» (К. Омае, С. Стрейндж, Е. Луард, М. Элбро и др.), в результате глобальных процессов (прежде всего экономической глобализации) национальные государства как первичные экономические и политические образования мирового сообщества будут постепенно вытеснены новыми формами социальной организации .

Эти представления тесно смыкаются с геополитическими идеями «мондиалистов», оперирующих такими понятиями как «Конец Истории», «Единый мир» и «Новый мировой порядок». Мондиалистские доктрины предусматривают переход от множественности наций, государств и культур к униморфному миру, основанному на принципах либеральной демократии и рынка, вплоть до создания «мирового государства» и «мирового правительства» (Ф. Фукуяма, Ж. Аттали и др.) .

В то же время существуют и иные взгляды на судьбу национальных государств. Так, например, Э. Гидденс полагает, что и в условиях глобализации национальное государство не исчезает5. Он считает, что в обозримом будущем государство сохранит значительную часть своих административных, экономи­ ческих и культурных функций как на собственной территории, так и па междуна­ родной сцене. Однако будет увеличиваться вклад в государственное управление различных неправительственных объединений, корпоративного бизнеса и других групп. Возникает соуправление (co-governance), в котором принимают участие акторы разной природы — государственные, полугосударственные, частные. • С другой стороны, власть (мощь) ТНК и их наднациональный характер, наоборот, преувеличиваются. При всей мощи корпораций у государств, особенно действующих сообща, гораздо больше власти, и так будет продолжаться еще очень долго6. В конце концов, именно государства контролируют территории, пишут законы и добиваются их выполнения (в том числе и от ТНК), могут в случае необходимости легально использовать насилие внутри страны и за ее Giddens A. Third Way: The Renewal of Social Democracy. - Maiden. Mass.: Polity Press, 1999. - P. 32 .

Giddens A. Runaway World. I low Globalization is Reshaping our Lives. - N. Y.: Routledgc, 2003. - P. XXV .

пределами. В целом, глобализация не лишает национальные государства власти, а ведет к новому партнерству между сферами экономики и политики7 — «privatepublic partnership». Государства, несмотря на определенную трансформацию функций, будут еще долго оставаться важными мировыми акторами .

К глобализации имеет прямое отношение и понятие детерриториализации (deterritorialization), которую А. Аппадурай полагает одной из ведущих сил в современном мире8. Это явление, однако, имеет отношение не к «исчезновению» территории, но к «расползанию» нации из определенной территории — территории нации-государства — по диаспорам и к появлению и развитию системы формальных и неформальных связей между принадлежащими к одному «воображаемому сообществу», но проживающими некомпактно, часто разделенными огромными пространствами диаспорами .

Глобализация изменяет не только смысл территории, но и качество границ .

Границы сетей, которые весьма подвижны, меняют очертания в результате стратегического выбора, могут не совпадать с межрегиональными границами .

Поэтому такие границы представляют собой скорее стратегические, нежели территориальные объекты, определяемые плотностью сетевых взаимодействий .

Политическую границу можно представить как некий институт, поскольку она сама есть выражение «правил игры», принятых участниками, распола­ гающимися по обе ее стороны. Как было отмечено выше, территориальность выражается через систему границ, которые «отличают» один суверенитет^от другого суверенитета (национальное государство, соответственно, можно представить в качестве «контейнера власти»). Однако, как утверждает А.Пааси, границы - это не только технические инструменты, используемые суверенными государствами; границы формируют национальную и региональную идентичность, символизируя территориальность и помечая ее границы9 .

Сегодня процессы глобализации, а также интеграционные процессы трансформируют эти положения. Применительно к ЕС можно говорить о постоянно повышающейся проницаемости границ, о резком усилении их контактной функции, когда трансграничное сотрудничество во многих случаях ведет к трансформации ранее «отчужденных приграничных территорий» в «интегрированные приграничные территории». В дискурсе глобализации и интеграции роль национального государства, понятие неделимого суверенитета и смысл границ как разделительных линий подвергаются серьезному пересмотру; обсуждается появление новых, взаимопересекающихся форм идентичности. Политический смысл границ внутри ЕС меняется, появляются новые виды символических и ментальных границ. С точки зрения изменения Шремпп Ю.Э. 10 тезисов к вопросу о глобализации // Проблемы теории и практики управления. http://vasilievaa.narod.ru/ptpu/l9_2_00.htm .

* Appadurai A. Modernity at Large: Cultural Dimensions of Globalization. - Minneapolis, Minn.: University of Minnesota Press, 1998. - Pp.37-39 .

Paasi A. The Political Geography of Boundaries at the End of Millennium // Curtains of Iron and Gold:

Reconstructing Borders and Scales of Interaction / Ed. by H. Eskilinen, I. Liikanen and J. Oksa. - Aldershot, Hants, England; Brookfield. Vt.: Ashgate, 1998. - P. 10 .

качества границ, повышения их «пористости» и прозрачности, превращения их в своеобразные мембраны европейская интеграция и глобализация действуют в одном направлении .

Подводя итог краткому анализу различных аспектов глобализации, автор констатирует, что единственным общим признаком глобализации является необычайное усложнение мира, как с точки зрения его функциональной структуры, так и в пространственном аспекте. По мнению И.А.

Неклессы, с которым соглашается автор, «процесс, который происходит на планете, возможно, было бы правильнее охарактеризовать как «новый регионализм»:

формирование макрорегиональных геоэкономических пространств (или «нового регионального миропорядка») на фоне социального и экономического расслоения мира». Он предлагает назвать ее «в русле модных теперь формулировок, — "Глобализация-2"»10. Происходит лишь унификация определенных «правил игры», повсеместная информатизация, обеспечение прозрачности экономического пространства, установление мировой коммуникационной сети, развитие систем управления. А социальноэкономической конвергенции с политическим и социальным единением глобального сообщества, действительно, не наблюдается .

Далее автор снова переходит к решению терминологических проблем, рассматривая различные подходы к определению понятий «эксклав» и «анклав»

(между этими понятиями существует диалектическая связь). Под эксклавом понимается часть территории государства, отделенная от него территорией других стран и не имеющая с ним сухопутного сообщения без пересечения межгосударственных границ. Под анклавом предлагается понимать отдельное государство, полностью окруженное территорией другого государства. И эксклавы, и анклавы предлагается объединять в понятие «анклавных территорий», для которых характерна более сильная изолированность от внешней среды в мировом политическом (а также экономическом и социальном) пространстве .

Во второй главе «Конфлнктогеиность эксклавов и ее преодоление»

анализируется конфликтогенность эксклава как узла переплетения национальных, региональных и международных интересов, рассматриваются пути установления их баланса и возможности использования современных тенденций глобализации и регионализации как фактора преодоления конфликтогенности и обеспечения устойчивого развития эксклавного региона .

Необходимость применительно к эксклавам решения помимо внутрипо­ литических также и внешнеполитических вопросов определяет то, что разделение предметов ведения и компетенции, привычное для «внутренних» регионов страны, здесь малопригодно, а регионализм и регионализация, проявляющиеся в отношениях регионов и национального центра, приобретают особую остроту .

Эгос глобального мира. - М.: Горбачев-фонд, Восточная литература РАН, 1999. hUp://\vw\v.archipelag.ru'geoeconomics/global/challcnge/ctos .

IS Регионализм в политике — это проблема распределения властных полномочий между общегосударственным и региональным уровнями управления .

С одной стороны, это отстаивание интересов региона в его отношениях с вышестоящими органами управления, то есть, чаще всего, с государством. Такого рода регионализм определяется общей идентичностью, культурой, историей, географией. С другой стороны, часто имеет место целенаправленная и активная деятельность государства и наднациональных институтов (СНГ, ЕС и т.д.) по регулированию регионального развития. Такой регионализм отражает государственные (или надгосударственные) интересы на конкретной территории .

С учетом территориальной автономности эксклавов логичным было бы предоставление их органам власти дополнительных полномочий, в том числе в отношениях с соседними государствами. Но при определенных условиях (ослабление связей с центром, экономический и социальный кризис, межэтнические противоречия и др.) может происходить усиление регионализма — регионализация, которая имеет существенный конфликтогенный потенциал, поскольку она порождена противоречиями между центром и регионами. Активная регионализация нередко находит свое выражение в сепаратизме, вызывая определенные опасения на общегосударственном уровне управления. Однако без достаточной степени регионализации эффективно управлять территорией невозможно. Таким образом, ключевым становится вопрос рационального распределения функций и полномочий между различными территориальными уровнями управления, а также нахождения разумного баланса между самостоятельностью региона и централизованным контролем .

Эксклавность влияет на культуру и идентичность местного населения .

Они, в свою очередь, во многом определяются его этнодемографическими характеристиками и особенностями формирования. Пространственная удаленность может ослабить ментальные и социокультурные связи эксклава с «материнской» страной. Ряд государств пытался воспрепятствовать этому при помощи специальных программ, стимулирующих двустороннее движение населения. Например, земли ФРГ включали в школьные программы дотируемые поездки в Западный Берлин, а боннское правительство финансировало строительство дорог туда. В Калининградской области проводятся акции «Дети России едут в Россию» .

Удаленность эксклава от «материнской» страны и местные особенности со временем могут привести к формированию собственной идентичности. Это, в свою очередь, может при определенных обстоятельствах привести к разногласиям с центром и даже к развитию сепаратистских настроений. Есть случаи, когда территории эксклавов становились очагами вооруженного сепаратизма. Примером этого является ангольский эксклав Кабинда .

Экономика эксклавов развивается в деформированном экономическом пространстве, что вызвано необходимостью соблюдать законы других государств при осуществлении коммуникаций между эксклавом и основной территорией «материнской» страны. То есть, даже если в самом эксклавном регионе действует то же законодательство, что и в «материнской» стране, предприниматели вынуждены учитывать и действие, по крайней мере, некоторых законов зарубежных стран .

Результаты этого действия (через удорожание привозимой из других регионов страны продукции или необходимость ее замены импортом и др.) косвенно испытывает и все население эксклава. Административные барьеры на границах всегда снижают интенсивность товарообмена по сравнению с тем, если бы границ не было, даже если это не ведет к прямым финансовым затратам (временные и психологические потери неизбежны) .

Эксклавность сказывается и на психологии жителей. Краткая временная перспектива и зависимость от решений удаленного на значительное расстояние центра создают предпосылки для неуверенности жителей эксклава в будущем .

Поэтому мироощущение населения эксклавного региона отличается от мироощущения жителей внутренних регионов страны. Ослабление ментальных и социокультурных связей между эксклавом и «материнской» страной при постоянном ощущении близкого соседства чуждых заграничных социумов ведет к осознанию пространственной оторванности от национального социума («синдром эксклава»). То же происходит в любых приграничных регионах, но там имеется альтернатива — осуществление связей с соседними регионами собственного государства. В эксклавах, окруженных зарубежными странами, такая альтернатива отсутствует .

Исторический опыт функционирования эксклавов в целом показывает обоснованность указанных опасений. Подавляющее их большинство, в конечном счете, прекратило свое существование (поглощены окружением) .

Неутешителен российский опыт создания эксклава в Америке (ситуация с Аляской в США иная, поскольку Канада, в силу ее экономической и, во многом, культурной и политической ннтегрированности, с Соединенными Штатами Америки, не является препятствием для коммуникаций). Все эксклавы, существовавшие на Балтике (кроме нынешней Калининградской области), были поглощены соседними с ними странами .

Поэтому центральные власти, если они желают сохранить тот или иной эксклав в составе страны, должны для этого осуществлять особую политику, учитывающую своеобразие условий и факторов его развития .

Использование SWOT-аналпза" (по методологии К.Эндрюса) позволяет оценить возникающую в эксклавах ситуацию для определения стратегии их развития. Для этого учитывается сочетание эндогенных и экзогенных факторов, содействующих развитию эксклавов и препятствующих ему (табл. 1) .

" Аббревиатура SWOT происхошгт от четырех 4 английских слеш: strength — сила, сильная сторона (пре­ имущество); weakness - слабость, слабая сторона (недостаток); opportunity- возможность и threat - угроза .

Таблица 1 Учет преимуществ и недостатков, возможностей и угроз в определении стратегии развития эксклавов Эндогенные факторы: Преимущества Эндогенные факторы: Недостатки

1.Принадлежность к более мощному по сравне­ Экзогенные факторы 1.Пространственный отрыв от метрополии .

нию с эксклавом государству .

2.Незначительность внутреннего потенциала .

2.0тличие региональных условий от метрополии .

Возможности Возможности по реализации преимуществ Возможности при устранении недостатков 1-1*.Использование потенциала метрополии для 1-1.Восполнение пространственного отрыва развития эксклава, использование эксклавом рынка интенсификацией и диверсификацией связей

1.Развитие связей с метрополии; активное включение в национальную (активность со стороны метрополии) .

метрополией .

экономику. !-2.Поставки сырья, товаров и услуг из

2.Развитие связей с метрополии, миграция населения .

1-2.Эффективная специализация в рамках зарубежным окружением .

внутригосударственного разделения труда; 2-1.Восполнение недостающих связей с активное включение в национальную экономику. метрополией развитием отношений с зарубежным 2-1.Выполнение функций по обслужиоанию окружением .

внешних связен метрополии; включение эксклава в 2-2.Поставки сырья, приток населения, получение глобальную экономику. товаров и услуг из-за рубежа .

2-2.Экспортная ориентация со специализацией, использующей региональный потенциал;

включение в глобальную экономику .

Угрозы Использование преимуществ для преодоления угроз Устранение недостатков для снижения угроз 1-1, 2-1. Использование политического (в т.ч. 1-1.Самообеспечение региона (автаркия) .

(.Нарушение военного) ресурса метрополии для восстановления 1-2.Сннжепие использования региона в коммуникаций с коммуникаций. общегосударственных интересах (за исключением метрополией. 1-2,2-2. Не выявлено. стратегических) .

2-1.Политический (в т.ч. военный) конфликт и его

2.Неудовлетворительные разрешение .

отношения с зарубежным 2-2. А) Обеспечение жизнедеятельности эксклава окружением. за счет метрополии .

Б) Утрата метрополией эксклава .

•Первая цифра - указанные в боковых заголовках возможности, угрозы; вторая цифра - названные в верхних заголовках преимущества, недостатки .

Исходя из оценки ситуации (которая зависит как от объективных процессов, так и от проводимой субъектом управления внутренней и внешней политики), регион (эксклав) разрабатывает стратегию развития, а центр принимает решения об осуществлении мер региональной политики, касающихся эксклава. При этом от самих субъектов, принимающих решения, во многом зависит оценка факторов и степени их важности, что влияет на стратегию развития эксклавов (которая, как видно из приведенных в таблице 1 оценок, в конечном счете, определяется метрополией) .

Для эксклавов с их специфическими условиями развития особенно актуально усиление регионализма, регионализация. Последняя является, с одной стороны, объективным процессом функционирования социальноэкономической и политической системы более высокого ранга. С другой стороны, это попытка разрешения противоречий внутри процесса глобализации. Поляризующаяся глобальная система ищет выход из внутренних неравновесий, перенося их решение в системы более низкого уровня .

Глобальная экономика становится все более регионализированной. При этом регионализация осуществляется как на наднациональном, так и на субнациональном уровне. Не случайно в ЕС популярен лозунг «Европа регионов»: его реализация может смягчить противоречия, накапливающиеся внутри экономического пространства ЕС, не вынося их на более высокий, глобальный уровень. Еврорегионы создают свое собственное экономическое и социальное пространство внутри общего пространства Евросоюза .

Повышение роли регионов субнационального уровня означает превращение их из объектов управления в регионы-субъекты, способные к самоорганизации и саморазвитию. Соответственно меняется понимание регионализма — от простого учета в рациональной территориальной организации труда местных условий, факта существования в стране районов со значительными природными, хозяйственными, социальными и этнокультурными различиями, через региональную политику центральных органов власти государства, до целенаправленной политики, осуществляемой самими регионами. Регионализм, нацеленный на практическое использование тех возможностей, которые вытекают из естественного территориального деления современных обществ, создает условия для рационального распределения компетенции власти между центром и регионами .

Субнациональный уровень регионализации, повышая самостоятельность и активность регионов, создает предпосылки для расширения контактов эксклавных территорий с соседями, приграничного сотрудничества. Это является важным фактором преодоления эксклавности .

Отражая многочисленные и противоречивые внутри- и внешнеполитичес­ кие интересы, эксклавы неизбежно становятся конфликтогенными территориями .

Само расположение эксклавов вне «своих» государств, в полном или частичном окружении иностранных государств, уже обусловливает их повышенную потенциальную конфликтогенность. Столкновение интересов может произойти и из-за доступа в эксклав, и из-за его государственной принадлежности, и по многим другим причинам. Но и сами эксклавы могут создавать угрозу для окружающих их государств (как плацдарм военного нападения, распространения наркотиков и оружия, нелегальной миграции и т.д.) .

Конфликт — это предельная форма обострения противоречий между группами разнонаправленных интересов. Объектами международных конфликтов становятся, прежде всего, территории, в которых переплетаются конфликтующие интересы нескольких акторов (международных и внутренних), а эксклавы представляют собой узлы переплетения интересов .

Реализация интересов различных акторов ведет к появлению конфликта .

Предметом любого конфликта выступает основное противоречие, из-за которого и ради разрешения которого субъекты вступают в противоборство. Основное противоречие эксклавов — проблема доступа к их территории (для страны, к которому относится эксклав) и обеспечения суверенных прав государств, через которые осуществляется транзит. Однако существуют и другие противоречия (межэтнические, религиозные, социальные, экологические и др.), которые при определенных условиях могут стать источниками конфликта .

Сравнительный анализ конфликтов и конфликтных ситуаций, согласно М.МЛебедевой, предполагает выявление специфики структурных и процедурных факторов (независимых и зависимых переменных), определяющих возможность воздействия на развитие конфликта. Эти факторы изучаются на трех уровнях анализа: на уровне индивида, отдельного государства, на глобальном уровне .

Применительно к проблемным ситуациям, связанным с эксклавами, определяющую роль играют структурные факторы, но по мере урегулирования связанных с их действием вопросов повышается значение процедурных факторов .

На глобальном уровне речь идет об аспектах международного права, касающихся эксклавов (в частности, гарантирующих обеспечение третьими странами их коммуникаций с основной частью «материнской» страны) .

На уровне государства — о международных договорах и соглашениях, касающихся обеспечения жизнедеятельности эксклавной территории; о государственной поддержке ее развития .

На уровне индивида — о соблюдении. прав человека на свободу передвижения, о компенсации расходов на преодоление эксклавных затрат .

На глобальном уровне существенную роль играет общая политическая обстановка в мире .

На уровне государства большое значение имеет политика, проводимая как страной, к которой • принадлежит эксклав, так и соседними и более удаленными странами .

На уровне индивида немаловажно то, какими личными качествами обладают политические деятели, от которых зависит решение соответствующих вопросов, насколько активно защищает свои интересы население эксклава .

Кроме того, на взгляд автора, (по крайней мере, при изучении эксклавов) необходимо дополнительно введение нового — регионального, уровня анализа .

Это вполне соответствует современным научным подходам к оценке процессов формирования новой политической структуры мира, характеризующейся:

1) расширением и углубление процесса глобализации и

2) увеличением количества и изменением качества акторов на мировой сцене, включая, помимо государств, регионы и неправительственные.организации, транснациональные корпорации, межправительственные организации .

К структурным факторам регионального уровня относятся, в частности, межрегиональные структуры (например, широко распространенные в Европе еврорегионы), а также законодательно закрепляемые взаимоотношения подобных структур с общегосударственными органами власти .

Процедурные факторы регионального уровня — это, например, степень участия эксклава в межрегиональном сотрудничестве, а во взаимоотношениях с органами государственной власти более высокого уровня — конкретные права, закрепляемые согласно законодательно определяемым взаимоотношениям .

Для развития эксклавов необходимо, чтобы они были «вписаны» в процесс глобализации. В противном случае будет неизбежно развиваться автаркия, что всегда имеет следствием депрессивное состояние экономики и нарастание социальных проблем. Если эксклавный регион может стать «коридором развития» между двумя или более регионами, занимающими центральное место в процессе глобализации, то можно утверждать, что глобализация создает в целом более благоприятные условия для жизнедеятельности эксклавов, чем это было в предшествующие исторические периоды .

Для обеспечения устойчивого развития эксклавов необходимо целенап­ равленное управление их политическим, экономическим и социальным развитием .

Стратегия развития эксклавов должна основываться на балансе интересов, узлами переплетения которых они являются. Помимо решения социально-экономических вопросов жизнеобеспечения эксклавных регионов, она должна предусматривать предупреждение и разрешение конфликтов, вызванных эксклавностыо .

В целом мировой опыт подтверждает, что для благополучного существования и развития эксклавной территории требуются следующие условия .

1. Признание правительством «материнской» страны наличия специфики в положении региона, которая требует отражения в законодательстве и особого порядка управления. Со своей стороны региональное сообщество ограничивает претензии к центральному правительству исключительно вопросами обеспечения оптимальных условий для хозяйственной деятельности, не выдвигая требований автономистского и сепаратистского характера .

2. Благожелательное внимание и реальная поддержка со стороны «своего»

государства, четкое разделение функций между центральным правительством и региональной властью, обеспечивающее баланс региональных и общегосударственных интересов .

3. Более высокая степень самостоятельности местных властей в принятии оперативных управленческих решений в социально-экономической сфере и в сфере внутреннего самоуправления территории .

4. Корректные отношения с сопредельными государствами, прочные экономические, культурные и гуманитарные связи с их населением .

5. Открытость экономики и активное участие в международном разделении труда .

6. Развитие приграничной межрегиональной кооперации и культурного сотрудничества .

Для успешного решения проблем эксклавов, возможно, еще более важно, чем для внутренних регионов страны, правильное установление соотношения между централизацией и децентрализацией государственного управления .

Хотя большинство современных государств являются унитарными (и теоретически — централизованными), многие из них применяют различные формы децентрализации в своем устройстве и управлении (деволюция в Великобритании, создание автономий в Испании, деконцентрация во Франции и т.п.). В федеративных государствах децентрализация необходима в принципе для того, чтобы «два уровня правления осуществляли свою власть в отношении одной и той же территории и одного и того же населения»12. Впрочем, наличие федеративного государственного устройства вовсе не гарантирует действительной децентрализации власти: в условиях недемократического правления, например, в Пакистане, Венесуэле, Аргентине в 1970-е гг., децентрализация приносится в жертву интересам автократического режима .

Однако и децентрализация, усиление роли регионов в решении местных политических, социальных и экономических проблем не ведут автоматически к успеху в деле создания устойчивой федеративной демократии3. Об этом свидетельствует и опыт Российской Федерации, в новейшей истории которой наблюдались своеобразные циклы децентрализации — централизации'4, имевшие весьма неоднозначные последствия для развития страны .

В третьей главе «Положение н перспективы российского эксклава на Балтике: политические, социальные, экономические и международные аспекты» определяется специфика Калининградской области как российского эксклава, его конфликтогенность и развитие конфликтной ситуации .

Сопоставляются различные концепции и делаются предложения по совершенствованию стратегии развития области как региона сотрудничества, ее включению в региональную политику Российской Федерации и общую стратегию стран Балтийского региона, обеспечивающие разрешение конфликта вокруг этого эксклава в условиях глобализации и регионализации .

Riker W.H. Federalism: Origin, Operation, Significance. - Boston & Toronto: Little, Brown and Company, 1964.-P. И. | " Как отмечал американский политолог У. Райкер, от федерализма в большинстве федераций наибольший выигрыш имело небольшое число специальных групп шггерссоп. Подробнее см.: Riker W.H.

Federalism:

Origin, Operation, Significance. - Boston & Toronto: Little, Drown and Company, 1964. - Pp. 139-145. j ы См., например: Петров Н. Разделенный' суверенитет по-российски: взаимоотношения Москвы и регионов. // Практика федерализма. Поиски альтернатив для Грузин и Абхазии / Общ. редакция Б.Коппитерс, Д.Дарчиашвили, П.Акаба. - М.: Весь Мир, 1999. - С. 160 .

Территория нынешней Калининградской области имеет давнюю историю эксклавности. В течение столетий здесь разворачивались острые политические конфликты, в том числе приводившие к войнам. Автор утверждает, что нынешний конфликт есть часть длящегося с момента превращения данной территории в эксклав конфликта .

| Предметом конфликта является контроль над территорией Калинин­ градской области. Выгодное географическое положение области, а с 2004 г. и то, что она является анклавом внутри ЕС и НАТО, особенно актуализирует объект конфликта. Факт существования конфликта проявляется в особом внимании, которое проявляется к региону в течение всего периода с начала 1990-х гг. как со стороны официальных политиков (не только российских и европейских, но и американских), так и в академическом сообществе и среди широкой общественности. Все акторы, обеспокоенные положением в области и вокруг нее, тем самым признают наличие конфликтной ситуации, а широкое обсуждение проблематики свидетельствует о желании участников продолжить конфликтное взаимодействие для достижения своих целей. Основные противоречия (конфликты) и акторы, в них участвующие, представлены в таблицах 2 и 3 .

Таблица 2 Основные международные противоречия (конфликты), связанные с эксклавным положением Калининградской области Основные предметы Акторы в России Зарубежные акторы противоречий (конфликтов) Германия Федеральная и (неправительственные органи­ региональная власть, зации; отдельные политики и Государственная основная часть населения эксперты; часть населения, принадлежность области области связанного происхождением с Восточной Пруссией) Литва; Польша Федеральная и (неправительственные органи­ региональная власть, Государственная зации и группы, отдельные основная часть населения принадлежность области политики и эксперты; часть области населения) Стратегия развития области Федеральная и как российского эксклава Евросоюз региональная власть внутри ЕС Федеральная и регио­ нальная власть, бизнес Грузовой транзит через Литву Евросоюз, Литва области и РФ в целом НАТО, Евросоюз, Польша, Федеральная власть Демилитаризация области Литва, Латвия Угрозы распространения наркотиков, социально Федеральная власть Евросоюз обусловленных болезней, незаконная миграция и пр .

–  –  –

Объект конфликта — территория области, находящаяся на пересечении интересов стран Балтийского региона (России, с одной стороны, и по отдельности — Германии, Польши, Литвы, с другой). Собственные интересы имеют ЕС и СНГ (в особенности Союзное государство Белоруссии и России) .

Интересы ТНК пока не слишком явно выражены, но акторами, действующими в своих интересах, уже являются ЛУКОЙЛ, РАО ЕЭС, ОАО «Газпром», РЖД .

Определенные противоречия существуют между интересами Федерации и региона, что проявляется, прежде всего, в затянувшемся обсуждении закона об ОЭЗ в Калинин фадской области и попытках корректировки Федеральной целевой программы «Развитие Калининградской области на период до 2010 года» .

Главная политическая причина усложнения конфликтной ситуации расширение НАТО и ЕС на восток, усилившее экскяавность региона .

Кульминацией стало вступление Литвы в 2004 г. в НАТО и ЕС. В 2004-2005 гг .

наблюдается и кульминация конфликта, связанного с механизмом ОЭЗ («зональное» выражение конфликта) .

Эксклавное положение области определяет дополнительные расходы на обеспечение ее жизнедеятельности. Роль компенсационного механизма играет ОЭЗ. Однако часто компенсируются отнюдь не те затраты, которые несут хозяйствующие субъекты и жители области. Так возникают противоречия, обусловливающие конфликт внутри региона (таблица 4) .

–  –  –

Таким образом, в настоящее время совпали кульминации сразу двух конфликтов — «эксклавного» и «зонального», но оба они являются составными частями более масштабного конфликта, связанного с Калининградской областью. Возникший конфликт отличается высокой степенью открытости, поскольку его обсуждение ведется на самых разных уровнях — от бытового обсуждения до международных переговоров, причем все аспекты находят широкое отражение в средствах массовой информации .

По сфере проявления конфликт вокруг региона комплексный — экономический, политический, межкультурный и даже экологический. Это многосторонний конфликт, прежде всего международный, но также и конфликт между Федерацией и регионом, между регионами, а также межгрупповой конфликт (между различными бизнес-группами, слоями населения). Возникло сложное противостояние интересов, требующее скорейшего разрешения. В силу многообразия участвующих в нем сторон и различий реализуемых ими стратегий он может оказаться конфликтом и с нулевой суммой, и с ненулевой суммой, и даже с отрицательной суммой (если превратится в насильственный конфликт). Обеспечение устойчивого и динамичного развития региона (что декларировано в официальной стратегии «региона сотрудничества») возможно лишь в том случае, если оно будет отвечать общероссийским интересам и в минимальной степени затрагивать интересы других регионов страны. Кроме того, должны быть учтены и интересы зарубежных партнеров, прежде всего ближайших соседей области — Польши и Литвы, а также других стран Балтийского региона .

Преимущества и недостатки, возможности и угрозы для социальноэкономического развития Калининградской области прямо или косвенно связаны с эксклавностью региона. Эксклавность — не только недостаток, но и важный ресурс регионального развития, хотя использование этого специфического ресурса требует значительных усилий .

Эксклавность региона - не вполне оцененный фактор и социального развития. В сознании населения, особенно в последнее время, возникает В данном случае выступает как внутренний актор, защищающий интересы Калининградской области как субъекта РФ и ОЭЗ .

синдром эксклава, озабоченность пространственной изоляцией области и от России, и от соседей (после их вступления в ЕС). Обусловленность региональной специфики формирующейся социально-территориальной общности эксклавным положением региона требует детального изучения .

Особого внимания заслуживает анализ установок, формирующихся среди молодежи. Так, по результатам обследования 2005 г. (как и предыдущих в 2001гг.), значительно более высокая доля молодежи по сравнению с лицами старших возрастов в качестве желательного статуса области в будущем назвало независимое государство или территорию в совместном управлении РФ и ЕС. А среди населения старше 60 лет особенно высока доля тех, кто выбрал обычную область в составе РФ (таблица 6) .

–  –  –

*В скобках приводятся данные обследования 2004 г., в двойных скобках - данные обследования 2003 г., в тройных скобках - 2001 г .

Формируясь в условиях зарубежного окружения, калининградский социум не может не испытывать влияние соседей. Это усиливает влияние неоднородности состава населения и эксклавности на формирование менталитета калининградцев, возникновение специфической этнографической общности, отличающейся от населения других областей России. В целом, специфика калининградского социума выявлена пока не в полной мере .

Глобализация двояким образом создает предпосылки для преодоления конфликта эксклавности. С одной стороны, установление некоторых общих правил в политике, экономике, социальной жизни уменьшает барьеры между странами и регионами, упрощает коммуникации. С другой стороны, регионализация дает возможность усиления межрегионального сотрудничества, расширения и активизации приграничного сотрудничества .

Как уже отмечалось, экономическая глобализация усилила регионализм в бассейне Балтийского моря, способствуя реализации комплексного проекта «Eurovision-2010», проектов «Baltic Ring» в сфере энергетики, «Baltic Gateway»

в сфере транспорта и др. Кроме того, регионы начинают образовывать транснациональные субпространства, среди которых особенно известны еврорегноны, и Калининградская область (ее муниципальные образования) участвует в проектах еврорегнонов «Балтика», «Неман», «Сауле», «Шешупе», «Лына-Лава» (по ряду причин ее вовлеченность в указанные проекты имеет ограниченный характер). j Социальная глобализация также порождает регионализм, и, исходя из мнения о формировании «крепости Европа», нельзя исключить возникновение на западной российской границе нового («бархатного») занавеса. Вхождение в ЕС соседей Калининградской области — Польши и Литвы, несет в себе потенциальную угрозу создания социально-культурного рубежа, изолирующего область в окружении Запада. В то же время область может служить регионом взаимопроникновения и взаимообогащення российской и западной культур .

Этому может способствовать всемерное развитие взаимных контактов, прежде всего, на неправительственном уровне, среди разнообразных общественных организаций. Такие контакты в регионе действительно довольно широки и усиливаются, но инициатива почти всегда исходит от западной стороны. Было бы крайне полезно усилить активность общественных организаций региона в направлении целенаправленной международной деятельности, способствующей ознакомлению наших партнеров в соседних странах с российской культурой, с действительными, а не мнимыми интересами граждан России .

Политическая глобализация, также ведет к формированию макрорегиональных пространств (или «нового регионального миропорядка»), в том числе — Балтийского региона. Роль «политических координаторов» на Балтике выполняют Совет государств Балтийского моря, Северный Совет .

Помимо этого, появляются и негосударственные инициативы («Северное измерение»). Калининградская область может играть важную роль в развитии политического партнерства РФ и НАТО, РФ и ЕС, развитии межгосударственных связей в бассейне Балтийского моря .

Российскими и зарубежными экспертами предлагаются различные сценарии развития области. На рис. 1 в обобщенном виде показана специфика качественно различающихся сценариев, в которых степень зависимости от федерального центра, во-первых, в сфере экономики и, во-вторых, в сфере политики уменьшается слева направо .

–  –  –

Рис. 1. Потенциально возможные сценарии развития Калининградской области | Наиболее последовательные концепции включают экономические и политические аспекты, размещенные на рисунке попарно (сверху — экономика, снизу — политика) .

i Попытка реализовать стратегию обычной области РФ применительно к эксклавному региону не может быть успешной и ведет к депрессивному состоянию экономики. Для выравнивания социально-экономических условий Центр будет вынужден увеличить федеральные дотации и, в конце концов, взять на себя непосредственное управление областью .

Полностью противоположные концепции, исходящие из того, что Россия якобы не обладает ресурсами для обеспечения надлежащих условий регионального развития, предполагают увеличение помощи региону со стороны Запада (прежде всего, Европейского Союза) и предоставление области особого политического статуса, вплоть до ее отделения от РФ. Подобные концепции изначально неприемлемы как для России в целом, так и для региона .

Потребность в особом политическом статусе области действительно существует, но носит совершенно иной характер. Она вытекает из эксклавности региона в связи с тем, что пространственный отрыв от основной части страны и необходимость коммуникаций с ней через территории зарубежных государств делает эксклавную российскую область объектом международных отношений .

Эта потребность усиливается в связи с тем, что для обеспечения саморазвития область не может не иметь специфического механизма регионального хозяйствования, который в настоящее время определяется законом об ОЭЗ, предусматривающим, по сути, особый экономический статус области. Особой экономической зоне, обеспечивающей специальный механизм хозяйствования, отличный от других российских регионов, должен соответствовать и особый политический статус. То есть, реализуемая ныне региональная стратегия (особая экономическая зона - обычная область РФ) содержит серьезное противоречие, которое должно быть устранено для успешной ее реализации .

Автор полагает, что целесообразно формализовать особый статус путем принятия федерального закона «О Калининградской области - эксклавпой территории Российской Федерации». Речь идет о придании области более значительных возможностей самоуправления, с одной стороны, при более эффективном контроле со стороны центра, с другой. Содержание особого политического статуса тем самым направлено не на отрыв области от России, а на признание и учет ее качественных особенностей по сравнению с другими субъектами РФ. Специфика области предполагает более активные международные связи, но при этом должны укрепляться экономические, социальные и политические связи внутри Российской Федерации для того, чтобы исключить предпосылки возникновения в регионе сепаратизма. !

Если процессы обособления Европы продолжатся, и Россия не сможет войти на полноправной основе в процессы европейской интеграции, то эксклавная Калининградскую область, находящаяся на границе двух больших экономических и политических пространств, может оказаться в крайне сложном положении («двойная периферия» России и ЕС). !

В Калининградской области концентрируются интересы многочисленных российских и зарубежных акторов, у которых могут быть собственные взгляды на будущее области. Это обстоятельство выступает одним из объяснений существования большого числа концепций развития области. Для устойчивого динамичного развития региона необходимо достижение баланса интересов общероссийских, региональных и межрегиональных, международных. Автор анализирует состояние взаимодействий этих интересов и условия их гармонизации. Он приходит к выводу, что разрешению международного конфликта вокруг российского эксклава на Балтике может способствовать его институционализация (пока она не осуществлена, и отсюда спонтанность принятия решений по вновь возникающим проблемам). «Зональная»

составляющая связанного с Калининградской областью конфликта уже в значительной мере институционализирована, и его разрешение ожидается на пути совершенствования российского законодательства. В то же время ставится задача повысить степень определенности ситуации вокруг области путем формирования целостной федеральной политики по отношению к региону .

Автор формулирует контуры комплексного подхода к Калининградской области, учитывающего все многообразие переплетающихся в регионе интересов и предполагающего разработку (совершенствование) следующих документов и мер, создающих институциональную основу устойчивого развития области .

На федеральном уровне— Для обеспечения устойчивого и динамичного развития области в интересах РФ и самого региона необходимы активные действия федеральных властей.

Алгоритм действий центра по отношению к Калининградской области должен включать:

зз — разработку и утверждение федеральной политики по отношению к Калининградской области с указанием ее роли в социально-экономическом развитии России;

— принятие Федерального закона «О Калининградской области — эксклавной территории Российской Федерации», более широкого по содержанию в сравнении с законом об ОЭЗ, направленного на жизнеобеспечение и развитие российского эксклава с учетом изменений в его внешнем окружении (включая предстоящее вступление России в ВТО, вхождение Литвы и Польши в Шенгенскую зону и др.); должны быть предусмотрены меры компенсации эксклавного положения всему населению области и определен эффективный механизм развития экономики региона;

— корректировку Федеральной целевой программы «Развитие Калининградской области на период до 2010 года» с учетом происшедших со времени ее принятия изменений на основе принципа системности, чтобы обеспечить кумулятивный эффект действия предусматриваемых мероприятий .

На международном уровне — Необходимо заключение договора между РФ и ЕС об условиях жизнеобеспечения и развития Калининградской области как региона взаимного сотрудничества, а также заключение других договоров и соглашений со странами Балтийского региона и Белоруссией. Зарубежные партнеры должны гарантировать надежные коммуникации эксклава с основной территорией страны, возможности доступа калининградских товаров на их рынки. Российской стороне необходимо взять на себя обязательства по обеспечению необходимой экономической поддержки региона, экологической безопасности, социальной стабильности. Должны быть также предусмотрены совместные действия по обеспечению военной безопасности, предотвращению угрозы терроризма и улучшению криминальной обстановки, расширению трансграничных экономических, социальных и политических связей на юго-востоке Балтики .

i На региональном уровне — ! Требуется совершенствование регионального законодательства и уменьшение административных барьеров для развития предпринимательства .

Актуальной является также и разработка комплексной программы регионального развития, согласовывающейся с документами федерального уровня, международными соглашениями, муниципальными интересами .

; Автор подробно рассматривает основные документы и меры (на упомянутых трех уровнях), разработка которых позволит реализовать комплексный подход к решению проблем развития Калининградской области .

Особо отмечается необходимость четко сформулированной федеральной политики по отношению к региону. В ходе ее реализации должно быть обеспечено сохранение российского суверенитета над Калининградской областью.

При этом должны одновременно решаться две взаимосвязанные, но относительно самостоятельные задачи:

— обеспечение российского суверенитета на территории области означает, по сути, обеспечение жизнедеятельности региона, его устойчивое функционирование;

— усиление роли региона в развитии Российской Федерации, то есть развитие самой области .

Первая задача решается, во-первых, предоставлением региону прямой финансовой поддержки, во-вторых, предоставлением льгот на законодательном уровне. Для решения второй задачи, то есть стимулирования регионального экономического развития, также имеются как финансовые, так и законо­ дательные возможности. Прямое финансирование объектов, преимущественно инфраструктурных, осуществляется Федеральной целевой программой «Развитие Калининградской области на период до 2010 года». А закон об ОЭЗ предоставляет возможности беспошлинного импорта сырья и полуфабрикатов для их переработки и последующей поставки на российский рынок. Другая потенциальная возможность — предоставление льгот по налогообложению предусмотрена новым законом об ОЭЗ, принятым Федеральным Собранием РФ в декабре 2005 г. и подписанным Президентом РФ в январе 2006 г .

Закон «О Калининградской области — эксклавной территории Российской Федерации» мог бы обеспечить реализацию федеральной политики по отношению к региону и создать условия для превращения области в динамично развивающийся «коридор развития», соединяющий Россию и ЕС .

В заключении автором сформулированы основные выводы по диссертации, констатирующие угрозу превращения эксклавов в «двойную периферию» их «материнских» стран и окружающих эксклавы зарубежных стран, и показывающие возможности преодоления конфликтогенности эксклавов, становящихся регионами-субъектами, включенными в. процесс глобализации и играющими в нем важную роль «коридоров развития» .

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Российский эксклав: преодоление конфликтогенности. — СПб: Изд-во СПбГУ, 2005.-16,5 п.л .

2. Проблемы эксклавности в контексте глобализации. — СПб: Изд-во СПбГУ, 2005. -9,1 п.л .

3. Глобализация, регионализация и проблемы эксклавов. — Калининград:

Изд-во РГУ им. И.Канта, 2005. - 5 пл .

4. Трансформация эксклавности в условиях политической глобализации // Полис. - 2005. - № 4. - 0,8 п.л .

5. Калининградская область в российско-европейском диалоге // Космополис. - 2005. - №3(13). - 0,5 п.л .

6. Стратегия развития Калининградской области: взгляд экспертов // Космополис. - 2005. — №3(13). — 0,3 п.л. (в соавторстве с Зверевым Ю.М., Федоровым Г.М) .

7. Российский эксклав в условиях глобализации // Вестник СанктПетербургского университета. Сер. География, геология. - 2005. - №3. - 0,5 п.л .

8. Регион в условиях глобализации // Вестник Воронежского университета .

Сер. Гуманитарные науки. - 2005. - №2. - 0,5 п.л .

9. Эксклавность как фактор развития Калининградской области // Вестник Российского государственного университета имени Иммануила Канта. Сер .

Гуманитар, науки. - 2005. - № 3. - 0,5 п.л .

10. Проблема сепаратизма в условиях анклавных территорий // Регион сотрудничества. — 2005. — №3(46). - 4 п.л. (в соавторстве с Абрамовым В.Н., Андрейчук Н.В. и др.) .

11. Российский эксклав в условиях глобализации. — Калининград: Изд-во КГУ, 2 0 0 4. - 1 8 п.л .

12. ' Калининградская область: стратегия сотрудничества. — М.: ОЛМАПРЕСС, 2004. — 20 п.л. (в соавторстве с Егоровым В.Г., Цикелем М.А. и др.) .

13. От изолированного эксклава — к «коридору развития». Альтернативы российского эксклава на Балтике. - Калининград: Изд-во КГУ, 2004. - 16 п.л. (в соавторстве с Федоровым Г.М.) .

14. Калининградский социум: по результатам социологических обследований 2001-2004 гг. // Регион сотрудничества. — 2004. — №6(31). — 3 п.л. (в соавторстве с Федоровым Г.М.) .

15. Возможные пути решения принципиальных проблем жизнеобеспечения и развития Калининградской области // Регион сотрудничества. - 2004. - №3(28):

Согласование интересов в стратегии развития Калининградской области как региона сотрудничества. — 0,8 п.л .

16. Регион, регионализм и регионализация // Регион сотрудничества. - 2004 .

-№17(42): Регион в условиях глобализации. — 0,8 п.л .

17. Концепции развития Калининградской области в условиях российскоевропейского взаимодействия на Балтике // Регион сотрудничества. - 2004. п.л. (в соавторстве с Зверевым Ю.М., Корнеевцом B.C., Федоровым Г.М., Гареевым Т.Р.) .

18д Высшее образование Калининградской области в условиях эксклавности // Регион сотрудничества. - 2004. - №13(38): Сфера образования в России и Европе в контексте глобализации. — 0,8 п.л .

19. Конфликтогенность эксклава на Балтике: историко-политические аспекты // Регион сотрудничества. — 2004. — №14(39): Глобализация и регионализм:

Теория и проблемы калининградского эксклава. — 0,8 п.л .

20. Проблемы анклавных территорий // Регион сотрудничества. - 2004. Глобализация и регионализм: Теория и проблемы калининградского эксклава. — 0,5 п.л. (в соавторстве с Зверевым Ю.М.) .

21. Глобализация и (не)однородность мирового пространства // Регион сотрудничества. - 2004. - №14(39): Глобализация и регионализм: Теория и проблемы калининградского эксклава. - 0,7 п.л. (в соавторстве с Гареевым Т.Р., Зверевым Ю.М.) .

22. О совершенствовании управления экономическим развитием Калинин­ градской области // Вестник Калининградского государственного университета .

Сер. Регионоведение. - 2004. - №6. - 0,8 п.л. (в соавторстве с Г.М.Федоровым) .

23. Особая территория России. - Калининград: Изд-во КГУ, 2003. - 22,5 п.л .

(в соавторстве с Козловым С.Д., Федоровым Г.М.) .

24. Об использовании зарубежного опыта в решении проблем развития Калининградского эксклава // Регион сотрудничества. — 2003. — № 3(21). — 0,8 п.л. (в соавторстве с Зверевым Ю.М.) .

25. Калининградский социум: проблемы консолидации и стратификации // Регион сотрудничества. — 2003. - №2(20). - 2 п.л. (в соавторстве с Федоровым Г.М., Алимпиевой А.В.) .

26. Остров сотрудничества. - Калининград: Изд-во КГУ, 2002. — 20,3 п.л. (в соавторстве с Козловым С.Д., Федоровым Г.М.) .

27. Калининградский социум // Регион сотрудничества. - 2001. — №15. - 2,25 п.л. (в соавторстве с Федоровым Г.М.) .

28. О стратегии развития Калининградской области как региона сотрудничества РФ и ЕС//Регион сотрудничества.— 2001. —№16. - 1 п.л .

29. Калининградский регион 2010: потенциал, концепции, перспективы. Гренобль, Калининград, Москва: КГУ, Ун-т Пьера Мендеса Франса (Гренобль), ИЭПП (Москва), 2000. — 21,5 п.л. (в соавт. с Самсоном И., Шишкиным С. и др.) .

30. Управление региональным развитием: Государственное регулирование экономики, основы региональной политики и социально-экономическое развитие Калининградской области. — Калининград: ГП «КГТ», 1999. - 15 п.л .

(в соавторстве с Люейер П., Федоровым Г.М.) .

31. Образование и региональное развитие. Калининград: Калинингр. гос. унт, 1998. - 9 п.л. (в соавторстве с Федоровым Г.М.) .

32. Об управлении сферой образования региона в условиях социального реформирования // Вестник Балт. научного центра. - 1998. — №1 (10). - 0,5 п.л .

33. Калининградская область: диагностика кризиса. — Гренобль, Калининград, Москва: КГУ, Ун-т Пьера Мендеса Франса (Гренобль), ИЭПП (М.), 1998. - 18,7 п.л. (в соавт. с Самсоном И., May В., Бильчаком В. и др.) .

34. Региональное политическое сознание: условия и последствия актуализации // Проблемы региона: фундаментальные и прикладные исследования: Ииформ. бюллетень. - 1993. — №1. — 0,2 п.л .

35. Kaliningrad 2000-2010: Diagnosis, Concepts and Proposals for Future Development. - Grenoble, Kaliningrad, Moscow: Universite Pierre Mendes France, Kaliningrad State University, Institute for the Economy in Transition, 2000. - 15 п.л .

(in co-authorship with Samson I., Kivikari U. and others) .

36. Kaliningrad 2010: Concepts, Prospects and Recommendations for a Global Development Plan. — Grenoble, Kaliningrad, Moscow: Universite Pierre Mendes France, Kaliningrad State University, Institute for the Economy in Transition, 2000.— 22 а.л. (in co-authorship with Samson I., Shishkin S. and others) .

37. Kaliningrad Region of Russia and the EU Enlargement. Issues of the Pan European Integration: Analytic Report. - Kaliningrad: Kaliningrad State University, 2003. - 2,5 п.л. (in co-authorship with Kortunov S., Kozlov S.) .

38. The Special Territory of Russia. — Kaliningrad: Kaliningrad State University, 2003. - 16 п.л. (in co-authorship with Kozlov S„ Fedorov G.) .

39. Concept of Development of the Kaliningrad Region under the Conditions of Russian-European Cooperation in the Baltic Sea Region // Region of Cooperation. — 2003. - №9(34). - 5 п.л. (in co-authorship with Korneevets V., Zverev J. and others) .

40. From an Isolated Exclave — to a "Development Corridor". Alternative

Development Strategies of the Russian Exclave on the Baltic Sea. - Kaliningrad:

Kaliningrad State University, 2005. - 12 п.л. (in co-authorship with Fedorov G.) .

41. Regional Strategy for Kaliningrad // Russia and the European Union / Ed. by O.Antonenko, K.Pinnick. - London and New York: Routledge, 2005. - 0,5 п.л. (in co-authorship with Fedorov G.) .

–  –  –






Похожие работы:

«УДК 551.24.03+551.76+551.77 (571.56) Журавлёв Алексей Николаевич Тектоническое развитие Верхнеселеннях Уяндинского района Колымской петли в мезозое и кайнозое Специальность 25.00.01 – Общая и региональн...»

«ШУРМАНОВА Евгения Игоревна ПРИМЕНЕНИЕ ПРЕПАРАТОВ ИЗ ПЛАЦЕНТЫ П Р И А К У Ш Е Р С К И Х И ГИНЕКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ У КОРОВ 16.00.07 Ветеринарное акушерство и биотехника репродукции животных АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарн...»

«Дзяпшипа Мириан Нугзарович Тоталитарные сектантские организации и их влияние на социальное поведение молодежи Специальность 22.00.08 Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2006 Ра...»

«Нарежная Ольга Анатольевна ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2010 Работа выполнена в ФГАОУ ВПО...»

«Богатырёв Всеволод Юрьевич Взаимодействие драмы и музыки: вокальная эстетика оперного спектакля Специальность 17.00.01. Театральное искусство Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата искус...»

«Макеев Денис Александрович Политическая оппозиция как институт современного российского общества. Специальность: 23.00.02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии". Автореферат диссертации на соискание ученой сте...»

«J!1Udl ШАГИАХМЕТОВА Алня Хусанновна ЛИДЕРСТВО КАК УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ КАПИТАЛ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ Специальность 22.00.08социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«КАРАСЕВ Александр Константинович СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ СУЩНОСТИ И СОДЕРЖАНИЯ ИДЕОЛОГИИ СКАУТИЗМА 09.00.11 – Социальная философия Автореферат диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук Архангельск 2007 Ра...»

«УДК-778.5.041 Б Б К 85.374 Ш-251 Шарапова Марина Александровна АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОБРАЗА ГЕРОЯ В ДРАМАТУРГ™ ОТЕЧЕСТВЕННОГО КИНО (на материале кинематографа 1986-2012 годов) Специальность 17.00.03 "Кино -, теле и другие экранны...»

«Орлов Дмитрий Евгеньевич АУТОПОЙЕЗИС ТЕХНОСОЦИАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ И НАРАСТАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ РИСКОВ Специальность 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва – 2015 Работа выполнена на кафедре социальн...»

«СОТНИКОВА АЛЕНА ГЕОРГИЕВНА Палеотектонические условия формирования и прогноз размещения зон нефтегазонакопления в поддоманиковых отложениях ВарандейАдзьвинского авлакогена (суша, Печороморский шельф) Специальность 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и...»

«ЩЕРБИНИН ДЕНИС ИГОРЕВИЧ Конфликтный потенциал современного сибирского сепаратизма (по материалам социологических исследований в Алтайском и Красноярском краях, республике Алтай, Кемеровской и Читинской областях) Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»






 
2019 www.mash.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.